Александра Ерофеева.

Танец Среди Звёзд



скачать книгу бесплатно

В голове калейдоскопом запестрели картинки. Будто далёкие воспоминания. Настолько далёкие, что даже совсем незнакомые. Я попыталась открыть глаза, но их словно склеили, заставляя смотреть на движущиеся цветистые очертания до конца.

– Эй! – последующие вопли оборвала живописная картина совершенно фантастического замка из серого камня.

Похожий на набор карандашей разного диаметра и высоты, он тянулся вверх средневековыми оранжевыми колпаками на башенках. Вся конструкция заметно сужалась книзу, отчего походила на карикатуру. При более тщательном осмотре, можно заметить, что конусные крыши башен изгибаются под неестественными углами. Как шляпы у сказочных волшебников. В высоких полукруглых окнах отражалась радуга. А вокруг замка протекала ярко-голубая река.

В ней водились русалки, охраняя покой обитателей необычного сооружения. Они же охраняли и жителей города, что раскинулся рядом.

Откуда я это знала? Просто и замок, и город я однажды придумала сама и нарисовала в школьной тетради. Мой первый рисунок. Мне было семь.

Знакомый женский голос, пролетевший над долиной, заполнил голову. Он предлагал изменить направление, обогнуть высокий холм и мчаться прямиком к детству.

Прямо в коварные руки Герцога.

Глаза распахнулись сами.

Придти в себя оказалось сложно. Сказочный замок знаменовал начало творческого пути. Он виделся нерушимым, тёплым, только моим. А женский голос излучал невероятно родные, ласковые нотки. Хотелось послушно брести туда, куда он укажет. Но Башня в другом направлении.

– Вы, видно, совсем не имеете сердца, Герцог, раз пытаетесь остановить меня моими же мечтами. Что ж, вам удачи, а я пошла за Лизой.

Я прикинула примерное направление к Чёрной Башне и двинулась дальше.


* * *


Похмелье – страшная штука. Намного страшнее всяких сказочных миров со всеми их невиданными существами и обнаглевшими правителями. Это в полной мере я ощутила, когда проснулась на полу балкона, нежно прижимая к груди пустую бутылку. Алкоголь сделал своё чёрное дело – в мельчайших подробностях напомнил некоторые события прошлого, к сожалению, сна.

Я медленно вползла в квартиру. Организм требовал прохладный душ и большой стакан молока. Только ноги не собирались никуда идти. Может, стоило поговорить отдельно с каждой частью тела?

– Любимые мои ножки, пожалуйста, затащите меня в ванную, – прохрипела я, едва узнав свой голос.

Где-то рядом заревел мобильный телефон. Голова приготовилась рассыпаться на тысячи осколков, а ноги, как угорелые, понеслись в комнату, прямо туда, откуда доносилась громкая музыка.

Лиза.

Это несправедливо! Почему собственные ноги с готовностью поскакали на вызов подруги, а моими жалобными воззваниями нахально пренебрегли?

– Слушаю.

– Что с твоим голосом?

– Он недавно проснулся.

– Ну, ты и спать, детка, время – полдень! Час даю на восстановление, я за тобой заеду.

– Зачем? – один вопрос вырвался, как страдальческий стон.

– Кристина, мы же вчера договорились, забыла? Сегодня вечером, у тебя дома.

– Какой кошмар, лучше бы не вспоминала.

– Раньше ты любила вечеринки.

Даже бабушку выпроваживала на все выходные в Италию, к родителям. И она всегда успешно подыгрывала, помнишь?

– Молодость и глупость.

– Открытость миру и романтичность, Кристина. Это были открытость и романтичность.

Подготовка к неожиданной и отнюдь не желанной вечеринке разжигала внутри еле сдерживаемое бешенство, которое во всей неприглядной красе готово было обрушиться на широко улыбающуюся блондинку. И пока Лиза, щебеча об очередном красавце, как ненормальная, носилась по супермаркету и сгребала в тележку всё, что находила съедобного, я мечтала о совсем нехитрых, но достаточно подлых вещах: схватить с ближайшей полки ножницы и заметно укоротить прекрасные локоны. Затем оставшуюся шевелюру обильно полить мёдом и добавить синьки. Не особенно великодушно, согласна. Но разве справедливо было без моего ведома договариваться с людьми о тусовке в моём доме? А плюс ко всему пообещать возможный ночлег парню, которого я даже не знаю, но, цитирую подружку, «эта прелесть тебе обязательно понравится». Откровенная наглость. И мысль о том, что девять лет назад во сне мне не следовало спасать эту белокурую проблему на высоких шпильках, за три часа блужданий по магазину посетила вот уже раз двадцать.

«О, боги, спасите меня от разрушительной активности родной подруги!» – неслись просящие мысли, пока мы с огромными пакетами припасов пробирались в мою кухню.


* * *


– О, боги, вытащите меня из этого места! – орала я, стоя посреди густого леса ночью.

Рядом никого, и страх сковывал движения. Меня не интересовало тогда, почему так скоро на землю опустилась ночь. Ведь с тех пор, как я попала в чужой мир, прошло едва ли больше половины часа, а до этого солнце и не думало садиться. Гораздо больше занимал сам факт – темно. И это, определённо, мешало двигаться дальше и быть смелой, каковой я себя мнила до того, как попала в сказку. Считала, будто ничто в жизни не сможет меня напугать, слишком уж всё легко и предсказуемо. С другой стороны, я, безусловно, не ошибалась – может, предсказуемость меня не смогла бы напугать, но здесь, под властью Герцога, мир ведёт себя не так, как я привыкла.

– Осторожно, девочка, когда обращаешься к богам. В этом месте Герцог – единственный бог.

Помню, как я обомлела, обнаружив, откуда донёсся тоненький хрипловатый голос. На ветке странного дерева с фиолетовой листвой восседала красивая девушка сантиметров пятнадцать высотой с волосом цвета расплавленного золота, в огненно-рыжем длинном платьице. За спиной подрагивали небольшие прозрачно-жёлтые крылышки. А в маленьких ручках виднелась сигарета. Красавица поднесла её к губам, сделала вдох и резко выдохнула.

– Ну, что уставилась? Фею никогда не видела?

Я завертела головой.

– А что, феи курят?

Девушка фыркнула и поднялась на ноги. На вид ей было около двадцати лет. Но в данном случае, пожалуй, не стоило полагаться на зрение.

– А кто-то говорил, что не курят?

– Нет.

– Значит, вопрос закрыт.

– Но это же вредно!

– Я тебя умоляю, – она закатила глаза, – феи – существа вечные.

– Вот и я думаю: неудобно было бы вечно жить с раком лёгких.

– А ты точно такая, как он и говорил. Дерзкая. Так вот, по поводу богов. Я не собираюсь помогать, но имей в виду, взывая к богам, ты взываешь к Герцогу.


* * *


А к кому я взываю здесь, в привычной и предсказуемой реальности?

– Кристина, дорогая, порежь яблочки, будь душкой, – пролепетала Лиза, аккуратно раскладывая по тарелкам шоколадные конфеты и пирожные.

Да уж, к кому бы я ни взывала, он явно меня игнорировал.

– Душкой от слова «душить»? – буркнула я, ловко нарезая фрукты.

В чём-то Лиза определённо права. Её квартира даже после ремонта не подойдёт для настоящей вечеринки. Там всего две комнаты и не очень много квадратных метров. Мои же дивные апартаменты достались мне от бабушки, известной художницы Анфисы Фёдоровны Романовой. Три просторных комнаты, обставленных довольно модно. Правда, с опозданием века на два. Практически вся мебель пришла по наследству от далёких предков, то есть была достаточно древней, хоть и невероятно красивой. Это ещё одна веская причина, по которой лучше не собирать пьяный народ. Кто знает, может, кому-то посчастливится упасть на дубовый шкаф с резными дверцами начала девятнадцатого века и поцарапать его. Или же разбить большое овальное зеркало в кованой золочёной раме, доставшееся бабушке от её прадеда, а тому – от его прадеда. Одно зеркало могло обеспечить меня, моих детей и даже внуков. Не квартира, а сплошной музей, что нередко привлекало журналистов и коллекционеров. С последними разговоры были короткими. С горящими глазами фанатиков они предлагали немыслимые суммы денег за любую старую безделушку. Но бережная память о родственных корнях, уходящих вглубь веков, не позволяла ни от чего избавиться. Когда бедняги натыкались на отказ, они пытались убедить удвоенной или утроенной суммой и всё равно уходили ни с чем. Сейчас стало спокойнее. Но из-за повышенного внимания всё-таки пришлось вставить бронебойную входную дверь и пуленепробиваемые окна. Особых оснований к этому не было, но, говорят, раз в сто лет и палка стреляет.

– Дорогая, ничего страшного с твоей царской палатой не произойдёт. Ты за кого нас принимаешь? У тебя в зале вообще можно человек пятьдесят собрать, и все они смогут свободно станцевать вальс. Кстати о вальсе…

Лиза подозрительно заулыбалась.

– Забудь. С меня хватит и обычных посиделок.

– Парень умеет танцевать вальс!

– Это бесспорно понравится его девушке, – кивнула я, схватила подносы с фруктами и поплелась пристраивать их в зале на большом круглом столе.

– Так, милочка, о чём ты говоришь? – орала с кухни подруга. – Вообще-то, по плану, ты должна стать его девушкой!

– Лиза, я его даже не видела! Даже имени его до сих пор не знаю!

– Владлен. Его зовут Владлен. Правда, красиво?

Да уж. Даже пафосно. Но одно имя нисколько не добавляло знаний о неизвестной персоне. С другой стороны, происхождение от имени Владимира Ленина оставляет некоторый отпечаток. Пожалуй, он должен быть властолюбивым, хитрым трудоголиком и совершенно не домашним человеком.

– Кристина, ты невыносима! – продолжала кричать подруга. – Но ничего, вот увидишь его, и мир вокруг рухнет.

Что с ней? Так активно она ещё никого не навязывала. И точно никогда не твердила о судьбе.

Я устало оглядела большую комнату. Вспомнился бал…


* * *


Я с трудом понимала происходящее. Вроде бы всё в порядке, и разум на месте, но ведёт себя так, словно в нём хорошая доза алкоголя.

Вокруг вальсирующие пары в необычных костюмах и масках с изображениями нечистой силы. На мне тоже платье. Золотого цвета, с пышной юбкой, глубоким декольте и длинными свободными рукавами, которые выглядели прозрачными на свету. В высокую причёску вплетены бледно-жёлтые жемчужины.

А на талии – чья-то рука.

Поднимаю голову и сталкиваюсь с необычными разноцветными глазами. Очень холодными и бесстрастными, но такими родными. На тонких губах играет ироничная улыбка. Тёмно-каштановые волосы волнами опускаются на плечи, укрытые бордовым камзолом. Руки, затянутые в чёрные бархатные перчатки, зовут на танец.

И я, как сумасшедшая, забыв о том, кто передо мной, зачарованно смотрю на красивое лицо и покорно принимаю приглашение. Я вроде всё понимала, но не могла заставить себя остановиться. Лишь медленно танцевала в крепких объятьях Герцога и, раскрыв рот, глядела в его хищные глаза. Наверное, так и выглядит загипнотизированная жертва змеи.

– Чувствуешь, как мир вокруг рушится, Кристина? – интересуется еле слышимый шёпот.


* * *


«Это невозможно!» – мысленно кричу, держась рукой за дубовый шкаф.

Никогда и ни на кого я больше не взгляну с таким же восхищением, от которого не закрывается рот. Никто другой не заставит в своём присутствии ощутить, будто рушится мир. На это способен только Герцог.

Как жаль, что он лишь создание подросткового сна. И какого чёрта он стал так часто вспоминаться?

– Кристина, милая, иди, приоденься, я поставлю остальные блюда!

Да, отвлечься. Необходимо срочно отвлечься, иначе воспоминания окончательно сведут с ума. И гостей сегодня встретит мило улыбающийся шизофреник.

Я закрылась в комнате и отворила дверцы шкафа. Извечный девичий вопрос, в большинстве случаев риторический: что надеть? Подобными пустяками не мучаешься, если одежды не так много. Но когда гардеробная по размерам соперничает с самой спальней, думать становится сложнее. Казалось бы, выбор большой, а надеть всё равно нечего.

– Милая, не забудь, ты сегодня купила платье! – донёсся приглушённый голос подруги.

Она меня слишком хорошо знает, и была уверена, что я забуду о новой покупке. Тем более, как следует, порадоваться обновке не позволила нервозность в связи с нежеланной вечеринкой.

Я вскрыла коробку и медленно провела рукой по нежному шёлку лилового цвета. Да, это то, что нужно. Платье сидело идеально. Доходило щиколотки, с завышенной талией, открытыми руками и квадратным вырезом декольте. Не хватало лишь причёски, и древнегреческий пучок отлично завершил бы образ.

Я схватила щипцы и аккуратно приступила к укладке.


* * *


– Вам подошёл бы стиль Древней Греции, – лепетал парикмахер при дворе Герцога, наряжая меня на памятный бал. – Бледный цвет кожи удивительно красиво сочетается с тёмным цветом волос. И светло-жёлтые жемчужины… Как вы смотрите на белую тунику?

– Отрицательно, – отвечаю, не совсем понимая, что я забыла в этом месте, – хотелось бы чего-нибудь золотого.


* * *


Придворный парикмахер из сна неплохо подчеркнул мрачноватую красоту, доставшуюся мне от родителей. Кожа действительно была бледновата, отчего многие знакомые заявляли, будто я похожу на вампира. Я ничего не имела против, поскольку по счастливой случайности с самых зелёных лет увлекалась привлекательными зубастыми созданиями. Они весьма милы, когда не хотят тебя съесть. Увы, меня мало кто поддерживал.

В гостиной уже слышались голоса. Похоже, я одна опаздываю. Надеюсь, мне, как хозяйке мероприятия, простят данное обстоятельство. Хотя, на самом деле, это нисколько не волновало.

Я ещё раз кинула в зеркало оценивающий взгляд, довольно кивнула и толкнула дверь в зал.

Гостями оказались некоторые наши общие знакомые с факультета культурологии. Всего шестнадцать человек, считая меня и Лизу.

Моего торжественного появления никто не заметил. Пришедшие оказались слишком заняты разглядыванием антиквариата, из которого состояла практически вся квартира. В самом деле, какая там Кристина с её лиловым платьем, когда каждый уголок апартаментов имеет интересную, уходящую в века, историю?

Я окинула взглядом присутствующих и задумалась. Представителей мужского пола насчитывалось шесть человек, и ни к кому из них совершенно точно не возникало каких-то особенных эмоций. Кроме того, насколько я знала, все шестеро уже давно не считались свободными, и пришли на вечеринку со своими половинками. Все эти пары соединялись на моих глазах года два-три назад.

Выходит, знаменитый Владлен отсутствует. Не могу сказать, что разочарована.

– Кого-то здесь не хватает, – заговорщически улыбнулась Мария. Симпатичная рыжеволосая девушка, одна из тех, кто тоже пока не нашёл себе пару, но очень этого желает.

– Да, – кивнула я, – киллера, который сократил бы численность населения моего дома.

– Ты в своём репертуаре. Неужели тебе не интересен Владлен?

– Нисколько. Лучше расскажи, ты-то его видела? Его хоть кто-нибудь, кроме меня, не видел?

Меня одарили укоризненным взглядом.

– Кажется, одна ты его не знаешь. Но ничего, вот увидишь его, и…

– Да-да, и мир вокруг рухнет. Слышала уже. Не преувеличивайте.

В серых глазах Маши появилась неприкрытая враждебность.

– Глупая Кристина. Лучше него никого в мире нет. И если бы он не выбрал тебя, я была бы у его ног.

– Сколько патетики, – холодно отозвалась я и двинулась в сторону стола, наполненного едой.

Если у меня и было мало желания говорить с кем-то из гостей, то теперь расхотелось окончательно.

– А чего мы такие грустные? – засюсюкала Лиза. – С нетерпением ждём опоздавшего?

– Чёрта с два! Его тут и без меня жаждут видеть.

– Ты о Марии? Не обращай внимания, она давно в него влюблена.

– Насколько давно? Хотя нет, не интересно. Интереснее её последняя фраза, цитирую: «И если бы он не выбрал тебя, я была бы у его ног». Когда же, позволь узнать, он успел меня выбрать?

И тут, словно очередная глумливая шутка с уст Герцога, заверещал дверной звонок.

Я проглотила крупную виноградину, не потрудившись её раскусить. На глазах проступили слёзы.

Что-то неуловимо опасное повисло в воздухе. Оно настораживало и заставляло окунуться в то самое детское время, когда казалось, что под одеялом безопаснее всего. Мозг активно заработал в поисках путей отступления. Увы, единственным выходом было окно и полёт с восьмого этажа. Необходимо напомнить о заказе новой пожарной лестницы, старую сняли год назад из-за ненадёжности.

– Ты в порядке? – обеспокоилась Лиза. – Присядь. Я открою.

Я вбежала в спальню и лихорадочно осмотрелась. Что конкретно пугало, я не смогла бы объяснить даже себе. Но страх не позволял выходить навстречу незнакомцу.

По зале разлетелись восторженные вздохи девушек и радостные приветствия мужчин.

Спрятаться. Хочется спрятаться.


* * *


– Вы всегда прячетесь под глупыми масками, если нет возможности чего-то избежать – говорил Герцог. – Не допускаете мысли встретиться с нежеланным лицом к лицу, даже когда есть возможность победить это. Почему?

– А зачем встречаться с нежеланным?

– И снова оправдание. Глупая привычка. Не умеете быть честными с собой, вот и остальное не получается.


* * *


Руки нащупали на прикроватной тумбочке кулон в виде маленькой восьмиконечной звёзды на золотой цепочке. Украшение из зелёного хрусталя совсем не смотрелось с новым платьем, но почему-то казалось необходимым. Как будто защищало, как будто вселяло уверенность. Я даже не помнила, откуда оно появилось в моей жизни, возможно, подарила бабушка, – она любила дарить украшения, – но совершенно точно всегда являлось больше, чем красивой безделушкой.

– Маска! – вспомнила я и подняла крышку небольшого старинного сундука, увитого золочёными ветвями.

Перед глазами оказалась чёрно-фиолетовая полумаска с лиловым аккуратным пером слева. Она, несомненно, подходила к платью. И, хоть Герцог говорил мне как раз о том, что пора бы отвыкать от различного рода масок, в этот раз она являлась необходимостью. Я не знала, почему, но где-то глубоко сидящее чувство самосохранения призывало к сокрытию истинного лица. И через минуту я вышла к гостям в новой личине.

– Это Кристина, – белокурая подружка указала ладонью в мою сторону, – э-э… почему-то в венецианской маске «Коломбина». Вероятно, она решила, что у нас карнавал, но забыла предупредить гостей.

Я подняла голову и замерла. Глаза отказывались верить увиденному.

В двух шагах от меня с гордой осанкой и шикарным букетом азиатских лютиков стоял сам Герцог.

Хотелось кричать, вопить, биться головой о стену и делать всё возможное, чтобы только приехали санитары и уволокли перепуганную меня туда, где мне самое место. Всё же единственное, на что я оказалась способна, это изумлённо раскрыть рот. Высокий, красивый, одетый в чёрно-бордовый костюм, так напоминающий наряд, в котором Герцог был на балу.

Глаза смотрели насыщенным зелёным цветом, а не переливались радужными красками. Добрый, ласковый взгляд, а не холодный, какого я ждала. Тёмно-каштановые волосы коротко острижены, но нисколько не портят образ. Это был он, вне сомнения. Правда, какой-то изменённый.

– Добрый вечер, Кристина, – тонкие губы изогнулись в приветственной улыбке, не такой, какой обычно пользовался высокомерный правитель Страны Фантазий. Та была насмешливой, язвительной, хищной, а эта… нежной?

Свободной рукой он галантно взял мою и чуть прикоснулся губами к кисти.

По зале вновь пролетели восхищённые ахи и охи. И на этот раз в них ясно слышалась зависть.

– Ну, надо же! – прошептала я, ещё раз заглянула в зелёные глаза и рухнула в обморок.


3 глава

о том, что выбранный путь, хотя и притягивает ровностью дорог, иногда затуманивается необъяснимыми силами, которые не дают спокойно шагать по проторённым тропам


Рыжая девушка в длинном оранжевом платье дунула на сигарету, как обычно дуют на свечу, чтобы затушить её, и та исчезла. В лесу стало темнее. Фея взмахнула прозрачными крылышками, собираясь снова оставить меня в полном одиночестве.

– Ты куда собралась, златовласка? – вежливо поинтересовалась я.

Она удивлённо обернулась и наградила меня взглядом, которым обычно награждают назойливых мошек.

– Я сказала всё, что хотела, дальше сама, девочка.

– Давай уточним: ты сказала только то, что велел Герцог. Разве я не права? – какое-то подобие ума начинало возвращаться в многострадальную голову, и это, безусловно, радовало.

– А если и так? – сказочное существо настороженно прищурилось.

– В таком случае, думаю, изменить твою природу он не может. Ну, я надеюсь на это. И, как я помню, феи исполняют желания?

– Здесь всё не такое, каким кажется, детка, тебе же сказали. Не обольщайся, когда думаешь, будто знаешь хоть что-то, принадлежащее этому миру.

– Может, проверим? Я вот сейчас загадаю что-нибудь, выходящее за рамки приличия, и мне будет нисколечко не стыдно.

– Почему это не будет? Ты слишком добрая и жалостливая.

– Если тебе придётся выполнять это, получается, ты солгала по поводу того, что не исполняешь желания. А зачем мне жалеть обманщицу?

– Нахальная девочка, – фея насупилась.

– А мне казалось, вы все здесь должны были давно привыкнуть к нахальности. Сомневаюсь, что опережаю в этом Герцога.

– Да, Герцог превосходит. Так чего же ты хочешь? Учти, я не могу доставить тебя прямо к цели, – тяжеловата будешь.

Я задумалась. Нужно хорошо сформулировать просьбу, иначе в ответ получу такое же не сформулированное исполнение.

– Укажи наиболее короткую дорогу к Чёрной Башне. Только не говори «путь укажет сердце» или что-то в этом духе. Мне нужен чёткий краткий маршрут к Чёрной Башне.

Златовласка подняла руку в сторону.

– Сейчас идёшь туда, стараясь не сворачивать, пока не набредёшь на Стрегу и её домик на птичьих лапах…

– А скелет с английской булавкой в яйце тут нигде не чахнет над златом? Издеваешься?

– Нисколько! Чистая правда! От него направо, на луну. А там и до Чёрной Башни недалеко.

– Так просто?

– Кто сказал, что просто?

– Ловушки?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7