Александра Ермакова.

Девочка для Ада



скачать книгу бесплатно

Позволил за мной поухаживать, ссадины после боя обработать, послушал сладкие речи, как она скучала по мне. Но желания к ней не просыпались. Когда стало невмоготу, торопливо распрощался с любовницей всё сильнее нагнетая мысль, что Бориска меня подло обманула. А я не прощал лжи и предательства!

И ослепленный ревностью, сорвался домой, прямо из горла заливаясь водкой.

Мне было необходимо лекарство. Любое, лишь бы отпустило жгучее, нездоровое желание. Плевать, как оно наступит! Даже если просто вырублюсь с перепоя. Лишь бы полегчало и успокоение пришло. Потому что нет ничего хуже, чем терять себя! Чем терять себя из-за недостойной этого женщины! А я терял! Как отупевший от счастья м*к! И люто себя презирал, ведь не привык идти на поводу животного инстинкта. До этого момента я всегда умел разделять и властвовать. Держал себя в руках и легко подавлял низменные порывы.

Но от мысли, что девчонка отныне моя! Для меня! И в любой момент!!! И, мать ее, не девственница! Сходил с ума!

Она во всём виновата!

Грёбанная барбариска.

Но уже дома вместо здравого, завалиться спать, оказался в комнате Бориски.

Как долбо*б, стоял возле широкой постели и пилил злым взглядом девчонку голенькую, безмятежно спящую. Её юное, стройное тело, такой аппетитный размер груди. Округлость бёдер, длина и стройность ног.

Она словно нарочно провоцировала и обольщала. Соблазняла даже во сне, роковой невинностью. Она большей частью обнажённого тела выбралась из-под одеяла. Спала полубоком, ногой и рукой завалившись на сбитое под себя одеяло.

Умиротворенное лицо, пухлые губы. Длинные черные волосы разметались по подушке, плечу, спине. Она невероятно красивая.

Да и сама о том знала!

Пользовалась популярностью, вертела парнями как хотела. Разбивала с легкомысленной простотой наивные и чистые сердца.

Она вредоносная бактерия! И я позволил ей инфицировать меня.

А Бориска уже давно стала нарушительницей моего спокойствия.

Как бы не убеждал себя, именно ее хотел. До умопомрачения.

Я желала её грубо тр*ть, вышибая стоны и проклятия с оргазмами.

Дико хотел застолбить в ней под себя живой участок плоти, но пока только купил на него права.

Я стану её хозяином! Повелителем, пленителем, мучителем и палачом!

Сорву девственность. Вколочу в неё член. Глубоко так глубоко, чтобы заорала от боли. Потому что хочу причинить боль.

Она запомнит меня навсегда!

Я стану первым, и даже если у неё потом будут другие, Бориска запомнит меня до конца жизни!


Пульсирующий от животной похоти член подтверждал мою одержимость. Уже налитый силой, теснил пах брюк.

Не соображая, что делаю, поймал девчонку за щиколотку и рывком дернул к себе.

Она невнятно крякнула, сонно взбрыкнула, но когда сфокусировала на мне взгляд начала паниковать.

– Пусти! – взвизгнула. Меня перекосило от её голоса, да и телодвижения нелепые ничего кроме раздражения не вызывали.

– А ну умолкни, – рыкнул, подминая девчонку под себя.

Глава 6

Бориска


Это был сущий кошмар! Я засыпала обессиленная, но с ясным представлением, как попробую наладить общение с извергом, а проснулась в самом жутком сне, который только могла представить.

Чудовище явно не в себе!

Пьян в умат!

Зол!

И явно собирался меня насиловать! ОПЯТЬ!

Что ж это за спасение, если из лап одного маньяка, я попала в сети к другому???

От мирного сна к отчаянию и панике всего за долю секунды – и я уже в ужасе визжала, дергаясь, пытаясь остановить Ада.

– Прошу, Андрей, прошу, – из последних сил оказывая сопротивление, шипела, как заклинание, до последнего надеясь, что он образумится.

Я же призналась, что девственница!

Я не отнекивалась от обещаний.

Я, чёрт возьми, подписала этот вопиюще наглый, безнравственный и грабительский контракт!

Была готова на уступки!

Даже на секс! Даже без нежностей и романтики.

На его условиях!

Да какое там?! Я была готова на большие жертвы ради спасения!

Зачем он так со мной?

Неужели нельзя просто и без насилия?

– Ад!!! – дергалась, извивалась, разложенная на постели, как лягушка для препарирования. Он уже был на мне, между широко разведенных ног, а мои руки своими удерживал над головой. Нависал, яростно сопящим зверем и нетрезвым, лютым взглядом обещал море боли.

– Невинная значит? – выплюнул так, будто не верил.

– Да, – судорожно закивала. – Я же сказала. Прошу, не делай мне больно, – почти всплакнула. – Ад… – умолкла, прочитав в его глаза приговор: – Ад!!! – прохрипела, когда на мои губы обрушились его губы, заставляя проглотить очередной крик.

Он целовал, не пытался ласкать. Как бесправную куклу мял под собой, копошась со штанами и оставляя царапины от острого язычка ремня на ляжках между моих ног.

Я билась до последнего. Не помнила за собой столько прыти, но колотила по нему кулаками. Царапалась, когти вонзала. Била, куда попадала, но Ад был непробиваемой скалой. А когда в мою промежность уперся его твердый как камень член, взвизгнула в отчаянье:

– НЕТ! НЕТ! Не-е-е-ет, – истерично причитала, мыча в его ладонь и дергаясь под ним, словно от удара электрошокера.

– Есть сомнение, сейчас проверим, – буркнул Адаков. – И молись, стерва… – не договорил очередную угрозу. Одним рывком протаранил мою плоть. И тогда я поперхнулась болью. Лицо опалили жгучие слёзы. Я застыла в ужасе, страшась пошевелиться. Это было больно! Он в меня словно раскаленное клеймо воткнул. И даже мысль, что если шевельнусь, меня опять пронзит подобная боль, хотелось сдохнуть на месте.

Но Ада это не остановило. Без осторожности, прорывая плеву еще сильнее, мучительно медленно всаживал член всё глубже. Мне казалось, он разрывал меня изнутри, наполняя собой до упора, и когда я взмолилась в надежде потерять сознание, резко выдохнул в мой лоб, будто тоже был натянут до предела, но от удара в живот содрогнулся.

Неужели всё?

Секунда радости сменилась очередной волной удушающего разочарования. Зря решила, что акт насилия завершён.  НЕТ! Андрей взрыкнул утробно и качнулся: на выход и обратно.

Я опять взвыла, кусая его, чтобы проглотить боль.

Он был такой большой, такой твёрдый и так глубоко, что я уже давилась слезами. Но с каждым новым яростным толчком Ада, сжимала зубы всё сильнее, проклиная насильника и мечтая ему когда-нибудь жестоко отомстить!

А он в кураж вошел. Ускорился. Скольжение его плоти во мне хоть больше и не причиняло жуткой боли как вначале, но всё равно казалось каким-то злобным вторжением в мою зону комфорта! Особенно когда вонзался до упора.

Полуобнаженное, уже в поту тело Ада билось о моё.

Каждый рывок завершался смачным шлепком, выбивая из меня жалостные всхлипы, но рождая в насильнике довольное рычание.

Ад зверел! С каждым вколачиванием, грубел и его рык.

Свободной рукой Андрей яростно тискал мою измученную ляжку, пальцами вонзаясь в ягодицу, будто нарочно желал оставить на мне как можно больше своих отпечатков. Грубо направлял меня к себе, пока не вдолбился так глубоко, что я замычала от ослепляющей боли. Но мне на счастье, содрогнулся, бархатно шипя в висок. Так и застыл на несколько минут. Сопел жадно, ускоренно, пока не скатился набок с тихо рыдающей меня.

– Хватит ныть, – встал с постели не с первой попытки. Плохо владея пальцами, натянул штаны. Взглядом скользнул по моему телу, а когда красноречиво уставился между ног, я их сомкнула в защитном жесте и зарыдала сильнее, чувствуя как там всё неприятно пульсировало.

– Больно только раз, ну может два… – вторгся в поток бессвязных мыслей ненавистный голос Ада. – Так что радуйся, первый уже пережила. Останется только твой зад вскрыть.

От отвращения и мерзости ко всему произошедшему, свернулась калачиком и завыла в подушку.

– Ты всегда можешь уйти, – бросил напоследок Ад. – Но всё твоё будет моим.


Бориска


Он ушёл, пьяно покачиваясь и что-то бурча под нос. Я даже не услышала хлопка двери – позорно рыдала и уже не от боли, а от мерзости, которую ощущала после произошедшего.

Это всё грязно, пошло, неправильно!

Зверь! Тиран! Деспот! Насильник.

И только слёзы чуть обсохли, опомнилась. Быстро закрыла дверь на защелку, пережила ледяной душ, чтобы перезапустить организм, потом немного отогрелась под тёплым, и когда успокоилась окончательно, опять легла.

Завтра я с ним поговорю!

Уж завтра выскажу Аду всё, что думаю!

Заставлю ко мне относиться по-другому!

Потребую!

Иначе подам на него в суд! За жестокое обращение! Сбегу, пусть снимут, что у меня от его насилия на теле синяки! Пусть проверят, как он у меня внутри порвал. А то, что порвал точно. До сих пор в промежности неприятное чувство. И запрещу ко мне приближаться, пока не оклемаюсь! А не оклемаюсь я ещё очень-очень долго!

А ещё в контракте бы пару пунктов добавить: о критических днях, просто отдыхе, ну и запрете АДУ ругаться матом! Тем более в мою сторону!

С этими мыслями и уснула, а проснулась от стука в дверь.

– Бориска! – без злобы, но наставительно требовал отозваться Ад.

– Пошёл прочь! – бросила сонно, обнимая подушку.

– Ты же понимаешь, что я её могу выбить. Но тогда ущерб ляжет на твой долг.

– Ты очень порядочен напоминать о долгах, – съязвила, не двинувшись с места.

– Да, это то, что особенно греет душу, – парировал Ад. Повисла тишина. Правда, всего на несколько секунд. – Открывай, я тебя не трону, – ударил чуть сильнее.

Не собиралась сдаваться, не верила ему в этом опросе:

– А где гарантия?

– Ты рождаешь во мне зверя, Бориска. Это плохо, потому что потом рыдаешь, что я повёл себя грубее, чем ты напрашивалась, – разжевывая странную особенность своего поведения, бессовестно переложив вину на меня.

– Что? – опешила от его вопиюще наглого заявления. Даже оторвала лицо от подушки и проморгалась. – Это когда я напрашивалась? У нотариуса? Или когда мирно спала в комнате? Или когда орала, что я девственница? – бросила гневное, не думая открывать дверь.

– Спровоцировала… и плохо, если ты даже не понимаешь, когда в тебе превалирует порочная часть, вынуждая меня терять голову!

– Ты болен! – единственное, что нашла для ответа.

– Открой! – явно терял терпение Адаков. – Нужно поговорить!

– Говори через дверь! – брякнула я, скрежетнув зубами. Уже чего-чего, а упираться я умела как никто!

– Я вообще-то тебе слово дал, – просто обронил Ад, явно опешив от моего заявления.

– Пфф, – я даже фыркнула возмущенно. И пыхтела ровно до момента грохота двери. Это было пугающе громко, и когда деревянная створка с треском шмякнулась о стену, в этом звуке я ещё и приговор для себя услышала.

Аж села на постели уже лицом к дикому, лютому зверю.

– Никогда. Не. Смей. От. Меня. Запираться, – процедил Ад, гневно сопя в дверном проеме. В смоляном костюме, белоснежной рубашке, галстуке и начищенных ботинках. С двумя моими сумками  руках. – Я не шучу! – С каждым его точеным шагом, я вздрагивала и забивалась всё глубже к изголовью, еще и одеяло на себя натягивая.

Адаков остановился у дальнего от меня бока постели. То ли специально, чтобы показать – набрасываться не собирался. То ли, чтобы реально не метнуться ко мне и не учинить расправу.

– Я тебе твои вещи принес, – секунду помедлил. – Если, конечно, нужны.

С гулким шлепком поставил сумки на пол, но сопел гневно, кулаки сжимал, словно их на моей глотке стискивал. Это до икоты пугало.

И как бы это странно не звучало, я их ощущала на шее. Мурашки по коже, холод кишки в узлы скручивал, сердце лихорадочно заходилось боем.

– Спасибо… – Я была на грани шлепнуться в обморок.

Ад вообще в такие моменты мало на человека смахивал. Демон! Если не сам Дьявол!

– Мне твои закидоны не нравятся, – студяще спокойно произнёс Адаков. – Если придётся крушить дом, чтобы добиться аудиенции, проще тебя сразу заточить в подвале.

– Не нужно, – рьяно качнула головой. Ни на миг не усомнилась, псих сделает, о чём говорит. Еще и ключик потеряет.

– Тогда, надеюсь, мы поняли друг друга, – прищурился, тараня недобрым взглядом.

Я судорожно кивнула:

– Ага, – от страха дышать забывала, а тиран, сверкнул гневно глазами, отчеканил:

– Приведи себя в порядок, и ступай вниз! Завтрак уже готов.

Я как в тумане провожала его широченную спину, не веря счастью, что в этот раз обошлось без рукоприкладства к моей скромной персоне. Но уже у двери Андрей остановился:

– Я тебе не мальчишка на побегушках, барбариска. Я теперь тебе как муж. Поэтому не потерплю лжи и пустоты! Усекла?

– Ага, – выдавила очередной кивок, удерживая одеяло по самый нос и молясь, чтобы Ад быстрее вышел из моей скромной обители оскверненной и угнетённой.

Глава 7

Андрей/Ад


Она меня ломала.

Из-за неё меня ломало, а я не любил таких ощущений.

Тем более из-за той, кого люто желал уничтожить!

Шёл к ней проверить как она. Обманывался ли я в воспоминаниях о ночном насилии, а наткнулся на запертую дверь! Какого лешего она смела от меня запираться?! Это мой дом! Она – моя собственность!

И если приспичит, я должен получать желаемое!

Меня до сих пор не отпускало жгучее, разрывающее изнутри негодование. Я к ней с миром, с вещами, хотел поговорить, убедиться, что она в норме.

Хотя, именно осознание, что я сделал то, что бы не посмел по-трезвому и никогда не позволял до сего ни с кем до барбариски, стало для меня катализатором волны плохо контролируемой агрессии.

Потому и спешно ретировался, дабы не натворить ещё дел. Наедине в ее комнатке когда она такая беззащитная, слабая, но при этом рычащая, я за себя не ручался.

Зло посматривал на заветные цифры времени на экране айфона. Дал девчонке еще пару минут, а потом…

Мысль улетучилась, глазами уловил движение на лестнице, и секундой погодя появилась Бориска.

В джинсах, какой-то несуразной рубашке, кроссовках. Не помнил, чтобы в её гардеробе хоть когда-нибудь мелькали подобные вещи. Но промолчал насчет её выбора одежды и терпеливо наблюдал, как чеканной походкой спустилась в столовую, с надменным видом прошлась до стола. Молча села  предельно далеко – аккурат напротив моего места во главе.

При этом взгляда не отводила почти дерзила и бросала вызов. Но я по-прежнему был терпелив. Правда, хотел без ругани обойтись. Прояснить моменты, решить, что делать дальше.

Я! Но явно не она:

– Ещё раз меня тронешь силой, убью! – придвинула тарелку с завтраком, который бесшумно и аккуратно перед ней поставила Алевтина Николаевна.

– Не строй из себя жертву насилия. Ешь, – кивнул на тарелку, – у меня много дел, а нам обговорить кое-что нужно.

– Не строить кого? – шикнула Бориска. Её глаза гневом праведным сверкнули. – Ты насильник! И если у нотариуса было грязно и гадко, то ночью ты поступил как животное!

– За языком следи, – брякнул мрачно. Нет, где-то в глубине души трепыхалась мысль, что вчера не подрасчитал с выпивкой, но лишь с этим… Т*ть я её хотел. Пусть не в таком беспамятстве и не с такого посыла, каким отравился в компании Розгиных, но, однозначно, я бы ее сделал своей!

– Я же сказала, что девственница, – выплюнула злость Бориска.

– А я не поверил, – в свою очередь повёл плечом. – Ничего страшного не случилось. Подумаешь, девственности лишилась! Какая разница. – это уже бравада, чтобы выгородить себя. Ибо всё острее понимал, как неправ. Но, млять, я её ненавидел! Разве я мог признаться в собственном бесчинстве дочери Митич?

– Есть разница! – отчеканила барбариска. – Был бы нежнее и мягче, мне бы не было так больно и тошно!

– Первый раз всегда больно, – парировал я.

– Ну спасибо, – огрызнулась девчонка.

Желание препираться не было от слова «совсем», но и слушать её недовольство МНОЙ и МОИМИ деяниями тоже. Я не для того её взял домой. Чего не хватало потакать избалованной бестии.

– Вот что, Бориска, – отложил вилку, и сложив руки замком, мрачно таранил её взглядом, – заруби себе на носу, со мной не будет мягко и нежно. Я не занимаюсь любовью! Я люблю секс. И трахаю! И тебя купил не для нежностей и розовых отношений. Я буду тебе еб*ть жестко и во все дыры, которые для этого дела приспособлены.

Бориска побледнела, покраснела, видел, как в глазах бушует негодование, возмущение, но от страха оказаться битой, она всё это душила в себе.

– И меня не колышет возражения и бабские отмазки «голова болит», «месячные», «луна не в той фазе», «устала», «ты пьян».  Мне глубоко до всего похеру. Меня волнует лишь моё желание. И если захочу – прокладки в сторону полетят, луна займет нужную фазу, боль в голове улетучится, усталость смениться бодрячком, пьяные будут в твоем вкусе! В противном случае жить тебе в нищете, да на улице. И рыдать из-за жестокости людей. – отчеканил свои правила в новом нелицеприятном виде.

– Когда ты таким стал? – поперхнулась Бориска, словно не находила слов. – Ты же…

– Я всегда был таким, но раньше был сдерживающий фактор. В моей жизни была одна девушка, которой я позволял всё, и прихоти которой был готова исполнять. Но Анджи больше нет! Ты согласилась на условия, поэтому заткнись и молись, чтобы мой член продолжал на тебя реагировать, ибо держать при себе истеричную идиотку толка нет. Мне мозг дорог, он мне по жизни помогает, а очередную доступную дырку найти всегда смогу.

Бориска меня ненавидела. Пилила невероятно зелеными глазами и люто ненавидела. Идиотка! Даже не представляла, что злющая и ненавидящая, она меня возбуждала еще сильнее.

– Ешь сказал, иначе вы*бу прямо на столе вместо завтрака! – припечатал угрозой, ибо реально горело.

Бориска гневно сверкнула, зло вилку схватила и кусочек омлета в рот отправила. Я про себя хмыкнул – чувствую, она так есть начнёт тоннами, чтобы от меня избавиться.

Ну и чёрт с ней! Полнее станет. Ей как раз будет впрок, и женственнее формы нарастит.

– Это тебе, – уже за кофе бросил папку на стол и  широким жестом, отправил её в сторону Бориски, – изучи что предлагаю по клубам, партнёр, – значимо добавил, но как бы с издевкой, ибо из барбариски партнёр, как из меня балетная. – Это антикризисное решение. Бизнес-модель того, как предлагаю спасти клубы. Часть и них.

– Часть? – среагировала Бориска.

– У тебя только день на изучение, – проигнорировал уточнение. – И согласие, – выделил очередное слово. – Принимать меры нужно срочно, иначе одно потянет другое, а дальше банкротство.

Бориска явно растерялась, не ожидала, что я так просто с темы «нас» перепрыгну на «бизнес».

– Хорошо, – чуть зажато кивнула, не сводя с меня глаз, и за доками не спешила тянуться.

Она опять кивнула.

– Чтобы не терять времени даром, советую изучить документы в дороге, – продолжил я.

– Я куда-то еду?

Я скрипнул зубами, но проглотил недовольство.

– В Универ! Я же сказал, больше не пропускать! Поняла? – очень внушительно прозвучало, до мурашек устрашающе. Встал из-за стола. Я буду ждать в машине. И, впредь, дорогая, я не отец! Моё терпение не безгранично к твоему пох*у. Им ты занималась когда-то. Со мной другие будни, так что собирай мозги в кучу, и настраивайся на полноценную жизнь. Я не собираюсь с тобой вечность возиться. Как оклемаешься, ума чуток наберешься, бизнес поставим на ноги, будешь свободна. А до тех пор я твоё всё! Я твой бог! Отец! Брат! Муж! Любовник! Друг! Враг!

– Попахивает инцестом, – наморщила красивое личико Бориска.

– А я не говорил, что без извращений. И это твоя новая реальность. Смирись!

– А ты куда? – робко уточнила Бориска, забиваясь от меня подальше в уголок машины.

Дура! Если бы мне приспичило, уж давно разложил и отымел!

– В клинику, – смилостивился я… – пусть тебя осмотрит гинеколог. Анализы, сдашь, противозачаточные выпишут. Мне от тебя дети не нужны.

– Тогда бы не кончал в меня, как минимум!

– Умная больно, – метнул на нее суровый взгляд поверх мобильника, где просматривал информацию по работе.

– У меня свой гинеколог.

– Теперь будет мой, – парировал я и, не желая вступать в перепалку, а Бориска воздуха хапнула, явно намереваясь поспорить, отрезал: – Не ори понапрасну, будет, как сказал. Лучше план изучай, – кивнул на папку в её руках, – мне к вечеру нужно одобрение. В универ сегодня заглянешь. Напишешь заявление, пусть тебе индивидуальный график составят по сдаче экзаменов и зачетов, а то пропустила много. Но не думай, что расслабиться можно, дай мне знать, что тебе нагонять. Найму преподов, если что, не самому же с тобой возиться.

Бориска на меня так вытаращилась, что едко добавил:

– Я  тебя для е*и купил, а не в ролевые играть перепод-студентка. Хотя, можно поиграть.

Девчонка тотчас гневно сверкнула светлыми глазами и к окошку своему повернулась, всем видом показывая, что обо мне и моих приказах думала.

Стерва! И дура… всё равно всё будет, как  я хочу!


Бориска


Частная клиника мне была хорошо знакома. Не моя – Энджи. И я тут с ней бывала не раз. Как раз-таки у женского врача. Адаков неустанно следил за сестрой и к здоровью относился трепетно, поэтому комиссии подруга проходила строго по графику и даже внепланово, если вдруг Андрей заподозрил нечто неладное.

Я когда-то посмеивалась над их семейными тараканами, а вот теперь сама попала в этот Ад.

Адаков меня, точно под конвоем, в кабинет гинеколога под локоть сопроводил.

– Доброе утро.

– Андрей Данилович, – широко улыбнулась весьма привлекательная врачиха. И совершенно не старая и очень стройная.

– Сядь, – как собачке велел мне, и я его люто ненавидела. – Привет, Насть. Будь добра… Это, – невнятно головой мотнул в мою сторону – моя невеста. Я вчера чуть погорячился. Не поверил, что девственницы в двадцать бывают, ну и… – сбивчиво бормотал, явно слова с трудом подбирал. – Так что глянь что и как. И таблетки бы ей выписать.

Тётка теперь уже не улыбалась. Вернее, губы просто растягивала в нечто подобии, но шаблонно, а глаза хищницы прицельно на меня уставились.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении