Александра Ермакова.

Девочка для Ада



скачать книгу бесплатно

Покоробило это, какая-то малолетка-кокетка одним фырком растоптала мое мужское эго, поэтому отступил. Ушёл в тень и жил своей жизнью, больше не делая попыток.

Вот только не прошло моё заболевание с годами!

Уж и не думал, что удастся её так просто заполучить, но Бориска наконец в моих сетях! Только цели в отношении её отнюдь не благие: ни романтики, любви или черта милого и нежного! Я слишком зол. Слишком жаждал крови. Слишком долго ждал. И это всё обострено смертью сестры!

Нет радости в победе над жалкой, запуганной девочкой, но не я её такой сделал – сама! Её слабость лишь упрощает задачу по разрушению её жизни и империи отца. Останется пару финальных шагов: я её растопчу и выброшу за ненужностью!

По дороге домой заглядываем к нотариусу, он уже контракт между нами подготовил. Идея не с бухты-барахты родилась, я этой темой озадачился, когда девушка обратилась ко мне в первый раз. Поэтому знал, что там будет, какие условия, подводные камни.

И чтобы заполучить жертву в свои лапы на законных основаниях, с её полного, добровольного согласия, оставалось поставить подписи с обеих сторон: мою и Бориски.

Блин, у неё и имя какое-то не такое, барбариской отдавало. И так сладко во рту становилось, хоть водой запивай. Всегда так было. Но и ни черта не спасало.

Я Бориску дико хотел!

А заполучив, собирался ей запивать, заедать, дышать и подыхать. Поэтому и покупал доступ к её продажному, но такому вожделенному телу. И пользовать его собирался, как только позволит моя грязная фантазия.

 Меня бомбили звонками и СМС по работе, а Бориска, поджав губы, неторопливо изучала типовой контракт на наши делово-интимные отношения.

Она ещё не в курсе, но на улице ждало несколько знакомых папарацци, чтобы запечатлеть для обозревателей их пабликов новую пару, якобы недавно объявившую о помолвке, но скрывающую об этом от всех.

– Значит, между нами фиктивные отношения? – нахмурила аккуратные дуги бровей.

– Фиктивная помолвка, – пояснил я, – чтобы куча вопросов отвалилась сама собой, а отношения…

Бориска как раз отложила последний лист и вскинула на меня глаза:

– Погоди, это что, я твоей сексуальной рабыней буду? – почти выплюнула мысль.

– Грубо прозвучало, в контракте чуть мягче, но суть ты уловила.

– Андрей, это же не серьёзно, – скривив личико, канючила Бориска.

– То есть, – недовольно брякнул я, – ты всё-таки решила мне мозги вы*ть? – перехожу в наступление, потому что не ожидал очередных претензий, споров, торгов. Был уверен, она уже готова. Как говорится, кто на горяченькое! Но девчонка опять была на своей волне.

– Мне казалось, ты приняла мои условия! – выделяя слова, протянул я, нарочито строго сверля её взглядом.

– Да, – замялась тотчас Бориска, – но не думала, что будет так жестоко и грубо.

– Ты не в сказке, девочка! – обрушил её хрупкие надежды на поблажки. – Это мир рыночных отношений. И ты мне предоставляешь своё тело, пока разгребаю твои дела.

Помогаю разобраться с долгами клубов, разруливаю вопросы с братками, желающими отжать.

– При этом отожмешь у меня сам, – кивнула девчонка на контракт, где черным по белому написано: сколько клубов я собираюсь за услуги себе забрать.

– Оплата за мое потраченное время, – скучающе подтверждаю этот пункт. – Если ты забыла, они и так мне уже почти принадлежат. Обязательства твоего отца не выполняются, долг не гасится.

Бориска недовольно сверкнула глазами:

– И что тебе тела недостаточно?

Я даже хмыкнул:

– Ты, конечно, ничего девочка, но я не долбоя*р, кто за еб*лю готов платить ТАКИЕ деньги или жертвовать собой, во имя не пойми чего. Так что ты всего лишь приложение к части клубов заметь, по сути, тебе не нужной доли бизнеса. Они обуза, болото.

– Но это грабёж, –  пробурчала Бориска.

Раздражала до скрипа зубов. По моему грандиозному плану, я уже ехал по делам но из-за упрямости девчонки, гонял одни и те же вопросы по кругу.

– Тебе их не удержать, имей ты хоть семь пядей во лбу, – начинал терять терпение. – Пойми уже, те клубы выкачивают средства, а ты не в той силе, чтобы потянуть такие траты.

– Но если отец упирался…

– Из вредности, если только, – и я не уступал в напоре. – А у меня давно готов бизнес-план, как это всё преобразовать в прибыльное дело. И я не забираю просто так, – пальцем поступал по контракту, – я обещаю за это приличный процент. – кивнул значимо. – Вроде хорошее предложение, – развел руками. – Банкротство, нищета… – жестом словно взвесил их на одной стороне весов, – или свой бизнес и пожизненное содержание. – аналогичный жест второй рукой и с явным перевесом.

Бориска опять прикусила губу. Задумчиво молчала раздражающе долгие минуты, но всё же даже не проконсультировавшись со своим юристом – поставила резолюцию. А протягивая мне по столу доки вместе с ручкой, глянула точно преданная собачка:

– Я это делаю, потому что Энджи тебе верила. И мне велела не сомневаться. Ты ведь меня… не…

Забрал ручку махом, поставил резолюцию, после чего нотариус зарегистрировал наш контракт.

Неужели правда верила, что я ради неё старался?

Она еще большая идиотка!

Терпеть!

Я вытерплю, подожду.

Как мантру про себя чеканил, но уже после получения документов, шагая по коридору, чуть ли не пинком распахнул дверь в уборную и за собой Бориску утянул:

– На улице ждите! – бросил своим людям, прежде, чем захлопнуть за нами с девчонкой дверь.

– Ты что? – дрожащая Бориска испуганно вжалась в стену узкого помещения с мойками.

– Хочу получить аванс, а потом по делам поеду, – подступил к девчонке без малейшей мысли, что делаю что-то не так.

Всё так! Я хочу. Мне горит!

Она, мать его, дала письменное согласие.

– Андрей, – промямлила Бориска, еще больше размазываясь по стене и уворачиваясь от моего лица, когда я навис над ней, жарко сопя в лоб. – Прошу, – её голос тоже дрожал.

– С тебя не убудет! – глухо шикнул. Мне плевать, рывком подол трикотажного платья задрал, уже в предвкушении первого острого удовлетворения, а первый голод он такой ненормальный, плохо контролируемый, главное выплеснуть похоть.

– Ад, – взвизгнула девчонка, когда расплющив ее по стенке, между стройных ног оказался и грубым махом трусики-ниточки с нее содрал, просто дернув в сторону.

Во мне похоть клокотала, член штаны топорщил.

Никто не знал ни бог, ни дьявол не в курсе, как я хотел эту девчонку!

Глава 4

Андрей/ Ад


Не собирался её целовать. Я себя давно настраивал с ней без нежностей и ласки обходиться – просто драть, как одну из многих.

Она не заслуживала от меня уважения, осторожности или ласки.

Но в предвкушении долгожданного секса, тело само требовало, брало и  давало желаемое. Потому запоздало понял, что уже жевал её порочные губы. Голодно, жадно с рычанием и дикими лапаньями, с ума сходя от полноты и тяжести ее груди, округлости ягодиц, крепости ног.

Сумасшествие, но я с неё зверел. Себя не помня, качался, но только имитируя то, чего так ненормально жаждал. И если сначала Бориска была напряжена и напугана, что-то мычала в мой не ведающий жалости рот, то через несколько минут животной страсти, уже терлась о меня, всхлипывала в редкие перерывы между поцелуями и стонала, когда мои ласки становились все откровенней и властней.

А мне нравилось, как ее тело откликалось. Меня трясло от неуемной похоти взять девчонку грубее. Чтобы не всхлипывала, а орала моё имя, даже если с проклятиями в мою сторону.

Алчно ладонью по влаге скользнул, дразня и проникая одним пальцем. Дивясь, как узко и туго у неё внутри, еле второй добавил. И когда уже невмоготу стало плохо слушающейся рукой нетерпеливо дёрнул пояс на брюках, махом высвободив налитый желанием член.

Провёл по длине, чуть сдавив, у основания, чтобы остроту немного перетерпеть и, ослепнув от первобытных чувств, упер головку во влажное лоно.

– Ад, – истерично взбрыкнула Бориска.

Зло укусил за полную губу, потому что мне так горело, что болтать ни о чём не желал. Я действовать хотел.

– Ад, – раздавался слезливый скулеж, – я девственница, – пробилась какая-то малопонятная фраза. Смысл туго доходил до замутненного похотью сознания, а вот тело словно в цементе застыло.

Замер, дыша, точно конь после забега. Сердце грохотало везде:  в голове, груди, животе. Член болезненно пульсировал. От перевозбуждения сводило яйца.

И это адски больно!

– Прошу, – опять писк пробился в растекающийся рассудок.

– Что? – охрипло брякнул, едва совладав с голосом.

– Я… – Бориска тоже быстро и шумно дышала, – девственница. Ни с кем, ни разу… – покраснела, дрожащие губы поджав.

– Да ну… – залип на её лице в ожидании хоть намека, что обманывала. Но она молчала, и ее молчание неприятно отрезвило. Медленно и оглушительно.

– Бл*дь! – рыкнул, лбом  в стену уткнувшись. – Почему сразу не сказала? – это так, чтобы в собственном молчании не тонуть. А рукой ещё судорожно за ягодицу сочную девчонку удерживал.

– К-когда? – запнулась на слове Бориска. – По телефону? У нотариуса? При полиции? Или когда ты меня в туалет тащил? – Мягкий упрёк был вполне уместен.

Я понятливо кивнул в стену. Ещё пару секунд посопел, находя в себе силы отпустить жертву несостоявшегося сладкого насилия. Поставил ее на ноги и, чертыхаясь на все лады, член прячу в брюках, как озаряет:

– Минет делала?

В светло-зелёных глазах девчонки вновь застыл испуг:

– Нет, – к моему удивлению смутилась Бориска, манерно оправляя подол трикотажного платья.

– Значит, я во всём у тебя буду первым, – дернул девочку за руку вниз.

– Ад, – опять заскулила Бориска и только член оказался напротив неё, упрямо сжав губы, упрямо мотнула головой.

– Рот открывай. – начинал терять терпение. – Сейчас меня устроит просто влажность и вместительность твоей глотки. Навыками потом обзаведешься, а для начала научись расслаблять горло. Потому что я буду тра*ть твой рот.

Она испуганно таращилась огромными глазищами, а мне до желчи нравилось на нее в этой позе смотреть: ОНА у моих ног! Испуганная, уже почти готовая ублажить.

Большим пальцем провёл по её губам, надавливая на нижнюю и чуть оттягивая. Смакуя эти моменты повиновения, смирения, страха. Но когда она рта так и не открыла, грубее сдавил подбородок, нажимая на болевые точки. Бориска всхлипнула, пытаясь отшатнуться, но я свободной рукой за загривок придержал, опять член освободил и головкой члена упирался в закрытый рот.

– Лучше по-хорошему, – процедил сквозь зубы. – Иначе я покажу другой вид еб*ли, и она тебе не понравится ещё больше.

Многообещающе прозвучало. Даже для меня, прожженного суровостью жизни.

– Минет, Барбариска, тебе лучше освоить. – постучал головкой по сжатой полосе рта, чуть ли не кончая от чувств всевластия над этой стервой. И это уже кайф, а мне ещё предстояло узнать насколько она девственна. И не дай бог обманула!

С накатывающим злом протаранил полные губы, надавливая на подбородок. И для пущего воздействия по щеке шлёпнул, с большим кайфом проникая в рот, пока девчонка стонала от боли и возмущения. За волосы придержал, чтобы не отстранилась. И челюсть её сжимал, чтобы не сомкнула зубы:

– Терпи и носом дыши, – распорядился, качаясь глубже.

Член длинноват, хотя скорее, девчонка глотку не расслабила, как нужно, но это её дело.

Сопротивляется? Пусть давится!

Толкнулся грубее, чтобы в полной мере познать удовольствие от еб*ли этого милого и столь ядовитого рта.

Бориска уже скулила-мычала, дергалась, но меня это не колыхало. Обеими руками за волосы перехватил, опять качаясь в горячую влагу её рта, и, чтобы оказаться глубже, направлял её голову к себе.

Это было так хорошо, что мир покачнулся, перед глазами серпантин звёзд полетел и, теряя себя, я задал ускоренный темп, не в силах растягивать процесс. По венам уже бежало каленое удовольствие.

Бориска судорожно дергалась: то шлепала по моему оголенному заду, то цеплялась, то когти вонзала, отчаянно мыча проклятия.

А то, что она меня проклинала и ненавидела – наверняка.

Я всё для этого сделал и сделаю ещё больше!

Её любовь мне уже не всралась!

Больше!

Это я когда-то грезил мыслью быть с ней. Влюбить в себя, а теперь только пользование холодное, бездушное.

Кончил я быстро. Даже не ожидал что так накатит. Ослепляющей волной и звоном  в ушах. Чтобы максимально впитать ярких чувств, задрал голову и изливался в глотку девчонке.

Когда истерика Бориски стала невыносимой, отпустил.

С неудовольствием глянув, как зареванная, со взбитыми от моих дерганий волосами, некогда красотка, блеванула на пол, точно распоследняя пропойная шалава.

Что ж возможно, это ее будущее.

Пусть привыкает!

Заправив член в брюки, вжикнул молнией. Девчонку за шкварник дёрнул, ставя на ноги. Подтолкнул к раковине. Врубил воду, глянул на неё через зеркало и вкрадчиво отчеканил:

– Ещё раз не проглотишь, я тебя каждый день спермой отпаивать буду. По стакану надрачивать – с утра вместо завтрака, днем вместо обеда и полдника, вечером вместо ужина, ну и на ночь. Поняла?

Девчонка судорожно кивнула, ненавидела взглядом.

А мне до трясучки нравилось ее жажда мести.

Да, месть… мы все за что-то мстим!

Жаль девственница, так бы я ей ещё в зад всадил, чтобы познала всю глубину моей симпатии.

– У тебя несколько минут. Приведи себя в порядок. Я жду на улице. Будь добра, без истерик, нас там обозреватели светских блогов ждут. Будет погано, если сплетни о нас начнутся с твоих зареванных фоток.

– Зачем они? – охрипло бросила девчонка, упёршись рукам в раковину.

– Для хайпа. Чем быстрее новость облетит мир, тем быстрее твои преследователи уяснят, что отныне твои дела – мои, и наезды на тебя, затронут и меня, а это уже другие пляски.


Бориска


Даже очухаться толком не дал, а я уже несмотря на папарацци, планировала побег.

Собраться с мыслями не могла – они бились хаотично в голове, нагнетая всё больше отчаянья.

Как я могла довериться этому чудовищу?

Он же не знает уважение к женщинам!

Он меня ненавидит! Энджи ошибалась. Он меня презирает!

Не спасти, а унизить хотел и унижал! Топтал моё достоинство, мою гордость. Разве это нормально, когда вот так?! В грязном туалете, насильно поставив на коленки. Не слыша возражений, сунул член в мой рот. МНЕ! Своей подопечной. Он же взялся меня оберегать!

Нет, я читала, что ему  полностью принадлежу и без претензий готова выполнять его сексуальные прихоти, что доверяю свою жизнь, но даже в страшном сне не думала, что Ад меня так, как дешёвую шлюху.

– Хватит ныть, – не дождался на улице Андрей. Ворвался в уборную и чуть ли не за шкварник вывел прочь.

Перед тем как пихнуть меня в тачку, не забыл сладко улыбнуться, явно для камер и фотиков блоггеров работая. И даже каленым поцелуем наградил, язык едва ли не по глады всадив. Это всё было грязно и мерзко. Об этом ему и сказала уже, когда машина набрала ход. Ад безлико промолчал, что-то изучая в телефоне.

Глава 5

Бориска


– Я подам на тебя в суд, – шикнула, путаясь в чувствах и отвернулась к боковому окну.

– Вперёд, – без эмоций бросил Ад. – Владимир останови, – ровно бросил водителю, и тачка тотчас вильнула к обочине, игноря истошные пиликанья клаксонов возмущенных водителей, кому подрезали. – Иди, – Адаков меня дёрнул к себе, но не для очередной порции насилия, а, чтобы выволочь на улицу. – Я не держу, – толкнул в направлении прохожих: – Дуй. Сейчас я тебе ещё и твою копию контракта в след запущу, чтобы на досуге почитывала, сидя в притоне… ну и зад будет, чем подтереть,– чем больше говорил, тем больше себя грязью ощущала.

– Ну ты и козёл! – шикнула в сердцах и булькающей ярости. Стиснула кулаки, чтобы не вонзить когти в лицо гада, а меня разрывало, как хотелось ему циничную физиономию разукрасить.

– Зато с мозгами! И у меня нет времени вкачивать серую жидкость тебе. Не поумнеешь быстрее, чем нужно, быть тебе на дне, – продолжал поливать меня помоями. – Не умеешь держать слово, шибко нежная для отношений со мной, – Дуй нахер, – реально стопкой документов махнул, за мной отправляя, но я так резко к нему подступила, её перехватывая, что чуть не размазалась по его широкой груди лицом.

– Не смей. Мои, – вскинула с ненавистью глаза. Зло выдернула копию контракта, себя презирая за слабость и тщедушность: – Прощай, – гордо развернулась и пошла, куда… даже не думала. Мне было необходимо подумать! Побыть наедине. Переживать случившееся. Найти выход. И желательно киллера, чтобы избавиться теперь от Ада!

Поэтому, чеканя шаг по асфальту, шла.

Гордо! Глупо, но гордо.

Ад не преследовал. Его машина быстро скрылась из вида, и только тогда мне стало опять страшно. Вдруг именно сейчас маньяк активизируется?

Нужно позвонить. Срочно! Попросить помощи у Ветрова. Пусть меня заберёт, но следом пришло жуткое озарение: сумочка моя в машине Адаков! Я… идиотка! Без денег! Без мобильного!

Я, чёрт возьми, лакомый кусок для маньяка!!! Бери, не хочу!

Аккурат с нагрянувшей мыслью и небеса вздрогнули, а несколькими секундами погодя начал моросить дождь.

ДА-А-А! Мне этого жуть не хватало!

Полоса черная… серая…

В туфлях хлюпало, я нелепо пыталась огибать быстро разливающиеся лужи, но от маневров и долгой ходьбы уже ноги до мозолей натёрла. А на дороге, как назло, ни одного такси!

Я тщетно пыталась поймать машину, но, увы…

Дождь усиливался, я промерзала сильнее, документы намокли.

И я вновь себя ощутила бесконечно одинокой, жалкой и невыносимо одинокой. Почему? Ну за что на меня вновь обрушился безжалостный мир!

От бессилия и безысходности, я заревела, будто дождя на лице не хватало.

Стояла у обочины и рыдала, прижимая к груди мокрую стопку документов, пока добрый дяденька не остановился.

Видимо отупела настолько, что даже мысли не мелькнуло, ведь это мог быть маньяк.

Я была настолько подавлена, и в то же время, настолько рада – хоть кто-то не остался безучастным к ревущей мне, что хлюпая носом, села к нему в машину.

– Куда тебя?

– Меня… – Сначала решила домой поехать, что всё вернётся к тому, что было. Как бы ненавидела Ада, я уже сделала шаг в пропасть. Не думаю, что испытаю что-то унизительней, чем он мне устроил сегодня.

Как бы он в меня не плевался ядом, он меня хотел не просто так был готов заняться сексом в уборной. А значит, я была права – он испытывал ко мне чувства. Пусть не любовь, не нежность, а похоть, но женщины на этом умело играли. Почему бы и мне не попробовать?

 Где жил Андрей знала. Не городская квартира, а именно дом, который  строил несколько лет. Недавно они с сестрой праздновали переезд. Жаль, что он оказался не столь счастливым, как мечтала Энджи.

– Если не сложно, – нарушила повисшее молчание я, и назвала престижный район города, где величественно красовался особняк Адакова.

 Ворота не открыли, пришлось выйти.

– Спасибо огромное, – застучала зубами, вновь оказавшись под проливным дождём. – Если дадите свой номер телефона, я обязательно вам переведу денег.

– Ничего не надо, – улыбнулся старичок. – Не плачь больше. Слёзы тебя не украшают.

– Да, – кивнула, губу пожевав, – меня и дождь не украшает, – попыталась отшутиться. – Вы меня спасли, спасибо. – ещё раз поблагодарила и ступила к экрану-звонку.

До дома пришлось идти.

Меня пустили, но не сразу! Ада не было, поэтому охрана прежде набрала босса. В доме прислуга проводила до комнаты, которую велел для меня подготовить Адаков.

К моменту, когда я осталась одна жалкая, мокрая посреди комнаты, я уже окончательно озябла и безмерно устала.

Прямо тут разделась, позволяя одежде грудой упасть к ногам. Долго отогревалась в ванне, а когда вернулась, своих вещей не нашла. Ничего не было! Хоть в занавеску укрывайся. Покрутилась в раздумьях, а потом на прикроватной тумбочке увидела поднос с молоком и пиалой мёда.

Забралась с ногами в постель. За неимением чего-либо другого, завернулась одеялом. Выпила теплое лечебное зелье.

Мне похорошело, внутри жар стал расползаться.

И я с блаженной улыбкой упала на подушки и уснула.


Андрей/ Ад


После работы пытался чужими кулаками выколотить из себя желание к этой молодой идиотке, но даже пара боёв не утихомирила низменных порывов. Особенно в свете новых обстоятельств и зная, что у меня на неё все права!

Компания и алкоголь лишь усугубили одержимость и жажду проверить насколько Бориска девственница. Водка мозги дурила, а Рогозины Серёга и Сашка, лишь масла в огонь подливали. Словно назло подначивали. Прям задолбали «благими помыслами и советами».

Они знали, что мы с Бориской помолвлены. И когда стали уточнять, как она в постели, я решил отмолчаться, но фантазия знакомых зашла так далеко, что даже мне, пофигисту до извращений и предпочтений других, стало не по себе.

Серый и Саня на все лады… кто грязнее польёт, заливали, с кем дочь Митич отжигала до меня!

О том, что Бориска всегда гуляла с Энджи, молчали, в этом инстинкт по самосохранению у них работал. Понимали, что я допускал в отношении одних, не позволялось в сторону моей сестры. НИКОМУ! Убил бы на месте!

Никто не смел опорочивать мою светлую память о ней! Сестра – это святое! И плевать, что мертва.

А Бориска! Заслужила.

Нечего было хвостом крутить!

Нечего было светиться на всех громких тусовках города!

И нечего было собирать коллекцию из «бывших». А в женихах у неё, ещё те мажоры значились. Прям рассадник сынков богатеньких папиков.

В общем, дико пьяный уже к середине ночи я засомневался в ее невинности.

Рогозины, конечно, не из самых честных людей, но в отличие от меня в тусовках богемы и мажоров крутились, а, стало быть, нижнего белья других повидали больше. Поэтому, как бы не хотел, слушал. Как бы не отмахивался, их яд попадал в цель.

Я держался до последнего. Даже потрепал немного Веронику, в надежде, что секс на стороне поможет, но всадить член в любовницу мне хотелось меньше, чем отыметь бесеняющую меня девчонку, сидящую у меня дома.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении