Александра Арсентьева.

Любовь не терпит сослагательного наклонения. Роман



скачать книгу бесплатно

– Да, мой отец назначил меня главным редактором.

– Зачем?

– Я так хотел.

– Почему?

– Действительно все хотите знать? Правда Вам не понравится, – серьезно сказал Сет.

– Говорите.

– Я люблю Вашу жену. Не влюблен, а люблю по-настоящему.

– И Вы имеете наглость…

– Я ни на что не претендую, Вам нечего бояться. Я получил это место лишь для того, чтобы часто видеть ее. Любить на расстоянии… невозможно.

– А так, как сейчас?

– О! Это, безусловно, больно! Но это уже все-таки… кое-что.

– Сколько Вам лет?

– 27.

– Одри… тоже.

– Знаю. Это ни о чем не говорит. Она Вас любит! Целыми днями только о Вас говорит!

– Я не знал, что моя жена так… несдержанна. Она мне редко говорит… о любви.

– Не говорит, что любит? Сомневаюсь.

– Мне… мало. Вот, вижу Вас и… понимаю, что недостаточно ее любви.

– Ко мне не нужно ревновать. Я читаю книги. Я прочел море хороших книг, чтобы иметь возможность разговаривать с Вашей женой. И теперь я знаю много стихов о любви наизусть.

– Вы…

– И все равно я Вам не соперник. Позвольте только… любить ее. Она талантлива, умна, красива и сексуальна. Она не понимает, какая она. Когда она просто идет по коридору, мужчины оборачиваются или смотрят в пол. Все. Буквально. Думаете, почему?

– Знаю, но не скажу, – нахмурился профессор Ной.

– Одри секси. Просто чудо с телом богини и мыслями женщины.

– Я Вас ненавижу, знаете ли… за эти слова.

– Потому что я прав. Не надо меня ненавидеть. У меня большие связи. Я сделаю ее знаменитой писательницей. Она блестящая переводчица – вывеску видели снаружи?

– С этой целью и пришел сюда – узнать, кто сменил название, и почему оно стало таким – пересказанным недавно мне моей женой?

– А какие сценарии пишет! Я ее с Шах Рукх Кханом познакомлю…

– Через мой труп только!

Сет рассмеялся.

– Да не уведет он ее у Вас! Ее никто у Вас не уведет! Она не говорит о Вас – это верно…

– Но Вы сказали…

– Не умеете слушать, уважаемый профессор Лефтерис… Но все ее чувства, мысли, эмоции, труды, идеи, научные знания… она посвящает Вам!

– И все равно я старый и ревнивый дурак…

– Не мучьте себя. Оно того не стоит. Я ведь знаю, как Вы поженились.

– Необыкновенно.

– Это точно. Ни у нее, ни у Вас никого не было. Оказывается, и так бывает. Можно мне… просто любить ее?

– Я лучше пойду. Не могу ответить утвердительно, а отказывать… неудобно после того, как Вы… столько мне сказали.

– Хорошо. До свидания. Еще увидимся.

– Не хотелось бы, – заметил профессор, закрывая за собой дверь.

Профессор Лефтерис никогда в жизни не был так напуган и растерян. Он знал, как знают ближайшее будущее провинившиеся мужчины, даже если они ничего не делали – только хотели убедиться, что жена хранит им верность, – что Одри будет его ругать и ядовито высмеивать. Но он мужественно шел к машине, уже издалека увидев, как она недовольна его поведением.

Глава 7

Но профессору, как нашкодившему ребенку, это только показалось.

Одри совсем не сердилась. Она даже не возмущалась, что обычно было несвойственно женам ревнивых мужчин. Профессор открыл дверь машины и, натянуто улыбаясь, сел на место водителя.

– Привет, дорогая.

– Привет, – ответила Одри.

– Поехали домой, – ей не хотелось обсуждать случившееся, но она предполагала, что профессор прицепится к ней, разбирая по косточкам главного редактора, именно сегодня.

– Очень странно, жена, что ты не спешишь мне объяснить обстоятельства, свидетелем которых я невольно стал.

– Если я не злюсь на тебя – это вовсе не значит, что все женщины – дуры. Ты специально выследил меня и Сета, а делаешь вид, что все это – чистая случайность.

– Я…

– Ты – идиот, а мы не любовники. Я устала. Дома поговорим?

– От чего это ты устала? – прищурился профессор Ной.

– От тебя. От твоих дурацких подозрений. Если женщина и мужчина работают вместе, совсем не значит, что они обязательно спят вместе.

После того, как они вернулись домой, профессор Ной попросил стеснительно:

– У меня к тебе странноватая просьба: скажи, что я дурак.

– Вовсе ты не дурак. Ты идиот, а это другое.

– Дурак! Скажи это, пожалуйста!

– Хорошо, подчиняюсь: ты дурак.

– Еще… – он полез целоваться, снимая ее платье.

– Дурак…

– Еще, еще…

– Дурак! Дурак! Так ревновать!

Одри ласкала его в постели, щекоча попу до мурашек, и смеялась тому, как он сгорает со стыда. Когда она притронулась к члену, он вообще закрыл глаза и впал в лихорадочный транс. Его слегка трясло от удовольствия, а жена на этом не останавливалась и продолжала доставлять ему радость…

– Поверить не могу, что ты моя, – прошептал он, отворачиваясь.

– Божественно… было, любовь моя. Кстати, уже можешь предъявлять ко мне свои претензии.

– У меня претензии только к Сету. Сегодня я его рассмотрел.

– И? Особых примет у него нет, – ласково улыбнулась Одри, целуя ухо профессора.

– Откуда ты знаешь?! – профессор вытаращил глаза.

– Господи, почему мужчины рассуждают так примитивно? Он при мне не раздевался. У него на лице нет шрамов.

– Красивый парень, – грустно улыбнулся профессор, отворачиваясь.

– Я равнодушна к мужской красоте. Мне нравишься ты: умный, стеснительный, честный и скромный.

– Ему 27 лет!

– Знаю. А что это меняет?

– И тебе 27. Вы одногодки.

– Скажу Сету, чтобы он изменил дату рождения в паспорте. Может, это тебя успокоит, – улыбнулась Одри.

– Нет, в самом деле, что такого особенного в том, что он красивый и ему 27, как и мне?

– Подходящая кандидатура… для любовника.

Одри слегка нахмурилась.

– У меня есть ты.

– Сет тебя любит по-настоящему. Он сообщил мне это с гордостью и легкой грустью, а Вы, женщины, это любите. Любите, когда Вас любят.

– Почему бы мне не любить тебя, тем более что ты тоже меня любишь?

– Сет моложе и он совершил нечто невероятное для того, чтобы завоевать твою любовь: научился читать, выучил наизусть стихи и стал главным редактором в издательстве. Ах, да: обещал исполнить твою заветную мечту – познакомить тебя с Шах Рукх Кханом.

– Профессор Ной, я Вас хочу, – серьезно и очень сексуально произнесла Одри.

– Что такого особенного я сказал? – удивился Ной.

– Заткнись и поцелуй меня.

Профессор поцеловал ее, и жена мгновенно воспользовалась его дальнейшим замешательством и отдалась ему. После этого профессор не оставил ее в покое.

– Что было в моих словах?

– Сексуально ревнуешь.

– А поподробнее?

– Говоришь глупости с серьезным лицом. Это так мило! Съем тебя, вкусняшка, – она прикусила его мочку уха.

– Мне Сет обещал познакомить тебя с актером. Тебе еще не успел?

– Мы уже даже обговорили сроки, когда это будет. У Шах Рукха Кхана сложенный график встреч и конференций. Встреча назначена на 20 ноября.

– Почему женщины, прежде чем сделать что-то, что не нравится их мужьям, не могут с ними посоветоваться?

– Потому что мужья никогда ничего не разрешают. Проще поставить перед фактом: дело сделано.

– Одри… – застонал профессор, целуя ее, не имея возможности отомстить.

– Не собираюсь я заставлять тебя страдать, влюбляясь в Шах Рукха Кхана. Я Вас люблю, профессор Ной! Почему я не сказала это, когда училась?

– Я бы тебя изнасиловал прямо в преподавательской, и меня бы уволили, – серьезно ответил муж.

– Звучит аморально, но меня даже заводит, – усмехнулась Одри.

– Он любит тебя и не стесняется в этом признаться. Так спокойно говорит об этом со мной!

– Мне больше нравятся застенчивые, чем уверенные. Конечно, я всю жизнь жду и жду чего-то – такова моя карма, но я терпелива и получаю все самое лучшее. Вот именно так ты мне и достался! – рассмеялась Одри, снова соблазняя его дерзкими взглядами.

– Давно ты знаешь, сколько Сет, или как там его на самом деле зовут, для тебя сделал?

– Стаматис. Давно. Он скучный и хвастливый. По сравнению с тобой – полное ничтожество.

– Главный редактор издательства, в котором ты работаешь.

– Угу. Терплю его, потому что он мой начальник и работодатель.

– Ты в курсе, что вся мужская половина издательства тебя хочет?

– А! Сет сказал. И мне говорил. Жаль, что я боюсь мужчин.

– А иначе?

– А то бы я всех поставила на место. Моя сексуальность меня пугает, хоть я и знаю о ней.

– Что там тебе Сет говорил, поподробнее?

– Что когда я иду по коридору, он представляет меня в своей постели, – глаза Одри стали серыми, как сталь.

Профессор резко схватил ее за руки и, прижимая их к кровати, ревниво поцеловал ее в губы. Потом отпустил жену и сказал, сверкая глазами:

– Я его… убью.

– Пусть живет, пока с Шахом меня не познакомит и знаменитой писательницей и переводчицей не сделает. Дедушка учил меня использовать людей. Тот или иной парень, влюбленный в меня, в жизни пригодится.

– Одри, я…

– Прости, что я так сказала.

– Ты ведь так не считаешь?

– Да все мы в той или иной степени используем людей: мужей, любовников, мужчин с улицы…

– А мужчины что же?

– А Вы нас используете. Вот зачем ты на мне женился?

– Я влюбился в тебя без памяти. Не могу без тебя, Этелфрита.

– В глубине души ты надеялся, что я слепая, глухая и глупая – именно эти черты позволили бы тебе надеяться на то, что я стану твоей без лишних усилий.

– Слишком… много правды для старого профессора, который тебя любит, – заметил Ной.

– Я люблю правду и научу тебя любить ее точно так же, как это делаю я. Вы, мужчины, врать любите.

– Я тебе не врал.

– Ну да, всего два раза было. Это простить можно.

– Когда?

– Как когда? Первый раз я попросила тебя зайти в нашу аудиторию и вызвать меня с занятий…

Профессор спрятал голову и глаза в подушку.

– «Забыл», – ответил ты, а мне хотелось тебя побить.

– Можешь сделать это сейчас, – профессор не поднимал глаз.

– Я тебя лучше укушу. Хоть какая-то польза от твоей вины. Можно?

– Надо было спросить: хочешь? Хочу.

Одри укусила его ухо. Профессор поднял глаза и голову от подушки и ответил ей страстным поцелуем.

– Зачем ты мне наврал? Свидетелей боялся?

– Нет, – Ной помотал головой, – Себя, ненасытного боялся. Я и так все время демонстрировал всем и вся желающим свою забавную и нелепую влюбленность в тебя. За спиной все надо мной смеялись.

– А сейчас смеются?

– Конечно. Особенно преподаватели, с которыми ты флиртуешь.

– Я с ними просто вежлива, не выдумывай ничего лишнего, вкусняшка.

– Если я скромный – это вовсе не значит, что я ничего не вижу и ничего не чувствую. А второй раз когда я соврал?

– Когда с аудиторией поздоровался и убежал в страхе, что я тебя поймаю. И сказал, что был там, а я не подошла по поводу образцов болезней.

– Я боялся оставаться с тобой наедине. Мне необходимо было свыкнуться с неизбежным.

– Все мужчины трусливы, когда влюбляются и похожи на ослов. Но некоторые – такие, как ты, похожи на чудо.

– Я чуть не умер, когда впервые остался с тобой наедине надолго у тебя дома.

– Ты поцеловал меня и сказал, что не можешь больше потому, что боялся меня?

– Тебя и своей бешеной страсти. Моя любовь… ненормальная: ненавижу всех мужчин, оказывающих тебе знаки внимания. Не могу простить им это. Это женщины ничего не забывают. Никогда. Я ведь не женщина, а помню все пороки твоих поклонников.

– Ты слишком сильно беспокоишься обо мне. С возрастом такие образованные и достаточно известные в своих кругах мужчины, как ты, становятся интереснее. Мне нравится, что ты старше меня годами и больше знаешь, а вот здравого смысла у тебя маловато. Это как раз идеально для меня, ведь после свадьбы мужчина должен слушаться жену и повторять то, что она говорит и делает. Смешно читать, что последнее слово должно оставаться за мужчиной и это слово: «Да, дорогая!», но, по правде говоря, это так приятно. Такого мужчину хочется затащить в постель! Не всегда только Вы, мужья, мечтаете о сексе. Женщинам хочется секса в красивой, романтической упаковке. Мы используем секс, чтобы получить любовь. Вы – наоборот…

Профессор, снова смущаясь, прижал ее к себе и тихо сказал:

– Хочу…

Глава 8

В доме Роберто Барберри готовились к встрече важного гостя, младшего сына Плутона и Алексы. Никто даже не знал, как он выглядит, где работает и как его зовут. Алекса и Плутон решили: пусть будет сюрприз. Они очень гордились младшим сыном, так как он получил образование экстерном за границей, а специализацию выбрал, по их мнению, неожиданную, но интересную. И уже занимал высокую должность в хорошем месте.

Роберто и Афродита накрыли на стол, достали лучшее виски и ждали необыкновенного молодого человека. А пока разговаривали.

– Я еще не успела рассказать, что мой сын впервые… влюбился в 27 лет. Он ничего мне не говорит, но я знаю, что это необыкновенная девушка. Надеюсь, что я ее однажды увижу. Как всякую мать, меня снедает здоровое любопытство.

– А как ты узнала, что он влюблен? – спросила Вера.

– Уверена просто, что эта девушка с ним работает. Мне кажется, что он попросил отца устроить его на эту должность, чтобы быть рядом с ней. Я женщина, а нам всегда и везде видится романтика.

– Это верно, – рассмеялась Вера.

Эпаф и тот вставил свое слово:

– И я считаю, что он кого-то встретил. Мужчины только к этому возрасту очухиваются и начинают отличать любовь от секса.

– Ты судишь по своему опыту, Волшебник, – ответила Вера, смеясь.

– Некоторые мужчины не такие туповатые и немедленно понимают, как завоевать любимую и единственную, – заметил Роберто Барберри.

– Сначала, правда, они планируют немного подождать, чтобы поднакопить пару – тройку миллионов евро, – улыбнулась Афродита.

Роберто смутился, несмотря на возраст.

– А Одри где? – спросила Алекса.

– До сегодняшнего дня еще не знакома с ней. Слышала от знающих людей, что она настоящая красавица.

– Да, но это в маму, не в меня, – ответил Эпаф.

– В тебя – сексуальная, – дополнила Вера.

– Кто говорит? – спросил Эпаф.

– Мой коллега по работе, главный редактор, – ответила Одри, заходя на огромную кухню, где дамы пили красное вино, а мужчины – виски.

– Одри, так рада, наконец, с тобой познакомиться! Ты и впрямь красавица! А где ты была? Уже четыре часа.

– Я преподаю биоэкологию и химию в университете. Мой муж сейчас придет, профессор Лефтерис.

– Уже наслышаны о Вашей любви. Говорят, ты до него и замуж-то выходить не собиралась.

– А за кого замуж идти? Кругом одни глупцы с завышенным самомнением. Обожаю мужчин, неуверенных в себе. «Он никогда не узнает, как я люблю его, и люблю не потому, что он хорош собой, а потому, что в нем больше меня, чем во мне самой». Эмили Бронте, цитата из «Грозового перевала».

– Мой сын тоже обожает цитировать различных авторов. Мне кажется, у него появилась девушка. Он стал каким-то… одухотворенным.

– Здорово. Скоро придет Ваше сокровище, тетя Алекса?

– Скоро. Глядя на тебя, дорогая, кажется, что всех прекрасных девушек уже расхватали.

– Да перестаньте! Нашел же Ваш сын кого-то!

– Надеюсь, она так же красива и порядочна, как ты.

На кухню зашел профессор Лефтерис и поздоровался со всеми присутствующими. Ему ответили. Он молча налил себе минеральной воды и стал пить.

– Вы не пьете виски?

– Только когда есть значительный повод, – ответил профессор спокойно.

– На нашей свадьбе он пил виски, – заметила Одри, улыбаясь мужу.

– Верно, повод был, – подтвердила Алекса.

– Я не мог поверить, что мы женимся.

– Он не мог поверить, что я выхожу за него, – сказала Одри, улыбаясь тете Алексе.

– Считает, что у нас с ним мезальянс.

– Ну что Вы, профессор! Это же большая любовь! – сказала Алекса.

Профессор Ной хотел что-то сказать, но в эту минуту на кухне появился Сет, гвоздь программы и, не обращая особого внимания ни на кого, бесцеремонно схватил Одри за руку и утащил в комнату, говоря при этом:

– Одри, мне столько всего надо тебе сказать!

Одри, не сопротивлялась, как раз наоборот, она сияла и отвечала ему:

– И мне, мне! У меня столько идей для издательства!

– Все твои идеи… Считай, что они внедрены в жизнь! – с жаром, открыто и восторженно ответил Сет.

И они даже не ушли, а убежали. Наступило короткое молчание, а затем Алекса удивленно сказала:

– Это был собственно… мой невежливый сын. Знакомьтесь.

Профессор Ной подошел к столу и налил себе целый стакан дорогого виски. Алекса внимательно посмотрела на мужа Одри. Он отпил из стакана и мрачно оглядел присутствующих.

На пару секунд забежала Одри и забрала бутылку красного вина, не глядя на мужа. Глаза ее сияли. Роберто посмотрел на своего зятя. Лицо у профессора мгновенно стало несчастным и очень замороченным. Роберто, наоборот, был счастлив, что зять страдает. Он всегда недолюбливал профессора Лефтериса. Его коробило и то, что внучка взяла его фамилию.

– Одри и Сет знакомы? – удивилась Алекса.

– Работают вместе. Одри работает в издательстве, – ответил Ной.

– Кажется, теперь я понимаю… Он главный редактор.

– Угу. Попросил своего отца, – профессор взглянул на Плутона, – устроить его на эту должность. Разве Вы этого не знаете?

– Знаю, конечно, но…

– «Надеюсь, что она так же красива и порядочна, как ты». Я все слышал. Если бы Вы сказали: надеюсь, это ты, то попали бы в точку.

– Простите?

– Ваш сын безумно влюблен в мою жену.

– Кто Вам сказал?

– Вы что, не видели, какая у них идиллия? Они ни на кого не обращают внимания. Сет мне прямо сказал об этом: люблю Вашу жену. «Вы позволите ее любить?»

Алекса не знала, как реагировать. Роберто сказал профессору:

– Иди и приведи их сюда.

– Нет. Не могу на это смотреть. Я лучше выпью. Повод есть.

– Не бери пример с меня в молодости и не делай глупостей, – ответил Роберто.

– Мой муж постоянно пил виски, когда я болтала со своим другом, – сказала Афродита, объясняя слова Роберто.

– Я приведу своего сына, – предложил Плутон, – Мог бы хотя бы поздороваться сначала.

– Безответная любовь… – задумалась Алекса вслух.

– Просто хороший выбор, – заметил профессор Ной.

Плутон пошел за сыном. Он тихо заглянул в комнату и смотрел на парочку.

Одри сидела на стуле, а Сет перед ней на корточках и, преданно заглядывая в глаза, говорил и говорил… Плутон прислушался к разговору и понял, что пришел как раз на самом интересном месте.

– Дорогая, я тебя люблю.

– Прекрати, Сет, я замужем. Давай обсудим рабочие моменты.

– Поцелуй меня! – попросил Сет вместо этого.

– С ума сошел? – Одри покрутила пальцем у виска.

– Пока еще нет, но как только ты меня поцелуешь…

– Нахал! Зачем ты сказал моему мужу, что любишь меня? Нельзя было умолчать об этой… щекотливой ситуации?

– Он спросил, почему оно так называется, и почему я работаю именно в этом издательстве. Я честный. Профессор спросил, а я ответил. Нельзя лгать своему профессору – Бог накажет, – Сет улыбался, а глаза его блестели.

– Он не твой профессор, а мой.

– Нет. Ты моя. А он просто какой-то там заумный профессор.

Плутон уже хотел вмешаться, но пока медлил, интересуясь, как далеко зайдет его сын, нахальничая с чужой женой. Сет обнимал Одри колени.

– Сюда кто-нибудь войдет.

– Твой профессор не войдет – он на кухне пьет виски и жалуется твоему деду на судьбу.

– С чего ты взял?

– Все жалуются Роберто Барберри на плохих людей. Он выслушивает просьбы и нытье, записывает в папку «ООО» на ноутбуке и, нанимая страшных дядек, дает обидчикам по наглой морде, – Сет рассмеялся.

– Ты…

– Я наглый, но всегда говорю правду. Что, нет? Все знают, как Роберто Барберри разбирается с неугодными ему и его просителями. После возмездия он покупает обиженным шоколадки… или вертолет. По прейскуранту.

Одри возмущенно стукнула Сета по плечу.

– Дурак!

– Мне хотелось тебя развеселить.

– Зачем?

– Идеи по работе мы уже обсудили… С понедельника будешь заниматься переводами индийских фильмов в интернете.

– Пойдем на кухню.

– Что мне там делать? Выслушивать скучные лекции на тему, как нехорошо ухаживать за чужой женой? Я и без них в морали разбираюсь. Лучше бы посоветовали, как тебя разлюбить. У кого-нибудь вообще получается разлюбить по заказу?

– Ты даже не познакомился с остальными. Хозяева обидятся.

– Роберто Барберри? Я не боюсь его. Я люблю его любимую внучку, но он меня не убьет.

– Почему?

– Я практически его родственник. Сын друзей его дочери и зятя. Он не убил даже Эпафа, а мог бы сотни раз это сделать.

– Но нос-то ему сломал однажды!

– Мне не сломает. Он уже стар и от внезапных вспышек гнева устал. Кроме того, ему по статусу не положено бить главного редактора издательства, в котором работает его любимая и единственная внучка.

– Какой же ты… нахальный, Сет.

– Назови меня так, как зовешь обычно.

– А вдруг нас подслушивают?

– Резонно. Тогда скажи мне мое имя на ухо.

– Пойдем, а, Сетти? – попросила Одри, сказав это ему в ухо.

– Вот так уже лучше! Скажи еще, что я красивый…

– Ты красивый и голос у тебя красивый, поразительный – я бы сказала, но я мужа люблю.

– А в постели твой профессор задает тебе вопросы? Он просто обязан тебя экзаменовать… иногда, – Сет целовал ей руку.

– Ты переходишь… границы.

– Кстати, вот тебе отменный сюжет для романа: до профессора у нас с тобой тоже был секс…

– Не было!

– Помолчи, – он нежно и смело поцеловал ее грудь в лифе зеленого платья.

Одри вздрогнула и отодвинулась. Плутон понял, что ей было хорошо.

– Был секс… А потом я скинул тебе SMS, где спрашивал, кто лучше занимается любовью: я или он… Ты бы ответила: ну, ты, а я бы сказал: ты врешь. «Зачем бы я стала тебе врать?» «Чтобы не обидеть». Нравится?

– В жизни так не бывает.

– Что, твой профессор не достает тебя ни с чем подобным? Это просто потому, что ты только с ним спала. Будь моей… любовницей, и я гарантирую тебе обоюдный – с моей и со стороны профессора – вынос мозга.

Плутон неожиданно вошел в комнату.

– Молодой человек, нам надо бы поговорить… наедине. Одри подумает над твоим щедрым предложением… но позже.

– Папа!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13