Александра Шадрина.

Первая леди ночи. Серия «Истории любви»



скачать книгу бесплатно

© Александра Шадрина, 2017


ISBN 978-5-4485-9234-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Первая Леди Ночи.

 
Все только начинается, друзья!
Взгляни в окно – там я.
Взгляни в зеркальные глаза —
Кого увидишь ты? Меня!
Спросила у сладких своих снов,
Кто правит миром? Я – Любовь!
 
Александра Шадрина
10.03 2008 год.

Пролог

Они замерли в метре друг от друга. Затаили дыхание и боялись поднять глаза. Сердце, казалось, уже не вмещалось в теле. Бухало так, будто хотело выпрыгнуть. Бухало и отдавалось в голове колокольным звоном.

Снег все кружил в воздухе. И медленно, как в кино, оседал на тротуар, деревья, дома и одежду. Снег на ощупь был холодный, но почему-то даже он не мог охладить их сердца.

Было непривычно тихо. Сердце заглушало все. Не давало пробиться даже мыслям. Только одна все норовила выскочить, кружила и кружила вокруг, как снег в воздухе, но потом разбивалась на отдельные слова и маленькие мыслишки, а мозг все пытался собрать ее снова, пока она не разлетелась совсем.

Руки и ноги не слушались. Тело и душа, казалось, начали жить сами по себе. Отдельно друг от друга. Как они все эти три долгих месяца.

Снег продолжал свой волшебный танец и превращал их в две снежные фигуры. Если бы не сердце, они бы точно стали ледяными изваяниями.

Но сердце потихоньку затихало. Завершало свою холодную арию. Вернулось на место, и сольную партию приняла, как эстафету, наконец сформировавшаяся мысль. Она послала сигнал в мозг, и они смогли поднять друг на друга глаза. О чем они думали? Воскресло ли в их мыслях прошлое или осторожно пригрезилось будущее?

Глава 1

Она смотрела в его зеленые глаза и не могла оторвать от них взгляда. Он был очень красив, ее собеседник. В его руке дымилась сигарета, а пальцы чуть дрожали. Они оба были напряжены. Был поздний вечер, и она ждала, когда он, наконец, решится начать свой рассказ. Он расскажет ей многое о себе и о Ней, о том, как развивались их отношения, может быть объяснит, где она сейчас и почему он иногда говорит о ней в прошедшем времени. Ему было нелегко обнажать свою душу и извлекать из глубин подсознания свои воспоминания, а ей нелегко было слушать.

А если бы он только знал, как сильно она его сейчас хотела! Ей хотелось гладить его по рукам, прикасаться к красивому телу, а вместо этого ей придется слушать, как он гладил и целовал Ту девушку, так запавшую ему в сердце. Впрочем, не факт, что у них вообще что-то было. Но проклятое воображение уже рисовало разнообразные картины. Хотя услышать из его уст правду все равно было намного страшнее.

Хотелось убежать подальше, ничего не слышать, ничего не знать. Потому что после этого она будет смотреть на него совсем другими глазами. А ей хотелось знать его таким, какой он есть сейчас. Каким он был до этого дня. Или ночи?

Он пошевельнулся, затушил сигарету в пепельнице и произнес:

– Она появилась в моей жизни незаметно…

Девушка откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Так было легче воспринимать его речь. Сказка начинается, мальчики и девочки, устраивайтесь поудобнее.


… – Она появилась в моей жизни незаметно. Конечно, мы сталкивались с ней пару раз в коридорах, но я как-то не воспринимал ее как сотрудницу. Не знаю, мне казалось, что она появляется здесь случайно. Но однажды она появилась в моем кабинете. Принесла отчет, пояснив, что ее начальница уехала по делам, а секретарь в отпуске. Я, конечно, поблагодарил ее, и когда она ушла, вызвал к себе Леночку – это мой личный секретарь – и поинтересовался, кто она такая.

– А вы разве ее никогда не видели? Вы же подписывали договор о приеме на работу, должны помнить, – удивилась Лена.

– Вы ничего не путаете? – рассердился я тогда. – Я должен помнить в лицо всех своих сотрудников?

Тогда она извинилась и, сверившись со своими данными, сообщила, что девушку зовут Евой, она штатный психолог. Испытательный срок она прошла на телефоне доверия. Прошла успешно, и ее зачислили в штат. Правда посчитали, что нечего прятать ее, поэтому уже три месяца она занималась наиболее трудными случаями. Так сказать, лицом к лицу с посетителями, ищущими психологическую помощь.

В общем, так состоялось наше с ней знакомство. Заочно, что называется. Как президенту, мне было непростительно, что я толком не знаком с ценными сотрудниками.


Кстати, ты, наверное, немного знаешь о моей компании, – он взглянул на девушку и тут же устремил взгляд куда-то в пол.


– Ну не компании, конечно, а Центра психологической помощи. Я сам когда-то был просто акционером, но… после смерти жены пришлось взять все в свои руки. Никто не знал лучше меня, как управлять Центром. Первое время было немного неловко: мужик и психологический Центр. Фигня какая-то. Но потом привык. Центр работал и работает нормально, так что меня все устраивает. И если бы не эта история…

Ну, в общем, когда Ева в очередной раз забежала с какой-то бумажкой ко мне, я усадил ее, предложил кофе, расспросил о работе, поинтересовался, чем увлекается. Она на это пробормотала что-то невнятно не то о смерти, не то о смысле жизни. Я не очень понял, да, честно говоря, не очень и вслушивался. Мне важнее было просто посмотреть на нее. Как выглядит, как говорит, как держится. Все-таки она совсем молоденькая пришла к нам. Ты знаешь, она такая была вся спокойная, я бы даже сказал немного холодная. Даже сложно было представить, что она психолог. Да еще хороший специалист. Я, может, и не стал бы перед ней откровенничать. Впрочем, я ее в работе тогда не видел.


– А разве не ты принимал ее на работу? – поинтересовалась девушка. – Или этим, наверное, занимается отдел кадров?

– Да нет, вообще-то я всегда стараюсь, чтобы кандидатуры проходили через меня. Я сам должен на них взглянуть, правда уже после проверки на профпригодность, в этом я слабо разбираюсь. А вот Еву я как раз и пропустил. Уезжал в командировку в Питер. Поэтому о ней узнал по телефону, а потом вообще не до нее стало.

Девушка покивала головой в знак понимания, а сама подумала, что лучше бы он эту Еву вообще не заметил.


– В следующий раз я имел возможность понаблюдать за ней во время плановых отчетов всех наших отделов. Она тоже выступала с какими-то цифрами, графиками и планами работы на ближайший квартал. Я еще удивился, почему она этим занимается. По идее у нее не было таких обязанностей.

А после совещания ко мне подошла Татьяна Валентиновна.


– Кто это?

– У нас в Центре, как ты понимаешь, несколько отделов. Отдел непосредственной работы с клиентами, отдел анализа и планирования, отдел по связям с общественностью и работе с населением. Это помимо разных хозяйственных частей. В каждом отделе, соответственно, свои начальники, свои должности и обязанности.

Так вот Татьяна Валентиновна как раз была начальником отдела анализа и планирования. А Ева работала в отделе работы с клиентами. Точнее, по бумагам она работала только там, а на деле выходило иначе.

– А почему ты об этом не знал? Эта самая Татьяна должна была тебя поставить в известность.

– Ну, так после совещания она мне и сказала, что предложила Еве работать на два отдела.


– Ты знаешь, – сказала она мне, – Ева девушка очень способная и явно заинтересованная в своей работе.

– Все они сначала такие заинтересованные, – заметил я.

Татьяна слегка поморщилась.

– Я тоже первое время так думала.

– И за четыре с чем-то месяца поняла, что она способна на большее? – Я честно хотел спросить как можно равнодушнее, но получилось все равно очень скептически. Отчего Таня тут же повысила голос.

– И это ты говоришь мне – психологу с большим стажем, дослужившему до начальницы?

Она смотрела на меня сквозь стекла очков, и я почувствовал себя неловко. Ох уж эти психологи! Всегда найдут, чем подействовать на собеседника. Тем более, такие профессионалы.

Сколько помню, мы всегда с ней были на «ты». Она вообще женщина очень внимательная, добродушная и спокойная. У нас всегда были с ней хорошие отношения.


Мужчина на некоторое время замолчал, и на губах его появилась чуть заметная и теплая улыбка. И даже складки на лбу вдруг распрямились.

– Я сам порой бегал к ней за помощью, – совсем заулыбался он и посмотрел на внимательно наблюдающую за ним девушку, – когда возникали проблемы по работе или по личным делам.


– Одним словом, она сказала, что у Евы на удивление хорошая профессиональная хватка. И она вполне грамотно умеет работать с информацией.

– Ты знаешь, она хорошо прогнозирует, с какими психологическими проблемами придется встретиться в следующем месяце, как на это влияют сезонные изменения. Она часто предлагает какие—то свои методы работы, даже темы профилактических бесед с населением.

– Похоже, вы нашли с ней общий язык. Хотя она показалась мне какой-то…

– Чуть закрытой, – подсказала мне Таня. – Ну да, она производит такое впечатление. И далеко не со всеми, как я успела заметить, бывает откровенной.

– И что ты предлагаешь? Ты же не так просто пришла.

– Предлагаю иметь ее в виду. Мало ли что, – Татьяна отчего-то улыбнулась, и от этой улыбки мне стало нехорошо. Почему, я и сам не понял. А она продолжала:

– А пока я считаю, можно перевести ее ко мне в отдел, у нас все-таки оклады повыше. А так пусть работает сразу в двух отделах. За проценты. Или за полставки в том отделе.

– Ну что ж, – протянул я для виду, хотя знал, что все будет так, как она скажет, – если ты за нее ручаешься, пусть будет по-твоему.

– Я же для компании стараюсь. А она очень полезный сотрудник. Со своими заморочками, конечно, – тут она усмехнулась, – но вреда от этого никакого.

– О чем ты? – поинтересовался я, но Таня мне так и не ответила.

– Заметь, – сказала она мне на прощанье, – я ни разу, сколько работаю, не пользовалась своим служебным положением и не пристраивала знакомых. И сейчас этого не делаю. Просто вижу, кого можно продвинуть дальше, а кого нет.

Она ушла, а я, не откладывая в долгий ящик, вызвал нужных людей и подписал необходимые бумаги.


– А ты потом не жалел об этом?

– Нет, конечно, ты что, – он даже как будто удивился такому вопросу. – Как к работнику, к ней не было никаких претензий. Они появились потом. И то не от меня, а от коллег.

Мужчина встал с кресла и немного прошелся по комнате. Потом подошел к столу, закурил очередную сигарету и сел обратно.

– Ты много куришь, – заметила девушка.

– Да не очень. Только когда нервничаю. Раньше вообще не курил.

– Раньше, это до знакомства с ней?

– После похорон. Жены.

– Извини.

– Ничего. Я уже нормально к этому всему отношусь.

Он вздохнул, и они немного помолчали. Только слышно было, как на кухне капает вода. И иногда скрипел потолок прямо над ними.


– Где-то через пару недель у нас была корпоративная вечеринка по поводу юбилея начальника отдела по связям с общественностью. Единственный начальник – мужчина, не считая меня. Естественно, она была туда приглашена. Собственно, тогда ее и разглядел, как женщину. Не то чтобы она не нравилась мне,…но казалась такой серенькой что ли. Не очень высокая, волосы светлые, чуть ниже плеч, стройная. А лицо… достаточно бледная кожа, не знакомая с солярием, серые небольшие глаза, аккуратный носик, губки такие.…А ну да, извини.

Он чуть замешкался, будто хотел что-то сказать, но передумал.

– В этот раз она появилась в темно-синем брючном костюме, и я заметил, что она хорошенькая. Правда, не совсем по-мужски подумал, скорее, просто констатировал факт. После… известных печальных событий я никого не хотел впускать в сердце.


«А сейчас хочешь?» – подумала девушка, но спросила совсем другое.

– А она обращала на тебя внимание?

– Обращала. Мы с ней пересекались пару раз взглядами, я еще заметил, что у нее печальное выражение лица. Правда, потом сообразил, что это оттого, что у нее немного опущены внешние уголки глаз. Поэтому и создается такое ощущение.


Она явно замечала пристальное внимание со стороны мужской половины присутствующих, но не пыталась с ними кокетничать, даже держалась отстраненно.

– Мне кажется, весь вечер твой взгляд был к ней и прикован. Других женщин ты, наверное, и не замечал совсем.

– Ну почему же, замечал. Но на нее на самом деле обращал внимание больше всего. Только честно думал, что это потому, что она новый сотрудник, интересно было понаблюдать, как сходится с людьми, как себя держит. Все-таки она первый раз была на таком торжестве. Мне первый раз тоже было очень неловко, и я не знал, куда себя деть. Мне хотелось даже ее немного поддержать, поэтому где-то в середине вечера я выбрал свободный момент и подошел к ней.

– Могу я предложить вам шампанского?

Она стояла рядом со мной, и я чувствовал исходящее от нее обаяние.

– Спасибо, я его не пью. – Голос у нее был очень мягкий и спокойный. Хотя непосредственно на работе она обычно говорила более низким голосом и практически никогда не улыбалась.

– Тогда может бокал вина? – предложил я, и она кивнула. Я сходил за вином и протянул ей.

– Вы, наверное, первый раз на такой вечеринке? – Она снова кивнула. – Вам здесь уютно?

– Вполне, – улыбнулась она. – Но я терпеть не могу все эти светские рауты.

Это было так откровенно, что я удивился. Никогда бы не подумал, что она может в этом признаться, тем более мне.


– А что в этом такого удивительного? – удивилась девушка и закинула ногу на ногу. – Она же обыкновенный сотрудник, она не обязана не то, что посещать все такие мероприятия, но даже и любить их.

– Но наши сотрудники всегда должны «держать лицо», если оказались в подобном месте, мы не какая-то компания – однодневка, – взвился мужчина, и он явно не бросал слова на ветер, такие требования вполне понятны.

– Успокойся, пожалуйста, – негромко попросила девушка, недовольная сама собой, потому что получалось, будто она защищает эту самую Еву. Еще не хватало! Действительно, надо держать язык за зубами, а не сообщать обо всех «люблю – не люблю» начальству. – Ты ей, наверное, сказал об этом?


– Нет, не сказал. Зато ее глаза, когда она на меня посмотрела, сказали, что ни один человек об этом больше не узнает, если так будет нужно.

– Она проницательная, эта Ева, подумал я. И она всегда очень переживала, будучи в таких компаниях, потому что как никто другой чувствовала фальшь и лицемерие. Оттого и не любила. Правда, на ее лице никогда ничего такого не отражалось. У нее, как я сказал, очень бедная, часто ничего не выражающая мимика и спокойный характер, хотя, если была необходимость, и она это чувствовала, могла сыграть лицом все, что угодно, от крайнего недоверия до превосходства над собеседником. Я сам сотню раз наблюдал, как она резко и красноречиво менялась прямо на глазах. И это не всегда приятно, поверь. В два раза неприятнее было, когда ей говорили что-нибудь обидное или просто разговаривали очень резко и нагло. Тогда она просто беспристрастно наблюдала, на лице не читалось вообще ничего, кроме, может быть, любопытства, и ты мог хоть, как сейчас говорят, в лепешку разбиться, визжать и слюной брызгать, но из равновесия это ее бы все равно не вывело. Я бы только из-за такого владения собой уже памятник ей поставил. Честное слово.

– А есть еще за что? – поинтересовалась она.

– Разумеется, – он посмотрел на нее так, как будто она была глупой дурочкой. Она дурочкой не была, по крайней мере, не считала себя таковой, но ей это его «разумеется» ни о чем не говорило. А он, похоже, забыл, что является рассказчиком и рассказывает свою историю любви первый раз, поэтому должен объяснять все буквально на пальцах. А как хотелось, чтобы это была просто «история», безо всякой «любви»! Единственный раз встретила такого шикарного мужчину, и у того оказалось не все в порядке с прошлым.

– И что потом?

– Потом мы немного поговорили, я дал ей пару рекомендаций по работе. Ты понимаешь разницу между советом и рекомендацией? – обратил он на нее свой взгляд.

Девушка покачала головой.

– Ну ладно, это неважно. Я дал ей пару рекомендаций, и тут к нам подошел виновник торжества и пригласил ее на танец. Ева чуть подумала и, глядя на меня, как будто я вправе был ей запретить, кивнула головой. Они ушли, а я стал бродить между гостями, осторожно бросая взгляды на танцующую пару. Мне совершенно неожиданно тоже захотелось выбросить из головы все свои принципы и закружить ее в танце. Следуя этим самым принципам, я никогда на подобных мероприятиях не танцевал с кем-либо медленные танцы, иначе это вызвало бы кучу слухов и домыслов. А если танцевать, то пришлось бы делать это со всеми присутствующими дамами. И не дай бог пропустить хотя бы одну. Обязательно бы кто-нибудь подумал, что у меня с ней какие-то отношения. А может и не подумали бы. Но все равно неприятно. А тут вдруг так захотелось потанцевать, что пришлось использовать испытанный способ отвлечься от мыслей. И я окунулся с головой в работу. На дне рождения тогда присутствовали некоторые члены совета директоров, и я обсудил с ними какие-то важные детали нескольких предстоящих контрактов.

Ну а потом как-то все опять закружилось, и я совершенно забыл о своем порыве. Да и вообще не обращал на нее столь пристального внимания. И где-то с неделю нам опять не пришлось столкнуться с ней в Центре. Пока не произошло вот что:


Как-то в среду я в спешном порядке готовил отчет к пятничному совету директоров. Планировал закончить в четверг, но утром выяснилось, что как раз в четверг мне надлежало быть в Москве, поэтому пришлось доделывать все в среду. Эти отчеты я вообще-то никому не доверяю, все делаю сам, поэтому своевременно узнаю обо всех проблемах и успехах. Это позволяет видеть картину действительности, хотя и не избавляет от ошибок. Успех зависит от очень многих факторов.

В общем, когда я в тот день понял, что закончил отчет, то оказалось, что уже почти полдесятого вечера. Моя помощница к тому времени давно ушла домой, записав список необходимых дел на следующий день.

Я неспешно потянулся, к своему счастью не услышав хруста позвонков, оделся и закрыл кабинет. Мои шаги гулко раздавались в тишине пустого коридора. Я неспешно шел, привычно окидывая взглядом каждый стол, и заметил, что на одном из них остался бардак, как будто его хозяйка неожиданно сорвалась с места. Скорее всего, так оно и было.

Уже дойдя до лифта, мне вдруг пришло в голову, что из-под двери одного из кабинетов вырывалась полоска света. Или показалось? Я повернул назад. Так и есть, ушли и оставили свет. Подойдя к двери, я со всей силы дернул ее на себя, потому что был абсолютно уверен, что она закрыта и в кабинете никого нет. Поэтому когда этой дверью совершенно неожиданно прилетело мне по носу, я чертыхнулся и, потирая ушибленную переносицу, заглянул в кабинет. За неслышно работающим монитором сидела Ева и смотрела на меня расширенными от удивления глазами. Получалось, что я бесцеремонно ворвался к ней. Я снова чертыхнулся, уже от неловкости, и непонятно зачем сказал:

– Дверь…

Ева на это кивнула и продолжала молча на меня смотреть. Правда, ее глаза к тому времени уже приобрели нормальные размеры. Мы помолчали, а потом одновременно и синхронно начали оправдываться друг перед другом.

– Уже поздно, я думал все ушли…

– Извините, я не успела все доделать…

– …а тут свет, я подумал…

– …а завтра у меня отгул…

– …свет оставили, а вдруг замкнет проводку…

– …но я все сделаю, вы не волнуйтесь…

– …извините, что так получилось…

– …я не предупредила, простите…

– О чем? – вдруг спросил я, опомнившись первым.

Ева замерла, продолжая хватать воздух ртом. А я отметил, что пока мы извинялись, успел переместиться от двери к ее столу. Она тоже из-за него выбралась, умудрившись выключить компьютер, и теперь мы стояли напротив друг друга.

Также одновременно мы осознали всю нелепость ситуации и наших с ней извинений и улыбнулись друг другу. А потом вообще расхохотались.

– Но вы хоть доделали все, что хотели? А то я так неожиданно ворвался.

– Успела, не волнуйтесь. Как раз хотела собираться, такси вызывать.

– Вот такси не надо, я вас подвезу.

– Спасибо, – она мило улыбнулась, и я понял, что она ждет, когда я выйду.

– Ну, я пока пойду машину выведу, а вы собирайтесь и спускайтесь вниз.

Она снова кивнула, и я вышел из кабинета.

Когда я подъехал к входным дверям, она уже ждала меня в своем белом меховом полушубке и черной аккуратной шапочке. Я осветил ее фарами и отметил, как стали переливаться ее пшеничного цвета волосы в их свете.

– А вы знаете, – сказала она, устраиваясь на сиденье (она, кстати, не стала дожидаться, пока я открою перед ней дверь), – что психологи советуют хотя бы раз в месяц менять маршрут от дома до работы.

– Да? – удивился я, выруливая на проезжую часть.

– Это уменьшает количество стрессовых ситуаций и, следовательно, препятствует возникновению хронической усталости.

– Судя по всему, – заметил я, переварив информацию, – психологи вообще должны быть одними из самых счастливых людей. Столько всего полезного знают.

– Скорее наоборот, – невесело усмехнулась Ева, моментально поняв, что я имею в виду. – Потому что можно справиться с самой сложной ситуацией у другого человека и не суметь помочь себе даже с легкой проблемой. Знаете, как часто это бывает?

Я, конечно, не знал. И тон ее голоса мне совсем не понравился. Даже в голове зазвенели колокольчики, но я, честно говоря, отмахнулся от них. В тот вечер мне совсем не хотелось думать о каких-то сложных материях, да и в голове все время вертелась какая-то мысль, что я что-то пропустил, составляя отчет. А что именно беспокоило меня, я так и не мог понять. Скорее всего, дело в цифрах. Просто не обратил внимания на какое-то несоответствие. А может, и вовсе что-то перепутал. Надо будет предупредить Лену, чтобы еще раз пересмотрела цифры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное