Александра Черчень.

Господин моих кошмаров



скачать книгу бесплатно

© А. Черчень, 2018

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2018

Пролог

Тронный зал королевства сновидений был просторен, потусторонне жуток и невероятно помпезен.

Я сидела на троне, лениво скользила кончиками пальцев по округлому боку державы и, приподняв и так короткий подол пышного платья, беспечно болтала ногой.

Кинув беглый взгляд на огромное зеркало во всю стену, я коварно улыбнулась, заметив, что оно пошло мелкими трещинами. Возвращался хозяин королевства кошмаров…

Отражение подернулось дымкой, из которой появился высокий мужчина. Он приближался стремительно, я даже залюбовалась. Твердый шаг, красивый профиль, лютая ненависть во взгляде.

Красота!

Не ожидал меня тут увидеть, да?

Тр-р-рак…

Преграда между нами медленно таяла, а когда мой враг подошел к ней вплотную и стукнул кулаком по прозрачной стене – зазвенела.

– А ну пошла вон с моего трона!

Я лишь вздернула брови, капризно сложила губы и, пару раз ударив в ладоши, протянула:

– Король сновидений крайне невежлив сегодня. Что такое, ми-и-илый? Ты встал не с той ноги? Или корона совсем уже жмет?

Еще один удар, и трещины покрыли все зеркало. Казалось, от того, чтобы рассыпаться, его удерживала лишь тяжелая золоченая рама.

– Ты слишком далеко зашла, – спокойно сказал король.

– Разве? – наигранно изумилась я, и, взвесив в ладони скипетр, второй атрибут власти, покачала головой. – Я в своем праве. Это теперь и мой трон тоже. Ты был настолько коварен, что перехитрил самого себя. У твоего королевства теперь есть королева. Учитывая историю нашего знакомства, забавно, не так ли?

Он лишь прищурил сверкнувшие алым глаза. Зеркало дождем осколков рухнуло на шахматный пол, открывая дорогу королю сновидений.

И на этот раз я была готова его встретить!


Две недели назад

Фаза быстрого сна. Стадия 1

Я сидела на полу в гостиной, с самым мрачным выражением лица пила пятую по счету чашку кофе и листала книжку по осознанным сновидениям.

Кофе в таких дозах уже вызывал тошноту и отвращение, как и сомнительная литература.

Как я докатилась до жизни такой, вернее, до осознанных сновидений?

Увы, когда тебе уже месяц снятся на диво реалистичные кошмары, а потом от недосыпа, кофе и энергетиков начинаются галлюцинации в реальной жизни, становится не до скептицизма.

Я резко захлопнула книженцию и гневно запустила ею в стенку.

– Да пропади все пропадом!

Книжки не помогали. Лекарства не помогали.

С нажимом помассировав виски, я встала и подошла к окну.

Вдох-выдох… Дыхание патиной оседало на стекле.

Тишина, в которой был слышен только стук сердца… и тихие шаги из ниоткуда.

Снова кажется. Пока кажется. Пока.

Я стояла, распластав ладони по холодному стеклу, и смотрела на вечерний город. Красиво…

В том, что скрывалось за окном, было что-то чарующее.

Звездная бездна над головой – с высоты шестнадцатого этажа она казалась немного ближе. И темная – внизу, разбавленная янтарными островами фонарей.

Еще одна ночь. Надо пережить еще одну ночь.

«Не сопротивляйс-с-с-ся», – выл ветер за стеклом, с ЕГО интонациями.

– Не дождешься, – процедила я и распахнула окно. Обхватила себя ладонями за голые плечи, ощущая, как кожа покрывается мурашками. Холод… Я так полюбила его за последний месяц! Даже странно, что до сих пор умудрилась не простыть.

Помотала головой, избавляясь от тягостных мыслей, и пронеслась по квартире, включая везде свет. Он загорелся ярко, почти до рези в глазах.

Теперь надо дождаться друзей. У Милы сегодня вечеринка. Она вообще в последнее время повадилась вечеринки устраивать. Кстати, Мила – это я. Совершенно нормальная, довольная своей жизнью девушка. Оптимистка, альтруистка и просто красавица. По крайней мере так было всего лишь месяц назад.

А потом мне начали сниться странные сны. С каждым разом просыпаться было все сложнее, сны становились все страшнее… и уже через неделю я стала кричать по ночам так, что будила соседей. А через две недели в моих черных волосах появился первый седой.

Сны казались реалистичными до дрожи.

Снотворное не помогало, успокоительные тоже. И сейчас я морально готовилась сдаваться психиатру, если в ближайшее время ничего не изменится.

В момент наивысшего отчаяния раздался звонок, а после – взрыв хохота, и знакомый бас за дверью сообщил:

– Открывай, Сова, Медведь пришел!

Щелкнули замки, которых в последнее время прибавилось, и, распахнув дверь, я попала в объятия внушительного плотного парня. Он приподнял меня и, немного покружив, поставил на ноги.

Где-то на границе между разумом и больной фантазией мне почудилось недовольное шипение, но я не придала ему значения. Очередная легкая галлюцинация. Мой персональный кошмар был ревнив. Ему не нравилось, когда кто-то кроме него будил во мне эмоции. А уж если положительные… тогда в квартире начинала звенеть посуда, без ветра колыхались занавески и кот забирался на шкаф, поглядывая на все это круглыми от ужаса желтыми глазищами.

– Ну, Мила, где же радость от встречи с другом? – потрепал меня по волосам приятель.

– Не нахожу слов от восторга, – я светло улыбнулась Медведю. – Привет, дорогой!

– Во-о-о-от! Другое дело! – он еще раз сжал меня в медвежьих объятиях и вздрогнул от удара в спину и возмущенного вопля.

– Слышишь, ты, единоличник, я тоже, между прочим, по ней соскучилась!

Я лишь рассмеялась в ответ, ощущая, как понемногу отогревается душа, измученная кошмарами во сне и наяву.


Что такое большая компания? Это свет, смех, алкоголь и веселье до утра. То, что нужно человеку, которому нельзя спать до рассвета, не так ли?

Я сидела на кухне с ребятами и с интересом смотрела, как разливают по стопкам золотую текилу. Белый ободок соли на кромке гипнотизировал. Хотелось провести по нему подушечкой пальца и ощутить шероховатость крупинок под кожей.

Я тряхнула головой, сбрасывая сумасбродное наваждение, и окинула кухню изучающим взглядом.

Все атрибуты классической пьянки. Два философа в углу, которые сейчас рассуждали про теорию относительности; сладкая парочка, что не могла оторваться друг от друга с самого момента встречи; и странный мужик-растаман. Откуда он взялся, я не имела ни малейшего понятия – кажется, пришел от соседей и остался. Благодаря ему мы сейчас и сидели при свечах, пытаясь стать «ближе к тонкому миру».

Лично мне не слишком нравилось: в углах мерещилась тьма, мягко перетекающая по обоям и периодически подмигивающая мне красным глазом. Но я была уже настолько спокойной, что лишь мрачно ухмыльнулась, показала глазу неприличный жест и опрокинула в себя очередную стопку текилы. Глаз возмущенно заморгал на удивление длинными ресницами, но мне на волне любезно дарованного текилой бесстрашия было все равно.

Дожевав лимончик и решив, что тонкого мира с меня достаточно, я встала и пошла в комнату. По дороге попыталась попасть в ванную, но ее уже оккупировала та самая влюбленная парочка.

Я пнула дверь:

– Быстрее можно?

– Не оскорбляй меня, Сова! – ответил мужской голос под аккомпанемент женского смеха.

Смирившись, я развернулась и, оперевшись о косяк, застыла у входа в гостиную.

Здесь сидели другие диванные философы: в обнимку с гитарами и барабаном они спорили о музыкальных вкусах.

Я плюхнулась рядом и решительно потребовала:

– Сыграй что-нибудь.

– Желание хозяйки – закон, – весело ответил гитарист и начал что-то наигрывать.

Я откинулась на спинку дивана, слушая слезовыжимательную историю о том, что у любви села батарейка. Все было просто потрясающе еще минут двадцать, пока наш бодрый музыкант не заявил, что сейчас сыграет песню собственного сочинения. Нельзя сказать, что остальные обрадовались – поэт из нашего общего друга был откровенно паршивый.

– Баю-ба-а-ай, засыпа-а-ай.

Да это издевательство какое-то! В голове замелькали сплошь неприличные выражения, я резко встала и пошла на балкон. Грубо, конечно, но… Меня можно понять.

На темном балконе, прямо с потолка, мне подмигнули знакомые глаза. На этот раз их было три.

– Ну что, глюки… – я отсалютовала глазам бутылкой вина, найденной здесь же. – Еще чуть-чуть, и будет нам всем галоперидолу за счет заведения.

– Думаеш-ш-шь?

Звук на грани слышимости, мягкий, но я все равно вздрогнула как от удара.

После улыбнулась, сделала глоток красного и спокойно сообщила в пустоту:

– Я такими темпами совсем сопьюсь, и меня не только ты посещать будешь, но и белочки всякие. Выдержишь конкуренцию, а?

Лишь смех в ответ.

Белочек он за конкурентов явно не считал. Заглянув в бутылку, я решила, что зря.

Пока я общалась со своим личным доктором Злом, глазюки на потолке решили, что внимания им маловато будет, и свесились на длинных щупальцах, выразительно хлопая на меня ресницами.

– Все равно страшные, – по секрету поведала я им.

Окно распахнулось от порыва ветра, и по лицу скользнул поток воздуха с незнакомым терпким запахом. Погладил по щеке, взметнул волосы.

– Неубедительно, – насмешливо ответила окончательно потерявшая страх я. – Сегодня на редкость тихий день.

И снова смех был мне ответом. Таки нужен нам, Мила, галоперидол.

– Раз-два, раз-два-три, сколько можно не спать? Раз-два, раз-два-три, время глазки закрывать, – вкрадчиво пропели мне на ухо. На какой-то миг показалось, что кожу задели холодные губы.

Сон навалился с новой силой. Время перед рассветом самое тяжелое. Он знает и пользуется этим.

– Рано глазки закрывать, – я сильно ущипнула себя за руку.

Он промолчал, но приставучий мотив песни-считалочки все равно звенел в голове.

Как же хочется лечь, и всё… не быть, не думать, просто позволить себе отключиться. Но я-то знаю, что неведомой сволочи только этого и надо.

Я назвала его Сноходцем.

Я не знала, кто он и откуда пришел. Существует ли на самом деле, или это плод моего воображения? Я никогда его не видела. Различала лишь смутные тени, отзвуки голоса и странный запах.

Спустя какое-то время я поняла: если спать по утрам, кошмары снятся, но не настолько реалистичные. Сначала я боялась и плакала, сидела на антидепрессантах, со страхом понимая, что они не помогают. А после устала бояться. Просто устала. Кажется, именно тогда Сноходец еще больше заинтересовался мной.

Любит, когда жертва трепыхается?

– Жизнь – игра. Так интере-с-с-с-нее, – ответили мне.

– Ты больной извращенец, – не постеснялась я в свою очередь поделиться честным мнением.

– А то, – насмешливо согласилась со мной тьма за окном. – Больной, ненормальный… и совершенно бессовестный.

– В смысле? – я не на шутку насторожилась и нервно сжала пальцы.

Так, надо уходить с балкона, а то разговоры с галлюцинациями – это еще хуже, чем их лицезрение.

– Не умею играть честно.

В этот момент большая ваза на балконной полке зашаталась. Я поспешно обернулась и еще успела увидеть, как она летит мне в лоб.

Удар, искры из глаз, боль и беспамятство.

И только в ушах по-прежнему звенели слова считалочки…

– Раз-два, раз-два-три, я не устану ждать. Раз-два, раз-два-три, и тебе не убежать…

Тварь хитрая! Это мы еще посмотрим!

Фаза быстрого сна. Стадия 2

Я открыла глаза. Над головой раскинулось бездонное фиолетовое небо, а луна кривым белесым пятном маячила на горизонте.

Надо же… У нас новые декорации?

– Знаешь… – заговорила я, наверное, сама с собой. – Меня всегда удивляло богатство твоей фантазии. Ты практически не повторяешься.

На этот раз панорама была постапокалиптической. Аллея из кривых деревьев с металлическим отблеском и наливными яблоками на причудливо изломанных ветвях вела к высоким готическим воротам.

Фиолетовое небо, стальные деревья с живыми красными яблоками и белая дорога. Сноходец, ты чертов любитель сюрреализма!

Я встала с земли – она, словно мел, не хотела теперь отряхиваться с одежды – и, одернув рубашку, решительно двинулась вперед.

Интересно, что ждет меня сегодня?

Знакомые звуковые спецэффекты начались почти сразу. В зарослях деревьев что-то скрежетало и ухало, за спиной заливалась слезами какая-то дева и периодически злорадно ржал ее мучитель. Я передернулась, вспомнив, как в первый раз пошла на звук и застала там кровавый спектакль. Распятая на стальной яблоне обнаженная красотка с выколотыми глазами уже почти не дергалась, а с веток свисали ее внутренности. Вокруг, счастливо потрясая тесаком, носился какой-то стремный тип в красном колпаке. Когда мы заметили друг друга, на мгновение повисла озадаченная пауза. Я пребывала в шоке, садюга тоже. Потом мне обрадовались и весь оставшийся сон гоняли по саду. В конце концов убийца все же догнал меня, связал, но как только занес надо мной окровавленный нож, то вдруг развеялся в туман и я проснулась.

Теперь я стала умнее. Я не сомневалась: если будет надо, все чудища найдут меня самостоятельно, и смысл упрощать им задачу?

Тихий смешок раздался над ухом.

– Еще и мысли читаешь? – невесело осведомилась я.

На ответ не рассчитывала, потому удивилась, когда он все же последовал.

– Я бы мог сыронизировать на тему «было бы что читать», но это будет слишком тривиально.

– О-о-о-о, – восхищенно протянула я. – Король гоблинов снизошел до беседы с простой смертной?

– Кто такой Король гоблинов?

– Персонаж из фильма. Уже достаточно старого фильма, – поделилась я, стараясь незаметно оглядеться и заметить своего попутчика. Хотя глупо рассчитывать, что на территории, где Сноходец сам диктует законы, он будет видимым.

– И? – в баритоне, как ни странно, звучал неподдельный интерес.

– А у нас просветительская пауза? – я не удержалась от яда в голосе.

– Можно и так сказать. Впрочем, если не нравится, я вполне могу добавить динамики в твой путь к вратам. Красноголовый ведь тебе приглянулся?

– Давай без палачей.

– Я жду историю.

– Итак, жили-были в разных измерениях девочка Сара и Король гоблинов.

– Как я понимаю, девочка Сара жила недолго и несчастливо? – со знанием дела предположил Сноходец.

– По себе судишь? Твои Сары наверняка плохо заканчивают.

– Интересные истории не могут повествовать о тех, кому жилось хорошо, спокойно и счастливо. В основе любой нормальной сказки лежат кошмары.

Поначалу я открыла рот, чтобы возмущенно оборвать его, а после… закрыла. Да. Он прав. Все старые сказки и легенды – это кровь, ритуалы, смерти… и тусклый рассвет для уцелевших.

– Возможно…

– Поверь повелителю снов, – на этот раз в его голосе отчетливо слышалась усмешка.

Над головой раздался шелест крыльев, и, поспешно пригнувшись, я заметила, как в небо поднялась большая птица, мазнув в воздухе хищными когтями.

– Мила, хочу напомнить, что отвлекаться сейчас не в твоих интересах.

Я только зло рыкнула, но начала пересказывать этому ненормальному сюжет фильма «Лабиринт». Когда я закончила, он несколько секунд молчал, а после сказал:

– Да, это интересно. Король знал толк в развлечениях.

– Да какие развлечения? Он в нее влюбился вообще-то!

– Что? – впервые в голосе Сноходца слышалась легкая растерянность, а после он откровенно расхохотался. – Влюби-и-ился! Грани, какая несусветная глупость!

– Почему это?

– Логика, как любят говорить у вас? Древнее существо, превращающее младенцев в гоблинов, крадет еще одного для пополнения армии слуг и вдруг влюбляется в юную девчонку? Да ты наивна, Мила.

– Тебе виднее, – мрачно ответила я, вспомнив, с чьей именно подачи пропадаю в странных снах. – А во что ты превращаешь своих жертв, Сноходец?

– Это будет сюрприз, – после недолгого раздумья ответил господин моих кошмаров. – А пока иди вперед, маленькая Элли… на твоей дороге из желтого кирпича еще много интересного. Кстати…

Повинуясь воле создателя, белое полотно пыли под ногами начало твердеть, делиться на прямоугольнички и менять цвет. Всего несколько секунд – и вдаль стала уводить именно дорога из желтого кирпича.

– Счастливого пути, Мила.

И пропал. Я всей кожей ощутила, что осталась одна. Вздохнула, взъерошив волосы, посмотрела на всё такие же далекие ворота на горизонте и ускорила шаг.

Топ-топ-топ… каблуки ботинок звонко стучали по мостовой. Топ-топ-топ… я шла все быстрее, страшно устала, а ворота все равно не приближались; еще и в этом аду почему-то стало жарче…. Топ-топ-топ… кажется, Сноходец придумал новый способ издевательств.

Можно было пойти не вперед, а назад или вообще в любую сторону света, но, как показывала практика, наказание следовало незамедлительно. Встречаться с маньяком не хотелось, как и проверять, а правда ли эти металлические деревья двигаются, или мне кажется? Проще было следовать правилам предложенного квеста. Пока проще.

Мне показалось, шла я безумно долго. Успела проголодаться, выбиться из сил и взмокнуть, но зато немного успокоилась. У меня даже появилась надежда, что этот бесконечный путь и есть программа максимум на сегодня. Но увы, стоило на это понадеяться, как пространство вокруг смазалось и ворота переместились ко мне буквально одним прыжком.

Я огляделась. Вокруг словно кончалась сверхтеплая зима и начиналась весна. У ворот пробивалась зеленая травка, стремительно вырастали гигантские грибы, а изломанные деревья обзаводились листвой кислотно-оранжевого цвета.

– Креативно, – вслух подумала я.

– Есё как! – радостно ответили мне откуда-то сбоку.

Разумеется, я не могла обойти вниманием этот картавый голосок из ниоткуда и, развернувшись, узрела на лужайке совершенно дивную… парочку. Парочку непонятно кого.

– Привет! – довольно моргнула на меня глазами одна из странных зверушек.

Я лишь таращилась на мультяшное нечто с одной только мыслью в голове: «Это шо?!» Именно «шо»! Шо было пушистенькое, толстенькое, веселого желтого цвета и с огромными голубыми глазами. В общем, оно совершенно не вписывалось в местную жуть.

– Привет, – осторожно сказала я и рискнула спросить: – А ты кто?

Ответ получить не успела. Рядом раздалось протяжное:

– Ом-м-м-м.

Неподалеку от «шо» на травке сидело «черт-те шо». Человекоподобный гриб, как робко подсказала мне фантазия, которая в местных реалиях ориентировалась чуть лучше разума. Гриб являлся мухомором, был обладателем большой шляпы, тонкого белесо-серебристого тела и совершенно пофигистичной физиономии.

– Ом-м-м-м… – повторно протянул гриб. Кажется, он всерьез рассчитывал достичь дзена еще в этой жизни.

– Кхм! – откашлялась я.

Гриб замолчал, замер и даже приоткрыл один глаз. Смерил меня недовольным взглядом и отвернулся.

– Ом-м-м-м… – он упрямо не желал сходить с пути просветления. Это упорство вызывало уважение.

Между тем желтый шарик на коротеньких ножках подбежал-подкатился ко мне, вскинул огромные глазища и, обаятельно улыбнувшись беззубым ртом, прошепелявил:

– Надо его доштать оконшательно.

В плане окончательного задалбывания мне одно время не было равных, потому я смело приступила к делу.

– Уважаемый! – я решительно постучала по красной в белых пятнах шляпке.

– Кем? – флегматично спросил мухомор.

Надо признать, этим вопросом он поставил меня в тупик.

– В смысле?

– Кем уважаемый? – монотонно повторила эта поганка. – Для любых утверждений нужны основания. Для уважения – вдвойне нужны основания. Или ваша речь голословна и вы не отвечаете за свои слова?

Че-е-е-его?! Это квест по риторике от Сноходца, что ли?

– Давайте не будем уходить в полемику, – я решила быть стойкой под полным воодушевления и веры в меня взглядом желтого шарика. – Ув… хм… в смысле гриб, а подскажите, пожалуйста…

– С чего вы взяли, что я гриб? – снова тормознул меня мухомор.

– Похож! – рявкнула я.

– Внешняя схожесть – еще не повод делать выводы, – в ровном и равнодушном голосе появились наставительные нотки.

Я закатила глаза к фиолетовому небу. Там издевательски медленно плыли облака. В хохоте красноколпачного маньяка где-то вдалеке я уловила привлекательные нотки. С ним хоть движение, динамика… и четко понимаешь, что? тебе надо делать! Драпать!

А тут?

– Он так долго мошет, – со знанием дела просветил меня желтый чудик.

– И что делать? – спросила у него я. – Мне нужно на ту сторону. Ты можешь открыть ворота?

– Нет, – грустно сказала зверушка. – Я тут не для этого.

– А для чего?

– Я влоде как для тебя, – шарик поделился со мной шокирующей информацией. – Ну или нет… но точно не волота отклывать.

– Весело… – вздохнула я.

– Правда? – не на шутку удивился мухомор.

– Нет! Я хочу на ту сторону.

– Все хотят, – повел плечами гриб.

Я вдруг вспомнила, как во времена босоногого детства в деревне у меня и других ребят была забава – бить мухоморы палками! Или ногами. Идешь, видишь поганку и ка-а-ак пинаешь! А она об дерево так красиво – шмяк!

В общем, мне резко захотелось повторить жестокие забавы детства.

– В общем… – я присела, оказавшись на одном уровне с этим… путешественником в медитацию. – С вами можно говорить нормально?

– Можно. Но неинтересно.

– Правда? – весело спросила я и, нежно проведя кончиками пальцев по краю шляпки, поинтересовалась: – А если я буду отламывать по кусочку отсюда?

Я получила восхитительную возможность наблюдать испуганно округляющиеся водянистые глазки на узкой грибной моське.

– Это жестоко! – взвизгнул мухомор.

– Есе как! – радостно крутясь вокруг нас, заголосило непонятное желтое нечто. – А-а-а-а! Наштоящая шадиштка, и вшя моя! Клашш-клашш-клашш!

Не знаю, кто из нас больше впечатлился от этих откровений – я или гриб. Решив ковать железо, пока горячо, я с самым зверским лицом поковыряла одно из пятнышек и ласково осведомилась у мухомора:

– Ну так что?

– Все будет, – грустно ответил грибочек и с опаской отвел мою руку от своей шляпки. – В общем, я привратник. Господин сказал пропустить тебя на ту сторону, если правильно отгадаешь загадку, но предварительно помучить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное