Александр Золотов.

Я смогу



скачать книгу бесплатно

Любовь, сомнения, разлука,

жизнь, фантастика, любовь, но….


© Александр Золотов, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Утро у пруда – это сказка, где нет места плохому настроению, душа человека внимает тихую, непорочную красоту, гладь воды отражает первые лучи солнца, которые красят восходящий от воды туман в оранжевый цвет. Трудно и даже невозможно оторвать взгляд от просыпающейся природы. Но вот налетел озорной ветерок, видение уже почти стерто. Жаркий летний день вступил в свои права.


– Запах шашлыка – это наслаждение, нетерпение ожидания и вообще-то грандиозное явление в жизни человека, – философствовал Володя Белов, – Под шашлык можно решать любые проблемы. Шашлык под коньячок – это движитель всего прогресса на Земле.

– Ты быстрее жарь, а то захлебнуться слюнями можно, – направляла на путь истинный подруга Белова Даша Смирнова.

– Ну ты и хватил! Движитель прогресса? – Саша Доронин хохотнул и продолжил, – ты не хрена не разбираешься в шашлыке, а туда же про прогресс вякаешь.

– Я не разбираюсь? – Белов принял воинственную позу, хотя он знал, что Доронин никогда ничего не говорил без доказательств, – ты сам ничего в них не смыслишь. Я всегда на пикниках жарю шашлыки, и никто не сказал, что я схалтурил. Девочки, я правильно говорю?

Даша бросилась в шутливую защиту своего друга и, возможно, будущего жениха:

– Шашлык у Вовчика всегда самый, самый лучший! И знаете почему? – не дождавшись ответа, крикнула, – потому, что Вовчик самый лучший!

– Никто не спорит, что Вовчик самый лучший, но в шашлыках Володя не разбирается, хотя согласен, он жарит их отменно. Хорошо готовить; не означает разбираться, – подтрунивал друзей Саша.

– Ты считаешь себя умнее всех, и во всём всегда разбираешься, – бросила Даша, чуть раздраженнее чем того требовала ситуация.

– Прекратите, пожалуйста, – поспешила пригасить первые признаки ссоры Вика Слюсарева, – не хватает испортить аппетит пред вкушением божественного блюда.

– Нет, Нет! Викочка, пусть Саша скажет, почему я не разбираюсь в шашлыках?

– О Господи, завелись – Вика с надеждой взглянула на Доронина, – Саня, я прошу тебя, промолчи.

Просьба Вики не остановила парня, а будто подбросила хворост в едва загоревшийся костер.

– Я привык отвечать за свои слова и потому поясню их.

Девчонки, исполнив кислые мины переглянулись.

– Мы что приехали на берег реки слушать твои лекции? – полушутя, полусерьезно возразила Даша.

– Даша, не нервничай, а внимай новые знания о шашлыке. Оный еще не готов и потому еще есть время познать новое и полезное, – Саша утвердительно кивнул головой, будто подтверждая сказанное. В его голосе ещё искрилось желание шутить.

– Ой, с тобой спорить бесполезно! Говори уже! – Даша безнадежно взмахнула рукой и отвернулась.

– Шашлык бывает разный и готовится он по разным рецептам.

К примеру, в Ташкенте…, – Саша взглянул на друзей и заметил, что его слушала только Вика. Белов гасил вырвавшееся из углей пламя, а Даша демонстративно отвернулась и что-то говорила Володе. Доронин еще по инерции сказал, – в Армении там его готовят …. Вам не интересно? Да и впрямь, о чем это я?

Доронин встал и пошел в сторону шоссе. За ним бросилась Вика.

– Саша, ты куда? Обиделся что ли?

– Я сам не знаю, куда иду и что мне надо.

– Саша, милый, я понять тебя не могу! Что с тобой? – Вика со слезами на глазах обняла его.

– Я здесь, а мысли мои где-то далеко, далеко, ребят обидел, умничать стал….

– О чем ты думаешь? Расскажи мне, я ведь люблю тебя.

– Еще со студенческих лет одна мысль не дает мне покоя, она заслонила собой все.

– И меня тоже? – Вика отстранилась от Доронина и вопросительно взглянула на него.

– Не знаю, видимо, и тебя тоже….

– Ты что такое говоришь? Мы любим друг друга, и вдруг какая-то мысль рушит все?

– Может рушит, а возможно начинает строить…, – Доронин, немного помолчав, резко повернулся и зашагал к шоссе.

– Саша, Саша, не уходи!

Вика сделала несколько шагов вслед, но остановилась, в ее сознании эхом звучали обидные слова Доронина: «Не знаю, видимо и тебя тоже».

***

С рассветом оживал город. Улицы заполнялись автомобилями, люди спешили к остановкам автобусов. Утренняя прохлада уступала место ранней жаре. Начался новый рабочий день.

Доронин вошел в лабораторию, где занимался проверкой работоспособности разработанных в отделе электрических и электронных схем, выявлял ошибки и недостатки проектирования, писал рекомендации по их исправлению. Схема, которую он вчера собрал на стенде, не шла, постоянно давала сбои, причем он не мог вникнуть в суть проблемы, не видел пути ее разрешения. Доронин еще раз проверил соединения элементов, но не найдя ошибки, присел на кресло, развернул лист с принципиальной схемой, задумался. Он смотрел на огромное количество знаков линий, и вдруг поймал себя на том, что думает о другом. Это другое требовало реализации, хотя Доронин убеждал себя в том, что это чушь собачья, не имеющая никакого ни научного, ни практического подтверждения, но другой более настойчивый голос наперекор всему твердил:

– Солнце горит тысячелетиями! Что его держит в пределах своих? А если попробовать сотворить нечто подобное?

Хлопнула дверь, вошел Виктор Зуев – начальник отдела проектирования схем.

– Привет! О чем задумался?

– Схема не идет, не могу в толк взять, хотя все будто бы верно.

– Разберешься, не впервой, впрочем, сможет так случиться, что и не получится.

– Получится, просто надо копнуть чуть глубже.

– Дело не в технике или соображалке.

– Что ты имеешь в виду?

Я зашел, чтобы сообщить тебе, что я иду к шефу, где официально будет объявлено, что меня переводят заместителем директора института.

– Об этом слухи давно ходят. Наконец, они приобрели материальное воплощение. Поздравляю!

– Спасибо! Ты, наверное, подумал, что я зашел похвастаться?

– Нет! Я еще не готов перейти к таким мыслям, схема ест поедом….

– Сообщаю тебе, что я буду просить директора поставить тебя на мое место.

Доронин от неожиданности долго молчал, а начальник усмехнулся, продолжил:

– Что? От радости в зобу дыхание сперло?

– Нет! Скорее наоборот.

– Ты, что больной? Думай, погаси свои сомнения и будь готов к вызову. Я пошел.

– Удачи!

***

Прохладный кабинет тихо шумел кондиционером. На звук открываемой двери директор Самохин поднял голову и приветливо замахал рукою.

– Заходи, заходи и садись.

– Спасибо, Андрей Петрович.

Вопрос о твоем переводе решен. В министерстве твою кандидатуру поддержали. Наш партком и районный комитет партии тоже. Поздравляю! Кстати, ты нашел себе замену?

– Только что говорил об этом с Дорониным, но он вяло отреагировал на моё сообщение, боюсь, откажется.

– Он что больной? От такого предложения отказываться!

– Он последнее время какой-то странный.

– Ничего! Уломаем! Специалист он, конечно, отличный, какой будет администратор?

– Управлять людьми он сможет, но давайте его пригласим, вдруг откажется.

Директор нажал кнопку и сказал в микрофон селектора:

– Валя, вызови мне Доронина и скоренько.

– Я мигом, Андрей Петрович, – отозвался селектор голосом секретарши.

Через пару-тройку минут вошёл Доронин.

– Здравствуйте, Андрей Петрович.

– Заходи, заходи, ты теперь будешь часто у меня бывать. Сейчас подпишу приказ о твоем назначении на должность начальника отдела, – голос директора был по-отечески добрым, призывал к открытому общению, – садись.

– У меня другие планы, я увольняюсь!

– Ты что, Доронин, тупой или больной! Такие предложения бывают один раз в жизни, от них не отказываются.

– Я сожалею, но ничего поделать не могу, – Доронин шагнул к столу и подал лист бумаги.

– Что это?

– Заявление об увольнении.

– Виктор Иванович, – директор повернулся всем телом к Зуеву, – он точно не в себе.

Зуев вместо ответа поднялся со своего кресла, подошел к Доронину.

– Саня, кончай дурить, ты пойми, это рост твоей личности, это карьера, приличная зарплата, в скором будущем квартира, наконец.

– Нет, я принял решение.

– Комедия да и только! – развел руками директор, – прав был Грибоедов. Горе от ума. «Чин следовал ему – он службу вдруг оставил».

– Грибоедов написал комедию, а здесь глупость жизни, – Зуев повертел пальцем у виска и сел в кресло.

Напряженная пауза длилась недолго.

– Андрей Петрович, подпишите заявление, я свое решение менять не буду.

Директор постучал пальцем по столу, затем резко положил ладонь на стол.

– Сделаем так, товарищ Доронин. По закону ты должен отработать еще две недели. Сейчас я подписываю приказ о твоем назначении на должность начальника отдела. Валя, занеси приказ о назначении Доронина, – нагнувшись к селектору, сказал директор.

– Андрей Петрович, он у Вас в зеленой папке, – мгновенно отозвался в селектор.

– Ах, да, я забыл, спасибо, – директор вытащил из папки приказ, еще раз взглянул на Доронина и размашисто подписал.

Доронин молчал, его кольнула неуверенность, его звала перспектива. Предательская мысль змейкой вползала в душу.

– Что я хочу создать? У меня нет ничего, кроме мыслей, которые и назвать-то идеей нельзя. Просто навязчивая мысль ничем не подкрепленная, а возможно, попросту бред. Я обрываю нить, которую любой бы посчитал за счастье.

– Молчишь, не передумал? – спросил директор.

Колебания Доронина достигли предела, и он вяло проговорил:

– Согласен, к концу срока я окончательно приму решение.

– Вот что я тебе скажу! Если уволишься, то пока я здесь сижу, твоей ноги в институте не будет. Заруби себе это на носу, назад не возьму, – обиженный голос Андрея Петровича крепчал, он даже в подтверждение своих слов легонько стукнул кулаком по столу, – иди, принимай дела, работай.

Вернувшись в лабораторию, Доронин устало плюхнулся в кресло, его давили сомнения. Чтобы отвлечься, он попытался вникнуть в схему, собранную на стенде. Буквально через минуту он понял свою ошибку. Несколькими точными движениями он поменял местонахождение двух проводов, одновременно ругнул себя:

– Как новичок, попутал нормально закрытый контакт с нормально открытым контактом

Устранив ошибку, он вслух обратился к схеме:

– Ну что, дорогая, попробуем?

Еще раз проверив цепи, Доронин щелкнул выключателем, лампочки стенда приветливо замигали, имитаторы электродвигателей завращались. Через несколько щелчков переключателя стало ясно, что схема готова, осталось дать ей несколько часов поработать.

Вошел Зуев и полушутя – полусерьезно сказал:

– Врезать бы тебе в лобешник, смотришь и ума бы прибавилось.

– Напрасный труд! Что Боженька под черепок подложил, то там и останется.

– Это меня и останавливает. Ладно, это все лирика, надо дело делать!

– Какое дело?

– Эх ты, лапоть! Должности надо обмывать. Приглашаю в ресторан тебя к 20-оо. Без опозданий, можешь с девушкой.

Зуев направился к двери, но его остановил Доронин.

– Виктор, подожди.

– Что со схемой не получается?

– Схема уже полчаса как работает.

– Что было причиной?

– Моя глупая ошибка, попутал контакты. Я хочу спросить о другом.

– О чём?

– Ты пригласил меня в ресторан, но я стою на перепутье, если идти туда, то я должен внести деньги, у меня ведь тоже должность!

– Это дельное и правильное предложение. И еще, если схема работает, то идем я тебя представлю коллективу.

– Может завтра?

– Завтра будем стоять перед людьми с помятыми мордами? Идем сегодня.

Через пять минут, весь коллектив отдела собрался в чертёжном зале. Специалисты отдела, входя в зал, спрашивали:

– Виктор Иванович, Вас можно поздравить?

Кто-то из угла крикнул:

– Когда обмывать будем?

Зуев загадочно улыбнулся и еще загадочнее сказал:

– Сейчас притащим сюда ванну, заполним её шампанским, и, – он обвел присутствующих веселым взглядом, помолчал, – затем искупаем, – он опять сделал паузу, – искупаем Доронина Александра Николаевича.

На лицах товарищей отразилось недоумение.

– Что его назначили замом директора?

Наиболее сообразительные догадались.

– Должность начальника отдела тоже обмывается, но ванну не надо, зачем портить шампанское, мы его выпьем.

Зуев не спешил раскрывать секреты.

– А вдруг Вы не угадали!

Из угла опять крикнули:

Виктор Иванович, хватит темнить, шампанского хотим.

– Ладно! Жадно ловите информацию. Так как она официальная, шутки в сторону. Шум в зале стих.

– Дорогие мои товарищи, довожу до Вашего сведения, что я покидаю отдел. У меня новая ответственная работа, теперь я заместитель директора. Мне жаль с Вами расставаться, но все когда-либо кончается, тем более, что отделом будет руководить умный, грамотный специалист. Его Вы хорошо знаете – это Доронин Александр Николаевич.

В коллективе отдела ходили слухи, что если Зуев уйдет из отдела, то его место займет сорокалетний заместитель начальника отдела Шмуц Евгений Абрамович.

Решение руководства оказалось весьма неожиданное. Коллектив молчал, несколько секунд. Замначальника отдела Шмуц встал со своего места и вышел.

– Я понимаю разочарование Евгения Абрамовича, но таковы реалии, начальником отдела назначен Доронин. Прошу любить и жаловать. А Вы Александр Петрович, принимайте дела. Хочу пожелать нашему коллективу успехов и добрых свершений, а мне позвольте откланяться, – Зуев слегка поклонился, – не поминайте лихом.

– Когда обмывать будем? – не унимался голос из угла.

– Обмоем непременно, дайте только срок.

***

По дороге от института до общежития Доронина не оставляло ощущение неловкости перед теперь своим заместителем Шмуцом. Получалось так, что он волей судеб перешел ему дорогу и занял его место. Весь остаток рабочего дня ему хотелось подойти к нему и пояснить, что он всего лишь через пару недель станет у руля отдела, но посвящать постороннего человека в свои планы не стал.

Едва Доронин перешагнул через порог общежития, вахтер, пожилая женщина окликнула его:

– Саша, тебе звонила девушка, сказала, что придет к 21 часу.

– Когда?

– К 21—00.

На лице Доронина возникло выражение растерянности, он почесал переносицу.

– Саша, ты понял?

– Да, Михайловна, я понял, но к двадцати часам я должен быть в другом месте.

– И что теперь? Она может подумать, что я забыла тебе сообщить о ней.

– Сообщите ей, что пусть приходит в ресторан, который на соседней улице. Я её не дождусь, не могу опаздывать.

– Хорошо.

***

Зуев и Доронин пришли в ресторан заблаговременно, что бы организовать пирушку. Посчитали приглашенных, сдвинули столы, расставили стулья. Специально выделенная для них официантка приняв заказ, стала накрывать стол.

– Давай еще раз посчитаем тех, кто придет, а то если кому-то места не достанется, будут обиды. Кстати, ты будешь один? – Зуев взял листок бумаги, стал писать фамилии.

– Ожидаю девушку, но не знаю, придет она или нет.

– Что так?

– Не успел сообщить, времени уже не было. Передал ей, что буду здесь. Пойду, предупрежу вахтера, чтобы пропустил, похоже, ресторан будет переполнен.

– Считаем, что придет, оставляем ей место около тебя.

К двадцати часам собралась вся верхушка института: директор, главный инженер, начальники отделов, ГИПы (главные инженеры проектов). Их жены, побывавшие на таких вечеринках, хорошо знали друг друга и потому без обиняков обсуждали свершившиеся изменения в институте. Наконец поступило приглашение садиться за стол. Директор занял место в торце стола, по правую руку расположился Зуев, слева уселась жена Андрея Петровича, чем вызвала его неудовольствие.

– Таня, ты бы села на другое место, здесь должен сидеть парторг. Таков порядок.

Татьяна Борисовна, сверкнув глазами, подчинилась и тихо шепнула:

– Нажритесь только…, – её взгляд обещал ему крайне большие неприятности.

Она отошла, ей уступили место рядом с женой парторга.

– Света, смотри за ними.

– Не переживайте, Татьяна Борисовна, они у меня в ежовых рукавицах будут.

Слово взял директор.

– Дорогие товарищи, сегодня у нас знаменательны день. Как Вы помните, недавно мы отправили на пенсию моего заместителя, о свято место пусто не бывает. Сегодня я по согласованию с министерством и партийными органами подписал приказ о назначении моим заместителем Зуева Виктора Ивановича. Прошу любить и жаловать!

Речь директора прервалась аплодисментами. Выждав, пока стихнут рукоплескания, Андрей Петрович продолжил:

– Давайте поздравим его и пожелаем ему успехов в работе, доброго здравия и мира в семье. За что и предлагаю осушить стаканы.

– Между первой и второй промежуток небольшой, наполняйте рюмки.

Андрей Петрович опять стоял на ногах.

– Прошу еще несколько минут внимания. Я сегодня подписал еще один приказ, о назначении начальником отдела разработки и испытания схем Доронина Александра Петровича.

Аплодисменты длились недолго, многие женщины с неподдельным интересом взглянули на молодого человека.

– Давайте и его поздравим с новой перспективной должностью, пожелаем ему успехов на новом поприще. Удачи ему!

Чопорность отношений прошла после второй рюмки, голоса становились все звучнее. Стоящая у стола официантка ожидала просьб клиентов, но их не было. Кто-то пригласил ее к столу, она присела около Доронина.

– Моей невесты, видимо уже не будет, садись, бери прибор. Как тебя зовут?

– Спасибо, меня зовут Света.

Света быстро освоилась рядом с Сашей Дорониным, она сначала будто невзначай прикасалась своим плечом его плеча, а после рюмки настойчиво давила коленом его ногу.

Доронин пытался отодвинуться, но Света становилась всё настойчивее. Выручил вахтёр, который знаками звал его к себе.

– Саша, куда Вы? – невольно вырвалось у неё, когда её сосед встал со своего места.

– Пойду встречу невесту. Освободи ее место и замени прибор.

Света ругнулась про себя:

– Другим мужики, как мужики, а мне все козлы.

Доронин вышел на улицу и сразу увидел Вику.

– Привет! Я уже думал не придешь.

– Привет! И потому успел подсадить замену?

– Перестань, это официантка.

– А официантки не женского рода? Через окно видела, как она об тебя терлась.

Почему она оказалась рядом с тобой?

– Я и не думал ей отвечать, – взмолился он. Для тебя стул приготовлен, а так как тебя не было, ее пригласил сесть мой сосед, – соврал Доронин.

– Попробовал бы только, я бы сразу ушла.

– Всё! Отношения выяснили, идем.

– Я туда не пойду!

– Почему?

– Саша, ты посмотри, как одеты ваши дамы. Прически. А у меня простенькое, летнее платье. Куда я в таком наряде пойду?

– У них наряды красивые, а ты в этом платьице куда красивее! Идем!

Вика в нерешительности затопталась, но он потянул ее за руку.

– Возражения не принимаются! Идем.

– Подожди, я хоть прическу поправлю. А что у вас за праздник, как ты в компанию начальников попал?

– Пригласил друг, Зуев, его назначили замом директора.

– Я в таких высоких компаниях ни разу не бывала. Как там себя вести не знаю.

– Они такие же люди, как и все, идем, освоишься.

Когда они вошли, играла музыка, зал прыгал, скакал, извивался.

– Идем танцевать, – Саша потащил ее в центр зала.

Наконец музыка стихла, последовало приглашение вернуться за стол. Андрей Петрович опять взял слово:

– Я свою миссию выполнил, теперь послушаем, что скажет новоиспеченный заместитель директора.

– Прежде всего, хочу поблагодарить руководство института, лично Андрея Петровича и парторга Сыроежкина Семена Степановича, за оказанную мне честь и доверие. Я хочу выпить за их здоровье и за здоровье всех присутствующих и поблагодарить всех, за то, что пришли отпраздновать наше назначение. Спасибо!

Вика взглянула на Доронина и тихо спросила:

– Почему не закусываешь, опьянеешь. Напрягся ты что-то.

– Сейчас все прояснится.

– Что проясниться?

А Андрей Петрович опять стоял на ногах.

– Сегодня у меня трудная, но приятная работа. Поэтому еще раз прошу минуточку внимания.

Стол с трудом замолкал.

– Даю ответное слово начальнику отдела исследований Доронину Александру.

Вика резко повернулась к встающему Доронину, в ее глазах неподдельное изумление.

– Виктор Иванович отлично сказал, всецело присоединяюсь к его словам, добавлю только мира и добра в семьях всех присутствующих.

Аплодировали все, больше женщины, а когда над столом стало тихо, новый начальник отдела, повернувшись к Вике, добавил:

– Со мной рядом сидит Вика, моя подруга и невеста, знакомьтесь.

Вика поднялась со своего места, ее неловкость заметили, и кто-то шутливо крикнул:

– Горько!

Правильно! Заодно и свадьбу сыграем.

– Горько! Горько!

Доронин обнял девушку, она всем телом подалась к нему. Он нашел ее губы.

– Стол хором считал до десяти….

***

Тишина ночи и мягкий свет уличных фонарей подталкивал к лирическому восприятию мира. Взявшись за руки, Доронин и Вика бесцельно брели по тихой улочке, над которой огромные тополя своими кронами образовали свод. Вика вдруг остановились, решительно повернула к себе своего спутника, заглянула в глаза.

– Саня, признавайся, почему ты скрыл от меня своё назначение на должность?

– Я сам узнал о назначении всего несколько часов назад, – голос Доронина был ровным, интонация его не отображала радости, более того в нём звучала недосказанность….

– Саша, не вижу радости в твоих глазах, это же начало карьеры, тебе дадут квартиру и мы…, – Вика запнулась, опустила глаза.

Доронин промолчал, выпустил её из объятий. Вика, не поднимая головы, потянула его за собой, но через пару тройку шагов остановилась.

– Саша, почему ты молчишь? Ты, наверное, подумал, что я набиваюсь тебе в жёны, думаешь, что соблазнена твоим новым положением?

– О том, что ты говорила и говоришь, я не думал и твоим словам я не придал никакого значения, он опять замолчал в нерешительности.

– Чем же занята твоя голова? – Вика шагнула к нему и, глядя в глаза, стала нетерпеливо стучать кулачками ему по груди.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное