Александр Зиборов.

Палач мимоходом



скачать книгу бесплатно

Глава 1

С жёстким кляпом во рту, связанный по рукам и ногам, а потому совершенно беспомощный, как плотно завернутый в пелёнки младенец, Кен Блазерт лежал в багажнике автомобиля. Под ним находились какие-то твёрдые предметы, которые при тряске на неровностях дороги словно сами собой колотили его по рёбрам, хотя это он падал на них, а не они на него. Правда, результат был тот же самый. Если бы не кляп, то он бы порой вскрикивал, а то бы и стонал от боли.

Последние минут десять машина двигалась не по ровному асфальту шоссе, а по очень неровной дороге с рытвинами и ухабами, что усугубляло страдания Кена.

Наконец она остановилась. Послышались звуки открываемых его похитителями дверец, их зловещие голоса.

Лоб связанного Кена покрылся испариной, он понимал, что развязка всех событий близка. Ничего хорошего она ему не сулила.

Минута шла за минутой, но о нём словно забыли.

«Хорошо бы, если бы случилось именно так», – мелькнула мысль. Но такого просто быть не могло. Увы и ах.

Послышались приближающиеся шаги, скрежет ключа и крышка багажника подскочила вверх, открыв внутренность.

Кен увидел тёмные силуэты людей, лица которых он различал очень смутно, ибо луна находилась за облаками. Сразу за спинами его похитителей начинался кустарник и деревья. Они находились в лесу. Чем заканчиваются ночные поездки в лес в багажнике автомобиля для связанного человека, он хорошо понимал.

Властный голос приказал:

– Вытащите его наружу.

Кена извлекли из багажника и установили на ноги, пусть даже не с первой попытки. Он едва мог стоять на дрожащих от слабости ногах. Краем глаза заметил, что его везли сюда в "Ford Focus", а был ещё и роскошный "Chrysler 300". Наверное, по той причине, что все его "спутники" в одном автомобиле не помещались.

Раздалась новая команда, заставившая его забыть о машинах:

– Развяжите его и уберите кляп.

Кляп тут же выдернули изо рта, причинив боль. Путы развязывать не стали, а просто перерезали их. Кен почувствовал явное облегчение, кровь свободнее заструилась по затёкшим мускулам.

– Дайте ему лопату.

Её сразу же вытянули из багажника и протянули ему. Вот на чём он, оказывается, лежал. Была там и ещё одна.

Эту лопату взял один из похитителей и в стороне наметил линиями узкий прямоугольник. «Это будет моя могила!» – понял устрашённый ясно понятной перспективой Кен.

Прозвучал повелительный голос:

– Этого достаточно, пусть дальше продолжает он сам.

Кена грубо подтащили к выбранному месту и приказали:

– Копай! Копай!

Кен растерянно переводил взгляд с земли на того, кто командовал всем этим, потом обратно. Он разглядел, что этот человек находится в маске, хотя все остальные обходились без неё. Почему?..

Неизвестный вкрадчиво осведомился:

– Если не хочешь, то можешь не копать себе могилу. Но тогда тебе для начала вобьют твой нос внутрь, сравняют с лицом. Ежели ты снова откажешься, то тебе отрежут ухо.

После следующего отказа останешься без второго уха. Если ты окажешься твёрдым орешком и продолжишь упрямиться, то твой третий отказ будет последним. После него тебе не спеша, с перерывами, переломают ноги, руки, лишат тебя всех твоих мужских причиндалов, и засунут их тебе сам знаешь куда. И в таком виде закопают, надеюсь, ещё живым. Решай сам: копать или нет. Впрочем, перечень наказаний может неотвратимо последовать, ежели будешь трудиться не слишком усердно. Ты не артист на сцене, особо долго любоваться тобой у меня нет желания.

– Вижу, вариантов у меня нет, – сказал Кен, вонзая лопату в упругую лесную почву. Он понимал, что у таких типов слова не расходятся с делом. Особенно в подобной ситуации.

Потому копал с видимым усердием, хорошо понимая, что приближает свою смерть. Физические нагрузки в какой-то степени помогали избегать рождающейся глубоко внутри паники от предвидения скорой смерти. Сами собой в голову лезли планы попыток бегства, но слишком много вокруг находилось врагов и все они держали наготове оружие. Только у того, кто скрывал лицо за маской, в руках ничего не было.

Кен надеялся, что ему позволят выкопать могилу глубиной хотя бы до его пояса, но его остановили гораздо раньше:

– Хватит, для тебя этого вполне достаточно.

Он растерянно выпрямился, стоя в яме с лопатой. Её тут же забрали из его рук.

Кен повернулся к человеку в маске:

– Вы хотите меня убить или просто напугать?

– Ты сейчас ляжешь в эту могилу, не сомневайся.

– И за что? Я не перед кем из вас ни в чём не виноват?

– Хватит врать. Ты – Кен Блазерт, федеральный агент. Ты влез в мои дела, а в этом городе я хозяин. Зачем ты сюда прибыл и что успел вынюхать, я знаю. Всё. Точка.

Кен уныло повесил голову, всё было сказано верно. Неизвестный даже знал его настоящую фамилию, хотя он прибыл в город совсем под иной. Знал о его работе. Тут его взгляд упал вниз на пуговицу на его нагрудном кармане, на самом деле она была замаскированной видеокамерой. Правда, в лесу сейчас царила тьма и вряд ли его помощник, который, несомненно, получает картинку, передаваемую ею, что-либо видит, но слышит он хорошо. Это подало Кену идею.

Он внутренне собрался, взял себя в руки, сохраняя потрясённый и напуганный вид, поднял голову и, запинаясь, выдавил из себя вопрос:

– Кто вы?

– Это ещё зачем?

– Не знаю, – пожал плечами Кен, словно сам удивляясь своему любопытству. – Осуждённый на смерть имеет право на последнее желание. Чего мне пожелать – сигару или выпивку? Какие-то деликатесы? Я не курю, аппетита нет и пить не хочется. В детстве у меня была мечта – выучить китайский язык, но вряд ли вы исполните её.

Послышались короткие смешки и реплики:

– Шутник!

– Выучить китайский язык захотел!

– Смешно!

Даже главарь заулыбался.

Кен выждал, размышляя, как ему добиться своего. И продолжил:

– Вы же не глупые и не робкого десятка люди, что вам стоит назвать себя. Вам же ничего не грозит, я даже не одной ногой в могиле, а твёрдо стою в ней уже двумя. Сами это видите. Уверен, что вы не трусы и не боитесь меня. Назовите свои имена. Ну, пусть скажет только тот, кто не боится…

Самый высокий оборвал его:

– Я никого и ничего не боюсь. Моё имя Дейв Хаггарт.

– А моё – Весёлый Хопкинс, Джим Хопкинс!

– Харбердинг я!..

Кен для верности шёпотом повторял каждое имя. Пусть помощник слышит. Все пятеро назвали себя, только главарь промолчал.

– А как зовут вас? – повернулся к нему Кен.

– Не пойму, зачем тебе это? – словно размышляя над этим, переспросил неизвестный. – Чувствую, в этом что-то есть. Только не пойму что именно. А когда я чего-то не понимаю, то этого избегаю.

– Это просто странное желание того человека, которого вы приговорили к смерти. Вы откажете мне в подобной малости? Ну, если боитесь, то не нужно. В принципе мне ваши имена не нужны. Сам сейчас вижу, что это простая блажь. Так что не бойтесь…

– Я не боюсь, – по словам главаря было заметно, что намёк на трусость задел его самолюбие, – но скажу тебе на ухо, ибо моё имя тут никому не известно.

Он подошёл, присел на корточки, дабы сравняться с находившимся в яме Кеном, и прошептал ему на ухо два слова. Тот удивлённо глянул расширившимися глазами:

– Так это вы? Вы!..

И тут грянул смертельный выстрел в упор, оборвав слова Кена…

Глава 2

Изображать профессионального убийцу не так-то просто, даже когда сам являешься таковым. Пусть я был не совсем убийцей, но точно – профессионалом этого дела. Но так было нужно, приходилось изображать из себя крутого парня, который привык убивать, действительно крутому мужику.

Изображая превосходство и брезгливое отношение к окружающим, предъявил посадочный талон у регистрационной стойки полной кареглазой женщине заметно старше себя. Она осознала, что я не счёл её достойной своего мужского внимания, и не смогла сдержать гримасу недовольства. Реагировать на неё я не стал, ибо услышал громкое объявление своего 76 рейса. Пассажиров, а значит и меня тоже, пригласили пройти на посадку через вход номер восемь.

Поднялся по трапу во вместительное чрево аэробуса. Молоденькая стюардесса приветливо улыбнулась и указала моё место. Уселся во вместительную мякоть кресла. Повертел головой, с долей спеси оглядывая соседей. Ухмыльнулся: кто они и кто я?! Знали бы они, вот бы заохали!..

Слева от меня сидела чуть надменная женщина лет сорока в бирюзовом платье и такого же цвета сандалиях. Далее восседал сухопарый полуседой старичок, изучавший котировки строительной биржи, иногда что-то бурчавший себе под нос, при этом он покачивал головой. Ему не было ни до кого дела, как и мне до него и соседки.

Слева через проход находилась парочка влюблённых, занятых только собой. Третьей была дородная негритянка, которая что-то жевала, не обращая внимания на молодёжь.

Сквозь шорох в динамиках прозвучало объявление:

– Доброе утро! Компания и экипаж приветствует на борту своих пассажиров рейса семьдесят шесть. Желаем вам приятного полёта! Пожалуйста, пристегните ремни и приготовьтесь к взлёту самолёта…

Корпус самолёта дрогнул, за окном огни взлётной площадки заскользили назад. Какое-то время лайнер катился вперёд, затем остановился. Моторы взревели, кресла задрожали, словно массажируя пассажиров. Гул двигателей сначала уменьшился, потом изменился: сделался более сдержанным, но мощным. Обороты реактивных турбин нарастали. Аэробус словно могучий зверь собрался, приготовился, напрягся и, освободившись от пут тормозов, скакнул вперёд, вдавив в мякоть спинок сидений почти три сотни людей, набирая скорость с каждой минутой. Тряска нарастала и нарастала, а затем она вдруг сменилась покоем – воздушный океан принял в свои просторы очередного рукотворного летуна.

Спустя пару минут последовало объявление – можно отстегнуть ремни безопасности. Обед пассажирам будет подан примерно через час.

Для профессионального убийцы мой желудок должен быть куда крепче, но вы сами понимаете, что любого может укачать в самолёте: я изобразил тошноту и воспользовался гигиеническим пакетом. Правда, столь неловко, что обрызгал соседку. Она устроила истерику, чувствуя себя тем более правой, что минутой раньше я поцапался как с теми, кто сидел впереди, так и с находящими сзади. Им не понравились мои рвотные движения, не спорю, я облегчал свой желудок гораздо резвее, чем это обычно делается. Намеренно небрежно.

Стюардесса вела себя очень профессионально, но и её я довёл до белого каления. Увы, каюсь! В чём виноват, в том виноват! Девушка приложила много усилий, дабы успокоить моих соседей и уклониться от выяснения с таким неприятным и жёлчным типом, каковым себя выказал я. Ушла она, сдерживая слёзы. Внутренне я извинился перед ней, но внешне выдерживал стиль поведения, назовём это так, выражал недовольство, брюзжал, цеплялся за каждое сказанное мне слово, действуя по известному принципу: вы вдоль, а я – поперёк!..

Пассажиры этого рейса хорошо меня запомнили, несомненно, кляли всеми известными им нелестными эпитетами. Не впервой, переживу!..

Сходя по трапу самолёта, я спотыкнулся и прокатился вниз по нескольким ступенькам, сшибая пассажиров. Среди них оказалась и моя соседка, которая с невыразимой интонацией произнесла:

– О боже, это опять вы!

Я ответил ей едкой тирадой, кляня во всеуслышание плохо сконструированные трапы, которые калечат ни в чём неповинных людей.

С таксистом тоже вышел конфликт: я отказался ехать в его такси, а он не мог понять причину. Я не мог сказать ему открытым текстом, что мне показалось такси подозрительным, я подозревал слежку за собой. Он, конечно, не догадывался, что имеет дело с профессиональным убийцей на задании, пытался убедить меня воспользоваться его услугами, но я привередничал, обвинил его в грубости, чем привлёк внимание многих людей. Затем по той же схеме я забраковал ещё одну машину и сел только в третье такси.

В отеле сразу же потребовал себе бутылку в номер. Чемодан никому не доверил, сам пронёс его в номер. Мальчишка лишился чаевых и глядел на меня волчонком.

Не особенно щедр был я и с посыльным, который доставил мне бутылку виски. Он ушёл с безукоризненно прямой спиной, но с кривой миной на лице.

Я тут же раскупорил бутылку, принялся пить прямо из горлышка, проклиная отвратное качество. На деле же виски во мне не оказалось ни капли, но я мимоходом часть его из бутылки слил в раковину…

Разбирая чемодан, намеренно уронил свой тяжёлый «магнум» на босую ногу. Взвыл, принялся скакать по комнате, проклиная всё и вся: свое невезение, слишком большие револьверы, своё задание. Не удержался и обругал проклятого Палача…

Размещая вещи, обнаружил на верхней полке платяного шкафа увесистый первый том книги «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма. Похоже, его забыл предыдущий жилец. Тот, что жил здесь до меня.

+ + +

Позвонил по известному телефону. Услышал знакомый голос:

– Привет, дорогой, ты уже на месте?

– Здравствуй, милая! Да, уже расположился в номере лучшей гостиницы.

– Лучшей? – в голосе явное сомнение.

– Конечно. Лучшая в городе и округе.

– А тебе по карману?

– Дороговато, но скоро это перестанет иметь значение.

– Ты уверен в этом? И когда и как это будет?

– В самое ближайшее время. Пожелай мне удачи.

– Желаю! Желаю максимально возможное количество удачи. Но сомнение остаётся. Уж слишком хорошо я тебя знаю.

– Скоро ты увидишь совершенно нового человека. Ахнешь.

– Не от ужаса ли?

– Нет, от восхищения мною.

– Не хвастайся, это всё лишь слова.

– Лучшие слова – это дела. Скоро увидишь дела. Да ещё какие!

– Подождём, увидим.

– Хорошо, подождём. Как твои дела? Что делаешь? Я уезжал в дождь, он всё ещё идёт?

– Идёт, идёт. Похоже, не скоро кончится. Не знаю, радует тебя это или огорчает? Да и что он тебе, ты-то далеко отсюда!

Мы поговорили ещё немного в этом стиле.

Потом мысленно прокрутил сказанное мною в голове: вроде бы, я сделал всё очень натурально, заподозрить что-либо трудно. Тому, кто мог разговор подслушать. Отдал должное профессионализму моей собеседницы, она оказалась вполне на уровне. Конечно, мой звонок не был для неё неожиданностью, она к нему готовилась, а потому включилась сразу в необходимом тоне. Говорила очень убедительно для своей роли моей близкой подруги, каковой на деле не являлась. Мы даже никогда с ней не виделись.

Разговор для постороннего уха звучал глупо, выглядел пустопорожним, таковым он и являлся на самом деле, но был проведён для сообщения некоторых закодированных фраз, которые многое могли сказать знающим людям…

Какое-то время я скучал, делал вид, что читаю книгу. На самом деле проводил взглядом по диагонали страницы, уделяя внимание отдельным кускам текста. Чем-то меня заинтересовали взаимоотношения Эдмонда Дантеса с аббатом Фариа, общение через прорытый между камерами подкоп. Но больше размышлял над предстоящей задачей, мне следовало действовать быстрее. Я находился фактически в цейтноте: данное задание было у меня промежуточным перед действительно важным, ответственным и очень трудным. А это могли исполнить люди проще меня, но я взялся за него из принципиальных соображений. Настоял на этом, заверив, что выполню его мимоходом, не в ущерб главному делу…

Глава 3

Вечером я выходил из отеля, заметно пошатываясь. Побывал в нескольких злачных местах, где вёл расспросы. Без особого эффекта. Но я не унывал, трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате, но она тут где-то имелась, а у меня была задача найти её во что бы то ни стало. Таков был мне дан ясный приказ, а когда мне говорили «надо», я прикладывал все силы, чтобы добиться успеха. Обычно мне сие удавалось. Своей репутацией я дорожил, наверное, даже сверх меры.

"Почему на сей раз должно быть иначе?" – сказал я себе, вспоминая прошлые победы.

В баре «Каскад желаний», вроде бы, проявился кончик ниточки. Я взял бокал, усевшись рядом с носатым здоровяком. Завязал с ним разговор и, словно не удержавшись, спросил в лоб: может ли он помочь мне в поисках Кондора?

Здоровяк поперхнулся виски, который прихлёбывал из стакана, посмотрел на меня вытаращенными глазами и послал в известном направлении. Затем повернулся ко мне спиной.

Я постоял, пошатываясь, глупо глядя в потёртую кожу его куртки, выругался и обвёл глазами присутствующих: словно по команде, они сразу же отвели взоры в сторону. Примерно так же происходило и в тех местах, где я побывал до этого.

Но я углядел холёного, одетого с тонким вкусом, который не бросался в глаза, брюнета с хищным разрезом глаз и маленькими усиками под орлиным носом. Он имел твёрдую осанку, вызывая невольные ассоциации со стальным клинком. Явно не часто посещал подобные заведения, но тут он каким-то образом всё же оказался. Птицу видно по полёту, а это была птица высокого полёта.

Я усмехнулся, вспомнив шутку – птицу видно по помёту. Подумал, что почти столь же смешон и другой вариант – птица высокого помёта.

Но я немного отвлёкся. Нужно было не упускать момент, вернее, эту птицу.

Я направился к брюнету стараясь сделать более уверенной свою походку, ведь я же профессиональный убийца, но мне это плохо удавалось. Несомненно, все видели сильно подвыпившего простачка.

Подошёл к брюнету, пошатнувшись, пролил виски из стакана на стол, а с него некоторые брызги угодили на костюм этого франта. Его глаза сузились, а тонкие губы затрепетали. Но надо отдать должное его выдержке, он не выхватил кольт и не всадил в меня пулю, а только произнёс:

– Осторожнее, амиго, вы обрызгали меня.

Я рассыпался в извинениях.

Он достал платок и удалил капельки с костюма.

Выждал момент, я начал свою речь:

– Я вижу, что вы настоящий человек, а не трус, как некоторые. Уверен, вы мне поможете.

– Чем именно, амиго?

– Мне хочется повидать Кондора?

– Никогда не слышал о таком, – отрезал брюнет.

Я понял, что он лжёт. В этот момент во мне окрепло крепче ощущение, что я на правильном пути.

– Мне сказали, что тут его знает чуть ли не всякий.

– Ложь, амиго.

– Можете мне довериться, я никому не скажу, только намекните, где его искать? Сделайте самый маленький намёк.

– Если бы я знал, то сказал бы прямо, без намёка. Кстати, а кто вы такой, амиго?

Я принялся доставать визитку, но так неловко, что уронил на пол свои водительские права вместе другими визитками.

Он тут же ловко подобрал их, проглядел и с усмешкой поинтересовался:

– А почему ваши визитки и права, судя по фамилиям, выданы разным людям. Кто из них вы?

Я был смущён, стал пытаться уверить, что права вовсе и не мои, так случайно оказались в кармане.

– Да и в визитках у вас указаны разные фамилии. Как это понимать?

Я приложил палец к губам:

– Т-с! Между нами, никому не слова! Потом как-нибудь я вам всё объясню.

– Не утруждайте себя, амиго. В конце концов, какая мне разница, кто вы.

– Я тоже не знаю, кто вы, но вот если бы вы знали Кондора!..

– Увы, не знаю, амиго.

– А может быть, сведёте с теми, кто это знает. Я вам заплачу!..

Брюнет усмехнулся, передёрнув плечами: ситуация его в какой-то степени забавляла.

– Хотите сто баксов?

Губы брюнета расплылись в улыбке. Он ничего не ответил, а подозвал официанта и расплатился с ним, демонстративно показав толстую пачку ассигнаций.

У меня даже челюсть отвисла при виде такой огромной пачки. Я опорожнил свой стакан. Зашатался, опёрся на стол, едва его не сдвинув.

– Спокойнее, амиго, вы слишком много пьёте.

– Разве это много? Будь у меня столько денег, сколько у вас, вот тогда бы я пил! А сейчас я не пью, только опохмеляюсь после последнего раза… – растерянным голосом, ни к кому конкретно не обращаясь, сказал я: – Знаю, вы мне не поможете. Так как же мне теперь найти Кондора? – я почесал голову, изображая недоумение.

– А вы кто такой?

– О, это я скажу ему! Только ему! Понимаете, это секрет. Я вас уважаю, вы настоящий мужчина, мог бы сказать, но не имею право. Только он услышит от меня то, что я хочу ему сказать.

– Ничем не могу помочь, амиго. Простите, мне нужно идти. У меня дела.

– Извините, простите, что задержал вас. Если случайно где-нибудь повстречаете Кондора, скажите, что я жажду его увидеть.

– Вы обратились не по тому адресу, амиго. Всего хорошего!

Брюнет направился к выходу. Доселе я его не видел, но готов был поспорить с кем угодно, что двигался он быстрее обычного. Явно хотел оказаться снаружи раньше меня. Что ж, я не имел ничего против этого.

Я сделал ещё несколько попыток заговорить с посетителями бара, но они меня откровенно игнорировали. За столиком в углу плечистые мужики о чём-то сговаривались, бросая на меня косые взгляды. От них исходила угроза. Сказал себе, что пора удаляться со сцены, иначе могут и морду набить. Всё шло именно к этому, уж многих я довёл до белого каления.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2