Александр Забусов.

Характерник. След белого волка



скачать книгу бесплатно

Глава 1.

И с другом и с врагом ты должен быть хорош

Кто по натуре добр, в том злобы не найдешь

Обидишь друга – наживешь врага ты,

Омар Хайям.

Они шли по следу духов, чтоб зачистить остатки банды, а сами попали в расставленные именно для них силки. Да как умело расставленные, прямо шедевр. Участники засады, как на охоте распределены по номерам, каждый знает свой сектор, свой маневр. Профессионалы! И откуда интересно, набрали таких шустриков. Он тоже хорош, гнал ребят как на стайерской дистанции. Куда бы та банда от них делась, если бы все по уму?

Будто кто подставил ногу, споткнулся о почти не заметную кочку, по инерции проелозил берцем по скользкой хляби и растянулся в грязи. Не успел выругаться по поводу своей неловкости, как поднялся ураганный огонь. Их подловили на открытом пространстве. Кабанов, двигавшийся за ним, получил пулю в лоб. Мало того, скорее всего снайпер контролировал ситуацию, вторым выстрелом разбил их средство связи. А еще, и спереди и сзади послышались стоны вперемешку с матом от Малышева и молодого Стрельцова.

Стреляя экономно, короткими очередями, что говорило о профессионализме бандитов, напавшие бросились в атаку, скорее всего, хотели взять живыми. Распластавшись, вжавшись в грязь, он уже не жалея патронов в магазине дал очередь в направлении бегущих к ним. Сбил хитрецам запал на скорую победу. А тут еще из леса стал долбить из своего РПКа Лисов. Ой, как вовремя! Участвуя в цепной реакции, Ненашев вышедший на поле метрах в трехстах левее, разрядил РПГ по залегшим врагам. Конечно это как из пушки по воробьям, те кто напали, скученностью не страдали, но все же, приятного от такого отпора мало, тем более в стане противника появились потери. При веерных очередях Лиса, вскочил на конечности и ухватив дрыгавшегося Стрельцова за руки потащил по скользкой грязи к балке, при этом оскальзываясь сам, набрав на берцы по пуду вязкого грунта. Тяжело, не то слово, тяжело, а тут еще с обеих сторон и пули свистят. Того и гляди заденут. Захекался, кашляя и отплевываясь, затащил молодого за корневой выворотень. Извернулся, выглянул оценивая ситуацию. Осознав, что нахрапом группу не взять, нападавшие ретировались так же быстро, как и появились, словно растворились в воздухе. Да кто же с ним игру затеял? Ах, Кабанова жалко! И Лихачова! Сколько с ними дорог пройдено, ведь почти весь срок службы оттянули! От лезших в голову невеселых мыслей, нецензурно выругался, что с ним бывало крайне редко. Подтянувшемуся к ним Ненашеву – Чужаку, указал на Стрельцова:

–Серый, не стой телеграфным столбом! Перевязывай, а я пока попытаюсь Малыша притянуть.

Им дали возможность отойти к хутору, а вот там полностью блокировали. Чувствовалось, что две разные группировки пытаются их охомутать. Результат – получили по зубам! Откатились. А еще было видно, что у одной из групп скоро терпежу точно не хватит и они вряд ли захотят увидеть солдат-срочников живыми, очень уж нагло попытались штурмовать, теперь обижаются.

Домишко, в котором нашли пристанище и отбивались от насевших вражин, горел.

Нет, он полыхал, заставляя дышать дымом и гарью, кожей чувствовать приближение жара. Тяжелораненый в грудь Лис преставился, может угорев в горячке боя, может просто от потери крови.

Он перешел на одиночные выстрелы, уже зная, что это его последний бой. Осколок гранаты, войдя под лопатку, саднил и кололся, способствуя обильной кровопотере. Он стал неповоротлив как пеликан, но даже если б и мог, ребят бы не бросил.

–Что, внучок, прижали вас здесь? – прозвучал рядом родной, старческий голос.

Оглянулся.

–Дед! Ты как здесь оказался, ведь нет тебя давно?

–Дак по нужде Серёня. По нужде. Ничего! Скоро вам полегче станет, и хлопцы твои выбирутся, кто еще жив. Во-он, – старик указал пальцем на далекие вётлы деревьев стоящих в ряд, – оттуда на шум «вованы» спешат. Ты как оклемаешься, давнему знакомцу в помощи не откажи О, смотри! Снова полезли.

Отвлёкся. Показалось, что из-за обвалившейся стены послышался знакомый мотив. Что за ерунда? Отклонившись в сторону, сунул голову в непонятную пелену молочно-белого тумана. Незримая сила, ухватив, потащила через туман по яркому тоннелю, с каждым мигом наращивая скорость, заставляя напрячься и задержать дыхание.

Телефонный звонок вытащил из сна. Заставил вынырнуть из тягучего состояния, включиться в действительность. В полнейшей темноте ночи, где-то рядом с диваном мобильник наяривал мелодию полюбившейся с малолетства песни. Еще какое-то время он отходил от горячки боя, от яркого воспоминания пожара и боли, а мысль о гибели до сих пор сверлила мозг. Оторвавшись от подушки, выгнувшись, склонился к ковру. Увидел телефон, дисплеем сигнализировавший свое местоположение из темноты. Окончательно пришел в себя, стряхнул остатки одури. Кому это он понадобился? Нажав кнопку ответа, прижав мобильник к уху, хриплым голосом ответил.

–Да, слушаю!

Возбужденный голос на другом конце соединения, не оставил сомнения в том, что звонит именно Павел Стрельцов. Хм! Давно не виделись. Так бывает. Обычно людей объединяет повседневная работа, увлечения, отпуск, или командировки. Может объединить даже такой атавизм нашего времени, как любовь к искусству. Но проходит время и привычный мир вокруг тебя рушится или переходит на другой качественный уровень. И ты вместе с его утратой, меняешь жизненный ритм, теряешь старые связи, оставляя за собой право, помнить тех, с кем свела тебя судьба на тропе жизни. От древних латинян остался по этому поводу афоризм. «Старая дружба – птица редкая!».

Сколько же лет прошло? Десять! Пятнадцать! Нет, семь лет, как они виделись последний раз. Да, точно. До этого встретились случайно, Сергей тогда проездом в Москве был. Хильенкову необходима была легализация и он устраивался работать в школу учителем физкультуры, а Паша уже давно казаковал на вольных хлебах российского бизнеса. Нет, после той встречи, прошедшие через горнило первой чеченской, они не ушли в тину, продолжали общаться, поздравляя друг друга с днюхами, с двадцать третьим февраля и новым годом, но до встреч руки так и не доходили. У каждого была своя жизнь и места для другого у обоих в ней не находилось.

–Серега! Хильченков, – трубка выплевывала слова взволнованного голоса Павла. – Ты в Москве или опять на Урале? Нужна твоя помощь!

Хм! Однако!

–Паша я в Москве, но ненадолго. Утром переговорить не судьба? Что, так припекло?

–Да.

–Добро. Где? Когда?

–Я у твоего дома в машине сижу.

–Даже так? А если бы меня здесь не было?

–Я справлялся об этом.

–Ну, заходи. Знаешь дом, значит знаешь и квартиру.

–Иду.

Пока Павел поднимался на восемнадцатый этаж, Сережка спрятал постельное белье в ящик дивана, щелкнул клавишу электрочайника и даже успел ополоснуть лицо холодной водой. Заслышав звонок, открыл дверь. Увидел перед собой опрятно одетого Павла, располневшего, раздобревшего от сытной жизни на службе у капитала.

–Здоров, старый! – выдавив улыбку на бледном лице, произнес друг.

Обнялись. Давно не виделись.

–Вешай пальто, проходи на кухню.

–Разуваться?

–А у меня домохозяйки нет.

Рассевшись на крохотной кухне. Сергей заметил, как взволнован друг, но пока держится, от того, чтоб с места в карьер не расплескать ведро своих проблем на его голову.

–Чай будешь?

–Нет.

–Тогда давай, излагай, за каким ляхом ты поднял старого товарища в три часа ночи?

Павел перевел дух, будто собираясь одним махом нырнуть в ледяную воду.

–Нужна твоя помощь!

–Это я уже слышал. Дальше.

–Ты телевизор, вообще смотришь?

–Хм! Иногда. Последний раз включал месяца два назад. И газет не читаю, политикой не интересуюсь. Потому и мотаюсь между Москвой и уральским хребтом. Здесь детей русскому бою учу, там хозяйство на жизнь зарабатывать помогает. А что такое? Америкосы подверглись агрессии со стороны Мексики, а наши ближневосточные соседи уже хозяйничают в Вашингтоне?

–Да, плевать мне на пиндосов. В Киеве переворот. Бандеровцы на майдане к власти пришли. Крещатик в огне, Янукович «Беркут» сдал. – Павел нелицеприятно, не стесняясь в выражениях, высказался в адрес руководителей Украины. – На улицах анархия. Стреляют, насилуют, грабят, жгут! Понимаешь Серега, там беспредел!

–Паша, я и в самом деле чего-то не догоняю. Тебя-то каким боком все это заботит? Насколько я вижу, а я кажется, еще не ослеп, сам ты проживаешь в благополучной и богатой России. И надо признать, неплохо проживаешь!

–Блин горелый, Серега! Да, жена с годовалой дочкой у меня там! – на эмоциях взвился друг.

Сергей непонимающе уставился на Пашку. Как это? Жену Павла он знал хорошо. Красивая украинка Вероника, в свое время притягивала к себе вожделенные взгляды мужчин, тем самым заставляя мужа ревновать к близко стоящему от нее телеграфному столбу. Отсюда и ссоры в их семействе были не редкостю. Две их дочери, ну ни как на годовалых не тянули. Старшая, помнится, уже замужем, а младшая учится в институте на втором курсе.

Словно подслушав мысли друга, Павел пояснил:

–С Вероникой мы в разводе. Она замужем. Кажется, даже счастлива в браке. Ну, а я… Три года назад был в Киеве, встретил девушку, Ириной зовут. Ей сейчас двадцать восемь. Так получилось, родилась дочь.

–Ничего себе!

–Вот-вот.

–Чего ж ты, старый дурак, не перевез их сюда?

–Ага! Перевезешь, как же! Она самодостаточна. У нее, считай в центре города свой бизнес, салон красоты. Вот и получилось, я здесь, она там.

–Это называется, довыёживались. От меня-то ты чего ждешь?

Замолчав, Павел уставился в одну точку на столешнице кухонного стола. Пальцы руки непроизвольно отбивали такт, доказывая, что нервы встали на предел.

–Серый, Ирка звонила. Угрожают им расправой. Мол, так как она замужем за москалем, бизнес отберут, самих замучат, чтоб украинскую кровь не поганили. Спасать их нужно, вывозить из зачумленного города, из взбесившейся страны. Честно скажу, сам такую поездку не потяну, кишка тонка. Я же не спец, как ты. Обычный связист, хоть и воевал. Съездим в паре, вывезем. А? Все расходы на мне. Тебе, как за командировку отбашляю.

–Давно по морде не получал?

–Прости!

Сергей встал из-за стола, снова щелкнул клавишу подогрева остывшего чайника. Повернувшись к Павлу, критическим взглядом окинул друга.

Н-да! Лет Пашке, где-то сорок с хвостиком. Не лысый, аккуратно стриженый блондин. Ухоженный, холеный, но огрузневший, подвергшийся налету офисной спокойной работы. Щекастый с солидным брюшком, пока не превратившимся в пивной живот. Сказать прямо, не боец. Даже как проводник не потянет поездки в горячую точку. Как минимум тридцать кэгэ лишнего веса. Ну, и куда с таким добром? В экстремальных условиях, это гиря на ноге. Не-ет, друг! Если согласиться, то он ему не помощник, а обуза.

Проронил:

–Посиди пока, чайку попей.

Сам ушел в комнату, включил свет, телевизор. Пультом нашел круглосуточный канал новостей «Россия 24». На экране пошло изображение и информация о событиях в Киеве. Картинки менялись одна за другой, освещались происшествия на улицах столицы Украины. Уже через десять минут и без того плохое настроение, упало ниже плинтуса. Казалось, только в страшном сне могло бы присниться, что в европейской стране до власти дорвались фашисты. Но действительность говорила об обратном.

На экране в сполохах огня мельтешили и метались люди, одетые кто во что горазд. В армейских касках, с лицами закрытыми масками, вооруженные битами, арматурой и огнестрелом, вплоть до калашей. Они походили на ряженых террористов. Но ведь они и были таковыми!

Бесстрастный голос диктора до сознания доносил информацию о том, что за прошедшие сутки, там то и там, были погромы, пожары и убийства. В правобережных районах Киева, реакционные силы зачистили полицейские участки, а с Западной Украины поезда и автобусы, в виде гуманитарной помощи жителям столицы, подвозят новые банды галичан, непримиримых к природным украинцам и русским. Мало этой напасти, так еще Штаты прислали триста наемников, а это уже, совсем погано. Хильченков не отрываясь смотрел на экран. Вот тебе и невмешательство в политические дрязги!

Когда на экране замелькали события в городах Восточной Украины, отвлекся. Заметил, что Пашка спиной облокотившись о дверной косяк, с кружкой в руке, стоит и тоже смотрит в телевизор. Его отсутствующий взгляд сфокусировался на Сергее, а дрожащие губы выдохнули вопрос:

–Едем?

Хильченков про себя чертыхнулся, ответил со злостью:

–Не спеши! Спешка нужна сам знаешь когда. Все обмозговать нужно.

–Сережа, я бы не торопился, но Ире…

–Одно условие, дружище.

–Все, что угодно. Говори.

–Я поеду один, без тебя, и вывезу твою семью.

–Нет.

–Это не обсуждается, Паша. Значит так, мне потребуется адрес и твое письмо к жене. Это на случай, если телефонная связь накроется медным тазом. И командировочные деньги, извини я не олигарх.

–Сегодня утром я все привезу.

–Утром не нужно. Вечером. Мне еще свои дела утрясать…

–Спасибо, Сережа. Я знал, что согласишься.

–Но, мы же друзья!

–Да.

Когда за Павлом закрылась дверь, Сергей облегченно вздохнул. Само присутствие друга в таком состоянии, вносило в ауру квартиры, похожесть ауре больничной палаты. Спать не хотелось. Какой там сон, если под боком его страны происходили такие перемены?

Снова вскипятил чайник, заварил крепкого чая. Из загашника извлек початую пачку красного «Винстона». Называется, курить бросил! В открытую форточку задымил сигаретой, прихлёбывая затяжки сладким, и одновременно терпким напитком.

Сергею от роду шел тридцать второй год. Крепкий жилистый парень, по виду зрелый мужик, слегка побитый жизнью. Все мужчины в их роду были долгожителями и молодо выглядели даже в преклонные годы. При всем при том, лишь единицы знали о его приключениях в годы Великой Отечественной. Если б кто почитал его личное дело, наткнулся на безликий стандарт. «Не был», «Не имеет», «Не привлекался», «Участвовал», «Награжден». Характеристики командиров и начальников, тоже стандартные, для них все служившие, вроде мышей – серые и положительные.

На самом деле вся жизнь Сергея имела второе дно, о котором знать положено было единицам, таким же, как сам Хильченков. Есть такая профессия, Родину защищать. Только в потомственных родах русского воинского сословия, сыновей готовят к службе по-разному. Сергея, угораздило родиться в семье казаков-характерников, обладавших искусством боя. Про них, слава Богу, власти забыли и считали, что воспоминания старых людей про это, обычные байки маразматиков. Официалов разуверять не стали, а науку передавали из поколения в поколение, таясь от нескромного, злого и навязчивого глаза Кгбэшников. Мужчины в таких родах женились, имея за плечами четыре-пять десятков прожитых лет за плечами. В этом возрасте и первый ребенок зачинался. Как правило, в семьях отец воевал или нес воинскую службу там, где было неспокойно, а дед учил внуков всему, что помнил и знал.

Первое воспоминание о понятии семейного ремесла у Сергея, связывалось со Здравой. Самый первый раз дед Матвей, усадив одиннадцатилетнего Сергуньку на табурет, взяв его руки в свои, заставил закрыть глаза и думать о чем-то хорошем. Волна горячей энергии от центра живота поднялась вверх к голове, забурлила по крови, покалывая и беснуясь, с болью побежала по телу. Мудрый дед пояснил:

– Мы с тобой включили потоки внутренней энергии человека. У знающих людей это называется Здравой. Когда-то и мой дед поведал мне о силе, что нам дана, теперь его рассказ передам в наследие тебе. Слухай.

С того рассказа, тогда для Сергея больше походившего на сказку и родился на свет казак-характерник. С того самого дня, для Сергея началась новая жизнь. С раннего утра, до позднего вечера, Сережка постигал жизнь. Старый казак тренировал его взгляд, учил овладевать способностью, излучать силу глазами. Учил Здраве, ну и естественно  древнему искусству боя.

– Казачий спас, дар, данный нам предками, – говорил дед Матвей. – Его основа особая – заклинание. И мало выучить заговор, это любой глупак осилить сможет. Да будет ли от этого прок? Нет. Необходимо уметь владеть своим телом, любым оружием и сокровенными знаниями. И знай Серега, что Бог, он есть, а мы, характерники общаемся с ним напрямую, минуя попов. Ты тоже научишься.

Тогда-то, дед плотно взял мальчишку в оборот, учил по старинке, как в свое время учили и его. Стал развивать у паренька навыки моторики обеих рук с любым предметом, который можно использовать в качестве оружия. Нож стал для того такой же обычной вещицей, как игрушка для ребенка. Сережка по нескольку часов в день учился метать его за лезвие, за рукоятку, сначала на расстояние до трех метров из любого положения. Потом это расстояние стало увеличиваться. Дед одобрительно крякал, глядя на успехи подопечного, и только успевал грузить новыми навыками и знаниями. Старые кости скрипели, но рукопашный бой дед Матвей «ставил» парню железной рукой, и качал, качал молодому родичу все группы мышц без скидок на возраст, выращивая из него не «рабочего битюга», а эластичного, словно ртуть, элитного бойца. Удары ногами и руками, болевые и удушающие приемы, броски и подкаты, ведение схватки в любом положении, хоть стоя, хоть лежа. Серега «мочалил» макеты и мешки, сам же их чинил, и снова уродовал. Старый уставал на занятиях ничуть не меньше ученика, сказывался возраст. Иногда бывало после часа усиленных тренировок в спарринге с малолеткой, кряхтя садился на колоду у окна просто отдышаться, передохнуть. Так и жили.

Вот кажется, спешит жить человек, каждый день выполняет определенный «рабочий» ритуал своей жизненной программы, не замечая мелочей, расходует себя. Потом в какой-то момент, вот как сейчас, останавливается оглянувшись на прожитые годы, и воспоминания которые, казалось забыл, яркой вспышкой проявились на поверхности, словно кадры кинофильма. Вспомнил себя, уже молодым крепким парнем, рядом с окончательно сдавшим дедом. Организм Сергея, постепенно научился принимать информацию, как из внешней среды, так и из внутренней, а уж обработку информации вела нервная  система через рецепторы, сигнал от  которых поступал в мозг по нервным волокнам.

–Все волокна хребта  перекрещиваются в районе груди, – объяснял старый учитель. – Место перекрещивания, издревле  называют – путевым камнем, и поэтому правая  половина головного мозга контролирует левую половину тела и наоборот, также разворачиваются в районе груди и энергетические каналы человека. Каждый человек воспринимает почти всю информацию, но осознает и пользуется лишь очень малой ее частью, доступной его органам чувств. Остальная информация теряется в глубинах подсознания или может восприниматься как интуиция. Учись целить, сынок. Казак-характерник должен уметь не только убивать. Умеешь убивать – умей и лечить. Помни об этом. Придет время Родину защищать – все в дело пойдет.

О женщинах Матвей высказался односложно:

«Жинка – это святое, но влюбляться не моги, потеряешь энергию, а вместе с нею и голову».

Перед самой армией, дед провел обряд ритуального посвящения положенный по всем канонам и неписаным законам воину-характернику. При обряде нарекли его тайным именем – Неждан. Потому как неожиданно было его появление в курене деда Матвея.

За накрытым празднично столом, в просторных хоромах, Матвей впервые налил стопку водки Сергею. Сам поднялся со стула, глыбой нависнув над столом, произнес:

– Спасибо тебе Господи за то, что род наш живет и не прерывается! Спасибо за страву на этом столе! И царство небесное всем павшим в боях казакам!

Размашисто перекрестившись, неторопливо выцедил стограммовую стопку казенки. Сережка, на какое-то время задержавшись, и сам сделал большой глоток, ощутил гнусный запах и вкус прозрачной жидкости. Не пошло. Закашлявшись, отставил стопарь в сторону, но радость пересилила горечь. Он настоящий характерник!

Потом была служба, и бесконечная череда горячих точек, где он выжил только потому, что впитал в кровь дедову науку.

За воспоминаниями не заметил, что за окном наступил рассвет. Пора заняться делами, чувствовал, придется попотеть, выполняя просьбу друга.

Глава 2.

Покидая свой дом, веди себя так, как будто видишь перед собой врага .     Хагакурэ Бусидо.

Как пересечь границу с Украиной, когда на самой границе, черт знает, что творится? Способов много. Можно въехать по автомагистрали на личном транспорте, но… Засветишься! Восточную Украину реакционеры взяли под плотный колпак, а помогали им в этом местные бандиты. Простым смертным, так тем этот способ перехода выходил боком. Уже на таможенном терминале, «лихие» люди берут на заметку твою машину, по средствам связи, подельникам идет сообщение о клиенте, а там… Дальше вступает в силу закон Гуляйполя. Машину без зазрения совести тормозят вооруженные дорожные бандиты, практически в любом месте. Транспортное средство разбивают, превращая его в автохлам, вас под белы рученьки выводят на дорогу, грабят до нитки, потом избивают и бросают у обочины, с напутствием. Мол, возвращайся к себе в Московию и больше не приезжай на землю «ридной нэньки Украины». И это все делают те люди, которые с западными дебилами националистического толку, не имеют ничего общего, считающиеся в России братьями по крови.

Можно пересечь «нитку» в рейсовом автобусе, следующим в Донецк или Харьков. Но никто не поручится, что проклятых москалей не обстреляют по дороге, не остановят, опять же почистив карманы, не поставят у обочины любоваться как любопытные бандерлоги будут проверять, сгорит ли автобус дотла или сам метал не подвержен огню. Топать назад пёхом, да с пустыми карманами, интереса мало. Ну, а с самого начала пути мараться в крови не слишком хотелось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное