Александр Забусов.

Характерник. За порогом чужой реальности



скачать книгу бесплатно

–Александр Григорич, но мы же не знали! А документы нам предоставленные, все в полном порядке.

–Да вы не волнуйтесь так, Вера Ивановна. Мне бы к вашему директору попасть…

***

С Каретниковым встретился на Полежаевской, и даже раньше чем планировали оба. Скомкано объяснил Михаилу суть произошедших событий, «вывалил» на руки другу все собранные бумаги и видеоматериалы, включая с камер видеонаблюдения пансиона, и распрощался до созвона с Мишкиной стороны. Сам, до вечера успел прокатиться только в известный уже спальный район города. Когда Каретников позвонил, Дюк, по паспорту, гражданин РФ, Платонов Ю, В., снимавший в наем квартиру на пятом этаже жилого дома, уже час как закончил земной путь. Имея в желудке литр дешевой водки, а в крови алкогольный передоз, в порыве чувств, а может по причине прихода «белочки», несчастный выкинулся из окна. Как Александр и предполагал, наемник был тупиковым вариантом, оставалась надежда на видеоматериалы.

«Контора» очередной раз оправдала право без стеснения получать от государства финансы на свое существование. Уж как там и где Каретников «крутился», но результат был. И в первом, и во втором случае на отпечатанной фотографии по проверенным данным, фигурировал Иван Исаакович Герц, юридический консультант многофункциональной фирмы, руководители и старшие партнеры которой проживали «за бугром», откуда и управляли огромным «хозяйством», поставленным на ноги еще в начале ельцинской эпохи. Правды ради, нельзя не упомнить того, что в самом начале раскрутки бизнеса, оба иностранных партнера частенько наезжали в Москву, но как только предприятие ощутило получение дохода свыше двухсот процентов на каждый вложенный в дело доллар,.. Ай-яй-яй!.. С одним из них произошел малоприятный случай. Непонятным образом, вдруг взорвалась персональная машина, водителю взрывом оторвало голову, а сам бизнесмен лишился ноги. Случившегося иностранцам показалось достаточно для тесного знакомства с Россией и русскими, и они укатив к себе, в Москву с тех самых пор не совались, отправляли только доверенных лиц для проведения ревизий. Между тем, упомянутый ранее И. И. Герц значился в фирме не последним лицом, имел в офисе личный кабинет и персональную секретаршу. При выезде его персоналку всегда провожала машина сопровождения с тремя крепкими парнями. Имелся так же домашний адрес, написанный ручкой на обороте фото, как кстати и означенный адрес офиса. Проживал юрист не в Москве, а в престижном поселке ближнего Подмосковья, но это пока еще лишняя подробность.

Нервы у Кутепова хоть и не сдали, но напряжены были до предела, посему долго общаться с Мишкой не стал, а поскакал в известный офис, хотя бы просто с целью ознакомления. Каретников о второй, тайной жизни друга хоть и не догадывался, но сам являлся кадровым разведчиком Министерства Обороны, работавшим в секторе стран Восточной Европы, и не подспудно знал подноготную бизнессообществ, старых богатейших семейств и нуворишей. Зря Сашка спешил соваться в рабочую зону фигуранта.

Оставшись один, стоя у входа в подземный зев перехода, в раздумье осуждающе покачал головой. Дернув молнию застежки на длинной куртке, извлек из внутреннего кармана гражданского пиджака телефон. Покопавшись в «памяти» мобильника, нашел нужный номер и дал пальцем вызов.

–Слушаю!

–Привет Сергей!

–Тебе Миша, тоже не хворать. Чем обязан?

–Знаю что ты в Москве, вот и решил поприветствовать.

–Х-ха! Это мы с тобой с четырнадцатого года не виделись. Помнится, как из Киева тебя эвакуировал, так твой голос и не слыхал больше. Извини, мне в данный момент не до словесных политесов. Что, небось опять встрял, да еще на своей земле? Помощь нужна? Только суть.

–Помощь нужна не мне, Сережа. У моего старого друга дочь похитили.

–Что-то мне это напоминает. Дежавю. Он бизнесмен?

–Нет. Обычный человек. Подозреваю, потребуются твои специфические навыки.

Включившийся свет фонарей еще не внес в едва начавшиеся сумерки особых изменений. Ветер у проезжей части, по которой проносилась почти постоянная череда машин по вечерней поре, существенно усилился. Осень! Дома из дворовых колодцев привносили в общую атмосферу тротуаров у магистрали элемент сквозняка, заставляя народ кутаться, отворачивая лица от порывов лижущего холода. Каретников ощущая на затылке непокрытой головы воздействие промозглого потока воздуха, встал спиной к «коридору» между жилым домом и стеной из стекла, то ли ларька, то ли своеобразного ангара-карлика претендующего на звание магазина.

–Ясно. Где живу знаешь. Жду тебя с твоим другом у себя… – короткая пауза, – …после двадцати трех часов. Раньше не смогу. Информация о месте работы с тебя. Все!

Эмоций в голосе Хильченкова Михаил не уловил. Кремень, человек, каким был, таким и остался. Весной две тысячи четырнадцатого года, Каретников «работал» в Киеве, считай в самом начале событий путча на Украине. Работники СБУ прихватили засветившегося ГРУшника за мягкое место. Все должно было закончиться плачевно, если бы не случайная встреча с бывшим сослуживцем-запасником, сумевшим вытащить его из неприятной ситуации и с добытыми материалами вернуть на Родину…

***

Самый конец рабочего дня. Офис компании расположился на последнем этаже небоскреба «Башня». Панорамное остекление от пола до потолка, вид на город с высоты «птичьего полета». Все внутри свидетельствует о том, что хозяин этого великолепия не мнет последний доллар в кармане. Вышел из лифтовой камеры, окинул взглядом реальность. Все помещения «выстроились шеренгой» вдоль остекленного фасада, как кстати и коридор, отделанный ценными породами дерева и кожаными панелями, с полами из массива дуба. Стать страшно, такую красоту боязно испачкать. На стенах эстампы в рамках, превратившие коридор в подобие галереи. Центр притяжения – дуги из серебристого метала с вставками панелей. Это ресепшен, сразу с тремя молоденькими девицами в одинаковых модных одеяниях, в меру прикрывающих коленки на длинных ногах. Тут же зона ожидания. Народу не слишком много, можно даже сказать мало. Так! Слева две переговорные, справа – рабочие места секретарей. Где же кабинет этого доморощенного юриста? В обоих местах кабинеты руководителей. Секьюрити не наблюдаются, значит пространство под контролем замаскированных видеокамер. Кажется улыбка на лице одной из встречающих дев, больше чем дежурная. А, что? На нем прикид не на рынке куплен, одни часы на руке не меньше восьми тысяч гринов стоят. Ведь все успела высмотреть, оценить. Уважаю! Профессионально работает.

–Здравствуйте! Меня зовут Валерия, компания приносит вам свои извинения, но до конца рабочего дня осталось три минуты. Чем я могу вам помочь за оставшееся время? Может вас записать на завтра в удобный для вас час к конкретному работнику компании?

–Иван Исаакович Герц.

–Господин Герц уже покинул рабочее место. Завтра его не будет. Извините, могу записать вас к нему только на понедельник.

Щедрая улыбка проявила безупречность зубов «хозяйки».

– Тогда, нет. Прощайте.

–Всего доброго.

Тихий, но навязчивый зуммер устройства распознания клиентов, заставил Леонида, одного из трех операторов бригады службы безопасности компании «Grande El castillo» подкатить кресло в сторону кнопки отключения и нажать на нее.

–Скоро совсем ходить разучишься.

Послышался за спиной голос старшего смены.

–Я что-то нарушил? – не оборачиваясь, окрысился Леонид.

С недавно приступившим к своим обязанностям старшим у него были натянутые отношения, невзлюбили друг друга с самого первого дня. Спокойная офисная жизнь расхолаживает, зацепились языками, друг другу предъявив ряд мелочных претензий. На серпообразном столе большие мониторы работали в штатном режиме, порядок на охраняемом объекте не вызывал нареканий, сотрудники офиса спешно покидали рабочие места. Щелчок замка и открывшаяся дверь служебного помещения заставил обоих отвлечься от тихой перепалки. Шеф! Принесла нелегкая под конец мельтешения «муравейника».

–Как дела? – спросил голосом из метала и безразличия к подчиненным, прошелся глазами по экранам, уделяя внимание подземной парковке.

–Без происшествий. – Доложил старший.

–Добро. Связь с постами и дежурным подразделением проверять каждые два часа.

–Есть! – по-военному ответил старший смены.

Уже поворачиваясь, потянувшись рукой к дверной ручке, готовый покинуть «оперативку»…

–Я…

…зацепился глазом за мелкий монитор, долгое время почти не выполнявший назначенных функций. На экране застыло изображение двух мужчин, похожих друг на друга как братья близнецы, различие было лишь в растительности на лице и одежде. Один с бородой и усами, с запущенной стрижкой на голове, второй, одет как денди и аккуратно пострижен. Шеф взорвался эмоциями.

–Почему не доложили о приходе в офис этого человека? Вам что, работать в корпорации надоело? Когда он приходил?

Леонид просмотрел информацию по клиенту.

–Прибыл в офис за пять минут до окончания рабочего дня.

–С кем из персонала общался?

–С Валерией.

–Ее телефон, быстро!

Выяснив все, Зверев, начальник службы безопасности транснациональной компании «Grande El castillo» позвонил своему непосредственному начальнику.

–…интересовался Герцем.

–Валерий Палыч, я думаю вам ясно без подсказок, что наемники не смогли качественно выполнить взятые на себя обязательства. Фигурант, как я понимаю находится в светлой памяти и при отменном здоровье. Он уже ищет того, кто затронул его интересы. Последнее время Иван Исаакович жаловался на свое самочувствие, озаботьтесь его здоровьем, желательно по шестому варианту. Об этом жиденыше я не хочу больше слышать. Думаю, что все должно произойти либо сегодня, либо завтра. И не берите все под контроль, а лучше сделайте самостоятельно. Так будет надежней.

–Понял вас, вариант «шесть», можете не беспокоиться, проблема будет снята.

***

…Вот казалось, нужно это Каретникову? Время на дворе какое? Двадцать первый век! Народ в городах разучился общаться, если это общение не затрагивало работу. Помочь кому-то, уже подвиг и нарушение личного пространства. Дожились! Дети во дворах футбол не гоняют, на речку, так и то не гурьбой мотаются, а под присмотром мамки или бабки, по одиночке ходят. Зато и те и другие освоили «пространство в интернете», для большинства оно – реальная жизнь. Если бы не потребность в деньгах и пище, сутками напролет зависали в сети. Откуда здоровье? Теперь ответ – почему Каретников не такой, а эдакий! Тут просто. В силу своей профессии, а еще и наверное самое главное – родом он был из семидесятых годов. Смешно сказать, но люди родившиеся в шестидесятых – семидесятых, в девяностых отправили страну в бездну, они же ее оттуда в начале двухтысячных и вытащили. Экспериментаторы хреновы! Что поделать, если у тебя в характере, в крови, можно сказать с молоком матери, заложено не стадное чувство, а такое качество, как возможность принятия самостоятельного решения, а потом осуществление его на практике, ну и конечный пункт мировоззрения – несение ответственности за результат. Можно еще раз повториться, в силу своей профессии Михаил оставался сложившимся холостяком, умным, изворотливым, хитрым, и все же призыв из прошлого, «Наших бьют!», при всем при этом, был для него не пустым звуком. Нужно помочь, а припрягать в это дело «Контору», с ее механизмом государственности, нельзя.

Хильченков сам открыл перед ними дверь квартиры.

–Проходите.

Проводив и усадив обоих в комнате однушки, не стал откладывать в долгий ящик дело с которым пришли. Посмотрел в глаза Михаилу, кивнул:

–Рассказывай!

***

…Потрепанный, старый Жигуленок-шестерка, рабочая лошадь Кутепова для «особых» перемещений по «второй» специальности, на котором они с Каретниковым приехали в подмосковную Балашиху, свернул с почти пустого МКАДа на нужную трассу. Не особо надрываясь двигателем, промчался по хорошо освещенной дороге и свернул на мокрый от дождя асфальт боковушки. Не успев набрать мало-мальски приличную скорость, машина резко вильнув, прижалась к обочине, все трое пассажиров готовы были шарахнуться в сторону не покидая салона. Рыкнув мотором рядом с их ржавой трахомой, на первом же повороте их подрезал темный «Феррари» и умчался прочь, майнув капотом и мигнув задними фонарями.

–Твою-ю ма-ать! – выразил в голос общее мнение товарищей Михаил.

Километра через три, не выезжая из темени вековых елей, очутились перед вереницей высоких заборов поселка нуворишей российского разлива. Достойно огородились слуги народа! Здесь не было покосившихся избушек, стоящих вдоль неширокого шоссе. При хорошем освещении нельзя было толком рассмотреть и роскошь особняков, скрываемых от посторонних взглядов многометровыми заборами, из-за которых виднелись лишь шпили новых российских замков.

–Судя по навигатору, нужный дом, вон там. – Указал пальцем Михаил.

–Разберемся. – Ответил Хильченков. – Саня, приткни машину у того за бора.

Встали.

–Миша, остаешься здесь. Там ты нам точно не нужен. Если потребуется вынести адвоката на руках, позвоним, подъедешь к воротам. – Распорядился Сергей, осматривая местность, рядом с которой предстояло работать. – Пошли.

План был прост и незатейлив, как все гениальное. Схему участка и дома, принесенную Каретниковым, досконально изучили еще на месте. Устранение проблем с охраной особняка, брал на себя Хильченков, отлично понимая, что егерь хоть в прошлом и офицер спецназа, только утратил форму давно, да еще и возраст дает свое. Самому Кутепову необходимо добраться до второго этажа – там кабинет, там спальни.

Слегка приоткрытые ворота и отсутствие «вратаря» на них, вызвали некоторое сомнение в умах будущих нарушителей спокойствия спящего особняка. Такого быть не должно. В масках, закрывающих лица, прошли дальше. Фонари на дорожках фасада двора, тускло освещали пространство. У стеклянной двери ни души. Странно! Хильченков жестом подал сигнал «Опасность!», включать фонарь запретил еще у машины. Кутепов замер, приник к колонне широкого холла, превратившись весь в «слух». Сергей крадучись, метнулся в одну сторону дома. Вернулся. Метнулся в другую. На этот раз отсутствовал долго. Неожиданно для Александра возник за его спиной, придержав дернувшегося было егеря, прошептал в ухо.

–В одной из комнат, наверное со всего дома стянуты «двухсотые».

–Уходим?

–Нет. Раз пришли, посмотрим что на втором этаже.

По широкой лестнице прокрались вверх. Картина, как говорится, написана маслом! В кабинете обнаружился и сам хозяин особняка, одетый в домашний халат. Ивана Исааковича Герца, кто-то длинным штыком пришпилил к спинке кресла. При свете ночника был отчетливо виден взгляд его потухших, мертвых глаз. Кутепов выпрямился в ступоре от увиденного, застыл истуканом. Сергей прислонил пальцы к шее мертвеца, и уже не таясь, глядя на Александра, спокойным голосом констатировал факт:

–Не позже получаса назад. Кто-то из своих зачищает следы. Нас пасли, скорее всего от поворота в поселок.

Словно признавая правоту слов, со стороны улицы послышался вой сирен и мелькание световых сигналов, шум двигателей и скрип тормозов. Хильченков скользнул к широкому окну, выходившему на фасадную сторону двора, из него отчетливо просматривались тени бойцов ОМОНА, занимавшие позиции для броска.

–О! Вот и кавалерия! Одна-ако! Просчитали нас.

Кутепов в свою очередь подтянулся к окну, умом понимая, что тыльная сторона особняка уже взята под контроль.

–Будем отбиваться?

–Зачем? Своих же ребят положим. Их ведь тоже считай подставили.

–А как?..

–Внимание! – разнесся с улицы сочный мужской голос усиленный мегафоном. – С вами говорит подполковник полиции Васильев! Всем находящимся в доме предлагаю выйти и сдаться в руки властей, в противном случае дом возьмут штурмом! На размышление пять минут. Время пошло!

–Вот так, просто, сердито и со вкусом! Заметил, про заложников ни слова? Что это значит? – Хильченков вопросительно посмотрел на Александра.

–Какая разница, сейчас штурмовать начнут!

–Это значит, что мент прекрасно осведомлен о трупах. Знает, что кроме нас здесь живых нет. – Не обращая внимание на нервозность напарника, произнес Сергей. – Пойдем вниз, оттуда проще выбираться.

Кутепов посмотрел на нового знакомого, как на придурка, в уме просчитывая варианты возможного выхода из расставленного капкана. Выхода не наблюдалось. Уже в холле Хильченков шедший впереди, резко обернулся и без замаха пальцами руки произвел удар в шею замешкавшегося егеря. Поймав безвольное тело, готовое было сложиться сломанной куклой, взвалил на плечо и со своей ношей отошел к стене, предоставляя все пространство особняка для возможности беспрепятственного прохода. Губы привычно, как мантру зашептали наговор отведения глаз любому смертному:

–Помолюся Господу Богу, всемогущему, пресвятой пречистой Деве Марии и Троице святой единой и всем святым тайнам. Будьте казаку Неждану до помощи! В худой час призрачный лунный лик светит с небосвода. Выйду я в поле, сдерну лунное полотно, да наброшу на себя и на друга моего. Напущу иллюзию, стану казаться тем, кого нет рядом. Пусть сия иллюзия растает в свой час так быстро, как вспыхивает заря под утренним майским солнцем. Аминь!

Со времен древней Руси, в структуре воинского сословия особую группу, можно сказать касту, составляли витязи-характерники. Характерники – это те, кто избавлен от смерти Харой, она же Лада, по представлениям наших предков, любовь. Лада мыслилась русами как единство порядка и любви. Витязи-характерники были воинами, в чертах которых парадоксально сталкиваются любовь и война. Но парадокс кажущийся, так как казаки-характерники, это воины, ведущие брань с миром Навей, миром демонов, и только любовь является той тонкой, но прочной нитью, которая позволяет удержаться, не отступить, не стать слугой мира тьмы. Хильченков значился прямым потомком Перуновых воинов, прозываемых по-иному Белыми Волками Перуна. Кутепов здорово бы удивился, если бы узнал, чтопятнадцать лет назад, именно родной дед Хильченкова вытащил его из небытия и поставил на ноги.

Меж тем события в усадьбе развивались своим привычным чередом. Штурм особняка прошел успешно и даже без единого выстрела со стороны федералов. Кому положено, занимались актированием трупов хозяина и охраны. Когда напряжение чуть спало, Сергей неся на плече егеря, никем не замеченный вышел через главные ворота, протиснулся между машин и толпы омоновцев, собравшихся любопытных зевак-соседей, потрусил к ожидавшей «шестерке». Машина стояла там же, где и положено, только Каретников в ней отсутствовал. Благо дело двери трахомы были не заперты, свалил тело в салон на задний диван. Чертыхнулся, набрал номер мобильника разгильдяя.

–Ну, ты где?

–А вы?

–Мы в машине.

–Сейчас…

Домой к Хильченкову попали к рассвету, у обиженного на напарника Кутепова не переставая побаливала голова. Сергей заваривая на кухне какие-то травы, в такое раннее время общался по телефону, что-то, кому-то доказывая на повышенных тонах. Каретников, расслабившийся в кресле удивлялся, первый раз видя Хильченкова в гневе, кивнув другу на дверь, тихо произнес:

–Небоись, Григорич, Серега что-нибудь придумает.

Войдя в комнату, хозяин квартиры протянул напиток Александру.

–На выпей, отпустит. Лечить тебя Здравой не буду, крови на тебе, как на Жучке блох. Вот как отмолишь невинную руду с души, так можно организм и подправить.

–По-другому нельзя было? – буркнул в ответ, принимая из рук кружку.

–Нельзя! Слишком ты на взводе был. Спалил бы нас обоих. А так хоть и болит голова, да руки не в кандалах.

–Только это одно и радует.

На журнальный стол перед Кутеповым лег прямоугольник картона с телефоном и адресом, очень похожий на обычную визитную карточку.

–Запоминай. Записывать не нужно. Чтоб можно хоть что-то поправить в твоей, извини Саша, никчемной жизни, тебе экстренно нужно вылететь в Краснодар. Если там не смогут помочь, можешь считать, что ребенка ты потерял.

Мельком глянув в листок, Кутепов оживился.

–Так я его знаю…

–Вот и хорошо. Сейчас выпей заварку и поспи…

***

В отличие от Домодедово, аэропорт Краснодара впечатление не производил. Так! Заштатный аэродром подскока. Разве что конец октября на кубанской земле выдался теплым, прямо август в разгаре по московским меркам. Кругом все зелено. Здание выходило на площадь и Александр сразу «прыгнул» в такси. Назвав адрес, в попытке отвлечься от навалившейся проблемы всю дорогу тупо глазел в окно. Водитель-армянин, во время поездки разговорами развлекавший сам себя, зарулил в частный сектор, и в одном из переулков, остановился возле крашеных деревянных ворот.

Нагретый за жаркий сентябрьский день асфальт, дорожной полосой уходивший в переулок частного сектора, с неохотой отдавал накопленное тепло. Буйная поросль росших у заборов слегка обрезанных кустарников, делала и так не слишком широкую дорогу, еще уже. Расплатившись и подождав, когда машина отъедет, Александр подергал ручку калитки и убедившись в ее надежности. Стучаться и кричать не пришлось, рядом с дверью, на уровне плеча, рачительный хозяин привинтил к доске устройство звонка, белую пластиковую коробочку с черной кнопкой. Вдавив кнопку, из глубины двора услышал сигнал звонка, словно комар, величиной с добрую собаку, решил подать голос. Минуты через две за забором послышался звук открывшейся двери дома. Громкий мужской голос, с веселой интонацией, задал вопрос:

–Кого там Бог к моему порогу привел?

Кутепов откликнулся:

–Федор Михайлович, здравствуйте!

–Сейчас!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7