Александр Волков.

Взгляд зверя



скачать книгу бесплатно

– «Сынок!» – услышал я его мысли. – «Целый! Я не мог тебя найти, где ты был?!»

– «Да, пап, слушай, сейчас времени нет, я должен тебе кое-что рассказать!»

Не обратив внимания на Анну, я приземлился. Она пыталась привлечь меня изумлённым взглядом, но я продолжал её игнорировать.

– Что случилось? – Спросила Анна, подойдя к нам.

– «Твои сородичи режут в скалах наш молодняк, Анна. И меня чуть не пустили на фарш. Вот что случилось», – подумал я злобно, и наблюдал за отцом.

Анна стала хватать ртом воздух, как рыба, выпавшая на берег, и не нашлась, что ответить. Я рассказал отцу всё, от начала до конца. Когда он узнал о смерти Эрегдана, в его глазах появился хищный блеск, а шрам под глазом будто вспыхнул.

– «Анна», – обратился он к ней.

– Да? Слушайте, соболезную, мне так жалко Эрегдана, – она потупила взгляд. – Я не верю, что он…

– «Анна», – перебил отец. – «Собирай семью, и уходи. Это был последний раз, когда я увидел тебя, и позволил уйти живой».

Мои глаза расширились, и смотрел на отца, который наблюдал за горным хребтом. Такого не ожидал даже я. Что он задумал? Неужели он хочет?

Отец громко зарычал, прервав мои мысли. Рёв был настолько громким, что облака будто в страхе поползли в разные стороны. Я вздрогнул. Губы Анны задрожали, и она, с ужасом глядя на моего отца, попятилась назад. Скрывшись за дверью, она побежала вниз.

Мой взгляд устремился к горизонту. С небом сначала смешались небольшие черные точки, которые затем превратились в драконий рой. На зов отца слеталась наша община.

***

Я рассматривал картины, которые сохранились с еще довоенных времен. На них были изображены драконы. Они изрыгали пламя, и рядом с некоторыми я представлял себя, такого же огнедышащего. Пламя – самое грозное оружие в арсенале дракона. Огненное дыхание я видел лишь на картинках. Я часто спрашивал отца, почему в жизни драконы не используют огонь, на что он обычно отвечал «Может поохотимся?» или «Потом расскажу». Такие отговорки я слышал почти всё детство. В один пасмурный денек я хотел вздремнуть на городской крыше, и когда почти удалось уснуть, отец вырвал меня из мира грез. Он позвал меня следовать за ним, и я молча повиновался.

Мы улетели с крыши, и он привёл меня в картинную галерею. Пройдя под широкой аркой, мы оказались в пыльном зале, стены которого были увешаны разнообразными живописными картинами.

– «Я помню, сын, ты часто интересовался тем, почему в жизни драконы не изрыгают пламя. Ты уже взрослый, и я считаю, что тебе можно рассказать. Это касается людей», – отец взглянул на меня. – «Готов?»

Меня охватил озноб. Каким образом пламя, что должно появляться в нас, может касаться людей? В те дни я уже водил дружбу с Анной, и отец об этом прекрасно знал. Сглотнув слюну, я кивнул.

– «Ты, наверное, часто замечал, что у тебя всегда есть чувство легкого жжения в горле?» – закончив рассматривать картину, где высунувший голову из воды монстр заливал маленький кораблик огнем, отец перевел взгляд на меня. – «Замечал ведь?»

Я с неприязнью вспоминал это жжение.

Да, оно у меня было. Мне всегда казалось, что я серьезно болен, и я не говорил отцу, боясь его расстроить.

– «Ну да, а у тебя разве тоже такое было?»

Отец тихо засмеялся.

– «Конечно. Оно есть у всех, сынок. Так вот, это наша искра»

– «И причем тут люди?» – с недоумением подумал я, теперь тоже вглядываясь в угрожающее огнедышащее чудище на картине.

– «Их кровь помогает вырабатывать то, что нужно нам для пламени. Я мог бы подробно описать химические процессы, но тебе это знать ни к чему. Потом, может, сам разберешься».

Так вот почему я всю жизнь не мог выдать даже маленькой струйки пламени. Когда отец закончил, я вспомнил все картины с драконами, которые только видел. В человеческих легендах нас изображали безжалостными существами, с чьих острых клыков всегда стекали кровавые нити. Мы всегда были окружены ореолом жестокости, зла, и кровожадности. При нашем виде останавливались сердца, и люди разбегались, пытаясь хоть на секунду продлить ничтожно короткую жизнь. Такое время действительно было? То есть, то, что люди раньше говорили о драконах – не легенды?

– «Да, это не просто легенды», – угадав ход моих размышлений, вмешался отец. – «Когда кончилась Большая война, мы заключили с людьми сделку. Они перестали строить на поверхности, и портить нам жизнь своим «прогрессом». Мы, взамен, перестали истреблять их, лишая себя главного ресурса и главного оружия – их крови и пламени».

– «Это же хорошо, отец!» – Воскликнул я, обрадовавшись. – «Мы теперь живем мирно, и никто не должен страдать! Всем хорошо! Люди хорошие, так ведь? И Анна хорошая! Может, тебе тоже стоит завести среди людей друга».

Отведя глаза, отец промолчал.

Звук многочисленных драконьих ревов создал один безобразный гул, выдернувший меня из воспоминаний. В воздухе повисло множество драконов, и казалось, что они могут накрыть собой всё. Приземлившись, они стали передавать сплошной поток мыслей, выражая кто удивление, кто испуг.

– «Ивэйдан, ты сотню лет нас так не созывал, что случилось?»

– «Тишина!» – Скомандовал отец.

Отец рассказал им то, что рассказал я, передав произошедшее слово в слово. Теперь, вместо негодования, в толпе драконов стала разгуливать закипающая злоба.

– «После этого, я вынужден сделать определенные выводы, и как вы понимаете, перестать отрицать опасения, которые высказывал наш Древний вождь».

В общине поползла молва: «теперь понятно, куда пропал мой сын», «так вот почему драконы на всём материке бесследно исчезали».

– «Хватит! Сплетничать будете потом!» – Прервал их Отец, и пару раз взмахнув огромными крыльями, поднялся над стаей. – «Я вынужден разорвать договор! Мы веками терпели присутствие людей, мы закрывали глаза на похищения, хотя догадывались, что именно люди их устраивают! Теперь, когда есть доказательства, я разрешаю пролить столько крови, сколько нужно, что бы изгнать их с планеты!»

Вокруг неожиданно стемнело. В чистом небе сгустились тучи, и стали бить молнии, следом выпуская разрывавший воздух гром. По улицам бродили люди и, почуяв напряжение, стали оглядываться. Вскоре улицы заполнила спотыкавшаяся толпа. Анна выбежала из бункера со своей семьей. Они побежали в город. Громоздкий силуэт отца скрылся за зданием, и меня словно цепями приковало к земле. Я с испугом чего-то ждал, и дождался. Спустя мгновение слух уловил первый человеческий вопль. Размашистые крылья поднимали облака пыли, и разрывали пространство. Отец вернулся с окровавленной пастью, и снова издал оглушительный рев, выпуская из горла толстую струю пламени. Небеса закипели, и яркий огонь заставил темноту сгуститься вокруг себя. Сердце запрыгало, пытаясь вывернуть ребра. Возник холод в животе, и я желал развеять его прикосновением этой разрушительной силы.

– «Всех!» – Подумал он, словно в яростном крике. – «Рвать всех! Рвать! Сжечь! Испепелить и освободить планету от этих паразитов! Отделите плоть от костей, оставьте на улицах лишь горстки позорного пепла, и покажите псам будки, в которых они должны сидеть!»

Новая волна рычания прокатилась по стае, и вдруг, в потемках, зажглись десятки звериных глаз. Меня больше не окружали разумные существа, меня окружали первобытные хищники. Меня окружали ожившие картины драконов из галереи, которую создали люди. Они видели отца, и они хотели пламени, они хотели человеческой крови, и отмщения. Взмыв в воздух, стая кинулась на город, как саранча. Отдельные человеческие вскрики скоро превратились в непрерывную мелодию боли. Я осмотрелся, видя ожившие ночные кошмары. Наяву повторялось видение, явившее себя в старом городе. По улице бегали люди, и палили в небо. В ответ на них падали струи всепожирающего огня, убивая их мучительной смертью. Драконы набрасывались на людей, желая получить заветную мощь. Стены орошались кровавыми брызгами, словно принимая душ после тяжелого рабочего дня. Внутри дракона, только что разорвавшего человека, появилось красное сияние. Миг спустя оно превратилось в горячий синий язык огня, облизывающего толпу на улице. Час назад я хотел этого, хотел, что бы улицы заполнились человеческими воплями, и хотел, что бы по дорогам раскинулись красные реки. Получив желаемое, я смотрел, не моргая.

– «Прекратите!» – подумал я. – «Прекратите!»

Умей драконы плакать, я бы разрыдался. В воображении всё было не так, и я проклял себя за каждую жестокую мысль, которую только позволил себе в отношении других. Никто не отвечал. Разум драконов поглотила ярость, и теперь они только рычали и ревели, как глупые животные, наслаждаясь плодами жестокости. Мы уподобились людям. Мы убиваем невинных! Они же тут не причем! Хватит!

Анна, нужно вытащить её, пока есть время!

Я бросился в город, и отыскал её. Она телом прикрывала родных от нависшего над ними черного дракона. Дергая кожей, скрывавшей клыки, он оголил их.

– «Анна!» – подумал я, и она повернулась ко мне, в надежде открыв глаза.

Он не обратил на меня внимания, и я кинулся вперед, пользуясь моментом. Я лбом врезался в его бок и в голове зазвенело. Выбитый из равновесия, он отправился в короткий полет. Скользя по асфальту, он очернял стены огнем. Анна и её родные спрятались в трещине, растянувшейся по стене. Противник злобно зарычал и, стукнув шипастым хвостом по искореженной машине, поднялся на ноги.

– «Оставь нас! Позволь уйти!» – подумал я, смотря на него и готовясь к рывку. – «Позволь уйти!»

Он ничего не подумал. Я вообще не слышал мыслей. Хотя обычно, в присутствии драконов, голова полнилась ими. Черный смотрел и, щелкнув зубами, бросился навстречу, разинув пасть. Я нырнул под него, и челюсти черного сомкнулись на том месте, где секунду назад была моя шея.

Отличный момент для удара! Его глотка была прямо надо мной, и её можно вскрыть одним точным укусом. Подавшись к цели, я хотел стиснуть зубы, как вдруг невидимая сила расслабила челюсти прямо перед атакой. Я застыл, и тут кожу на голове пронзила острая боль. Его когтистая лапа оставила кровавую отметину на макушке, и я попятился назад. Ликуя, он рванулся ко мне, и я увидел яркую вспышку. Запах гари, драконий вопль, меня сбило с лап. В ушах появился писк.

– Сожрал скотина! Сожрал да?! – За звуком взрыва последовал дрожащий человеческий крик. – Вкусно тебе?! Нравится?!

Соперник был повержен, и тусклые глаза устремились к небу. В шее зияла дыра с окровавленными краями.

– «Не стреляй!» – подумал я, боясь оказаться следующим. – «Я на стороне людей! У меня нет пламени!»

– Не лезь мне в башку! – Из окна высунулся мужчина с противотанковым гранатометом. Следом за глухим шлепком со свистом помчался снаряд.

Я нырнул за тело погибшего, и смог уйти от попадания. Уши снова пронзил звон, и по чешуе застучали осколки асфальта.

– Не стреляй! – Возник женский голос. – Уйди!

– Баба! Не лезь!

Я высунул голову, и увидел Анну. Она загораживала мое укрытие, широко расставив руки.

– Займись остальными! Этот наш! – Уверенно крикнула она, продолжая стоять преградой. – Он не трогает людей!

– Дура! Тьфу! – Мужчина сплюнул и скрылся.

Убедившись, что гранатометчик ушел, Анна снова побежала к трещине. Я ринулся за ней, и окинул улицу беглым взглядом. Крики с рычаниями уходили вглубь города, и дорога пустовала.

Анна вывела из трещины дрожащих от страха стариков, которые испуганно глядели по сторонам. При моем виде старик уперся ладонями в стену, задерживая старушку, и стал толкать её обратно.

– Не бойся, пап! – Подзывала Анна. – Это наш друг! Он поможет!

Старик недоверчиво качал головой, и они снова скрылись в трещине. Но вскоре Анне удалось сломать их, и они вышли. Мы поспешили скрыться. Взгромоздив семейство на спину, я взлетел, и пока мы не покинули город, горящий позади, старался не оборачиваться. Вся дорога прошла в напряженном молчании, и мы приземлились в лесу, что был далеко от владений отца. Там находилось спрятанное укрытие, которое семья Анны готовила как раз на такой случай.

– «И что дальше?» – Спросил я, не понимая, что делать. – «От них не выйдет долго прятаться. Когда остальные узнают, что соглашение разорвано, то тоже начнут бойню».

– У меня есть брат, – начала Анна и, сложив руки, прислонилась к бетонной стене. – Мы разберемся, что делать дальше, только сначала я хочу что бы ты, – она сглотнула, будто боясь произнести то, что пришло ей в голову, – что бы ты помог. Мне больше не к кому обратиться.

Я полагал, что Анна может рассказывать мне не всё, но, тем не менее, удивился новости. Она рассказывала обо всех своих родственниках, и никогда не упоминала брата. Угадав опасения, Анна подошла, прислонив к моей лапе ладонь.

– Я не могла о нем рассказать, – виновато произнесла Анна. – Он не доверял никому, кроме меня, и просил хранить его существование в тайне. И еще, место… Место которое ты описал, откуда ты сбежал. Он живет недалеко оттуда. Если твой отец решит напасть, то брата нужно вытащить. Я уверена, – Анна прислонила ладонь к груди, и стала всхлипывать. – Твой отец решит туда прийти, и брат может пострадать. Пожалуйста, я понимаю, что ты зол на нас, но мы же с тобой были друзьями! Я ничего плохого тебе не сделала!

Она прижалась ко мне, и стала плакать. По телу промчался холодок. Анна, не плачь! Я же спас тебя, я хочу тебя защитить, хочу помочь тебе! Ты ведь мой лучший друг!

Мне на секунду привиделся момент из прошлого.

«Видишь!» – Маленькая Анна держала чешуйку, сквозь которую была продета цепочка. Я хлопал глазами, пытаясь понять, чья она.

«Это твоя, дурачок!» – Она засмеялась, увидев меня, обескураженного. – «Я оставлю её себе, и это значит, что мы всегда будем друзьями!» – Детские ручки с трудом обхватили мою шею, и вдруг стало тепло, как никогда.

Сейчас на ней висел тот же амулет, сделанный из выпавшей чешуйки. Конечно, я помогу тебе, Анна.

– «Когда летим? Ты сейчас готова?» – Ответил я, и прикинул, сколько туда добираться. – «Мы будем там в течении часа»

Анна молча кивнула, и скрылась в убежище. Я принял это как знак согласия. Вскоре она вернулась с небольшой сумочкой, от которой исходил легкий запах еды. Мы отправились в путь, и Анна провела меня к убежищу, где жил её брат. Широкие, приоткрытые ворота стояли перед нами. Я легко мог в них протиснуться, и Анна одобрительно похлопала меня по шее. «Значит, нужно туда» – убедился я, неуверенно шагнув навстречу неизвестности.

– «Очень тихо» – тревожно подумал я, когда мы вошли. – «Ты уверена, что он тут? Где все?»

– Возможно, они скрылись в глубинах. Весть о таком побоище разлетится быстро, – заметила Анна, как-то подозрительно оглядываясь по сторонам.

Она слезла и пошла вглубь просторного помещения, обвешанного железными мостиками.

– Кристиан! – Она сложила руки в рупор. – Кристиан! Мы за тобой пришли!

В голове вдруг всплыл образ Криса. Длинноволосого мужчины, пришедшего к моей клетке вместе с лаборантом. Не его ли она зовет? А с чего бы? Мало ли в мире Кристианов.

Не дождавшись ответа, Анна подошла ко мне, и посмотрела в глаза.

– Грин, побудь здесь, – Она с опаской глянула в щель, через которую мы сюда прошли. – Я пойду, проверю, нет ли его в другой секции. А ты останься, чтобы тебя не могли увидеть с воздуха.

Я молча проводил Анну взглядом, и вернулся к изучению убежища. Я мог тут взлететь, и оно больше напоминало мертвый ангар, нежели хорошее укрытие. Мостики, висевшие под потолком, вели к мрачным проёмам дверей. Никаких следов людей тут не было, кроме нескольких накрытых брезентами ящиков, и сгнивших канатов. В темноте зевов дверей засверкали стекла противогазов, и в груди кольнуло. Ангар стал заполнять розовый газ, усыпивший меня в Старом городе. Загрохотали знакомые хлопки, и о стены ударились пролетевшие мимо железные крючья. Развернувшись, я побежал к выходу, но газ моментально выкачал из меня силы. Свалившись, я прокатился по полу, и остановился. Передо мной стояла Анна, и я направил взгляд в её опустевшие глаза.

– «Это как понимать?» – Подумал я, но ответа не услышал, отключившись.

***

Перед мысленным взором бежали яркие вспышки, и появление каждой сопровождалось словно раскатистым ударом хлыста. Шум заполнял череп, и стремился просочиться наружу, заставляя голову болеть. Я пытался поднять непослушные веки, и когда это удавалось, глаза начинало жечь. Вид был словно из аквариума, водяная муть которого топила размытые человеческие силуэты. Под спиной что-то холодное, и впервые я ощущал прохладу так остро, будто с меня содрали чешую. Пошевелиться не удавалось, но мысли, к счастью, никуда не делись.

Анна, как ты могла предать меня? После стольких лет дружбы ты просто сдала меня людям, и зачем? Ради чего? Чем они тебя купили, или как заставили пойти на такое? Черный, останься ты в живых, я бы так и не узнал, кто такая Анна.

Из недр памяти донеслись крики отца: – «Ну же! Сделай с ним что-нибудь! Укуси, исцарапай, бей хвостом!» – папа подбадривающе рычал, и замкнул образовавшийся круг, серединой которого был я, валяющийся в пыли. Недалеко стоял черный дракон, фырча, и готовясь к очередному провальному нападению. – «Не могу!» – Отвечал я, тяжело дыша. – «На охоте можешь, а в драке нет?!» – рассердился отец. – «Дракон – не баран, мне не нужно его есть! Я не хочу причинять кому-то вред! Не хочу!» – Я попытался встать, но отец боднул меня, повалив. – «Ты должен уметь защитить себя! Твой пацифизм не будет волновать врагов, если они захотят пустить тебе кровь! Нападай!» – «Я не могу!» – подскочив на лапы, я прорвался сквозь оцепление, и умчался в лес. – «Достали! Достали! Достали! Сами рвите друг другу глотки!» – пробежав несколько километров, я остановился в окружении толстых деревьев. При побеге я чувствовал на себе множество взглядов. Проиграть в бою не считалось позором в нашей общине, как и не считалось позором то, что ты миролюбив. Однако, чувствовал я себя так, будто застали за избиением человеческих детей.

Свет резко сменился сумерками, и чей-то взгляд сверлил спину. Оглянувшись, я увидел около дерева человека в белом халате. Он стоял, иногда резко дергаясь, и бросал с губ неразборчивые слова. – «Вы кто? Что с вами?» – осторожно спросил я, развернувшись. Он обратил на меня взор, и чешуя встала дыбом. Глаза его выцвели, а взгляд был безжизненный, холодный.

– Знаешь, что ты со мной сделал? Помнишь?! Знаешь, как было больно?! – Его голова вдруг стала качаться из стороны в сторону с огромной скоростью, а сам он теперь напоминал плохо работающую голограмму, что сбоила каждые несколько секунд. Его голос похож на запись, которая была на кассете с испорченной пленкой, и казался нервозным, низким, демоническим. После одного из таких сбоев я вздрогнул. Силуэт растворился, и вдруг оказался около меня. На него будто надели кровавую шапку, и она стала растекаться по лицу. Я узнал лаборанта, который приходил с Крисом в скалах. Лаборант держал в руках толстый обруч, на котором виднелось красное пятнышко.

– «Это вышло случайно!»

Открывшаяся с шипением дверь вернула меня в действительность. В комнате появились три фигуры, среди которых был и Крис. Я вскоре смог лучше разглядеть помещение. Оно было маленьким, стерильным, и белоснежным. Стены выложены из вычищенной плитки, и воздух наполнял острый медицинский запах. Комната мала, и я не мог понять, как тут уместился. Крис подошел ко мне, и наклонился.

– Как ты, Шон? – он оглядывал меня, и за ним пристроилась парочка вооруженных громил. – Как себя чувствуешь, дружище?

Дружище?! Это говорит человек, утверждающий, что драконам на земле нет места? Говорит человек, который устроил кровавую баню у себя в убежище?! Я хотел оттолкнуть его, хотел встать, или хотя бы отвернуться! Мозг посылал команды телу, а вместо того, что бы пошевелить рукой, я моргал, или двигал чем-то другим. Тело не подчинялось.

Следом за компанией в комнату вошел человек во врачебной одежде. Крис повернулся к нему, и спросил.

– Что с ним? Почему он молчит?

– Думаю, паралич, как следствие воздействия передающего устройства.

Передающее устройство? О чем они вообще говорят? Почему меня называют каким-то Шоном?

– «Мое имя Гринадан, а не Шон!» – Думал я, но ответа не получил, и вдруг произнес неразборчивый звук.

– А парализованные могут мычать? – Крис вернулся ко мне, и уперся ладонями в мой стол. – Шон, надеюсь ты меня понимаешь. Слышишь. Ты молодец! Тебе удалось достичь успеха! – Щелкнув пальцами, Крис скомандовал. – Одеть его, и посадить в коляску. Он должен увидеть свой труд! Ему можно? – Крис взглянул на врача через плечо, и тот кивнул.

Громилы перетянули автоматы за спины, и один из них направился к шкафчику. Второй, видимо, ушел за коляской. Как можно усадить многотонного монстра в каталку?

Моя голова повернулась в сторону, и там был еще один стол, на котором лежала девушка. Это была Анна.

– «Анна!» – подумал я, и опять издал невнятные звуки. – «Анна!»

Мысли не доходили до бездыханного тела девушки, и мычания отскакивали от невидимого барьера, который смерть оставила на ней.

«А что такое смерть, Грин? Что там, после неё происходит?» – Вспомнилось мне. Анна сидела, свесив ножки с края крыши, и я разлегся рядом. – «Не знаю, никто не знает», – отвечал я, и сам думал над этим вопросом. Что такое смерть? Что ждет нас за гранью привычного бытия? Новый этап существования? Оазис? Ад, Рай? Может, пустота? Я не знал, и не был уверен, что узнаю. Дракон – вечен, и он никогда не умирает от старости.

– «Что такое смерть, Анна?» – подумал я, смотря на неё, и глаза наполнялись слезами. – «Что такое смерть, Анна?! Встань и расскажи, пожалуйста!»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное