Александр Волков.

Вечная бабочка. Эффект Черной волны



скачать книгу бесплатно

Эмоциональный вакуум поглотил Эшли.

Пустой и черный вакуум, как холодные просторы жестокого открытого космоса. Мама плакала и что-то говорила, но Эшли не слышала, безразлично пропускала все мимо ушей, еще не веря в случившееся. «За что? За что? За что?» – отчаянно проворачивала в голове Эшли. Она ведь была всего лишь ребенком, всего лишь беззащитной девочкой, которая никому не желала зла. Почему мир несправедлив именно по отношению к слабым? Почему он наказывал тех, кто ничего плохого не сделал? Почему отец Эшли, добрый и отзывчивый, погиб, а те, кто заслуживал смерти, не ведали неприятностей? Почему Эшли страдала? За какой грех?

Разве так должно было быть? Если существовала огромная кармическая машина, то работала она со сбоями.

Папа был очень добрым.

Эшли с горем вспоминала, как он воодушевлял ее, когда ей было плохо, какие веселые представления устраивал по праздникам, как артистичен и приятен был. Как поддерживал маму, даже не смотря на то, что постоянно был завален работой. Он всегда находил время для семьи, всегда заботился о ней, и теперь его не будет? Теперь Эшли одной придется справляться с трудностями? Теперь каждый праздник станет унылым напоминанием об умершем отце? Теперь семья будет жестоко брошена на произвол судьбы?

Несправедливо.

Эшли медленно села на пол, опустошенно глядя внутрь себя. Ее душу жадно выкорчевывала мрачная пустота, уничтожая все гектар за гектаром. Эшли испытала сильнейший шок, не могла даже расплакаться, организм словно выключил эмоции, чтобы уберечь хозяйку от психологической травмы.

Папы больше нет.

Ему даже похорон нормальных не устроили, потому что нечего было хоронить. Крушением отца изуродовало до неузнаваемости, его даже не стали показывать родным. В жизни Эшли наступили самые мрачные времена, и лишь Марта удерживала ее от полного отчаяния.

Спустя несколько недель легче не стало. После обеда Эшли сидела на подоконнике в гостиной, безразлично смотрела в окно на сырую от гадкого дождя улицу, прислонившись лбом к холодному стеклу. Телефон, лежавший в кармане коротких домашних шорт, давил Эшли в бедро. На экране телевизора, висевшего на стене, шел выпуск новостей.

– Сегодня у нас в гостях пассажир рейса 849, пережившего загадочную авиакатастрофу в момент посадки на аэродром Гейбл Тауна, – говорила ведущая, сидевшая в освещенной студийными прожекторами студии. Напротив нее, в удобном кресле, отстраненно разместился бородатый мужик лет сорока. – Мистер Зейланд, расскажите, что вы видели.

От слов «рейс 849» в сердце Эшли заныло. Этим рейсом папа и Лара летели домой. Эшли взглянула на Зейланда со скрытой неприязнью. «Почему только этому придурку повезло выжить?» – подумала она. Он выглядел расстроенным, все время смотрел в пол, стараясь не пересекаться с ведущей взглядом. Зейланд вспоминал пережитое в момент крушения, чувствовал давление со стороны памяти и взглядов миллионов зрителей.

– Ну, я летел домой из Нью-Йорка. Возвращался из отпуска.

Вдруг самолет накрыла «Черная волна». Я перепугался до ужаса, – Зейланд выдержал короткую паузу, лицо его стало грустным, он продолжил. – И тут у этого пацана стало рвать крышу. Он кричал, из носа хлестала кровь, ему будто голову изнутри разрывало. Как вдруг бах – самолет просто вывернуло наизнанку какой-то невидимой силой.

– Вы хотите сказать, что это были не террористы?

– Нет. Ну, террористы не в классическом понимании. Даже взрыва не послышалось. Самолет просто разорвало, будто телекинезом. Мне…. Мне повезло поймать парашют фирмы…. – Зейланд засомневался, взглянув на ведущую. На его лице отражалась битва необходимости и совести. Ведущая кивнула. – Фирмы «Харакон», – продолжил Зейланд. – Он спас меня.

Ублюдки, подумала Эшли. Чертов «Харакон» подло решил поймать волну популярности на трагедии, которая приобрела мировые масштабы. Да, парашют их производства спас человеку жизнь, но зачем опускаться так низко, и использовать чье-то горе в корыстных целях? Эшли стало интересно, какую степень морального уродства имели руководители этой компании.

– Вы намекаете, что самолет сбил человек со сверхспособностями?

– Я не намекаю, – Зейланд вдруг поднял злой взгляд на ведущую. – Я говорю прямо, что самолет сбил человек со сверхспособностями. Это был проклятый дьявол, и, надеюсь, он сдох.

– Я вам верю, – согласилась ведущая. – На наш канал со всего мира присылают материалы, связанные с деятельностью сверхлюдей и террористической организацией под названием «Необычные». Ваш самолет – первая, но не последняя жертва, – сказала ведущая, затем переведя взгляд в камеру. – Если вы располагаете какой-то информацией о названной организации, то помните, что это не группы напуганных подростков, а жестокие, беспощадные террористы, считающие, что им можно больше, чем остальным. Борьбу с ними ведет правительственная организация «СБН», номер которой вы видите на своих экранах. Если у вас есть хоть какая-то информация о «Необычных», или вы видите сверхлюдей в вашем городе – обязательно звоните.

Интервью продолжилось, но Эшли перестала слушать. Так вот, что погубило самолет? Какой-то упырь со сверхспособностями? Откуда он вообще взялся? Да и что за бред – сверхлюди? С каких пор они сошли с экранов фантастических фильмов, обратившись реальностью? Чистейшей воды безумие.

Телефон завибрировал от СМС. Одну поздравительную СМС прислал мобильный оператор, еще две прислали Энтони и Марта: «С днем рождения!» – писали они. Одно радовало, что можно было собраться весте с друзьями, увидеть Марту, немного отдохнуть, на миг забыв о терзавшем душу горе. Вдруг зазвонил телефон. Звонила Марта. Эшли улыбнулась, на душе стало немного теплее.

Марта была единственным источником света, оставшимся в жизни Эшли.

– Привет, – расстроенно сказала Марта, когда Эшли подняла трубку.

Эшли насторожилась.

– Привет, – тихо ответила она, прижав к груди колени и обняв их. – У тебя грустный голос…. Ты чем-то расстроена?

– Да я…. Хотела сказать, ну…. – Марта мялась, все никак не могла подобрать нужных слов. – Прости, но я не смогу приехать к тебе на праздник.

– Ну, ладно, – расстроенно ответила Эшли. – Ничего страшного. В другой раз потусить можно, так ведь?

– У нас…. Эш, у нас вообще не получится потусить в ближайшее время.

– В каком смысле? – встревоженно спросила Эшли. Сердце ускорилось в груди. – Я не поняла.

– Я уезжаю, Эш. Не знаю, надолго ли, но времени прощаться нет. После появления этой «Черной волны» в мире какая-то дикая хрень стала происходить. Всех ученых, включая моего отца, перетягивают в лабораторию в Лос-Анджелесе. Мне придется уехать из Гейбл Тауна.

– Но…. Ты ведь вернешься, да? – Эшли чувствовала нарастающее расстройство. – Ты не уедешь надолго?

– Я не знаю. Зависит от того, насколько затянется эта история с «Необычными», – тихо ответила Марта. – Прости, пожалуйста. Мне надо собирать вещи. Мы уезжаем через десять минут. Ты не волнуйся. Я буду писать тебе и звонить.

– Марта….

– Прости, мне пора.

Короткие гудки. Эшли больше не могла смотреть на безликий серый мир, раскинувшийся за окном. Теперь тошнотворным стало совершенно все. Мерзкие улицы. Мерзкое серое небо. Мерзкий город. Кем бы ни был организатор событий в жизни Эшли, будь это вероятности или Бог, Эшли ненавидела его всем сердцем. Сначала отец и Лара, теперь Марта…. Хорошо, что она хотя бы была жива

В своей тесной, захламленной комнате на втором этаже, Эшли села за рабочий деревянный стол, на котором стоял ноутбук. Тусклый дневной свет заливался через окно с растрескавшейся рамой. Ноутбук был крохотный, на нем даже ценник с магазина остался. Глядя на него, Эшли понимала, что дешевле техники просто не существовало. Нищета. Стол тоже выглядел не лучшим образом, был покрыт облупившейся краской. Рядом со старым книжным шкафом, до отказа заставленным разнообразными книгами и комиксами, одиноко стояла гитара. «Даже не знаю, что мне с ней делать, – грустно подумала Марта, взглянув на гитару. – Лара играла на ней круче, чем Элвис Пресли в свое время, а я не умею. Выкинуть жалко…. Все-таки, память. Только память хреновая, навеивающая скорее тоску, чем радость».

На столешнице Эшли увидела рисунок печатной машинки, выполненный прямо на покрашенной поверхности. Под рисунком виднелась надпись: «Место для настоящего инструмента настоящего писателя». Эшли ухмыльнулась, вспомнив, как Марта уговорила Энтони сделать этот рисунок, чтобы он вдохновлял Эшли на работу. С первых гонораров она мечтала купить машинку. Но теперь ничего не будет. Ни гребанной машинки, ни гребанных гонораров, ни Марты, ни Лары, ни отца…. Стало нестерпимо грустно.

В дверь тихо постучали, Эшли сказала:

– Входи.

В комнату вошла Молли. Мешки под ее глазами отбрасывали жуткие тени, лицо ее было бледным, уставшим. Вдохнув, Эшли уловила неприятный запах легкого перегара, с удивлением взглянула на Молли.

– Ты уже выпила? Но праздник еще не начался.

– Не волнуйся, – сказала Молли, сев на край не заправленной кровати. – Мы с Ларри поминали Эдварда. Они были друзьями.

– Ларри обоссанный пьяница, – скривилась Эшли, отвернувшись к ноутбуку. – Не понимаю, как папа этого не видел. Он опасен.

– Не говори так, – хмуро велела Молли. – Ларри единственный, кто помогает нам после смерти отца морально и финансово.

– О да…. С чем, а вот со стабильной работой за счет богатого братца ему повезло.

– Давай не будем об этом, малышка, – Молли попыталась разрядить обстановку. – Как ты? Как твоя книга?

– Херово, – грубо ответила Эшли. – Я не могу из себя и слова выдавить. Я вообще ничего не хочу. И праздновать не хочу. Мне просто надо свалить куда-нибудь на Марс, подальше от этой сраной планеты.

– Но как же…. Скоро придет Марта, я уже купила продуктов.

– Хрен мне, а не Марта, – буркнула Эшли. – Она уезжает. И вряд ли снова вернется в эту дыру.

– Эшли, я понимаю, тебе тяжело, но и я тоже….

– Что ты? – Эшли резко повернулась к Молли. – Ты бухаешь с этим членососом уже третий день, тебе неплохо живется, я смотрю!

– Эшли Маргарет Голдберг! Я попрошу тебя проявить манеры!

– В жопу твои манеры! Я попрошу тебя не бухать, как мразь! Давай, папы мне мало! Еще ты сдохни от алкоголя, или превратись в конченую алкоголичку! – крикнула Эшли. – Оставь меня одну! Проваливай!

Когда Молли вышла, Эшли психанула и захлопнула дверь, закрыв ее на засов. Она упала на кровать, крепко уткнулась в подушку, горько заплакала. Ее душило, душило солеными слезами. Все ее бессовестно бросили. Отец ее бросил, Марта бросила, остался только Энтони, но он был просто…. Другом. Самые важные люди в жизни Эшли развернулись и ушли. Эшли всего лишь хотела сделать Марту счастливой, но теперь, когда она уезжала, не осталось людей, о которых хотелось бы заботиться. Молли с ее зачаточным алкоголизмом вызывала у Эшли отвращение. Марта, Лара и отец были единственными людьми, заряжавшими Эшли добротой и жизнелюбием. Но их теперь не было.

С уездом Марты смысл утратило вообще все. И учеба, и жизнь, и мир.

За окном уныло светил уличный фонарь, разгонявший сгустившуюся ночную тьму. Раздражающе стрекотали сверчки, уснуть не удавалось. Эшли смотрела в потолок заплаканными глазами и думала о Марте. «Как она будет там, в Лос-Анжелесе, без меня? А может, я ей и вовсе не нужна? Раз она так легко согласилась уехать. Как я буду без нее? Остаться без Марты то же самое, что остаться одной». Внезапно завибрировал телефон. Эшли схватила его, увидела номер Марты, ответила на звонок, быстро прислонив телефон к уху.

– Да! – живо ответила Эшли.

– Привет, я тебя не разбудила?

– Нет, нет, что ты, – сказала Эшли. – Говори. В чем дело?

– Я хотела извиниться…. – виновато произнесла Марта. – Папа даже попрощаться заехать не смог. За ним прислали служебный автомобиль, шофер отказался заезжать к тебе. Говорил времени нет. Прости. Я хотела рассказать тебе очень важную вещь.

– Ничего, Март. Все в порядке. Правда…. Рассказывай.

– Понимаешь…. Все не так плохо. Со мной произошло, ну, типа чудо. В общем, я болела.

– Чем болела? – встревоженно спросила Марта.

– Какая-то опухоль в голове, я не знаю точно, отец не говорил, но я подслушала его разговор со знакомым врачом. Я должна была умереть, Эш. Но мы недавно были в больнице. После этой хрени, «Черной волны», моя болезнь, вроде как, пропала. И мой случай не первый. Говорят, что в других городах и странах люди тоже выздоровели от неизлечимых болезней. Это реальная магия. Если все произошло из-за «Черной волны», то ты…. Ты спасла мир, получается. Меня спасла. Ты реальный герой. Я даже немного тебе завидую, потому что сама мечтала спасти планету…. Когда-нибудь.

– Почему ты мне не говорила? – спросила Эшли, затаив дыхание. – Господи, ты умирала, а я даже не знала ничего!

– Извини, я не решалась сказать, но теперь все хорошо.

Мир? Эшли не было дела до мира. Она никогда не задумывалась о судьбе человечества, ей было плевать. Марта стала ее микрокосмосом, ее вселенной, за пределами которой значения не имело совершенно ничего. Да, возможно это юношеский максимализм и глупая детская привязанность, но избавиться от нее не выходило. Да и не хотелось.

– У всех все вдруг стало так хорошо, – хмуро сказала Эшли. – Но вот что-то у меня не очень. Я рада, что ты поправилась. Это классно. Но как я буду здесь, без тебя?

– Эш, прости, но я ничего не могу с этим поделать.

И действительно ведь. Кто такая Марта? Ни богиня, ни правитель, а обычная девочка-подросток, такой же бессильный, как и Эшли. Эшли вообразила, что сделала бы на месте Марты. Она бы сбежала, она бы плюнула на все, чтобы быть рядом с ней, но Марта – не Эшли. «А может действительно…. Может, я придаю этому слишком большое значение? Может, пора начать заботиться о себе? Раз я на хрен никому не нужна, то и мне на хрен никто не нужен. Марта выздоровела, поедет в большой город, заживет там новой жизнью…. Пусть мне будет ее не хватать, главное, чтобы она была счастлива».

– Тогда я…. Желаю тебе удачи, Марта. Спасибо тебе за все.

– Не говори так, будто мы прощаемся навсегда, – с усмешкой сказала Марта. – Я обещаю, что буду писать тебе, буду звонить. Будем ездить друг к другу в гости.

– Ты счастлива? – прямо спросила Эшли.

– Мне грустно, – тихо призналась Марта, – грустно, что мы расстаемся, но…. Да. Я счастлива в глубине души. Ты не представляешь, какая это радость, узнать, что ты проживешь полную жизнь, а не сдохнешь через несколько месяцев мучительной смертью.

– Я понимаю, – сказала Эшли с искренней улыбкой. – Для меня это главное.

Но все повернулось совсем иначе. Не так, как воображала Эшли, не так, как обещала Марта. Да, они общались пару лет после разлуки, но потом всё пошло псу под хвост. Мать Эшли открыла собственную авиакомпанию в Гейбл Тауне, заменившую старую, утратившую доверие после крушения рейса 849, а вместе с компанией и Марту будто подменили. Сначала Марта стала сухо и быстро отвечать на сообщения, затем вовсе удалила Эшли из списка друзей в социальных сетях, перестала отвечать на звонки и СМС, после чего Эшли просто послала мир к черту. Странные чувства к Марте, таившиеся глубоко в душе Эшли, превратились в обиду и ненависть.

Все изменилось.

Небо было затянуто тучами, в комнату Эшли заливался тусклый дневной свет, отражавшийся в зеркале. По улице, тянувшейся за окном, проехал школьный автобус, наполовину забитый детьми, Эшли проводила его взглядом, поняла, что опоздает на уроки. Впрочем, хрен с ним. Не в первый раз. Она встала перед зеркалом, разглядывая на себе красивое нижнее белье. За четыре года Эшли вытянулась в росте, стала подтянутой, но совсем не считала себя привлекательной, пусть парни в школе часто заглядывались на неё.

Что надеть – она решительно не понимала. Для принятия столь серьезного решения мозгу было необходимо расслабиться. Эшли выдвинула выдвижной ящик в столе, взглянула на мангу с «Покемонами», где Эш (парнишка, главный герой манги) бежал, держа на изготовке покебол. Самой запоминающейся деталью в его образе Эшли считала кепку. Было в этом что-то повстанческое, а значит, раздражающее окружающих. «Не верю, что в детстве мне нравилось это дерьмо, – с усмешкой подумала Эшли. – Меня даже «Эш» стали называть из-за главного героя в Покемонах». Приподняв мангу, Эшли вытащила из заначки белую папиросу, и прикурила cпичкой. С удовольствием затянулась. Папироса затрещала, покраснел уголек, воздух пропитался травяным запахом конопли, дым ударил в горло.

– Спасибо, Эш, – Эшли подмигнула герою на манге, и, взглянув на его кепку, решила, как оденется.

Докурив травку, Эшли почувствовала колоссальный подъем настроения, даже серые краски стали для нее яркими. Она включила музыкальный центр, стоявший на комоде с одеждой, в колонах забасил «Сайпресс Хилл», жить стало на порядок веселее. Бодрая музыка едва не заставляла Эшли броситься в пляс, рэпер приговаривал расслабленным голосом под ритмичную музыку:


Hits from the bong.

Hits from the bong.

Hits from the bong.

Hits from the bong.


Кайф!

Эшли блаженно качала головой в такт биту, позволяя музыке заливаться в себя и диктовать движения. Мелодия звучала раскатисто, громко, но при этом очень проникновенно и без потери в качестве. Радость от прослушивания в душе возникла неимоверная, бас приятно вибрировал в груди, вместе с ним разливалось тепло. Прослушивание музыки в накуренном состоянии отличалось от обычного, производило более мощный эмоциональный эффект.

Надев кепку задом наперед, Эшли натянула «рваные» камуфлированные джинсы модные у современной молодежи, потом накинула серую майку с надписью «Rich». Вот. Это другое дело. Эшли с восторгом улыбнулась своему отражению в зеркале, правда глаза у нее слегка покраснели, что могло создать определенные трудности. Вальяжным движение Эшли взяла со стола черные солнцезащитные очки, и, воображая себя терминатором, медленно надела их. «Вот, – удовлетворенно подумала она. – Теперь никто не узнает, что ты под кайфом. Хорошая Эшли. Умная».

Эшли взяла со стола паракордовый браслет, и расстегнула. Вместо обычной защелки на конце браслета был маленький ножик. Проведя кончиком пальца по лезвию, Эшли чуть не порезалась, с довольным видом застегнула браслет на запястье. «Таким и глотку легко вскрыть можно» – подумала она. Сначала она таскала длинный кухонный нож в рукаве толстовки, но после того, как ее пару раз поймали с ним, пришлось действовать хитрее.

А что такого? Живем в опасном мире, полном психов и насильников. Беззащитной девушке надо как-то обороняться.

Осталось только одну проблему решить: как добраться до школы? Школьный автобус уже уехал. Выручить мог только рейсовый автобус, но поездка на нем стоила денег. Эшли отодвинула несколько книг в книжном шкафу, достала из заначки коробок, потрусила ее. Внутри загремело несколько центов, но этого для поездки было мало. Эшли спрятала заначку.

Пешком, что ли, идти?

Эшли любила окно своей комнаты. Помимо улицы, в него было прекрасно видно пространство двора. Ларри загнал черный «Форд мустанг» на лужайку во дворе, проехав мимо дороги, подводящей к гаражу, демонстративно нажал на акселератор газа. Мотор прорычал так, что задребезжали окна. «Да, да, мудило, – весело и с сарказмом подумала Эшли, – а то весь район не знает, что ты, придурок, приехал домой на своем корыте».

Эшли поспешила выключить музыку, чтобы не выдать своего присутствия, но спрятаться не успела. Ларри выскочил из машины, Эшли поймала на себе его разгневанный взгляд, он вскрикнул искаженным от алкоголя голосом:

– Мерзкая тварь! Я грохну тебя!

Эшли не испугалась. Напротив, ей было наплевать что на Ларри, что на его крики. Из-за эффекта травки все казалось ей забавной игрой или интересным фильмом. Хотя сознательно она понимала, что если попадется Ларри, то огребет по полной. Ларри был в такой ярости, что бросил машину заведенной, оставив ее на лужайке с открытой дверью. Он кинулся к дому, Эшли поняла, что пора валить.

Она в спешке попыталась открыть окно, оно сдвинулось на пару сантиметров, но рама во что-то упиралась. «Вот ублюдок!» – со злостью подумала Эшли, вспомнив, что уже несколько раз так убегала. Ларри, видимо, заколотил окно.

Эшли напряженно притаилась у двери, пристально вслушиваясь. Внизу послышался грохот борьбы.

– Ларри, прекрати! Не смей! – это Молли.

– Эта мерзкая сука стащила из бардачка деньги! Я ее грохну!

Раздался очередной грохот, будто кого-то силой бросили в стену. Сердце Эшли забилось с удвоенным усилием. Ларри был пьян, зол, поднял руку на Молли, а значит – был готов действовать очень решительно. Это уже не шутки. Даже расслабляющий эффект травки не помогал игнорировать реальную угрозу.

– Нет! Я не пущу! – кричала Молли. – Не трогай ее!

Эшли затаила дыхание. Ей стало страшно, она слушала с замиранием сердца.

– Пошла прочь!

Эшли с ужасом услышала, как Ларри безжалостно отвесил Молли хлесткую пощечину, раздался мощный шлепок. Молли с криком упала на пол. Сердце Эшли защемило, она нахмурилась. Было очень страшно, с трудом давалось даже малейшее движение, но надо было вмешаться. Надо было, но силы воли не хватало. Эшли в ужасе застыла на месте, не решаясь пошевелиться. «Ну же, Эш! С каких пор ты стала такой трусихой?! – Подбадривала она себя. – С тех самых, как не осталось людей, ради которых стоит быть храброй, – тут же подумала она в ответ».

– Не смей! – снизу доносился приглушенный стенами, яростный голос Ларри. – Не сей лезть, когда я решаю свои проблемы, шлюха!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6