Александр Волков.

Тень



скачать книгу бесплатно

Темная энергия, светлая энергия, селидиевые мечи… Фантастика! Я не понял большую часть из того, что сказал Рю, но это привело меня в восторг. Возможность управлять стихией, да ещё и используя для этого меч, будоражила моё воображение, и я хотел поскорее ей воспользоваться. Спустя несколько секунд, восторг сменился во мне замешательством, ведь Рю сказал: «Особые люди, вроде тебя и меня». Мне не хотелось верить в то, что у меня есть способности к управлению чем-то, кроме своего тела.

– Почему вы ударили меня? За какой-то проступок? – не выдержав, спросил я. По моему представлению, Рю должен был рассердиться, услышав этот вопрос. Я вжал голову в плечи, боясь агрессивной реакции.

– Нет, – ответил Рю, не проявляя ни малейших признаков злости. – В переулке ты сиял, как утренняя звезда. В тебе много мощи, и я раньше никогда такого не видел. Ударить тебя заставил страх, что твоя сила выйдет из-под контроля. Ты мог натворить дел.

Каких таких дел?

– Понятно, – сказал я, стесняясь дальше задавать вопросы.

– Ты видел что-то прежде, чем появилась тень?

Когда я рассказал ему про трещину в небе, и шарики света, залатавшие её, он стал задумчиво гладить усы.

– Странно. Тени раньше тут никогда не появлялись. Не в этом районе.

– Вы хотите сказать, что город – лишь район?

Рю кивнул.

– Об этом я и хотел поговорить. Мне думалось, что ты догадаешься обо всём, но, похоже, кое-где я тебя переоценил, – беззлобно сказал Рю.

Мне стало немного обидно после этих слов. Будто меня гладили по голове пару минут, в конце дав сильную затрещину. Ведь и вправду, с чего меня сразу не заинтересовало то, почему под Куполом находится копия города? Почему улицы за Куполом были усыпаны трупами, с чего вдруг город пылал, и кто всю эту разруху устроил? Тени?

Я не задумывался об этом потому, что с городом, и с событием, заставившим столько людей погибнуть, меня не связывали никакие воспоминания. Благодаря этому мне с легкостью удалось погрузиться в новую жизнь, даже не думая о проблемах, которые возможно были. Вдруг всё стало на свои места. Пазл сложился, сформировав картину произошедшего.

– Мир был атакован тенями, Рэн. Всесильные правители построили Купол, вместивший под собой копии самых крупных городов мира, в которые удалось засунуть семьсот миллионов человек. Остальные, к сожалению…

Мертвы. Шесть миллиардов и триста миллионов человек, уничтоженных атакой теней, как-то не могли уложиться в моей голове. Цифра была слишком большой, жертв слишком много, и разум просто отказывался принимать это, как факт. Всесильные правители спасли остатки человечества, и за это я был им благодарен. Теперь они давали возможность людям жить так, как раньше, в полюбившемся им мире. Все граждане вели себя естественно, и я не видел, что бы кто-то чувствовал себя не в своей тарелке.

– Неужели бетона хватает, что бы сдержать теней? – спросил я, не представляя, как что-то материальное способно сдержать сильное существо, состоящее из тьмы.

– Теней сдерживает поле, формирующее иллюзию неба над нашей головой.

Это основной эшелон защиты, который иногда получается пробить. В разных районах разная степень проникновения. Наш, Восточный, считается самым спокойным.

– Восточный? А есть и другие?

– Да, – Рю кивнул. – Пять Всесильных управляют пятью районами, и в каждом районе есть своя армия мечников, сдерживающая теней.

– А какие районы есть?

– Южный, Северный, Западный, Восточный, Центральный. Вместе они формируют цитадель общества, и позволяют сохранить цивилизацию, которую мы чуть не потеряли.

– Если всем обществе было так хорошо, то почему кто-то решил воспользоваться темной энергией, что бы обществу противостоять? – стало мне любопытно.

– Им было нехорошо в социуме, в котором мы все живём, и с правилами которого должны считаться, – сказал Рю. С чего вдруг кто-то кому-то что-то должен, мне стало неясно. – Они претили законам общества, и преступали их, ради достижения своих корыстных целей. Если пойдешь в мечники, там тебе всё разъяснят. Что бы быть полноценным членом общества, нужно стремиться быть как остальные, стать его частью. Тогда люди совместными усилиями смогут достичь поставленной обществом цели. Тени этого не хотели.

– Какой цели? – спросил я.

– Процветание человечества.

Я нахмурил брови. Процветание человечества – это хорошо. Так что теням не нравилось? Почему они воспротивились? Мясорубка снаружи была устроена ими просто так? Не знаю, что ими двигало, но моя ненависть к ним крепла. Что бы ни было у них на уме, это не повод сжечь планету и убить кучу людей.

– Теперь ты знаешь, что выходить одному на улицу по ночам не стоит. Да и днем не очень безопасно, – подытожил Рю.

– Ясно, – сказал я. – Мастер Рю, а можете мне сегодня подготовить лед?

Рю изогнул бровь.

– Тренироваться собрался? Ты себя видел? Тебе нужно восстановиться.

– Я восстановился, – сказал я ему, заметив, что усталость и боль в мышцах уже прошла. Это больше всего поражало Рю, и он чуть было не прозвал меня собакой из-за того, что я так быстро восстанавливался.

– Тебе очень повезло с организмом, – сказал Рю. – Но отдохнуть надо. Ты психологически не выдержишь.

– Выдержу, – сказал я.

Поставив цель, я был намерен идти до тех пор, пока не достигну её, и не нужно будет ставить новую.

Ну, – сказал Рю, пожав плечами. – На твой страх, и риск. Потом не вини меня, что не остановил. Понял?

Я кивнул. Если бы Рю действительно чувствовал, что я не могу, он бы и не позволил мне заниматься.

Мне действительно повезло. Будь у меня организм обычного человека, я смог бы тренироваться лишь на час дольше остальных, и на день больше. Конечно, это обеспечило бы мне превосходство, но не такое быстрое, как мне было нужно. В один день, когда Рю рассчитывал увидеть меня полумертвого в постели, я пришел на тренировку отдохнувший и полный сил. Это удивило его так, что он даже уронил связку с тренировочными шестами, решив, что я над ним издеваюсь.

Потом мы заметили ещё кое-что.

На восстановление определенной группы мышц у обычного человека уходит сорок восемь часов минимум, и только спустя этот срок, можно работать с этой группой снова. Я же восстанавливался за восемь, и это позволило нам с Рю, во-первых, удлинить тренировку, во-вторых, нагрузить тренировочный план большим количеством упражнений. Это обеспечивало мне очень большой прогресс.

Каков же был мой предел?

Единственное, с чем нельзя было спешить, это с количеством осваиваемых техник. Рю говорил: «У тебя очень живучее тело, которое быстро восстанавливается. Мы можем сделать так, что ты будешь расти быстрее остальных в плане физической силы, выносливости, и ловкости. Но не можем сделать так, что бы твоё тело быстрее запоминало движения, делая их автоматическими и бессознательными. На освоение техники нужно больше времени».

Впрочем, в плане ударных техник я тоже прогрессировал быстрее остальных. Благодаря природной выносливости я отрабатывал удары на несколько часов больше, чем другие, потому тело запоминало их быстрее. Мне хотелось за одну тренировку отрабатывать как можно больше техник, но этого Рю уже не допустил. В ответ на моё желание внести больше ударов в тренировку он отвечал: «Брюс Ли говорил: Я боюсь не того, кто тренирует десять тысяч различных ударов, я боюсь того, кто десять тысяч раз тренирует один и тот же удар».

Беря на веру то, что Брюс Ли великий воин без каких либо доказательств, я не смел сомневаться в практичности его слов.

В коридоре раздался электронный писк, вызвав любопытство у Рю. На домашнюю почту прислали сообщение.

– Подготовлю, – Рю наконец решил удовлетворить мою просьбу с ванной.

Встав, он вышел, но вскоре вернулся обратно, уже одетый в кимоно. С чего ему надевать кимоно в выходной день? Неужели собрался на какие-то соревнования? А зачем он тогда заглянул ко мне?

– Рэн, собирайся, – сказал он, и я понял, что возражений он не потерпит. – Тренировку перенесем на час позже.

Решив не задавать лишних вопросов, я открыл шкаф, и надел первое попавшееся кимоно. Хеля почему-то быстро зашла в комнату, закрывшись, и её лицо показалось мне очень растерянным.

– А куда мы идем?

– Правители созывают граждан на главную площадь Центрального района. И возьми планшет. Он может пригодиться.

– Почему Хеля не идет? – я попробовал отодвинуть дверь. Она была заперта.

– Хеля уже видела то, что произойдет, – сказал Рю, явно не желая отвечать на этот вопрос. – Пока она не подрастет, я стараюсь на такие мероприятия её не водить. Всё равно пока не поймёт, зачем это нужно.

Вдруг мне стало любопытно. Что там должно произойти такого, чтобы Хеля с растерянным видом спряталась в комнате? Страх переплелся с интригой, заставив меня решить послушно следовать за Рю. Хотя, честно, я бы лучше лишний час потренировался. Но, раз так надо, то мне пришлось идти. Ведь быть достойной частью общества, которое приняло и спасло меня, мне очень хотелось. Я взял планшет, лежавший в спортзале, и вернулся к Рю.

Мы вышли под открытое небо, на улицы, уже заполнившиеся народом. Сегодня погода была пасмурной. Даже накрапывал дождь. Интересно, почему нельзя было оставить солнечную погоду навсегда? «Людям наверное, надоедает однообразная погода», – решил я.

Мы с Рю жили в Восточном районе. Он был копией Японского Токио, как я позже выяснил. На улицу, выходя из своих домов, лениво выходили люди, создавая один общий, живой поток. Народ нас окружил самый разный, но преимущественно, в толпе, мне удавалось разглядывать лица азиатов.

В дороге я всё время с кем-то сталкивался, но потом, почувствовав ход толпы, более менее освоился.

Скоро мы вошли в огромный тоннель, и, пройдя по нему какое-то время, вышли с противоположной стороны на широкий проспект Центрального района. Я оглянулся, и увидел гигантские полотна гермоворот, которые, судя по виду, могли выдержать прямое попадание ядерной ракеты. Восточный район казался тесным, а Центральный же был застроен так, что бы тут было много свободного места. Вдоль низких зданий тянулись дороги, по которым брели люди, обтекая стоявшие у обочины шикарные автомобили. Настроение у всех было разное. Кто улыбался, а кто выглядел обеспокоенно. Похоже, Всесильные не так уж и часто собирали подданных.

Вскоре толпа остановилась перед громадной площадью, в центре которой высилось гигантское строение с куполом на вершине. Размер здания не укладывался в моей голове, ведь до этого момента я даже не думал, что может быть что-то, способное поразить меня размером после купола. На фасаде здания была большая лоджия, расположенная на высоте метров, наверное, в 10.

В центре площади была белая палатка, возле которой стояло два угрюмых воина. Площадь оцепили так, что бы сгрудившаяся вокруг неё толпа видела палатку изнутри. Зачем это, интересно?

Мечники выстроились перед площадью, не позволяя никому шагнуть на неё, и сдерживая толпу.

– Дальше не идем, останавливаемся! – говорил двухметровый мечник, за спиной которого висел увесистый меч, почти с него самого ростом. Как таким можно орудовать, я даже не представлял. Мечник вытянул вперед кряжистые руки, которыми, казалось, можно перевернуть всю толпу.

В оцеплении бойцы были самые разные, в том числе и наши, из Восточного района. Только одеты они были не в привычные мне кимоно, а в черные доспехи, усиленные по всему телу темными пластинами с красивыми рисунками. На их лицах были устрашающие маски, олицетворяющие демонов. Ладони они держали на рукоятках катан, готовясь в любой момент обнажить их.

Я достал планшет, чтобы узнать побольше о мечниках других районов. Прав был Рю, пригодился планшет.

У Западных мечников, как правило, воины были здоровенными либо в росте, либо в плечах, редко и в том, и в другом. Они носили тяжелые мечи, булавы, и топоры, прикрепленные к ножнам на тяжелых стальных доспехах.

Южные носили копья, и трезубцы, потому я удивлялся, почему их называли мечниками, а не копейщиками. В основном они были чернокожие, но среди них попадались и белокожие, автоматически становясь белыми воронами. Брони на них почти не было, и она присутствовала частично, видимо затем, что бы обеспечить максимум подвижности. Одежда под броней была простой, и явно без изысков. Темная, как и их кожа.

Северные чем-то походили на западных, только почти поголовно были бородатыми, с тяжелыми топорами и секирами. Доспехи на них были с мехами, и от того воины выглядели как непробиваемые звери, облачившиеся в металлические панцири. Они напомнили мне древних викингов.

Толпа гудела. Кто-то выражал недовольство, потому что был оторван от важных дел, а кто-то просто бубнил, чтобы не отделяться от общего настроения. Мне очень хотелось разделить недовольство, но когда я открыл рот, то сразу же словил укоризненный взгляд Рю.

– Мастер Рю, – шепнул я, дернув его за рукав. Рю выглядел спокойно, явно не разделяя настроения толпы. – А почему вдруг все расстроились?

Я вспомнил людей, шедших сюда с улыбками. Что могло заставить их так резко поменяться в лице? Как секунду назад счастливый человек, вдруг резко становился угрюмым даже без видимой на это причины? Мне было очень интересно.

– Толпа пробуждает в тебе стадное чувство, – пояснил Рю. – Не поддавайся ему, и не наломаешь дров вместе с остальными. Нужно уметь контролировать эмоции.

Стало ясно, почему Рю так на меня посмотрел, и сразу стало легче.

– А что будет? – не удержался я. – Что за палатка?

– Увидишь.

– Добрые граждане Купола! – раздался незнакомый мне голос, сразу же изменивший настроение толпы с недовольного на приподнятое. Голос доносился из динамиков, стоявших неизвестно где, и разносивших звук по всей площади. – Прошу вас, не шуметь и успокоиться.

Толпа стихла. Вскоре я увидел говорящего – крохотный человечек на лоджии, вытянувший руки в разные стороны, и делающий успокаивающий жест.

– Сегодня Всесильные правители решили удостоить нас, своих славных подчиненных, своим визитом.

Толпа зашлась радостным визгом, который мне тоже захотелось поддержать, но воспоминания о взгляде Рю заставили сдержаться.

Из дверей на лоджию вышло пять фигур, еле различимых, но даже с большого расстояния можно было понять, что они хорошо одеты. Захотелось подойти поближе, но взглянув на амбала с огромным мечом, стоявшего перед нами, я быстро передумал. В честь чего ставить в центре площади белую палатку, собирать людей, и удостаивать их визитом?

Мне трудно было представить, как все семьсот миллионов человек соберутся в одном месте, и перед глазами тут же появилось решение этой проблемы. Я заметил летающих дронов с камерами, которые кружили по периметру площади, и были направлены на палатку. Большая часть населения, наверное, осталась дома. «Почему мы так не сделали? Вовсе ни к чему переться два часа пешком, если можно было посмотреть всё на экране во время тренировки». Я пожал плечами. Видимо, такова была прихоть Рю. Судя по настроению толпы, должно было произойти нечто грандиозное, мне не терпелось узнать, что.

– Жители Купола! – раздался ещё один незнакомый мне голос, заставивший толпу затихнуть. – Рад видеть, что вас так много, и вы тут, даже не взирая на пасмурную погоду. Спасибо, что пришли. Уверен, что вам интересно, для чего мы вас тут собрали, да?

Толпа отозвалась гулом. У меня возникали разные догадки по поводу того, чему люди так рады. Праздник, или какое-то памятное событие? Наверное, памятное событие. Ведь Купол был заселён недавно.

– Вы, наверное, не полностью успели освоиться в новом доме, и до конца осознать, что происходит снаружи, и почему все мы здесь, – кто-то на лоджии шагнул к перилам. Динамики слегка искажали его голос. – Но это простительно, потому, я хочу пояснить вам всю серьёзность нависшей над миром катастрофы. Вчера произошел инцидент в Восточном районе, некоторым, возможно, даже пришлось его увидеть. Кто видел, поднимите руки.

Какая разница, кто видел инцидент? Я огляделся. Руки подняло большинство людей, живших в Восточном районе, и моя рука автоматически потянулась вслед за остальными. Вдруг у меня возникло неприятное ощущение, что мной пытаются управлять, и почувствовав это, я руку тут же опустил. Рю, заметив это, покосился на меня.

– Все в Восточном районе видели, – подытожил Всесильный. – Теням снаружи удалось пробить небольшую брешь в нашей защите, но благодаря передовым технологиям, и совместным усилиям мечников с Всесильными правителями, массовое вторжение удалось пресечь, но не обошлось без жертв. Если бы тени проникли в купол, вы, ваши семьи, и ваши друзья, были бы растерзаны, и погибли бы в муках. Во всех районах иногда происходят вторжения, но благодаря нашей дисциплинированности, организованности, и скорости нам удается оперативно их сдерживать, за счёт скоординированной работы, пренебрегать механизмами которой – значит подвергать опасности весь Купол.

В груди защемило. Даже для своего возраста я понимал, что речь Всесильного слишком сложна. Он будто специально использовал длинные слова и страшилки, будто бы отвлекая от чего-то внимание и заговаривая зубы. «Массовое вторжение? Но я видел лишь одну тень», – подумал я. Остальные, похоже, не успели проникнуть.

– Кто согласен с тем, что нарушения дисциплины, ради сохранения мира и благополучия жителей Купола, нужно пресекать и регулировать любыми средствами? Поднимите руки.

В этот раз руки подняли все. Даже Рю. Один лишь я остался с опушенной рукой, от чего стало жутко неловко, а то и вовсе страшно. Желание избавиться от чувства страха стало столь сильным, что мне пришлось поднять руку просто ради того, что бы избежать всеобщего порицания и презрительных взглядов. Но я был не согласен с Всесильным. Я пообещал в себе, что в следующий раз буду не таким трусом.

– На фоне всеобщего согласия с допустимостью любых мер перевоспитания, с целью демонстрации последствий обхождения дисциплины со стороны самурая, мечник и самурай клана Яркого света, Редклиф Джонатан, приговорен к публичному воздаянию верности Господину, за игнорирование воинского кодекса чести в виде нарушения прямого приказа, отданного ему Господином.

У меня от удивления глаза на лоб полезли. Европу? За какой такой приказ, и когда это произошло? Что за публичное воздаяние верности? Звучит, в принципе, не очень страшно. Наверное, это как публичная порка. Я дернул Рю за рукав, желая спросить, но он прислонил палец к губам. Было не время задавать вопросы.

Толпа застыла, даже не понимая, как реагировать на сказанное. Вроде, приговор звучал страшно, но он явно был оправдан спасением от нависшей над Куполом опасности.

Под лоджией открылись ворота, из которых вышло четыре фигуры. Когда они подошли к палатке, то окружили её, и в палатку вошел Европа, сев на колени.

– За обход дисциплинарных правил, самурай Редклиф Джонатан лишается права прервать воздаяние с помощью друга, – заключил Всесильный. – Приступай.

Над палаткой вспыхнул большой голографический экран, где было видно изображение, передаваемое дронами. На экране было лицо Европы. Оно казалось невозмутимым, но зубы были очевидно сжаты. Что-то пугало или злило его. Джонатан косился на своих конвоиров, но в его взгляде не было просьбы о помощи, скорее наоборот. Он хотел смерти, им, или себе, и от того выглядел как самый настоящий злодей. Конвоиры, судя по одежде, были из клана Яркого света, и им, наверное, сейчас было ох как не хорошо. Я бы не смог вынести участия в публичном наказании друга.

Народ стал перешептываться. Мне быстро передалось состояние всеобщего волнения, и захотелось уйти отсюда, чтобы не видеть продолжения представления. Я был не один такой, люди вокруг тоже периодически поглядывали назад, в поисках выхода, но что-то заставляло их отводить взгляды. Я обернулся, и сквозь толпу увидел силуэты мечников, которые стояли сзади. Нас обложили со всех сторон, правители явно хотели, чтобы все оставались на площади до конца.

– Приступай, – повелительно сказал Всесильный. Европа на экране зажмурил глаза. Его маленький оригинал в палатке медленно, нехотя потянулся к поясу, и лишь присмотревшись, я увидел тоненькую рукоять меча, к которой Европа направил ладонь. Европа достал короткий клинок.

Толпа шумно вздохнула.

Тут мне стало ясно, что это не показательная порка, а казнь. Причем казнь проводилась руками приговоренного, и этот факт ввергал меня в тихий ужас, от силы которого я задрожал. «Европа же герой! Он спас меня! За что вы хотите его казнить?! Какой же приказ он нарушил, что вы заставляете его такое вытворять?!» – мне хотелось крикнуть вслух, но этот поступок вполне был способен посадить меня на место Европы, и я решил оставить возмущение в мыслях.

Он же герой!

Глаза намокли, будто погружая мир в аквариум, и по щекам покатились слёзы. Рю даже не пошевелился, и разочаровал меня. Нормальный отец, или нормальный взрослый человек сразу закроет своему ребенку, да и любому ребенку глаза, что бы тот не видел вынужденного убийства. Рю хотел, что бы я это видел.

Европа вытянул клинок лезвием к себе, готовясь наносить удар, и нацелился в живот. «Не делай этого!» – думал я, желая кричать, но боялся. Оглядев окружающих заплаканными глазами, я поразился их бездействию, ведь помимо меня недовольных и расстроенных было полно!

Так возьмитесь же за головы! Начните протестовать!

Нет. Всех пугали мечники, всех пугали самураи, стоящие спереди, и сзади.

Со всей силы Европа вонзил короткий клинок себе в живот, и его лицо исказилось от боли. Он корчился в агонии, зачем-то двигая клинок в животе в сторону, и скалил зубы, выпуская сквозь них сдавленный крик. Крик я не слышал, но отчетливо представлял его себе, ведь именно так выглядит человек, кричащий от убийства себя самого. В нём смешались и боль, и страх смерти.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7