Александр Волков.

Тень



скачать книгу бесплатно

– Я подготовлю ванну со льдом. Подойти, покажу пару заминочных упражнений, которые помогут сохранить эффективность и ослабить боль.

От фразы «ванна со льдом» меня пробрала дрожь, но раз это нужно, что бы тренироваться дольше, то я был к этому готов. К моему удивлению, Рю не уходил из зала до самого конца моих занятий, и контролировал правильность выполнения техники, которую я отрабатывал. Это мне очень льстило, и я не понимал, почему другие ученики не хотят брать дополнительных занятий. Похоже, для Рю было радостью давать дополнительные уроки.

После ледяной ванны я начал задумываться о том, насколько паршиво живется Антарктическим животным, и радовался, что я не какой-нибудь белый медведь. Я пошел в комнату. Мышцы ныли от напряжения, и я передвигался с трудом. Проходя мимо зеркала, я заметил, что хожу как пингвин.

В комнате тускло горела потолочная лампа.

Хеля занималась уборкой, и поглядывала на меня, посмеиваясь. К её насмешкам я уже привык, и совсем не обижался. Вдруг она подошла ко мне, положи руки на мои плечи, и сказала на ухо:

– У тебя получится… – она выглядела очень смущенно, да и я залился краской, влюблено на неё глядя. Она отстранилась. Мне хотелось отдать ей всё, что у меня было, и всё, что я только мог добыть. Вскоре после встречи с Хелей я поймал себя на мысли, что влюбился.

– Чего вылупился? – беззлобно, пытаясь выглядеть сердитой, сказала она. Я отвел взгляд.

Наверное, неприлично так на неё глазеть. Неприлично.


Глава 2

Вечер. Я глядел в окно, наблюдая за звездным небом, и слушал, как поют сверчки. Очередная тяжелая тренировка вновь вытянула из меня все силы, но на прогулку пороха ещё осталось. Накинув обычную одежду, я решил немного побродить по городу. Кроме как по одному маршруту, ведущему с дома до работы, я не ходил, и это немного надоело. Ещё мне было интересно, как люди Купола проводят время. Наверное, так же, как и там, снаружи, за стенами.

Хеля закрыла за мной дверь, и я остался стоять на пороге перед дорожкой, ведущей за забор на улицы города. Город был необычайно красивым, и мерцал вечерними огнями, заманивая меня в свои бетонные лабиринты. Внутри одновременно бушевали страх и восторг. С одной стороны, очень хотелось посмотреть на город, и узнать его получше, но с другой стороны, мне ещё никогда не приходилось уходить одному туда, куда мне хочется, а не куда надо. Это порождало страх перед неизвестным. «Мечей бояться – воином не быть», – подумал я, и смело шагнул вперед.

Город встретил меня тусклыми огоньками улиц, которые мерцали в фонарных столбах и малоэтажных зданиях. По пути мне редко попадались мечники, одетые в черные кимоно с символов мечников на спине. Всё-таки дракон, изрыгающий клинок, выглядел одновременно странно и угрожающе.

Вдалеке я заметил витрину, которая переливалась яркими цветами. Так же оттуда исходил шум. Не сдержав любопытство, я зашагал по улице по направлению к этому зданию, и заметил на углу вывеску с надписью «Игровые автоматы Пита».

Я осторожно выглянул из-за угла в витрину, и дрогнул, увидев там ребят из своего зала.

Окружив аркадный игровой автомат, ребята столпились вокруг Итомэ, который выделывал на экране что-то невообразимое. Мне тоже вдруг стало любопытно, что он там делает, но зайти я не решился. Они были одеты в кимоно, кичась своей принадлежностью к школе фехтования, что действительно производило впечатление на других детей, заставляя их держаться от фехтовальщиков подальше. Помимо боя с мечом мы ещё и изучали схватку без оружия, и следы её изучения болели по всему моему телу. В спаррингах мои оппоненты работали надо мной с двойным усердием.

Так вот чем они занимались после тренировок. Их тренировка кончилась несколько часов назад, намного раньше, чем моя, и мне стало интересно, сколько они уже находятся тут. «Наверняка сразу после тренировки пошли, – с завистью подумал я. – Вот бы и мне так».

Зависть во мне была сильной. Пока я обливался потом в зале, махая мечом и отрабатывая техники – они развлекались, если сладости и мороженное. Правда, тайком от Рю, который держал нас на диете. Диета была не голодная, она была невкусная, и я единственный мог выдерживать её соблюдение. Я грезил тем, что как только добьюсь своей цели, тут же сокращу время тренировок вдвое, чтобы была возможность веселиться и вкусно есть. Правда до цели этой, как задним ходом до Луны, достичь которой поможет лишь сложная программа, которую составил для меня мастер. Суть моей программы состояла в том, что мне было нужно догнать и превзойти своих товарищей по фехтованию лет за десять, а для этого, чисто с математической точки зрения, нужно заниматься в два раза больше, чем они. Таким образом, за шесть лет, я достигну уровня, который они достигли за двенадцать лет тренировок. А потом уж я, год за годом, начну их превосходить. Мысли о маячившем в воображении светлом будущем, наполненным моим превосходством и уверенностью в собственных силах, вызвали у меня улыбку.

Вдруг земля колыхнулась под ногами, а в небе раздался гулкий звук, напомнивший шум удара о морское дно чего-то огромного. Ребята тоже оторвались от игры, услышав и почувствовав то же самое, но затем, вернулись к автоматам, как ни в чём не бывало.

Я взглянул в небо, увидев, как небосвод расчертила крохотная, едва различимая черная трещина. От удивления у меня отвисла челюсть, и я испугался, что толстая скорлупа Купола рухнет, завалив нас обломками. Около концов трещины появились яркие огоньки, которые двигаясь, оставляли за собой новый фрагмент неба. Вскоре трещина совсем пропала, но внутри меня, почему-то, возник непонятный страх. Чего я боюсь, если трещины уже нет? Лишь опустив глаза, я понял, в чём дело.

Передо мной, за стеклом, было хмурое лицо Итомэ, который гневно на меня смотрел, и уже тянул руку к ручке двери. Тут же в кровь хлынул адреналин, сердце бешено застучало, и колени подкосились. Если бы он хотел просто забурить меня жутким взглядом, то справился бы с этим дистанционно. Мне стало ясно, что одними томными переглядываниями дело не обойдется, потому нужно было либо драться, либо бежать. Драться я уже пробовал, не получилось, хотелось попробовать ещё раз, но не с таким количеством врагов. К Итомэ подходили остальные. Значит – бежать.

Я нырнул в ближайший переулок, слыша за своей спиной топот множества ног. Мчаться по переулкам мне мешали камни, о которые я периодически спотыкался, но мне удавалось сохранять темп. Меня бросило в холодный пот, страх быть побитым придавал мне скорости, и я несся так, что был уверен в своей недосягаемости. Но враг оказался хитрее.

Пятку пронзила острая боль, в следующий миг я почувствовал, что совсем не могу наступать на ступню и пришлось замедлиться. Обернувшись, я увидел отлетевший в сторону камень, и десяток бегущих за мной ребят, находившихся от меня на маленьком расстоянии. Как им удалось меня так быстро догнать? Насколько сильно надо хотеть зла человеку, что бы гнаться за ним как лев за зеброй? Но, в отличии от льва, ребятами двигал не голод.

Ими двигала жажда расправы над тем, кто подвергает сомнению их избранность и уникальность. Они просто хотели меня выжить, по каким-то там своим, известным только им, соображениям. Они хотели издеваться надо мной, потому что я не такой, как они, и потому, что я слабее. Расправа и самоутверждение.

Я не сделал ничего такого, что бы они меня так возненавидели, и даже хотел быть с ними дружелюбным. Вопрос – почему тогда я не относился к ним предвзято? Не видел их как элиту, которая угнетает бедных и слабых? Ведь как правило дети из рода Шинода – дети богатых родителей. Видимо, что-то в моей голове было набекрень, и это вполне меня устраивало. Лучше быть белой вороной, чем ободранным бараном.

Расстояние между нами сократилось моментально.

Подсечка. Полет. Земля. Вспышка перед глазами. Боль в лице. Кровь из носа.

Мне даже не дали шанса прийти в себя после падения, и тут же начали избивать ногами с такой силой, будто я не человек, а мешок картошки. Тупая боль покрывала всё тело, заставив меня сжаться в комок и заплакать. Но даже слезы и явные признаки поражения их не остановили, они продолжали бить.

За что? За что, ребята?

Вдруг они прекратили наказание, но я не расслаблялся, в ожидании следующих ударов. Главное в таком положении защитить внутренние органы и голову, чтобы не проломили череп. Для этого я закрыл голову руками и поджал колени под себя, делая из конечностей естественный щит.

– Бежим! – крикнул кто-то.

– А как же?

– Да брось ты его! Бежим!

Ребята помчались прочь, словно ураган, громко топча и явно не жалея сил. Как только в переулке повисла тишина, я услышал чьё-то болезненное, сопящее дыхание. Я поднял глаза. Всё ещё текли слезы, и взгляд никак не мог проясниться, не позволяя мне разглядеть застывший передо мной силуэт. Он был черным.

Зажмурившись, я протер глаза. Подняв веки, я оказался в ступоре, не в силах даже вскрикнуть. Передо мной стоял человеческий силуэт, сшитый из черных нитей, и из щелей в его теле сочилась тьма. Дыхание перехватило, сердце ухнуло в груди, и я похолодел.

Я продолжал лежать.

Мне не удавалось понять, что это за тварь, и что она сейчас со мной сделает, но мне было так страшно, как ещё никогда прежде. Все эти ребята, избивавшие меня минуту назад, и близко не вызывали у меня ужас, который я испытывал сейчас. Тень стояла, и глядела на меня незримыми глазами, изредка дергаясь, будто всё её тело охватывала сильная судорога. Я видел перед собой слово «зло» воплоти, и назвать это иначе не поворачивался язык.

Что делать?

Тень шевельнулась. Я дрогнул, но встать и побежать не смог. Может она решила, что я мертв? Проклятие, у меня ведь даже не было с собой меча, или хоть чего-то, чем я мог себя защитить. Собрав волю в кулак, я стал медленно тянуться за ближайшим камнем. Камень – смертоносное оружие в правильных руках. Если метко и с нужной силой запустить его в голову, то вполне можно убить или вывести из строя. Убивать тень мне не хотелось, хотелось хотя бы отвлечь, но чем дольше я на неё смотрел, тем сильнее были мои сомнения. Сможет ли камень хотя бы поцарапать её?

Я снова услышал топот, и обрадовался, что ребята вернулись, что бы мне помочь.

– Парня долой! Откинь его подальше! – раздался мужской, и до боли знакомый голос.

Откинь?!

Вдруг я почувствовал, как кто-то вцепился мне в ступню, и я резко откатился назад, отдаляясь от тени, которая стояла всё так же невозмутимо. Вперед выбежали двое мечников, один из которых был Европой, и знали бы вы, как я обрадовался, увидев его. Его компаньоном была женщина, и это поразило меня, ведь в моём понимании мечниками были только мужчины. Получается, мечником могла стать даже женщина. Они обнажили мечи, и тень тут же изменила своё поведение, распустив ладони. Из черных пальцев поползли длинные отростки, напоминающие иглы, и они были такими длинными, что доставали до земли. Я затаил дыхание.

Тень злобно завыла, и её вой показался мне жутким, мертвецким. Мечница скакнула к тени, занеся клинок над головой, но тень тут же отреагировала, мастерски рубанув нападавшую по животу, и в миг оказавшись за её спиной. На стену брызнула кровь, и под ногами мечницы быстро образовалась небольшая кровавая лужица.

– Кира! – Стиснув зубы крикнул Европа, и, сделав широкий шаг махнул клинком. Сначала я удивился, что он бьет по воздуху, находясь далеко от врага, но потом заметил небольшой светящийся круг в его лбу. Взмахом меча мечник направил ослепительный световой веер в сторону тени, и, достигнув цели, веер рассек неприятеля надвое, оставив в стене черный след. Две половинки тени повалились в разные стороны, и из них, вместо крови, фонтанами хлынула черная вода, окропив Европу и Киру.

Европа тяжело дышал, заставив меня гадать, что его так утомило. Видимо, создание световой волны требовало много сил. С восторгом я осознал, что Европа – самый настоящий маг. Остальные мечники тоже маги?

Вид Киры, беспомощно облокотившейся на стену, вызвал у меня жалость.

– Пацан, живой? – спросил меня Европа, не отрывая глаз от Киры.

– Д-да, – ответил я, встав, но, не осмеливаясь отряхивать с себя пыль. Пылевое облако, поднятое мной, могло занести смертельную инфекцию в рану Киры. Пусть такая мысль была глупой, но я всё равно боялся нанести своему спасителю вред.

– Джон, я всё, – кашлянула Кира, прислонившись к стене, и начав по ней сползать. – Он мне кишки порезал, я всё.

– Домой сам пойдешь, – быстро отрезал Европа, и, подбежав к Кире, взял её под локоть. – Кира, домой, быстрее!

– Я не… – Кира закашлялась.

– Мне не успеть, Кира, постарайся!

Я увидел, как у Киры на спине, где-то на уровне сердца, вспыхнул зеленый круг. В следующий миг Европу и Киру окутали пылевые вихри, сделав их силуэты неразборчивыми, и они, став быстрым и невесомым облаком пара, умчались прочь.

Оставшись в переулке один, я столкнулся с пугающей, тяжелой тишиной. Стены были забрызганы черной водой и кровью. Я почувствовал, как к горлу подступает рвотный ком. Кое-как сдержавшись, я отвернулся, и сделал глубокий вдох, переводя дух. Если бы не мечники, меня бы точно убили, бесспорно. Ударом, нанесенным Кире тенью, меня бы вообще разрубило на пять кусочков.

Всё позади.

Из-за угла выбежал Рю, рядом с ним бежал один из ребят. Вместо того, что бы обрадоваться, я испытал интерес к тому, бил ли он меня ногами вместе с остальными. Парнишка был невзрачным, выделяясь только тем, что носил растрепанные длинные волосы.

– Вот! Вот учитель Рю! Тут! – кричал он.

Рю подбежал ко мне, и с испугом посмотрел на меня, сев передо мной на одно колено, и положив руки на мои плечи. Понаблюдав за мной пару секунд, Рю сказал:

– У него шок. Рэн! Ты цел? – спросил Рю.

Я кивнул. Я не знал, в порядке ли я. Мне вдруг стало очень тревожно за Хелю. Из-за меня пострадала Кира, значит, и Хеля может пострадать. В приступе самобичевания я решил, что опасен для окружающих, что мне надо уйти и скрыться от общества.

Глаза Рю вдруг расширились. Он осмотрел меня с ног до головы, и резко отскочив, нанес мне удар рукой в голову. В глазах потемнело, посыпались искры, раздался короткий звон и я потерял сознание. Видимо, Рю тоже понял, что я опасен, и решил разделаться со мной. Во мне не возникло злости, напротив, я был благодарен Рю за то, что он хотел позаботиться о людях, избавив их от меня.

Меня разбудил запах еды, сочившийся сквозь приоткрытую дверь. Открыв глаза, я увидел потолок своей комнаты. Голова болела так, будто по ней настучали молотком, а всё тело ломило от боли и переутомления. Организм отказывался работать, и любая попытка привстать кончалась одинаково. Чуть приподнявшись, я беспомощно валился на кровать, как немощный. Блеск.

Значит, Рю не захотел меня выбросить.

Плохо.

С трудом, но я поднялся. С меня сползло одеяло, обнажая перебинтованное в некоторых местах тело. Встав, я оделся в домашнее. На каждое шевеление мышцы отзывались ноющей болью. Теперь гадай, тренировки меня так вымотали, или вчерашнее избиение. Наверное, и то, и другое.

Выйдя в коридор, я направился на кухню, ориентируясь на идущий оттуда вкусный запах. Оттуда доносился звук бьющегося по железу паломника и стучащего по доске ножа. Не успел я войти, как услышал голос Рю:

– Иди в постель, Рэн. Я принесу поесть. Ещё у меня к тебе серьезный разговор, – войдя, я увидел его в домашней одежде, что было необычным. Он нарезал овощи, а неподалеку, у плиты, возилась Хеля, что-то перемешивая большим паломником в кастрюле. Увидев Хелю, я улыбнулся. Она, покосившись на меня, сделала вид, что не заметила. Не мою улыбку, а меня вообще, что немного задело. От злобы она это, или от смущения, было непонятно. Кивнув, я вышел с кухни.

Возвращаясь, я думал, почему Рю в домашней одежде? Ведь из кимоно он почти не вылезал. Посчитал дни, и понял, что сегодня выходной. Моё увлечение тренировками заставило меня забыть, что в неделе есть дни, во время которых можно ничего не делать. Совсем не хотелось ими пользоваться. Это обеспечивало мне хороший прогресс, и позволяло быстрее догонять остальных. Никаких выходных. Только раз в месяц.

Завалившись обратно в постель, я почувствовал, как в груди защемило. Перед мысленным взором появился кулак Рю, который выбил меня из сознания.

Я дождался Рю, и когда он вошел, я старался не смотреть ему в глаза. Казалось, что стоит мне поднять голову, и Рю тут же меня ударит. Он нес в руках поднос с парой тарелок, от которых исходил запах, вскруживший мне голову. Пахло тем же, чем на кухне, но теперь запах был завершенным, и мог порадовать полной гаммой ароматов. Пахло рамэном и каким-то рисовым блюдом, которое пробовать не приходилось. Иначе бы я узнал запах. Рот тут же наполнился слюной, и я громко сглотнул, хотя даже не хотел этого делать.

Сев, Рю поставил передо мной поднос, и я, осторожно взяв палочки с тарелкой, принялся есть. Сначала аккуратно, но затем, голод сорвал все ограничители, позволяя мне есть быстро и большими кусками. Лишь съев суп я остановился, взглянув на Рю, терпеливо за мной наблюдавшего.

– Вы хотели поговорить, – начал я тихо. – Я готов слушать.

Рю кивнул, и я поставил тарелку обратно на поднос.

– Как ты себя чувствуешь?

Съязвить, или сказать, что нормально? Язвить не хотелось, мог получить по морде, прибедняться, что плохо, тоже не резон.

– Сносно, – нашел я середину между «ужасно» и «нормально».

– Прости, что ударил тебя, – искренне произнес Рю, и эти слова сняли камень с души. Значит, выгонять он меня всё-таки не собирался.

– Ичинару прибежал, сказав, что ты с чудовищем в переулке. Я явился, как только смог. Ты, надеюсь, понял, что без разрешения тебе в город лучше не соваться?

Я кивнул. Без Рю мне теперь даже в туалет отойти было страшно. Чудище могло притаиться и там, устроив мне теплый прием.

– Как ты попал в переулок? – спросил Рю. – Ребята тебя там оставили? Называй имена. Каждый будет исключён из школы.

Внутри всё сжалось. Сдать или не сдать, вот в чём вопрос. С какой стати я должен их оберегать? Они загнали меня, как кролика, пинали, как грушу, и бросили подыхать. Меньшее, что я мог сделать в отместку, лишить их возможности учиться искусству Шести клинков.

– Не… – открыл я рот, готовясь назвать первое имя, но передумав, продолжил. – Не причем тут они. Я решил поиграть в ниндзя, и стал бегать по переулкам. Там бежал, споткнулся о камень, и с неба свалилась эта штука.

В воображении я увидел трещину в небе и тень, которая появилась после. Откуда берутся эти твари? Точно таких же я видел прежде, чем мы попали под Купол, и, кажется, я начинал понимать, для чего Купол предназначен. Мечники, похоже, нужны для той же цели. «Мечник, самурай клана Яркого света, Редклиф Джонатан» – раздался в моей голове голос Европы.

Купол и Мечники защищают людей от чудовищ?

Мечник, самурай клана Шести Клинков, Рэн Шинода. Звучало неплохо, и мне захотелось, что бы этот титул стал действительностью. Мечники истребляли теней, и если будучи мечником, я смогу уничтожить как можно больше этих тварей, никто не пострадает, как я или Кира. Стало яснее, кем мне хочется стать, и впереди я увидел новые горизонты.

– В ниндзя, значит? – изогнул бровь Рю. – Ну, тогда знай, что ниндзя в нашем клане быть не могут. Они бесчестные, корыстные, и трусливые.

Этого я не знал. Впрочем, мне и не хотелось стать ниндзя.

– Извините, – попытался я оправдаться. – Не знал. Просто думал, что ниндзя это круто. Я хочу стать самураем и мечником.

Рю кивнул, задумчиво на меня взглянув, но я чувствовал, что это явно не то, что он хотел обсудить.

– У тебя будет такая возможность, – сказал Рю. – Ты знаешь, с кем столкнулся?

– С монстром, – ответил я, не зная более точной характеристики. Честно сказать, мне более интересно было, почему Рю меня ударил. Тени враги, их надо убить – это всё, что мне требовалось знать. – Но я о нем ничего не знаю.

– Это тень, имеющая плоть, – наставительно начал Рю. – Тени когда-то были людьми, которые использовали силу темной энергии для того, что бы стать бессмертными и способными сопротивляться обществу.

– Темная энергия? – я изогнул брови. Впервые слышал о таком.

– Во Вселенной есть две энергии, которыми особые люди, вроде тебя и меня, могут управлять. Одна из них – светлая, которая позволяет контролировать стихии. Светлая энергия набирается в чакру человека, давая ему возможность порождать пламя из воздуха, например. Есть темная энергия, но она подвластна только злым людям, с которыми борется пятерка Всесильных правителей, создавая армии мечников и воюя со злом. Темная энергия очень могущественна, но если её использовать, она приводит к тому, что ты сам превращаешься во тьму, становясь кровожадной тенью.

Тень жестоко расправилась с Кирой, и я даже не сомневался, что тень кровожадна.

– А зачем тогда мечникам мечи? – спросил я, вспомнив, как Европа создал волну света взмахом клинка. – Разве не проще стрелять?

– Это не простые мечи. Их делают из селидия. Это особый металл, который является отличным проводником для тонких энергий, вроде светлой. Он многократно увеличивает силу мага. Одной чакрой управлять учатся лет по двадцать, я, например, – Рю вытянул руки в разные стороны, распустив ладони. В одной, из воздуха, появился шарик льда, а в другой сформировался маленький воздушный вихрь. В груди Рю загорелся зеленый круг, прям как у Киры, а в области горла синий, – владею двумя. И у меня жизнь ушла, что бы ими овладеть. Для того, что бы компенсировать наши временные недостатки и сделать нас достаточно сильными, и были придуманы селидиевые мечи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7