Александр Волков.

Ринкар. Симбиоз



скачать книгу бесплатно

Глава 1


Экран ярко сиял, и слепил глаза черноволосому мужчине. Ал сидел за компьютером, что-то интенсивно печатая. Его взгляд был напряжённым. Он хмуро смотрел в монитор, ведя деловую переписку с клиентом, и был довольно усталым на вид. Под глазами были мешки, а по глазным яблокам ветвились красные линии, намекая на бессонную ночь. Ал с облегчением думал, что начальник не обнаружил запах вчерашнего перегара, ведь спиртного выпито было изрядно. Чудом было то, что Ал вообще встал сегодня на работу, и смог живым добраться до офиса.

К счастью, день подошёл к концу. От мысли, что вскоре можно будет покинуть тесную коробку офиса, Ал удовлетворённо вздохнул. «Наконец, пивка смогу попить, – подумал он». Он был большим любителем выпить. Без него не проходила ни одна шумная вечеринка. Правда, подобный образ жизни имел неприятные последствия, с которыми Ал уже смирился.

Ал собрал вещи, выключил компьютер, и направился к выходу.

Прежде, чем уйти из офиса, он застыл перед дверью в кабинет, на которой было написано «Управляющий: Ронни Хьюс». В стороне, сидя за столом, суетливо перебирала бумаги секретарша Бонни. Ал замер в нерешительности, потому что на этой неделе вопрос насчёт зарплаты он задавал уже три раза, и ему казалось, что четвёртый раз спрашивать будет просто не вежливо. «Хотя, какого хрена?! – взорвался Ал. – Я тут пашу пять дней в неделю по девять часов, и вынужден выпрашивать честно заработанные деньги?!»

С этой мыслью Ал решительно постучал в дверь, и, даже не дожидаясь разрешения войти, открыл её.

– Он занят, э! Саша! Оборзел? – воскликнула Бонни.

«Падла! Просил же, не называть по имени!» – гневно подумал Ал.

Ронни, сидевший в свете монитора, стал глядеть на Ала исподлобья. Подобная дерзость явно не привела начальника в восторг, и он, пару раз кликнув мышью, спросил раздражённо:

– Тебя ответа дожидаться не учили, нет?

Ал хотел возразить так же дерзко, как и вошёл. Но стоило начальнику подать голос, как появившаяся прыть тут же сошла на нет, заставив Ала замяться в двери, как смущённую школьницу.

– Извините… Я насчёт зарплаты, – проговорил Ал робко, и, не выдержав взгляда Ронни, отвёл карие глаза.

Ронни был скандальным начальником, использующий диктаторскую манеру правления, и работать с ним было сущим кошмаром. Но у Ала не было выбора. С его уровнем квалификации он мог работать только офисным клерком, рассылая рекламные письма и ведя деловые переписки, и то, взяли бы его не в каждую контору. Попасть ему удалось лишь сюда, в «Хатсенд», где занимались рассылкой спама. Ал мог делать хорошо лишь три вещи: пить, играть в компьютерные игры, и печатать. Последнее вытекало из первых двух пунктов.

Далеко можно было пойти с таким послужным списком? Вот и Ал так думал.

– Слушай, извини конечно, – Ронни привстал, и Ал машинально отступил на шаг назад, – но я тебе уже пятьсот раз говорил, как только так сразу! Сколько ты меня доставать собираешься?!

– Извините, – кивнул Ал, тут же скрывшись за дверью, и закрыв её за собой.

Хреново быть мигрантом. Повезло ещё, что вообще попал на работу в офис.

Ал замер перед дверью в недоумении, которое тут же сменилось безмолвной злобой. Ал гневно сжал губы, и чуть не ударил кулаком в дверь, подумав: «Мразь! Сука! Убил бы!»

– Получил? – скривив губу в усмешке, и показав средний палец с длиннющим ногтем, сказала Бонни.

– Да пошла ты в задницу! – вспылил Ал. Этот выпад шокировал Бонни. Она наморщила лоб и приоткрыла рот, обиженно глядя на Ала.

– Прости, – произнёс он шаблонно, для галочки. Не искренне. Бонни не заслуживала искренности. Она вела себя как последняя сука по отношению ко всем, кроме Ронни, с которым спала. Ей было в удовольствие демонстрировать своим поведением невероятно высокий уровень чувства собственной важности. Всё это бесило в ней, причём бесило очень сильно. Порой возникало желание взять стул, и заехать им ей по её разукрашенной роже.

Ал вышел из здания офиса, и закурил. Тут же его схватил приступ жуткого кашля, да такой, что его чуть не согнуло пополам. Лёгкие, как и горло, стало раздирать от боли, но Ал уже привык к ней. Закончив кашлять, он всё равно затянулся, с наслаждением чувствуя жгучий табачный дым.

От удовольствия у Ала закружилась голова. Было жалко, что оно такое краткосрочное, и к нему так быстро возникало привыкание. Докурив, Ал затушил сигарету, бросил её, и побрёл в сторону дома.

Он наблюдал за огоньками фонарных столбов, стоявших вдоль тротуара, и тускло освещающих улицу. Светлячки ламп мелькали над головой один за другим. Беспокойные мысли и жгучая ненависть к Ронни не оставляли Ала всю дорогу, от чего он выглядел довольно злобно.

Жил он неподалёку, арендуя жильё в дешёвом двухэтажном доме. Условия были не самые лучшие, но со временем Ал привык к ним, не обращая никакого внимания ни на беспорядок в квартире, который никак не волновал пьющую хозяйку, ни на бардак у себя в комнате. Под пиво всё было нипочём. Радовало только, что есть модель нейра, не самая последняя, но и не старая, к которой прилагался мощный компьютер.

К концу пути Ала стала схватывать одышка. Лишний вес давал о себе знать, но Ал не замечал этого, по-прежнему считая себя худым и красивым. Полнота пришла как-то незаметно, но дискомфорта много не доставляла, так что значения он ей особого не придавал.

Зайдя в подъезд, Ал посмотрел на почтовые ящики, висевшие на стене. Он подошёл к своему. Открыв его, Ал разглядел письма, большая часть из которых были не оплаченными счетами. Хозяйка всё никак не могла отправить чеки, пропивая все деньги ещё до того, как собиралась послать их на оплату коммунальных услуг.

Ал нашёл ещё одно письмо, и, увидев печать Нью-Йорского медицинского центра, замер. На конверте было написано: «Медицинское заключение и рекомендации врача. Пациент Можаев Александр Юрьевич».

Прочитав отчество Юрьевич, Ал поёжился из-за нахлынувших воспоминаний.

Он, маленький, стоял перед столом, с испугом глядя на полупустую бутылку водки. У Ала снова возникло странное, неприятное чувство, будто что-то тянет в животе. Так было каждый раз, когда он слышал своё имя, или тем более имя отца. Отец его был программистом, хорошо зарабатывал, и первую половину жизни Ала проявлял себя как чуткий, заботливый человек. Но потом он спился, и умер от страшной болезни примерно за год, что оставило на сердце Ала несколько глубоких, до сих пор не затянувшихся ран.

От отца Ал унаследовал две привычки: любовь ко всему, что связано с компьютерами, и особенно играм, а так же любовь к спиртному. Но пил Ал, к счастью, намного меньше, чем отец, но это не спасло его от проблем со здоровьем. Он не любил когда кто-то упоминал его отца, и не любил слышать имя Юрий. Каждый раз, как только его произносили, Ал представлял опухшее лицо умирающего и измученного алкоголизмом папу.

Отсюда, странным образом, вытекла неприязнь даже к собственному имени. Потому Ал и просил называть себя не полным именем, а сокращённо – Ал.

Пожав плечами, Ал прогнал дурные воспоминания, и, вернувшись в реальность, распечатал конверт. Не было никакого тремора, или волнения, которых Ал ожидал, пытаясь представить момент получения письма. Бумажка да бумажка, чего в ней страшного? Любые проблемы можно было решить, что бы он там не увидел.

Пропустив вступительную часть, включавшую в себя много непонятных слов и медицинских терминов, Ал постарался отыскать суть. Как только ему это удалось, он наморщил лоб, и невольно сжал пальцы, помяв письмо. Там было написано:

«В заключении могу сказать, что у вас серьёзные проблемы с почками. Я настоятельно РЕКОМЕНДУЮ употреблять в качестве жидкости только фильтрованную воду, и, главное, полностью исключить спиртное из вашего рациона. Собственно, оно и стало причиной ваших проблем со здоровьем…»

Смяв письмо, Ал подумал: «Ну спасибо. И как мне теперь? Без пива фильм нормально не посмотреть, не забыться, не отдохнуть. Как он предлагает мне расслабляться?». Ал, представив, что не сможет скоротать вечер за баночкой пива, и что не сможет принять участие в какой-нибудь алкогольной вечеринке, недовольно скривил губу.

Какая же это жизнь, если нельзя делать того, что доставляет радость?

Бросив бумажный комок в почтовый ящик, Ал раздражённо захлопнул дверцу. На миг Ал вжал голову в плечи, боясь, что сейчас из дверей высунутся недовольные соседи, и начнут недовольно галдеть. Но этого не произошло.

Ал поднимался по ступенькам, и думал.

Нет, ну врач же написал, причём выделив, «Рекомендую». Это же не значило, что пить совсем нельзя, так? Можно было сделать вывод, что потребление спиртного в скромных количествах не привело бы к пагубным последствиям, описанных врачом. По телу Ала разлилось приятное тепло от появившейся надежды.

Миновав пару лестничных пролётов, Ал открыл старую дверь, и, закрыв её за собой, прошёл к себе комнату, на ходу раздеваясь.

В комнате царил уже такой привычный, и такой старый Хаос, что Ал совсем перестал замечать его. Всюду валялись вещи, потерявшиеся пары носков, и непонятные целлофановые пакеты, в которых Ал приносил домой сладости. Около стены, у основания односпальной кровати, под горой джинс и маек притаился многострадальный стул.

Нет, это не значило, что Ал ходил как свинья, и не стирался. Вещи на стуле находились по сменам, да и сам Ал, не смотря на свой образ жизни, был довольно чистоплотным, стараясь мыться не реже двух раз в день.

Но кровать и стул не были звёздами этого парада. Место в первых рядах определённо занимал нейр, лежавший на компьютерном столе, поставленным рядом с кроватью. Нейр был маленьким и компактным, производясь в виде прозрачных пластиковых очков. За нейром, погаснув, призывно моргал синий огонёк монитора, который был и экраном и системным блоком одновременно.

Прежде, чем идти в душ, Ал решил проверить социальные сети. Сев за компьютер, он ткнул на кнопку включения, и монитор вспыхнул.

Ал открыл браузер, и зашёл на свою страницу.

2 входящих сообщений.

Он кликнул мышью на чат, и перед глазами появился почтовый ящик, с обширным количеством переписок. Первое сообщение тут же бросилось в глаза, и имя отправителя немного поразило Ала, заставив его вскинуть брови. Писал Нор, с которым они дружили с самого детства, но при этом, никогда не видясь в реале.

Их объединял мир компьютерных игр.

Сокращение Нор происходило от никнейма Норикс. На самом деле Нора звали Дима, но Ал, по привычке, всегда называл его производным от ника. Вот от кого, а от Нора Ал точно не ожидал получить сообщения. Обстоятельства их разлуки были не совсем приятными. Ал даже иногда думал, что надо написать Нору.

Они вместе давно играли в компьютерные игры. Ал в те времена любил посидеть с пивом дома, отрицательно относясь к «тусовкам», и лишь потом вышел в «люди». Времяпрепровождение в мире ММОРПГ было сказочным и особенно приятным в компании старого друга. Играть они могли, порой, сутками, особенно тогда, когда в игре проводилось важное мероприятие, или какой-нибудь рейд, где был шанс оттяпать клёвый шмот.

Но в один день с Нором что-то случилось, заставив его неуклонно меняться, причём в ту сторону, которая Алу совсем не нравилась. Ал пригласил его в игру, но тот отказался, оперируя к тому, что игры – пустая трата времени, и даже предложил увидеться в реале. Но Ал отказался, просто продолжая с ним переписываться, что, затем, тоже прекратилось. С Нором произошли более глобальные изменения, и он так достал Ала своей пропагандой саморазвития, что они сильно поссорились, с тех пор не обменявшись и словом.

К счастью, или к сожалению, после ссоры с Нором Ал сам перестал играть. Он не имел желания снова возвращаться в мир игр, поняв, что ему и в реале неплохо живётся. Да к тому же, какие игры, и откуда было взять время на них? Проблем в реале за глаза. За жильё надо платить, работать, отдыхать как-то.

Больше Ал был не в силах сдерживать любопытство, и кликнул на сообщение, вызвав окно чата. Там он прочёл:

«Привет Саш! Как у тебя дела? Как работа? Давно не общались, в курсе, да и понять тебя можно. Без обид, ладно? Я с тех пор сам многое переосмыслил, и хотел бы возобновить с тобой общение. Но это ещё не всё. У меня для тебя потрясающие новости. Наконец появилась игра, которая может быть реально полезной, и в которую я готов поиграть. Хочу вот, пригласить тебя за компанию, а то одному скучно. Ринкар называется, может слышал? Впрочем, по фигу. Там суть в том, что есть схема, по которой можно честным способом нехило бабла поднимать, что я и хотел тебе предложить. Ты напиши, или позвони, ладно? Я тебе всё подробнее расскажу. Надеюсь на ответ. Бывай. И на вот тебе, полезная штука, послушай».

Взглянув на название прикреплённой аудиозаписи, Ал скептически изогнул бровь. «Письма мастера дзэн мастеру фехтования». Ещё не хватало на ночь глядя бредовой восточной философии о жизни.

Ал хрипло усмехнулся. Он, конечно, был рад, что старый друг решил возобновить общение, но не под таким же предлогом, и не попыткой заманить Ала в какую-то интернет пирамиду. Мошенников было предостаточно, и все промышляли тем, что создавали в инете финансовые пирамиды, которые можно было организовать в любом месте, где есть трафик – поток людей. Игры не были исключением.

При фразе «поднять бабла в интернете», Ал воображал себе что-то типо бинарных опционов, где брокер зарабатывал на лохах, создавая синтетический рынок и провоцируя большое количество сделок. Навариваться там, конечно, было можно, имея огромное количество знаний, и понимая, как ведут себя банки на международном валютном рынке.

Ну а у кого из обывателей такие знания будут? И тем более, кто из обывателей захочет эти знания получать? Да никто. Все хотят быстро, много и сразу. Чувство халявы, особенно у русского человека, развито невероятно сильно, потому его легко взять на полуаргумент вроде «торгуй на бинарных опционах, и заработай на мерседес за три месяца».

А ведь именно обыватель, как правило, торговал на форексах и бинарных опционах.

Ал положил пальцы на клавиатуру, и, сощурившись, подумал, что ответить. Он начал писать:

«Не, Дим…», но вдруг остановился. Ему вспомнился Ронни, постоянно на него орущий, и офис, в который он устал ходить. Мало ли что случится? Алу показалось, что стоило занять выжидательную позицию в этом случае.

Он стёр сообщение, и набрал новое:

«Привет Дим. Да ничего, всё нормально. Я тоже думал тебе написать. Слушай, тут завал на работе, я пока играть не могу. Давай, как я созрею, напишу, ладно?»

Отправив сообщение, Ал улыбнулся. Всё-таки, было приятно снова начать общаться с тем, кто когда-то был тебе дорог.

Открыв второе сообщение, он увидел, что писал Хью. С этим парнем, и компанией его друзей, Ал проводил вечера последние несколько лет. Хью писал:

«Дружище, привет. Сегодня будет вечеринка в районе восьми вечера. Я тебе адрес скину, если что, подтягивайся».

Как и было обещано, под сообщением красовался адрес. У Ала неприятно защемило в груди. Очень уж хотелось туда поехать, но расстроило то, что это противоречит рекомендации врача. Ал глянул на часы, и понял, что времени у него ещё вагон. Он вполне мог успеть добраться до клуба. «А почему-бы и нет? – разрешил себе Ал, думая, что всё обойдётся. – Я немного. Да к тому же, что случится от одного раза?»

Погасив монитор, Ал быстро переоделся. Полчаса он добирался до клуба на такси, по дороге разглядывая зловещие, и пустынные кварталы, в которых жил.

«Малиновая стрекоза» – таким было название клуба, перед вывеской которого застыл Ал, изогнув бровь. Решив, что это не самое удачное название, он шагнул к входу, слыша нарастающее уханье музыки. Он предвкушал предстоящую гулянку, воображая, как выпивает коктейль, и как лапает девчонок, затягиваясь при этом горьким сигаретным дымом.

Ал вошёл внутрь, разглядев барную стойку, и большой танцпол, над которым висели прожектора с разноцветными линзами.

В клубе уже ждал Хью, приветливо улыбнувшись пришедшему другу. Он подошёл к нему, обойдя танцпол, и они обменялись рукопожатиями.

Началось всё, как обычно, тихо и культурно, с «по пиву», и Ал, на короткий миг почувствовав угрозу, о которой говорил врач в письме, захотел остановиться. Хью уже подозвал бармена, и тот, подойдя, вопросительно взглянул на них.

Ал сделал последний глоток, и поставил опустошённый бокал на барную стойку.

– Давай нам, покрепче чего. Что там у вас новенького есть, и что после пива хорошо зайдёт? – спросил Хью, улыбаясь.

Бармен взглянул на потолок, изобразив на лице умственное усилие, и собирался ответить, но я перебил его, выставив ладонь:

– Не-не, Хью, всё. С меня довольно, мне-же врач…

– Да ла-а-дно, – протянул Хью, хлопнув Ала по плечу. – Какая разница? Пусть это прощальный будет. Потом с тобой в спортзал пойдём.

«Ага, – усмехнулся про себя Ал, – вот кто-кто, а ты-то туда точно не пойдёшь».

Ал обречённо сжал губы и сощурился, глядя на дорогие напитки. Очень уж ему хотелось выпить. Ведь действительно, можно было устроить прощальный бокал, и вряд ли после него что-то случится.

Дав себе волю, Ал кивнул, и бармен с улыбкой принялся готовить коктейль.

– Я угощаю, – улыбнулся Хью.

Вечер быстро сменился ночью. Ал, опрокидывая рюмки одну за другой, наслаждался разбегающимся по телу телом. Вскоре заиграла активная танцевальная музыка, и вместо тёплого света в клубе теперь царили разноцветные яркие огни. Танцпол моментально заполнился народом, и Ал, будучи любителем потанцевать, когда опьянеет, был не исключением.

В огне прожекторов мелькали женские и мужские лица с блаженными выражениями. От паров алкоголя, выделявшихся в крови, у Ала кружилась голова, как и у всех остальных, кто был рядом с ним. Басила музыка, и заставляла их становиться единой, прыгающе-дрыгающейся массой, содрогающейся в конвульсиях наслаждения. Люди тонули в игре света прожекторов, переливаясь всеми цветами радуги.

Ал танцевал в толпе, но для него состояние эйфории было недолгим.

Вдруг мир перед глазами Ала померк. Ал резко остановился, почувствовав, что дыхание перехватило. Все кругом продолжали танцевать, не обращая на остановившегося мужчину никакого внимания. Сердце стало биться усиленно, и Ал отчётливо слышал его удары. Почки вдруг пронзила такая дикая боль, что Ал сморщился, щурясь от бьющих в глаза разноцветных огней, и вскрикнул.

Голова закружилась.

Его так сильно пошатнуло, что он не смог устоять на ногах, которые вмиг стали будто ватные. Повалившись, он лишь видел щиколотки танцующих, и их беспорядочные движения.

В глазах потемнело.

Ал чувствовал, что находится в черной пустоте, слыша обрывки голосов, эхом долетающих из неизвестной реальности. Они говорили: «Шансы есть, но может не выжить», «Нагрузки на сердце в момент алкогольного опьянения, интоксикация», «Встанет через пару дней, вероятно»…

«Надо было послушать тебя, Нор. Вот почему я не скачал игру? Так бы никуда не пришлось ехать» – думал Ал, стараясь найти хоть какую-то деталь в царящем вокруг мраке. Вдруг, в веки ударил яркий свет, который даже сквозь них умудрялся резать глаза. Ал сощурился, и вдруг ощутил такую головную боль, которую ещё никогда, даже во время страшного похмелья, испытывать не приходилось.

Во рту был такой отвратительный горький привкус, будто бы Ала всю ночь рвало. Очень хотелось пить.

Ал слышал, как рядом с ним кто-то возится. Любой шорох и звук били по мозгу словно отбойный молоток. Более паршивого самочувствия у Ала никогда не было, и он очень жалел, что согласился вчера поехать. Он сочувствовал людям, пережившим отравление алкоголем, потому что это действительно страшная, и, как оказалось, очень неприятная вещь. Сердце стучало так, будто собиралось вот-вот остановиться, и это пугало.

Ал тут же стал мучиться от боли в желудке, испытывая рвотные позывы, и болезненно простонал.

– О! – раздался приятный, женский голос. – Вы проснулись!

Реагируя, Ал попытался привстать, и от попыток двигаться ощутил, как тошнота и боли усилились. Кто-то силой придавил его к постели, толкая в плечи, и не позволяя встать.

– Лежите! Лежите! – сказала девушка. – И глаз старайтесь не открывать!

Ал вдруг на секунду забыл обо всём, что было вокруг. Он сфокусировал слух на голосе, и осознал для себя: «Более волшебного и красивого голоса я ещё никогда не слышал». Стоило ей заговорить, как все проблемы тут же улетучивались, боли проходили, и забывались невзгоды, которые пережил Ал. «Если бы её голос можно было пощупать, – Ал пытался провести аналогию, – то на ощупь он был бы как щёлк»

Он попытался представить себе её образ. Яркая брюнетка… Нет, яркая блондинка, с большими и добрыми голубыми глазами. Желая проверить свою гипотезу, Ал, с большим усилием открыл глаза.

Спустя миг, яркий мир стал обретать чёткие очертания, и заполняться красками. Ал уловил медицинский запах, который можно было учуять в любой клинике. Он увидел белоснежные стены больничной палаты.

Девушка в белом халате взволнованно смотрела на Ала, и улыбнулась.

– Я же сказала, ну не открывайте глаза. Больно будет!

– Ради твоего номера всё, что угодно, – сказал Ал, подумав первое, что пришло в голову, и тут же прикусил язык, зажмурившись, и наказывая себя за глупость.

Девушка захихикала, то ли от умиления, то ли от того, насколько Ал нелепо звучал и выглядел. Его догадки по поводу её внешности почти подтвердились. Он лишь ошибся с размером глаз. Они были не большие, но очень добрые, выразительные, и голубые. Длинные, прямые волосы опускались ниже плеч. «Случайно» Ал зацепил бюст девушки взглядом, и оценил что, не смотря на закрытую одежду, было видно – грудь довольно большая.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6