Александр Волков.

Фейк



скачать книгу бесплатно

Меня окружала шумная пустыня, и на всю катушку играл металл. Я парил на круглой платформе посреди бушующей песчаной бури. Я любил пустыни, и любил бури. Было в них что-то такое от взрывного характера и независимости. Ну, и ещё белые символы на инфоголограммах было легко различать. Отлично выделялись буквы на фоне вьющегося красного песка. Ифокон меня окружало не мало. Они плавно двигались в разные стороны, будто пытались медленно убежать от меня. Я стянул их ближе друг к другу. Это были показатели Хостауна за последний год: восемь миллиардов постоянных зрителей в общей сложности, и положительный прирост около десяти миллионов. «Слабовато конечно, но неплохо. В прошлом году было лучше». Игроков набежало немногим больше двухсот миллионов. Вот ту мне стало немного не по себе. «А выдержат ли сервера? А выдержат. С чего им ломаться? Я прибыли не на проституток спускаю». Закон предпринимательства номер один – все доходы обратно в дело (в худшем случае половину на себя, половину в дело.) Если начинал сорить баблом, то всё, баста. Кончался бизнес. Многие на этом этапе шли к мамке деньги просить, а у меня мамки не было, и папки богатого тоже. Потому приходилось быть умным. Индексы, индексы, индексы, ти-динь! «Твою мать! Кому неймётся?! – Возмутился я, и тут же задавил себя контраргументом. – А надо на беззвучный ставить, что бы не выдергивали!».

Я проклинал и ненавидел социальные сети, ну, на тот момент точно. Спустя секунду после сигнала передо мной вспыхнуло оповестительное окно Фейспалма. Название дебильное, конечно, но социалку я создал что надо. Прибыльная была и интересная. Название выбирал по пьяни и на спор. Идиот. Я вызвал панель громкости и плавным движением пальца убавил звук. Пришло голосовое сообщение, а вместе с ним пару сотен тысяч запросов в друзья. Включив запись, я вслушался. Сквозь раскаты музыки прорезался голос, как у маньяка из фильма Пила:

– Добавь, или я буду творить чудеса с твоей мамкой! Лол! – Я взглянул на имя отправителя: Повелитель Женщин. «Загубленный гений, – подумал я.» – Хочешь, заберу у тебя всё, что ты имеешь?

Внутри словно стал закипать чайник, и я потянул палец к кнопочке «Позвонить». В последний момент я сдержался, и успокоился. Говорят, со временем появляется иммунитет к даунам. Но у меня он почему-то появляться не спешил, точнее он был, но слабенький. Очень уж я был чувствительный.

– Ума палата, – ответив голосу, я промотал ползунок ниже, и сообщение исчезло. – Очередной угрожатель.

Раньше я бы стал материться, нахмурил бы брови, заказал бы найти отправителя и убить его. До убийств, конечно, не доходило. Я был натурой вспыльчивой, но рассудительной. Подобных сообщений я получал по несколько тысяч в день. Там было всё, от набью морду до засуну в задницу линейный крейсер. На лице появилась усмешка. Взглядом я пробежался по запросам. Никого из тех, кого я планировал увидеть. Всякие «Мисс Еноты», «Лалные Тралли», «Федоры Говнюковы». «Патриарх Киролл» – вот на нём я взгляд приостановил.

Давно не видел священнослужителей. Даже их фотографий. Ну, чёрт с ним, подумал я, и стал листать дальше. Ничего существенного найти не удалось. Закрыв Фейспалм, я перевёл его в беззвучный режим. Не хотелось, что бы больше отвлекал.

Вдруг я услышал вой корабельной сирены. Откуда он у меня? В какое приложение я его поставил? Забегав взглядом по сторонам, я не мог найти источника звука. Он бил по ушам как отбойный молот по черепу. «Чёртовы графики! Понаставил!» Я стал в спешке закрывать инфоокна, и прищурился, надеясь разглядеть невидимый источник сигнала. Зрение было в порядке, но я свято верил, что прищуривание поможет мне найти сокровище. Наивный.

В итоге оказалось, что выло окно с графиком постоянных, зарегистрированных зрителей. Я запрограммировал его издавать корабельный вой, если происходит резкое колебание в цифрах. Шесть миллиардов. «Норма… СКОЛЬКО?!» Я вцепился ладонями в голову, и пальцы погрузились в волосы, сжимаясь так сильно, что, наверное, побелели. «Что за лаги?! Ювотч лагает, Жвачник лагает, Хостаун не лагает! Я не лагаю, у меня ничего не может лагать! Куда делось два миллиарда постоянников?!» Я стал неумолимо тыкать пальцем в две стрелочки, бегающие друг за другом. Перезагрузить! Перезагрузить! Перезагрузитьперезагрузитьперезагрузить! Какого хрена?! Значит, не сбой.

Всплыло окно КоллКоллера. Звонил Стас, управляющий проекта. Закон предпринимательства номер два – делегируй, и ищи людей, которым можешь доверять. Иначе, будешь рабом собственного бизнеса.

– Стас! – Начал я с крика, не здороваясь. – Ты что там показываешь?! К-к-уда два миллиарда человек сдуло?! Вы там охренели?!

– Это я у тебя хотел спросить!

– В смысле у меня?!

– С картой жопу какую-то устроил, ещё и спрятал! Да ты знаешь сколько я времени вложил, что бы их набить?! С ума сошёл что ли?!

– Ровно столько, за сколько я тебе заплатил!

Стас, мне говорил, владельцу, что я сошёл с ума. «Мой подчиненный». Вот теперь я точно ничего не понимал. То ли со мной решили сыграть злую шутку, то ли я не нервной почве поехал крышей. «Хотя на чём тут поедешь? И какие нервы? Раз в неделю в графики смотрю, и если надо, указашки раздаю. А так дурака валяю… ГДЕ ДВА МИЛЛИАРДА ПОДПИСЧИКОВ?!».

Сквозь бурю стал пробиваться свет ярчайшей вспышки, и будь она настоящей, я бы, наверное, тот час потерял зрение. Чудовищной силы ударная волна разогнала клубящуюся пыль, и песок рассеялся, открыв взору гриб ядерного взрыва. Но меня ничего не касалось. Увидев его, я ничуть не испугался. Моя платформа была в непробиваемой, прозрачной сфере. Я был эдакий божок среди пустыни на островке Оазисе, способный контролировать в этом кубике, – который я сам же для себя сделал, – абсолютно всё. Ядерный взрыв означал, что сейчас онлайн зашкаливал, и в Хостауне больше всего игроков. Я любил присоединяться к игре в такое время. Оно было самым сложным, и играть было интереснее всего. «Смысл что-то делать, если испытания нет? Ох-хо, а сейчас у меня-то какое испытание! Подписчики, конечно, не основной источник дохода, но они едва ли менее важные, чем игроки. Подписка на матчи платная, и платить благо было за что, очень всё зрелищно. По десять кубов в месяц с подписчика». Я умножил два миллиарда на десять, и появившаяся в уме заоблачная цифра заставила меня зажмуриться. Вашу же мать. Двойка и десять нуликов! ДЕСЯТЬ! (Двадцать миллиардов) Это сто тридцать четыре астрономических единицы, и это в сто с лишним раз больше, чем дистанция от Земли до Солнца! Астрономическая сумма! Во!

Небольшая часть сферы рядом рассеялась, и сразу за ней я увидел кусочек интерьера спальни – белую кровать. Выйдя, я выбрал одежду попроще (никогда не любил строить из себя аля делового дядю, и носить что-то выпендрёжное.), и теперь был готов к походу в лобби. Да, в пустыне я был в трусах. Взглянув на себя в зеркало, я увидел за спиной большую синюю надпись «Отарэ». Это было и моё имя, и название компании. Снова открылся проход, на этот раз, уводящий меня из куба спальни в лес с цветущей сакурой (любил резкую смену обстановки). Пустыня тоже была в кубе, но там была платформа со сферой. На песке стоять лень. У каждого куб был свой, по вкусу и возможностям. У меня было всего три куба. Пустыня для работы, спальня для сна, и лес для медитации. Хотя позволить я себе мог десять тысяч кубов. Новых. Раз в месяц.

Из куба с сакурами я вышел, смахнув с плеча розовый лепесток, и оказался на парковке. Среди роскошных болидов острых спортивных форм стоял мой скромный велосипед. Сегодня я на нём ехать не мог, потому, подошёл к телепорту. Времени не было. Ненавидел телепорты. Они выкачивали не только платежные кубы, но и данные. Данные – это что-то типо уровня здоровья. Чем более активным был человек, тем больше у него было данных, и тем более классно он мог жить и выглядеть. Потому я обожал спортзал и велосипед. Бегал тоже много.

– Отарэ! Здравствуйте!

Ух ты ж ёп твою мать! Я взрогнул, и оглянулся. К своему автомобилю шагал мой сосед Уйль, который с улыбкой смотрел на меня. Он был как всегда при параде, в роскошном костюме и крокодиловых туфлях. Интересно, очередной кредит взял? Нет-нет, я ничуть не высмеивал его, а лишь думал, как тяжело живётся человеку, доход которого раз в тысячу меньше моего, но при этом живёт он роскошнее, в долг преимущественно. И главный вопрос был в том, кормил ли он кого-нибудь, кроме банков? Он вроде зарылся в долги так глубоко, что ему и на еду открыли кредитную линию. Он зарабатывал триста тысяч кубов в месяц, а тратил миллион. Как он выживал? Маразм, и финансовое рабство.

– Привет Уйль! – Ответил я, помахал, и улыбнулся. Никому не стоит знать, что у меня проблемы. Особенно Уйлю, работающему в конкурирующей компании. – Дела отлично, можешь не спрашивать. Извини, я спешу!

Уйль на секунду потупил взгляд, расстроился, но затем расцвёл в улыбке.

– Хорошо. Был рад повидаться!

Нырнув в свой черный болид, стоящий рядом с моим велосипедом, Уйль уехал. «Спиди Рейсер, – я улыбнулся, – эту наверное, тоже в кредит взял».

Телепорт перенёс меня в лобби. Я появился недалеко от входов в арсеналы, среди толпы игроков, похоже, только что ушедших в оффлайн. В окружении ангаров со снарягой стоял громадный компьютер, показывающий карту Хостауна в виде голограммы. Послышались недовольные возгласы, и особенно, наверное, бесновали те, кто вложил в игру деньги. И их можно было понять. Платишь, а тут даже поиграть не пускают… и я бы взбесился. «Не порядок, надо это прекращать». Сквозь толпу людей перед входом в Хостаун просочился Стас. «Х-ах! Как чуял, что я примчусь. Ну, вообще да, нормальный владелец в такой ситуации бы тоже примчался, и Стас это понял походу».

– Рассказывай. – Спросил я его, пожав руку. – Какую жопу я там устроил? И почему людей в город не пускают?

– Да вот, я покажу лучше.

Стас открыл Фейспалм, и там, в чат компании кто-то написал с моей страницы. «Сегодняшним днём приказываю ввести код, указанный в приложенном мною файле, и сейчас-же внедрить его в скрипт Хостауна». В документе был непонятный мне код, и официальный приказ с моей электронной подписью. «Не дурно» – Я обалдело уставился на всплывшее окно, и ткнул на свою фотографию. Точь в точь как моя страница! Даже с красной галочкой! Он как-то попал в группу Отарэ, да ещё и назначил себя администратором. С красной галочкой! Ни у кого даже вопросов не возникло. Так… функции, действия, удалить. Не сработало. Он ещё и меня с прав управляющего снял. Блеск.

– Это не моя страница. Разберитесь. Вот он я, воочию стою перед тобой, и отдаю распоряжение группу ликвидировать обходными путями. В базовом режиме он всё контролирует. Это не я был, Стас. Что там за жопа с картой? Почему народ не в игре?

Взгляд Стаса бегал от страницы в Фейспалме к моему лицу. Его можно было понять. Кому верить? Чуваку из интернета, который как-то смог выбить себе красную галку, либо мне, который стоит перед ним. Видимо, Стас думал, что над ним тоже шутят. Кроме меня и Стаса галку никто поставить не мог. Я не ставил, значит, оставался только Стас, но ему я верил.

– Мы пробуем устранить причину того, почему люди массово отписываются. Почитай отзывы. Хостаун теперь называют наркопритоном. В этом коде… в общем, в бестолку всё. Нужно идти в Хостаун тогда, когда активна игра. Иначе схрон не найти. А пока его не уберёшь, молва не закончится. Мы туда отправим людей, как только ты дашь добро на запуск.

«Наркопритон? – Удивился я. – Это ещё почему наркопритон?». М-да… не простая сложилась ситуация. Хостаун для массового вскрытия скриптов отключать было нельзя. Не в этот день точно. Нужно было поступить хитро, не теряя онлайн при этом. Всё же, откуда фейк получил красную галку? Айти отдел подкачал, значит. Отлично. Стас показал желтую точку на карте. Схрон кто-то кинул там, и убрать его было нереально. Притом, что это было, и почему люди называли это наркотиком – было неясно. Зашел в поисковики, и глянул. Ну, само собой, слухи и фотки уже просочились в сеть. У игроков подходивших к схрону ехала крыша. Конец света. «Цифровой наркотик, – появилась у меня мысль.»

Пришло сообщение от Повелителя Женщин и я прочёл его. Там было написано: «Собирайся и иди в игру. Забери то, что спрятано в схроне, или я лишу тебя ещё двух миллиардов. Фейк и красную галку сделал я». Я нахмурил брови. Определить, что страница с красной галкой фейк, могли только я и Стас, который сейчас был рядом. Выходит, Повелитель Женщин реальная угроза, а не обычный тролль. Я попробовал нажать на кнопку вызова, но он блокировался ещё до совершения. Копперфильд, мать его.

– Ясно. Весь айти отдел сократить, и набрать новый штат. Среди айтишников завелась крыса. Запускай Хостаун, но при этом намертво закрой подходы к схрону с помощью внутриигровых инструментов. И каждому игроку после подключения выдавай предупреждение с квадратом, в который ходить нельзя. Понял? Я с отрядом зачистки иду к схрону в игровом режиме. Скину тебе кое-какой айди. Задача: найти и арестовать.

Стас кивнул, и я прошёл в арсенал для подготовки к входу в игру. Игроков тут не было, и отряда, с которым я был должен идти тоже. Видимо, они уже были готовы подключиться, и ждали меня. Открыв окно выбора снаряжения, я быстро вошёл в систему, как Отарэ, и получил полный доступ к любому виду оборудования. Раз уж идти надо в игровом режиме, то стоило проанализировать квадрат. В соседнем окне я открыл карту. Схрон находился в квадрате, где стоит брошенный производственный комплекс. Закрытое помещение, значит. Открыв вкладку с типами оружия, я выбрал пистолеты пулемёты, и ткнул наугад. Попал в Вектор СМГ. «Идеальный ствол для таких локаций, – Думал я, разглядывая фотографию. – Поход будет несложным». В рюкзак первым делом пошли самые необходимые предметы, которые нужно брать в любом случае отдаления от цивилизации: спички, компас, и нож. Затем я запасся парой аптечек и провизией. Помня идиотов, которые ходили в Хостаун в зелёном камуфляже, одеждой я выбрал серый камуфляж, что для городских условий было тем, что нужно. Зеленый на фоне серых стен был как черное пятно на белых красках. На камуфляж повесил лёгкий бронежилет разгрузки, который заполнил парой гранат и запасными обоймами к Вектору. Вот, теперь можно было идти. Ах да! Чуть не забыл очки и рацию. Включив в список предметов очки и рацию, я перепроверил выбранную снарягу, убедившись, что к походу готов. Сегодня в Хостауне обещали солнечный матч.

Вход в игру был большими железными воротами, примыкавшими к длинному бетонному забору, что огораживал Хостаун. Я присоединился к игрокам, которые столпились перед проходом, и вскоре нашёл свой отряд. С людьми из него я знакомиться не стал, да и они были не особо разговорчивы. На всех жуткие маски в виде черепов, а под ними, я был уверен, скрывались суровые лица. Над воротами была цифровая панель, по которой бегала надпись: «Матч начинается через три минуты».

– Внимание! Всем приготовиться к игре! – Раздался утробный демонический голос, который породил в толпе довольный гул из одобрительных возгласов. – Ворота в Хостаун открываются!

Со скрипом, стряхивая с себя пыль, ворота стали разъезжаться. Толпа сгустилась у них в предвкушении, и я почувствовал, как становлюсь частью её, заряжаясь неведомой силой, заставляющей людей раз за разом приходить в Хостаун. Этот драйв! Эти ощущения, которые я каждый раз испытывал, оказываясь в заброшенной, враждебной к человеку среде, были неповторимы, и каждый раз из-за них тело покрывалось мурашками. Хостаун был игрой в жанре сарвайвл хоррор, картой которого стал гигантский заброшенный город, с кишащими в нём мутантами и живыми мертвецами. Постапокалипсис, в котором не было условных команд, и в котором игроки варились по своему усмотрению. Ворота открылись, показав разделявшее сервер и лобби желтое информационное поле. Шагая в него, игроки исчезали, переходя в режим онлайн. Понеслась жара!

Игроки один за другим ныряли в поле, и растворялись в нём, другие нетерпеливо пихали меня сзади. Вот это желание! Мне даже не нужно было идти. Толпа подхватила меня, как поток бушующей реки, и понесла к цели. Игроки, одетые в уютную гражданскую одежду, на той стороне обратились храбрыми солдатами и сталкерами, которые каждую атомную секунду своего времени сражались за выживание. Проходя сквозь поле, я потерял сознание.

Когда я открыл глаза, то увидел солнечный диск. Очки не давали лучам обжигать взгляд, но всё же, неприятно было. Меня окружили квадратные бетонные столбы, из которых торчали арматуры. Надо мной висело открытое ясное небо, и казалось, что столбы пытаются к нему прикоснуться. Я очнулся лёжа на спине, загруженный всем выбранным оборудованием, и покрытый строительной пылью. «Воздух! – Думал я, но при этом, не осмеливался вдохнуть. – Где я?». Сейчас главным было не кашлять, не пукать, и не шевелиться. Спавн Хостауна работал так, что ты можешь очнуться среди поля с одуванчиками, и потом спокойно пойдешь делать свои дела, а можешь очнуться в логове каких-нибудь гребанных мутантов, с которыми разговор будет коротким. Потому сначала стоило прислушаться. Я услышал какие-то хлюпающе-чмокающие звуки, и мертвецкие рычания. Медленно повернув голову, я увидел, как восемь-десять покойников, сидя на коленях, неспешно доедали дядю с маской в виде черепа, загребущими руками ковыряясь у него в микрофлоре кишечника. Дядя тонул в луже собственной крови. Чудненько. Один из моих. Тихо приподнявшись, я стал медленно перетягивать вектор из-за спины, стараясь случайно не зацепить разгрузку. Тук! Замерев, мертвецы коротко взвыли, хором. Из нагрудного кармана вывалилась рация. «Замечательно!» – Подумал я, и вскочив, схватив её. Сердце заколотилось усерднее, и адреналин, впрыснутый в кровь, наполнил ноги силой. Я находился между двумя недостроенными небоскребами, и тут же рванул к самому ближнему, сам поражаясь своей скорости. При бегстве я не оглядывался, но отчётливо слышал за спиной завывания и шарканья корявых ног, которыми усердно двигали мертвецы. Взбежав на первую попавшуюся лестницу, я оглянулся. Они шли всей оравой, подвывая и смотря на меня потерявшими цвет глазами, ведомые единственным желанием, которое могло у них быть – выпустить мне кишки. В животе будто похолодело, и я приготовился давать противникам бой. Теперь их было больше, чем десять. Из каких-то щелей, похоже, вылезло подкрепление. В груди защемило, и я потянул ладонь за гранатой, быстро достав её из разгрузки. Выдернул чеку, и спустил подарок по ступенькам, скакнув подальше от лестницы. Раздался хлопок взрыва, шевельнувший пыль на стенах, и в потолок полетели невидимые осколки. Снизу продолжали доноситься однотонные завывания, и если бы я не знал о мощности гранаты, то решил бы, что эффекта от этого минимум. Бегло выглянув, я увидел несколько ползущих по полу рабочих, с изувеченными от осколков ногами, и пару-тройку обездвиженных мертвяков. Пятеро уже поднимались ко мне, быстрые чупакабры оказались. Я перетянул вектор со спины вперёд, и, переведя его в режим одиночных выстрелов, навёл мушку на голову первой цели. Они подошли очень близко. Тах, тах, тах-тах. Три попадания, один промах, как назло мимо того, кто шёл ближе всех. Он преодолел последнюю ступеньку, и гнилой культей ударил по вектору, который выпал из моих ладоней. Вектор повис на ремне, и я отскочил на пару шагов назад, испуганно вдохнув полную грудь воздуха. Мертвяк, жадно разинув пасть, усыпанную сгнившими зубами, бросился ко мне, готовясь схватить. Он был слишком близко, и я бы не успел поднять оружие. Быстро поставив ноги на ширине плеч, я просчитал движение мертвяка. Когда он попытался задавить меня весом тела, я присел, руками направляя его куда надо. Он по инерции плюхнулся на пол как палено, взвизгнув, будто задыхаясь. Повернулся обратно к лестнице. Схватив вектор, я подстрелил покойника, который покачиваясь, тупил перед последней ступенькой, и смотрел на неё, будто там лежит клад. Издав леденящий душу вой, он покатился вниз, сбивая с ног тех, кто шёл за ним. «Кегли. – Усмехнулся я про себя». Резко развернувшись, я пустил пулю в голову дохляку который пытался встать. Стонов внизу стало на порядок больше, они были злее, и громче. Взрывы гранат и выстрелы привлекли внимание других тварей. Даун. Чем я думал, когда поднимал шум, не знаю, но было страшно. Теперь я не был уверен, что скоро доберусь до схрона. Ведь я даже не понимал, как мне выбраться отсюда.

Они уже поднимались, и были будто гнилая волна несущая смерть, отдававшая соответствующим запахом. Когда я выглянул, то увидел, как одни валились на ступеньки, и другие поднимались по ним, как по мосту. Я не знал, сами ли они до такого додумались, но это их немного ускоряло. Было самое время применить вторую гранату, «и привлечь этим ещё больше тварей? Умненький какой. – Тут же осёкся я». Развернувшись, я перескочил дохлого мертвеца, и побежал по однообразным коридорам. Зомбей в очередь за мной выстроилось как по талону за хлебом, и тратить патроны было бестолковым делом. Только извёл бы бесценный ресурс. По пути я подбегал к окнам, и поглядывал вниз, и понял, что спрыгнуть не получится. Ими всё кишело кишмя, они двигались к лестнице, и, сбивая друг друга с ног, соревновались за первенство в возможности меня сожрать. Радовало, что там не было более смышлёных и быстрых тварей. Зомби давили числом, и ума у них как у камушка. «Выберусь, – думал я. – Осталось только придумать, как». Я бежал быстро, и вскоре добрался до противоположной части здания, минув вертикальную лестницу на третий этаж. Переполненный радостью и надеждой на спасение, я подошёл ко второму выходу, как вдруг снова услышал монотонный вой. «Ну твою мать! – Возмутился я, и посмотрел вниз. С этой стороны тоже собралась толпа, и она не спеша будто всплывала по ступенькам. – Третий этаж!». Я, спотыкаясь, и чуть ли не прыгая, добрался до вертикальной лестницы, спрятал вектор за спину, и поднялся наверх. Фух! Вот сюда подняться они точно не смогут. По дороге я не видел обычных ступенек. Это был почти точно такой же этаж, как и прежний, только с меньшим количеством строительного хлама и полосой деревянных ящиков. Ещё тут стоял смрад, чуть ли не как в конюшне, и на стенах были гигантские куски белого помета. На одном из ящиков заметил белую коробочку, и решил подойти, посмотреть. Лежавшая пачка сигарет уже порядком отсырела, и под фольгой скопились жирные водяные капли. Решив, что сигареты могут мне пригодиться, и взяв их, я направился дальше изучать этаж. Я не курил, но предметам в Хостауне можно было найти самое неожиданное применение. Передвигаться приходилось осторожно, хоть и смысла в этом я не находил, потому, что завывания снизу разрывали устоявшуюся тут тишину. Но лучше перебдеть, чем недобдеть. На миг мне показалось, что под потолком что-то пошевелилось. Затем, мне на плечо свалился маленький кусочек бетона, и когда он упал, покатившись к окну, я наблюдал за ним. Птичий помет, смрад, странные шевеления под потолком. На лицо все признаки гнезда, и я даже догадывался, чьего. Главное, не включать фонарь. Увидев в окне трубы завода, к которому мне нужно было идти, я на несколько секунд задержал на нём взгляд. Зной стоял дикий, и казалось, что очертания завода вдали искажались. Мне нужно туда, но сначала, надо было отсюда. Продолжая осмотр, я надеялся, что будет куда податься. Ну хоть шахта лифта какая-нибудь, или мусоропровод, по которому можно спуститься. Мои изыскания прервала пулеметная дрель, донёсшаяся снаружи, и яростные раскаты металлической музыки. Эффектно появились, хех, подумал я, здорово. Затем, раздался хлопок ракетницы, за которым последовал взрыв. Его отголоски долетели до третьего этажа, и отскакивали от стен, разносясь по коридорам. То, что нежилось под потолком, никак на это не отреагировало. Значит точно, я не ошибся. Этих тварей побеспокоить может только свет дневной или фонаря. Дневного, к счастью, тут было немного, а фонарем я светить не собирался. Снизу рокотал пулемет, и остервенело выли мертвецы. Подойдя к окну, я выглянул, и увидел хаммер с пулеметным гнездом. От него, под прикрытием пулемета, к зданию двигался отряд из людей, на чьих головах были маски с черепами. Они вели прицельный огонь. «Мои, – обрадовался я». Они продвигались сквозь покойников, которые, распластавшись по полу, болтыхались, или лежали обездвиженные. Они были изувечены взрывом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2