Александр Варенников.

Небо, земля и что-то еще…



скачать книгу бесплатно

Приличное образование по специальности «Бухгалтерский учет», наличие денег в семье, незаурядный ум и красота – все это гарантировало ей хорошо оплачиваемую должность в приличной компании. Работа с девяти утра до шести вечера, перерывы на кофе, стопки бумаг, отчеты. Фитнесс по выходным, чтобы поддерживать себя в форме. Но Евгения выбрала для себя иной путь.

После окончания университета она поступила на курсы бортпроводников, проводимые авиакомпанией «Seven Stars» в связи с расширением авиапарка и, как следствие, увеличением штата сотрудников.

Она еще в восемнадцать лет поняла, что работа бортпроводника – это тяжелый труд, зачастую связанный с серьезным риском. Да только она не боялась трудностей. Наоборот, они закаляли ее, делали интереснее ее жизнь. Так что обучение на курсах прошло для нее быстро и весело. Она стала стажером.

Первый полет. Дрожь тела. Сбивчивое дыхание, будто позади остались километры, преодоленные быстрыми шагами. Да, именно так она двигалась по жизни – быстро, с присущей ей игривостью.

И, конечно же, она не оставалась без мужского внимания. Улыбчивые пассажиры мужского пола, ведущие себя порой мило, а порой и мерзко. Коллеги, не упускающие возможности помочь в трудную минуту.

Она любила небо.


Когда шасси Boeing-777 коснулись взлетно-посадочной полосы международного аэропорта Дубай, а двигатели грозно взревели, Женя посмотрела на мужа. Он сидел рядом с ней на откидном кресле. Строгие черты лица, выдвинутый вперед подбородок. Он был старше Жени на семь лет, но выглядел очень молодо. Стройная фигура, спрятанная под формой бортпроводника. Хорошие манеры лишь добавляли ему шарма.

Женя посмотрела на часы. Прилетели практически вовремя. И это несмотря на вылет с двадцатиминутным опозданием. Быстрее к берегу моря. Быстрее к теплому солнцу.

– Уважаемые дамы и господа, добро пожаловать в Объединенные Арабские Эмираты. Температура за бортом – 35 градусов тепла…

Раздаются негромкие аплодисменты. Самолет еще движется к месту стоянки, но многие пассажиры уже вскочили со своих мест и, еле удерживаясь на ногах, начали тянуть руки к багажным полкам.

– Просьба не вставать со своих мест до полной остановки самолета…

Просьба действует не на всех. Бортпроводникам приходится подходить к каждому нетерпеливому пассажиру и вежливо просить его занять свое место. Все равно раньше времени покинуть самолет не получится.

Но вот здание терминала, впечатляющее прибывающих пассажиров своим размахом и непроницаемой южной красотой. Обжигающий пустынный воздух, высокие пальмы. Солнце, несмотря на раннее время, беспощадно обстреливает лучами белокожих туристов и вспотевших бизнесменов в дорогих костюмах.

Небольшой автобус, принадлежащий авиакомпании, подъезжает к выходу из терминала. Члены экипажа, закинув сумки в багажный отсек, занимают свои места. Женя сидит рядом со своим мужем и мило улыбается, глядя в окно.

– Ну что, Саш, сразу на море? – спрашивает она мужа.

– Да в душ бы сначала, – отвечает тот.

Несмотря на то, что сон давит на веки, а усталость выкручивает коленки в обратную сторону, жизнь кажется им раем.


Алина проснулась в своей квартире.

Она всю ночь проспала на животе, оттого ее шею дико ломило, а лицо будто бы и вовсе онемело. Она медленно сползла с кровати, приняла сидячее положение и потерла глаза. Выспалась.

За окном властвовал еще один весенний день большого города. Новый рейс в другую страну ожидал Алину всего через несколько часов.

Времени до вылета было еще предостаточно, оттого она и не спешила. Взяла в руки смартфон, пролистала ленту новостей. Никаких новых сведений о пропавшем самолете. Поиски продолжаются.

Она зашла в свой аккаунт в социальной сети, прочла сообщения, не ответила ни на одно из них, включила музыку и отложила смартфон в сторону. Потянулась, громко зевнув. Видом своим она больше походила не на утонченную девушку возрастом около тридцати, а на потрепанного жизнью мужика. Только пивного живота не хватало.

Эта мысль посетила ее, когда она голышом стояла перед зеркалом в ванной комнате, крепко сжимая в руке зубную щетку. Мокрые волосы падали на плечи и окутывали ее шею. Она посмотрела на свою маленькую грудь, усыпанную капельками воды. Что со мной не так? Почему я так плохо выгляжу? Неужели я так быстро старею?

Отбросив туманные мысли в сторону, она почистила зубы, высушила голову и пошла к кухонной плите, надев на себя лишь черные трусики. Ей несказанно хотелось есть. Но только она достала из кухонного шкафчика пачку с кукурузными хлопьями, как зазвонил телефон.

Нежданный звонок. Не слишком желанный, чтобы отвечать на него сразу. Тем не менее, приятный. Алина некоторое время подержала смартфон в руке, после чего, выдохнув, ответила на звонок.

– Да…

– Привет, – на другом конце линии раздался мужской голос. – Это я…

– Я поняла, что это ты, Леша. Твой номер у меня записан.

– Ясно, – голос на какое-то мгновение исчез. – Слушай, все нормально, так ведь?

– А что, может быть как-то иначе? – ответила Алина вопросом на вопрос.

– Просто я только сегодня узнал о том самолете. Я ведь помню, в какой авиакомпании ты работаешь, и… твоя сестра мне звонила. Спрашивала, знаю я что-нибудь об этом, или нет. Как-то неловко получилось. В общем, если все нормально, тогда…

– До свидания?

– Да, до свидания.

Молчание. Ни он, ни она не решались положить трубку. Так случалось уже в сотый раз. Телефонный разговор ни о чем. Концовка, не дающая ни одного ответа. Странные взрослые люди.

– Как ты поживаешь? – спросил, наконец, мужской голос.

– Ничего особенного интересного, – ответила Алина, глядя в окно. – А у тебя что нового? Как там Валик поживает?

– Растет, – интонация мужского голоса сменилась с растерянной на радушную. – Они ведь в этом возрасте, кажется, растут на глазах. Мама нянчится с ним без остановки. Вот уж радость старой женщине.

– Она этого заслуживает, – чуть улыбнувшись, сказала Алина. – Как ее здоровье?

– Пошаливает иногда, хотя уже лучше, чем было. Там у нее врач какой-то новый. Вроде ничего так, толковый.

– Это хорошо. Ладно, слушай, мне пора собираться в аэропорт.

– Да, конечно. Пока.

Как и прежде, разговор был окончен как-то криво. Неправильно. Алина снова ловила себя на мысли о том, что, пожалуй, она слишком спешит. Но могла ли она поступать иначе? Ведь она всегда спешила куда-то. Будь то школа, или работа. Семейная жизнь.

Отложив телефон в сторону, она принялась насыпать в глубокую тарелку кукурузные хлопья, которые, залив молоком, через несколько минут с жадностью слопала. Заварила кофе. Выкурила сигарету. Теперь она была готова морально и физически к любым поворотам судьбы. Оставалось только одеться.


Разворотный рейс в Барселону с самого своего начала был похож на очень плохую пантомиму. Алине несколько раз хотелось врезать по лицу тучной женщине, сидевшей в середине салона экономического класса. Она бесконечно жаловалась, и жалобы ее были направлены как на членов экипажа, так и на рядом сидящих пассажиров. Что ж, редкий перелет обходится без подобных личностей.

Но началось все с задержки рейса. Отнюдь не редкость, когда в салон самолета, вылетающего в южные города, вбегают запыхавшиеся мужики с пакетами из «дюти-фри». Опоздав на двадцать минут, они нисколько не извиняются, а, наоборот, ведут себя по-хамски. Занимают свои места рядом с раздраженными женами. Начинаются мелкие перепалки, которые, в конечно счете, выливаются в настоящий скандал, происходящий, к слову, на высоте в десяток километров над землей

«Опоздуны» – это не самое страшное. В конечном счете, страдает лишь авиакомпания, которая платит деньги за простой самолета в аэропорту. Ну и пусть. Алине не раз приходилось слышать от коллег, летающих по стране, истории про «вахтовиков», затевающих драки посреди полета. Унять такое буйство, порой, не под силу даже капитану воздушного судна. Пока по салону не разлетятся последние зубы, а из носа ручьем не польется кровь, эти ребята не успокоятся. Добавим сюда пролитый на пол алкоголь и разбросанные повсюду кусочки колбасы. Занимательное зрелище.

Все же, в Барселону летает более интеллигентная публика. В меру своей интеллигентности, она жалуется на все и вся. То выбор блюд не устраивает, то в салоне слишком холодно, то слишком жарко. Всем не угодишь.

Но это еще хорошо, что никто рожать не собирается, – усмехнулась про себя Алина во время обеда. Она сидела на кухне и медленно пережевывала кусочек рыбы. Ее коллега, Маша, краем глаза наблюдала за салоном через задвинутые шторки.

– Притихли, дорогие, – улыбнувшись, сказала Маша. Ее светлые глаза будто бы даже заблестели.

– Надолго ли? – протянула Алина и отправила в рот маслину. – Сейчас ведь кто-нибудь обязательно нажмет.

Ее слова оказались пророческими. Буквально через полминуты загорелось табло вызова стюардессы. Маша отправилась в салон к пассажирам. Когда она вернулась, лицо ее было белым, как маска главного героя из «Призрака оперы».

– Там человек пропал…

Алина нахмурилась.

– Как пропал?

– Да вот женщина на месте 27С не может найти своего мужа уже полчаса.

– Да куда он мог подеваться на такой высоте? Ладно, я сейчас сама к ней схожу.

Алина с явным недовольством поднялась из-за своего импровизированного кухонного стола и направилась в салон. Маша посмотрела ей вслед.

– Что у вас случилось? – чуть улыбнувшись, спросила Алина пассажира, сидящего на месте 27С – немолодую женщину с чуть седыми волосами и отсутствием вкуса в выборе одежды. Платье в розовый горошек. Алина не могла смотреть на это безобразие долго. Она устремила взгляд на переносицу женщины.

– Мой муж куда-то пропал, – сказала та. – Он спал рядом со мной, а после сказал, что пойдет к друзьям. У друзей его тоже нет.

– Хорошо, сейчас мы его поищем. Где сидят ваши друзья?

– В соседнем салоне. Третий ряд, вроде. Только это не мои друзья, а его. Я не могу столько пить, сколько они. А я ведь знала, что все так закончится. Говорила ему.

– Бывает, – Алина кинула взгляд на Машу, стоящую за шторками. – Я скоро вернусь.

Она направилась на кухню. Спокойно доела свою порцию обеда. Посмотрела на Машу, удивлению которой не было предела.

– Ты если будешь такой ответственной, очень скоро заработаешь себе язву желудка, – пояснила Алина. – Сходи в начало салона, там в третьем ряду компания алкашей сидит. Это те, что опоздали, помнишь? Спроси, не забыл ли кто жену в соседнем салоне, а то она истосковалась.

– Хорошо. А ты?

Алина взяла в руки ключ.

– А я пройдусь по туалетам.

Третья кабинка оказалась выигрышной. Пропавший пассажир со спущенными штанами мирно спал на унитазе, и, судя по запаху, все свои дела успел сделать либо до, либо во время сна. У пьяных ведь всякие конфузы случаются.

– Так-так! – протянула Алина. – Маша, подойди, пожалуйста.

Стажерка чуть вздрогнула, увидев находку. Возможно, ее поразил запах.

– Ну как же так можно? – спросила она, глядя на более опытную коллегу.

– Да бывает еще похуже. Ладно, пора разбудить этого засранца…

Вот тут-то Алина и отыгралась. Хорошенько прицелившись, она залепила спящему пассажиру крепкую пощечину. Тот, к слову, отреагировал крайне вяло, лишь покряхтел немного и продолжил спать.

Тогда последовала новая пощечина. Пассажир, пробудившись, стал нецензурно выражаться. Он, похоже, не особо понимал, где находится, и почему его пытаются разбудить.

–Уважаемый, вы в общественном туалете. Тут уже очередь! И жена вас ждет. Пора просыпаться.

– Да к черту! – взревел пассажир, и лицо его покрылось красными пятнами. Напрягся, бедняга. – Я здесь.

– Нет, не здесь, – рыкнула Алина. – Мне придется доложить об этом командиру, и вас высадят в ближайшем аэропорту.

– Э, – протянул пассажир. – Пристала тут.

После нескольких безуспешных попыток, пассажир, к великой радости Алины и Маши, самостоятельно поднялся с унитаза, надел штаны и ушел в салон. Бортпроводницам осталось лишь смыть следы пассажира и воспользоваться освежителем воздуха. Вот такая профессия, наполненная романтикой полетов и брызгами освежителя с ароматом морской волны.


Так что, вернувшись обратно, Алина уже не чувствовала себя той боевой и готовой ко всему девушкой, коей казалась себе с утра за чашкой кофе.

На выходе из терминала ее ждал Антон. Он широко улыбнулся Алине и обнял ее. От него пахло дорогой парфюмерной водой и другой женщиной.

– Ну, привет, – сказал он ласково. – Как моя хорошая себя чувствует?

– Устала очень. Привет, – Алина кинула на него потухший взгляд. – Отвезешь меня домой?

– Ну, так я для этого и приехал! Ладно, садись в машину.

Сумка на заднем сидении. Внедорожник несется по трассе, ведущей в город. Сто сорок на спидометре. Свет далеких улиц устремляется в небо, подсвечивает растянувшуюся над районами города пелену смога. Тихо звучит музыка.

Антон держит руку Алины в своей руке, часто поглядывает на нее с улыбкой. Он рад ее возвращению на землю. Очередному возвращению из того мира, который был для него несказанно далек. Тому причиной была не столько аэрофобия, проявившая себя еще в детстве, сколько отчетливое желание чувствовать землю под ногами. Ощущать плотность поверхности, на которой стоишь и с обломками которой уж точно не рухнешь в мутные воды какого-нибудь далекого моря.

– Что слышно по поводу того рейса?

– Да ничего не понятно пока. Поиски продолжаются. Ни сигналов бедствия, ни обломков. Странно…

– Да уж. Действительно странно.

Алина нехотя отвечала на вопросы. Думать о том, что этот вечер закончится сексом, ей тоже не хотелось. Она мечтала лечь в ванну и закрыть глаза. Хотела, чтобы пенка ласково касалась ее плеч, и чтобы любимая мелодия чуть слышно играла на фоне. Ей не хотелось мужчину. Но мужчина хотел ее.

– Пригласишь меня на чашечку чая?

– Это теперь так называется?

– Нет, я, конечно, могу просто сказать, что хочу заняться сексом с тобой, но… тебе не кажется, что это как-то слишком грубо, м?

– Мне кажется, это слишком прямолинейно для нашей ситуации, – чуть усмехнувшись, сказала Алина и достала из пачки, лежавшей в бардачке машины, пару сигарет. Она прикурила обе, после чего одну протянула Антону. Дым распространился по салону внедорожника.

– Ну так что? – продолжил Антон, сделав очередную затяжку.

– Не сегодня, ладно? Чувствую себя погано. И рейс тяжелый был, и мысли о том самолете пропавшем голову не покидают. Мне нужно прийти в себя.

– Конечно.

Не трудно было понять, что Антон был слегка разочарован. Но это не сильно тревожило Алину. Она еще давно решила, что собственный комфорт для нее превыше всего. Она решила это для себя после долгих лет уступок и умалчиваний. Она просто захотела стать собой, и, по ее собственному мнению, она была на верном пути. Судить за такое не стоит.

Внедорожник остановился у дома, в котором жила Алина. Поцелуй на прощание. Теплая мужская рука, касающаяся нежной кожи женского лица. Приглушенный свет внутри салона. Хотелось бы остаться, потому что хорошо, но что-то упрямо тянет вернуться в окружение четырех стен. Подальше ото всех.

– Продолжается поисковая операция на месте предположительного крушения лайнера авиакомпании «Seven Stars», выполнявшего рейс…

Алина внимательно всмотрелась в экран. В полутьме комнаты он светился очень ярко, так, будто готов был вспыхнуть в любую секунду и разорваться на тысячи мелких осколков. Ей показалось, что она уже видела кадры. Тот же порядок. Неужели такой известный телеканал так халтурит? Ставит на повтор новости не первой свежести? Да нет, это какие-то глупости!

– Никаких следов лайнера до сих пор не обнаружено, несмотря на то, что с радаров рейс 9220 пропал ранним утром…

И все те же слова. В том же порядке.

– По факту исчезновения лайнера проводятся проверки…

Резким нажатием на кнопку пульта она переключила канал. Тряхнула головой. Да что же это такое? Галлюцинации? Да только отчего? Даже отдых в Амстердаме причинял меньше хлопот. А наркотики там были очень даже неплохие.

Она пошла в ванную комнату. Открыла кран с горячей водой, сняла с себя одежду. Включила музыку на телефоне и, когда воды в ванне было уже достаточно, окунула свое уставшее тело. Потянулась за флаконом с ярко-зеленой жидкостью. Вылила немного. На поверхности воды образовалась пенка.

Блаженство.

Она закрыла глаза и почти расслабилась. Она была близка к цели, да вот только мысли о Евгении Звягинцевой, ее коллеге, никак не покидали голову. Она будто бы видела ее перед собой. Отчетливо. Лучше, чем в реальной жизни. Они ведь не особо близко общались. Так что случилось теперь? Почему столько мыслей об одной девушке?

То было похоже на наваждение. Малознакомое для Алины чувство, когда весь остальной мир просто исчезает. Остается остов мыслей, который прямо на глазах покрывается далекими воспоминаниями. И этого никоим образом не избежать.


***

– Посреди пустыни был найден плюшевый медведь. Игрушка, принадлежавшая, по всей видимости, кому-то из пассажиров пропавшего два дня назад самолета авиакомпании «Seven Stars», следовавшего рейсом 9220 в Дубай. Добавим также, что на игрушке нет следов огня. Трудно сказать, как она могла оказаться посреди пустыни, вдали от населенных пунктов и автомобильных дорог. Выводы делать еще рано. Поиски самолета продолжаются…

Утренний выпуск новостей. Сухой голос человека в бледно-синей рубашке, с отметками южного загара на лице и предплечьях. Член поисково-спасательной группы. Алина внимательно смотрела на экран.

Игрушка, которую держал в руках тот человек, в обычной ситуации никоим образом не привлекла бы внимание Алины. Не слишком уж она умилялась при виде плюшевых медведей. Но в тот момент ее охватило чувство страха. Оно пробиралось по ее позвоночнику от области поясницы прямиком к затылку. Кожа покрылась мурашками.

Она побежала в ванную комнату. Умыла лицо холодной водой. Ноги ее подкашивались, оттого она села на край ванны. Закрыла лицо руками. Она не могла больше думать о пропавшем рейсе. С каждым днем эта ноша давила на нее все сильнее и сильнее.

Сидя за кухонным столом, она думала о том, как ей несказанно повезло не полететь тем злосчастным рейсом. Кофе остывало в чашке. Алина не могла ни пить, ни есть. Снова и снова ее охватывала дрожь, унять которую было невозможно. Единственное, что оставалось – свыкнуться с этой дрожью и начать собираться в путь. Просушить волосы. Накрасить лицо. Посмотреть, наконец, на себя в зеркало.

Ей казалось, что она видит не свое отражение, но отражение призрака, что витает над землей, не зная покоя. На какую-то долю секунды ей показалось, что она уже умерла…


Поезд медленно подъезжал к терминалу аэропорта. В свете весеннего солнца блистали его огромные стекла. Распахивались двери, впуская в зал вылета все новых и новых пассажиров. У Алины создавалось впечатление, будто здание ожило. Вот оно посмотрело на нее внимательно. Будто бы оценило ее состояние. Сделало для себя выводы…

Алина тряхнула головой. Она подавила в себе тошноту несколькими глубокими вдохами. Тем временем поезд остановился у перрона.

Перед кабинетом медкомиссии Алина столкнулась с Машей. Та внимательно посмотрела на старшую коллегу.

– Все нормально? – спросила стажерка, чуть улыбнувшись. Озадаченность читалась в ее взгляде.

– Да. Просто плохо спалось этой ночью, – отмахнулась Алина и взялась за дверную ручку. – Увидимся.

Медкомиссию она прошла. Проверяющего врача, смуглую женщину средних лет, смутило чуть учащенное сердцебиение, которое Алина списала на спешку. Она на ходу придумала историю о том, как угодила в пробку на машине, а после долго не могла попасть на вокзал. Врач, понимающе кивнув, порекомендовала бортпроводнице больше отдыхать и поберечь себя.

– А то у вас синяки под глазами, дорогая, – сказала она. – С вашей работой, конечно, и не таких последствий можно ожидать, но, все же, вы еще достаточно молоды. Берегите себя.

– Хорошо. Я постараюсь, – улыбнувшись, ответила Алина.

Покинув кабинет, она пошла по коридору. Где-то в глубине своих мыслей она корила себя за то, что не рассказала врачу о своей проблеме. Ничего, повторяла Алина. Это просто мысли. Я сильнее всего этого.

Плюшевый медведь. Исчезнувший самолет, на котором она должна была находиться. Случайность, которая могла стоить ей жизни. Нет! – твердо сказала себе Алина, стоя на крыльце в одиночестве. Это просто фантазии. Еще рано делать выводы. Но куда мог пропасть целый самолет? И как эта чертова игрушка могла оказаться вне салона?

– Пойдем, Алина, – окликнула ее Елена, старший бортпроводник. Она окинула коллегу взглядом карих глаз, отчасти скрытых челкой. – Нам пора в автобус.

– Да, конечно.

Тревожный гул разносился по бетонному полю. Десятки сотрудников наземных служб готовили к вылетам самолеты. Курсировали по своим маршрутам автобусы с пассажирами. Привычная суета аэропорта. Взгляд изнутри.

Алина проверяла салон. Чуть заметная дрожь ее рук никому особо в глаза не бросалась. Все были заняты своими делами.

– Тут плед забыли положить…

Но вот к трапу подъехал автобус с пассажирами. Началась посадка. Тишину салона наполнил шум голосов.

– Добро пожаловать…

Улыбка. Алина слышала от одной из коллег историю о том, как однажды пассажиры небольшого самолета решили устроить необычный флэш-моб. Они улыбались на протяжении всего полета. Отдали дань уважения стюардессам. Бывает же…

– Ваше место 18В…

Она думала о тех улыбках, что видела в своей жизни. Ей хотелось думать о чем-то хорошем, да вот только сердце ее тревожно билось в груди в предчувствии чего-то нехорошего. Дрожь не унималась. Будто ее душа знала что-то, чего не знал ее разум.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное