Александр Варенников.

Небо, земля и что-то еще…



скачать книгу бесплатно

– Детей много, – снова подметила Евгения, но на этот раз сказала вслух. – Это хороший знак.


***

Телефонный звонок разбудил Алину. Она с трудом открыла глаза и устремила свой взгляд на экран смартфона, лежавшего на полу. Убрав со своего плеча руку Антона, мирно спавшего рядом, она пододвинулась ближе к краю дивана. Чуть кружилась голова из-за постоянного недосыпа, ставшего чем-то вроде проклятья.

– Да, – ответила она на звонок сонным голосом.

– Алина, привет!

То был Гарик – старший бортпроводник авиакомпании «Seven Stars», коллега Алины и, по совместительству, ее бывший любовник. Последнее, кстати, нисколько не мешало им работать бок о бок. По крайней мере, было что вспомнить в перерывах между вылетами, сидя в кафе и глядя на самолеты, один за другим взмывающие в небо со взлетно-посадочных полос.

Напряженный голос Гарика сразу же насторожил Алину. Она села на край дивана, чуть наклонив при этом голову вперед.

– Что случилось? – спросила Алина. – Ты хоть видел, сколько сейчас времени?

– Да… Пять утра. Извини. Просто я хотел удостовериться, что ты дома.

– Не поняла…

– Слушай, ты ведь должна была лететь сегодняшним рейсом в Дубай, так? Тут произошло кое-что!

Алина нахмурила брови, пытаясь собраться с мыслями.

– Что произошло?

Молчание. Жужжащая тишина, въедающаяся глубоко в сознание.

– Что произошло? – повторила Алина свой вопрос.

– Час назад тот борт пропал с экранов радаров. Я узнал об этом от своего знакомого. Пока не понятно, что именно случилось. Экипаж не выходит на связь. Алина, как же хорошо, что ты дома…

Алина посмотрела на пустую бутылку, что стояла на полу около дивана. В ней еще оставалось несколько капель вина. Почему эти капли остались там? – задала она себе вопрос. Какой во всем этом смысл?

– Как пропал? – будто бы машинально спросила Алина.

– Я не хочу сгущать краски, но, вероятно, произошла катастрофа. Послушай, я сейчас в аэропорту. Буду следить за ситуацией. У меня самого вылет через три с половиной часа, и меня всего аж трясет…

– Так, ладно! Постараюсь как можно скорее приехать. Я тебе позвоню.

Завершив разговор, Алина встала с дивана и медленной походкой прошлась до окна. Открывался вид на широкий проспект, по которому, растворяясь в утренней дымке, мчались автомобили. Капли дождя застыли на стекле. Тяжелые тучи нависли над городом.

– Что случилось? – зевая, спросил Антон. Волосы его были взъерошены, а глаза заметно покраснели.

– Мне нужно в аэропорт, – резко ответила Алина и стремительно направилась к шкафу, из глубины которого вытащила небольшую дорожную сумку.

– Так рано? – Антон взглянул на часы. – Тебе же днем вылетать, разве нет?

– Случилось кое-что.

Ее дорожная сумка была наполнена легкими вещами. Она собрала ее еще вчера, предвкушая скорую командировку в Дубай. Теперь купальник и шляпка были не столь необходимы, так что она вытащила их и неаккуратно кинула на стол.

– Так объясни мне.

Что за спешка, Алина?

Она не ответила. Опустошив сумку, она огляделась по сторонам, будто стараясь найти что-то, что потеряла. На какую-то долю секунды ей стало страшно. Ты был безродный страх, лишенный каких-либо основ и начал. Он сидит глубоко внутри каждого человека. Страх души.

– Ладно, – протянул Антон. – Давай я отвезу тебя в аэропорт, а по дороге ты мне обо всем расскажешь, хорошо?

Алина кивнула.


Внедорожник лихо мчался по трассе. Город с его бесконечными пересечениями автострад был позади. Утренняя дымка чуть рассеялась, но, все же, видимость нового дня была не самой лучшей. То и дело срывался мелкими каплями весенний дождь.

– Еще ничего не понятно, – сказала Алина.

Антон уже знал обо всем. Она поведала ему об утреннем звонке и тревожных новостях, которым в ближайшее время должны были найтись подтверждения.

– Может, сигнал пропал из-за неполадок в… навигационной системе, там… не знаю. Бывает же такое, да?

Алина отрицательно качнула головой. Разумеется, она не могла знать наверняка, но подозревала, что дела обстоят куда хуже. Пессимизм в тот момент казался ей весьма и весьма объективной точкой зрения.

Огромное здание терминала высилось вдалеке. Стеклянный Колосс, пристанище блуждающих и жаждущих путешествий душ. Место встреч и расставаний, которое для Алины за последние годы стало чем-то вроде прихожей в квартире.

Она полюбила аэропорт за его величественность и красоту. Сложная система, состоящая из тысяч крупных и мелких деталей, поразила ее когда-то, влюбила в себя, но со временем это чувство стало похоже на приятную привычку. Так бывает в отношениях между мужчиной и женщиной.

Антон остановил автомобиль на парковке, что располагалась неподалеку от терминала.

– Мне пойти с тобой? – спросил он Алину.

– Не стоит. Я буду занята, да и не хочу оставлять тебя там одного. Поезжай домой, поспи. Я позвоню тебе.

Она поцеловала Антона в губы, после чего вышла из машины, схватила с заднего сидения свою дорожную сумку и направилась к входу в терминал. Ну, здравствуй, дом родной! – сказал ее внутренний голос.

Внутри терминала, теряясь в утренней суете, Алину дожидался Гарик. На нем был форменный пиджак и классические брюки. Бордовый цвет – официальный цвет авиакомпании – был ему очень даже к лицу.

Взгляд его выразительных глаз, обрамленных длинными ресницами, был полон тревоги, которая буквально заряжала пространство вокруг. Алина почувствовала это. Когда-то ей нравился подобный магнетизм. Впоследствии она разочаровалась в нем.

– Привет, – сказал Гарик, обняв подругу.

– Здравствуй, – ответила Алина. – Ну как ты? Что слышно?

– Пока толком ничего. Информация дошла до СМИ. У меня лента вся пестрит информацией о пропавшем самолете! Вот, посмотри.

Гарик достал из кармана смартфон и, разблокировав его, быстро пролистал перед глазами Алины новостную ленту.

– Вот видишь.

Они неспешно шли по терминалу в сторону лифта. Толпы туристов стояли в очередях перед регистрационными стойками. Бизнесмены отправлялись в свой путь, давно изученный и порядком надоевший. Шелестели страницы газет, кричали мелодии вызовов. Привычный голос сообщал о том, что начинается посадка на рейс до Гонконга.

Вслушиваясь в голоса иностранцев, разглядывая на информационном табло названия далеких городов, нетрудно было представить, что мир не такой уж и большой. Он пронизан сотнями и тысячами авиационных линий, и сложно найти такой уголок планеты, небо над которым никогда не разрезала бы своим длинным следом стальная птица.

– Прошло два часа, но никаких вестей, – продолжал Гарик, когда они с коллегой поднимались на лифте на верхний этаж терминала. – Скоро начнется поисково-спасательная операция.

– Да ты неплохо осведомлен, – подметила Алина.

– Просто у меня много знакомых.

С верхнего этажа открывался замечательный вид на стоянку самолетов. Длинные рукава, словно щупальца, торчали из здания. Они всегда казались Алине неказистыми и излишними. Она почему-то больше любила трапы, хоть они и были менее удобны как для пассажиров, так и для членов экипажа.

– А почему ты поменялась со Звягинцевой? – спросил Гарик.

– Ее муж был на том борту. Эстафетный рейс, Дубай. Наверное, хотели на солнце понежиться вдвоем.

– Да уж! Неисповедимы пути Господни.

Алина посмотрела на коллегу вопросительно. Что-то пугающее было в той его фразе. По ее телу пронесся холодок, от которого стало неприятно внутри.

– Знаешь, ведь еще ничего не известно, – продолжил Гарик. – Они вылетели с опозданием в двадцать минут, приземлиться должны были не так давно. Может быть, ничего и не случилось на самом деле! Может быть, это все стечение обстоятельств.

– Очень хотелось бы на это надеяться. Но ты знаешь, что такого не бывает.

Повисла пауза, заполняемая чуть слышной музыкой, доносящейся из глубины небольшого ресторана. Гарик предложил Алине выпить по чашечке кофе. Она не отказалась.

Атмосфера в ресторане царила умиротворяющая. В ранний час пассажиры наполняли себя эспрессо, дабы не уснуть в ожидании посадки на рейс. Сонный официант принимал их заказы.

– Куда сегодня? – спросила Алина, когда они сели за столик.

– Рим. Разворотный, – ответил Гарик и отвлекся на официанта, подошедшего с блокнотом в руках.

– Что желаете?

– Кофе. Мне американо. Коллега, тебе как всегда?

Чуть улыбнувшись, Алина кивнула.

– Тогда два американо, пожалуйста, – подытожил Гарик.

Официант кивнул и удалился, поблагодарив гостей. Через пару минут он принес заказ на небольшом подносе. Кофе источало приятный аромат, который немного привел Алину в чувства.

Она обратила внимание на то, как странно смотрит на нее Гарик. По едва уловимому движению губ она поняла, что он хочет ей что-то сказать, но не может начать. Ей было знакомо это чувство. Опустошенность. Внутреннее бессилие.

– Что-то не так? – спросила она.

– Нет, – замявшись, ответил коллега. – Не то, чтобы не так… знаешь, непросто объяснить. Да и не стоит. Эта история с пропавшим самолетом… правда, не стоит.

– Говори.

– Ладно. Алина, я… я был сегодня ночью с мужчиной.

Молчание. Чуть нахмуренные брови. И неожиданная реакция.

– Такое случается время от времени, – чуть улыбнувшись, сказала Алина и отпила немного кофе.

Гарик с недоумением посмотрел на коллегу. Он ведь полагал, что она станет расспрашивать его о том, как это случилось и что послужило причиной. Он даже заготовил основы для своих ответов, чтобы не упасть в грязь лицом. Чтобы не дать ей понять, что все вышло спонтанно.

– Случается?

– Знаешь, я и раньше думала о том, что ты близок к этому. Не сочти за грубость, но это ближе тебе, чем отношения с женщинами. Уж в этом вопросе я кое-что понимаю.

– Я себе места не находил все утро, – выдохнув, сказал Гарик. – Как гора с плеч! Странно я себя чувствую.

– Необычные ощущения в области анального отверстия? – улыбка Алины стала еще шире.

– Да ну тебя! Для меня это очень серьезно, между прочим! А ты смеешься!

Официант обратил внимание на Гарика, который, сам того не желая, повысил тон голоса. Тень смущения пробежала по его лицу. Он направил взгляд в глубину чашки, после чего допил остатки кофе.

– В любом случае, спасибо тебе за понимание, Алина. Ты хороший друг.

– И отвратительная любовница. Все же, ты сделал правильный выбор. Кроме шуток.

Неловкая пауза, заполняемая объявлением о посадке. Легкие мотивы музыки сменились более живыми ритмами. Пора было отправляться в путь.


«Челка должна царапать фюзеляж самолета». Так сказали Алине в первый день стажировки, когда работа в небе еще не стала привычным для нее делом. С тех пор она носила с собой лак для волос постоянно. Еще одна привычка.

Она взяла в руки небольшой баллончик, встряхнула его, после чего аккуратно нанесла лак на косую челку, чуть касающуюся бровей. Затем она спрятала баллончик в сумочку, еще раз посмотрела на себя в зеркало. Выдохнула.

Медицинский осмотр был пройден. Брифинг окончен. Среди членов экипажа, как оказалось, было много знакомых лиц, но этот факт ничуть не тронул Алину. Казалось, что воздух был заражен зловещим духом. Оставалось полтора часа до вылета.

Алина снова посмотрела на себя в зеркало. Сонный взгляд, который она так профессионально прятала от врачей, вызывал у нее какую-то минимальную долю отвращения. Чуть припухшая нижняя губа – последствие страстного поцелуя – придавала ей некую сексуальность. Будто похоть проникла под кожу, впиталась порами.

Досмотр. Спецконтроль. Таможня. Стандартные процедуры, которые, к удивлению многих, проходят бортпроводники перед вылетом. Алина, наверное, в тысячный раз видела знакомую рамку металлодетектора. Знакомый звон. Похоже, кто-то забыл вытащить ключи из кармана.

Она вышла на крыльцо. Прекратился дождь, из-за туч скромно показалось солнце, которое, к слову, не грело. Холодный ветер гулял по просторам аэропорта. Гул двигателей создавал мелодию того утра. Как будто огромный металлический оркестр разместился на бетонных стоянках.

Подъехал микроавтобус. Алина, пропустив вперед старшую бортпроводницу, забралась внутрь и заняла место у окна. Рядом с ней села Маша – блондинка с короткой стрижкой и ярко-накрашенными губами. Стажерка. Приятная особа, как однажды подметила про себя Алина. По крайней мере, с ней можно было поговорить о чем-нибудь, кроме новых туфель и старых ухажеров. Хотя порой ее разговорчивость была не к месту.

– Слышала о самолете?

Алина знала, что ей предстоит услышать этот вопрос еще много раз за день. И без того тревожное состояние сменилось легкой раздраженностью, которая проявилась еле заметной дрожью рук.

– Да, – ответила она утвердительно и строго, давая понять, что не особо хочет говорить на эту тему.

– Не по себе мне как-то, – добавила Маша, когда микроавтобус отъехал от здания терминала.

– Успокойся. Еще никакой информации нет, а ты уже панику поднимаешь, – наставнически улыбнулась Алина. – Как будто ты с Андреем никогда не летала.

Она имела в виду пилота авиакомпании, который, кроме приятной внешности, имел особенность мастерски управляться с воздушным судном, как в небе, так и на земле. Его не раз называли «пилотом от Бога», да вот только сам он каждый раз отмахивался, утверждая, что это всего лишь его работа. А работу свою он любил.

– Ну, здравствуйте еще раз, дамы, – приветствовал он бортпроводниц, когда они поднялись по трапу и вошли в салон самолета.

– Привет, капитан, – отозвалась Маша. Алина заметила, как губы ее коллеги изогнулись в милой улыбке, которой обычно одаряют лишь особо понравившегося человека.

Перед вылетом членам экипажа необходимо подготовить самолет. Служба экипировки раскладывает пледы, дорожные наборы, наушники. За этим нужно проследить. Проверить наличие салфеток на подголовниках. Разложить прессу в кармашки кресел. Пилоты тем временем проверяют внешнее состояние самолета, деловито расхаживая под фюзеляжем стальной птицы. Работа идет полным ходом.

Подвезли бортовое питание. Загрузили и на обратный вылет тоже. Телеги с питанием ровными рядами стояли на кухне, над ними громоздились духовые шкафы для разогрева пищи в «касалетках» – алюминиевых контейнерах. Желтый стикер – на обед будет курица.

Когда все наземные службы покинули борт, а в сотне метров от стальной птицы, за стенами терминала, пассажиры начали проходить на посадку, Алина достала из кармана смартфон и посмотрела на экран. Она хотела было позвонить Антону, но передумала. Проверила почту, социальные сети. На все про все у нее ушло буквально несколько минут.

Подъехали автобусы с пассажирами. Улыбчивые и хмурые, старые и молодые – разные люди, одним словом. И каждому Алина улыбалась, встречая на входе. Тяжелый труд – принять две сотни пассажиров и отнестись к каждому одинаково хорошо, несмотря на первые наплывы усталости, несмотря на тревожное настроение. Несмотря на промозглую погоду. Несмотря на то, что где-то, возможно, еще дымятся обломки того самолета, от полета на борту которого Алину уберегла судьба. Или что-то еще.


Самолет оторвался от земли и устремился во влажное, темное небо. Капли дождя стекали по иллюминаторам, чуть трясло. Алина сидела в кресле, пристегнутая ремнями безопасности, и, медленно моргая, смотрела вперед себя. Но вот самолет ушел чуть вниз, поддавшись сильным воздушным потокам, и на нее устремили взгляды напуганные пассажиры с первых рядов. Она одарила их немой улыбкой, хотя у самой сердце екнуло в груди.

Боялась ли она турбулентности? Нет. Но, все же, организм ее реагировал на внезапности так же, как и у любого другого человека. Она окинула взглядом Машу, которая, аккуратно положив руки на колени, задумчиво смотрела в иллюминатор.

Самолет набрал высоту. Погасло табло «Пристегните ремни». Грозовые тучи сменились нежной пустотой бескрайнего неба. Облака стелились где-то внизу. Диск солнца, казавшегося таким близким на высоте в десяток километров, слепил глаза пилотам. Оттого они и сидели в солнцезащитных очках. Автопилот управлял самолетом, а они следили за показаниями приборов и переговаривались между собой. Вспоминали прошедшие выходные.

Забот у Алины хватало. Прокатиться по салону с тележкой и предложить пассажирам напитки на выбор. Несколько десятков раз повторить, что томатный сок закончился(потому что он заканчивается очень быстро, но нисколько не из вредности). Собрать грязную посуду. Отозваться на сигнал вызова бортпроводника в салоне. Пассажиры уж точно найдут, чем занять стюардессу в момент, когда живот ее тревожно урчит, требуя новую порцию еды, а усталость все сильнее и сильнее овладевает ее телом и мыслями.

Несмотря на все минусы, определенные плюсы, все же, имелись. Алина отвлекалась от мыслей о пропавшем самолете. В рабочей суете, раздавая пассажирам «касалетки», объясняясь, почему в меню нет рыбы, она просто забывала о том, что существует другая жизнь. Жизнь на земле и заботы, которые тревожат ту Алину, что ходит по земле, дышит воздухом парков и скверов, ездит в общественном транспорте и ругается с ушлыми продавцами бытовой техники, просто растворяются в мерном гуле двигателей, что несут стальную птицу вперед, к пункту назначения. Вся «та жизнь» остается спрятанной под слоем грозовых облаков.


Берлин встретил плохой погодой и ломаным английским, на котором разговаривают работники наземных служб аэропорта Шёнефельд. Дождь, будто бы ухватившись за хвост самолета, прилетел вслед за Алиной в Берлин.

– Ты когда-нибудь выбиралась в город? – спросила Маша у Алины во время небольшого перерыва, когда они сидели на откидных креслах между салонами.

– В Берлин? Да, было разок.

– И как тебе там?

– Знаешь, я больше курортные города люблю. Море люблю. Шезлонги. А в Берлине… ну, не знаю. Прогуляться по Александерплац. Выпить пива. Посмотреть на Бранденбургские ворота…

– Ты, видимо, искушенный турист, – улыбнулась Маша.

– Нет, я просто ленивая и немолодая женщина.

– А выглядишь прекрасно.

– Ой, не надо! Не льсти мне, – с оттенком грубости возмутилась Алина. – Полеты ведь никого здоровее и прекраснее не делают.

– Так почему же ты летаешь?

Алина ненадолго задумалась.

– Просто мне нравится в небе.


Она возвращалась домой поздним вечером. Поезд нес ее от здания терминала к перрону железнодорожного вокзала через тоскливые пейзажи окраин, полуживых, окруженных лесами и полями, совсем недавно принявшими краски весны. Мерный гул и блики света погружали ее в тревожный сон. Ее голова бессильно падала вниз, и она открывала глаза, снова и снова встречаясь взглядом с пустым пассажирским креслом напротив.

В поздний час в вагоне поезда было безлюдно. Чтобы хоть как-то скрасить свое одиночество, Алина достала из сумочки плеер, воткнула наушники в уши и включила музыку. Она не хотела выбирать мелодию под свое настроение. Пусть будет что-нибудь, подумала она. Главное – не тишина, нарушаемая лишь стуком колес.

Улицы города, который, как многие говорят, никогда не спит, сужались и расширялись, подобно зрачкам Алины. Устроившись на заднем сидении такси, она, приложив голову к стеклу, наблюдала за проносящимися мимо видами города. Свет фонарей убегал и возвращался вновь. С высоты птичьего полета схема города напоминала ей сеть огромного паука. Паутина была хорошо подсвечена. Очарованный видом этой паутины имел все шансы навсегда остаться во власти ее хозяина. Но не Алина. Она уже успела разочароваться в этом городе.

– Спасибо, – сказала она водителю такси, протягивая денежную купюру. – Сдачу оставьте себе.

Нужный этаж. Знакомая дверь. Ключ в замочную скважину, и легкий щелчок. Пройдя в прихожую, она сняла с себя обувь и устало зевнула. Поставила дорожную сумку в уголок. Оглядела квартиру. Пустая бутылка вина на полу. Разложенный диван, смятое постельное белье. Окурки в пепельнице, что стояла рядом с диваном.

Стянув с себя одежду и упав на диван, она взяла в руки пульт и включила телевизор. Так получилась, что она попала прямиком на ночной выпуск новостей.

– Продолжается поисковая операция на месте предположительного крушения лайнера авиакомпании «Seven Stars», выполнявшего рейс…

Алина внимательно всмотрелась в экран. В полутьме комнаты он светился очень ярко, так, будто готов был вспыхнуть в любую секунду и разорваться на тысячи мелких осколков. Голос ведущего, намеренно привносящего напряженность в новость и без того достаточно тревожную, раздражал. Но Алина продолжила слушать.

– Никаких следов лайнера до сих пор не обнаружено, несмотря на то, что с радаров рейс 9220 пропал ранним утром…

Ее глаза медленно слипались. Ей казалось, что она все еще на борту самолета. Где-то над бескрайним морем. Она как будто бы чувствовала легкую турбулентность.

– По факту исчезновения лайнера проводятся проверки…

А ведущий продолжал рассказывать подробности, которыми были усеяны социальные сети и ленты новостей. Подобная информация всегда вызывает интерес у огромной массы зрителей. Когда небо над головой, и в это небо каждую минуту взмывает десяток самолетов, никто не может остаться в стороне. Никто не может остаться в стороне, когда дело касается человеческих жизней.

Алине казалось, будто она на том борту, что должен был доставить ее на берега теплого моря. На борту самолета, выполнявшего рейс 9220, навсегда пропавшего с экранов радаров ранним утром.


***

Евгения Звягинцева пошла работать стюардессой против настояния родителей. Они желали, чтобы она всегда была рядом.

Дом, в котором она выросла, находился неподалеку от аэропорта. Блистая крыльями, самолеты взлетали и заходили на посадку прямо над ее головой. Рев двигателей. Напряженность полета. С детства она полюбила небо и все, что с ним связано.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20