Александр Валидуда.

Под стягом Опета



скачать книгу бесплатно

ЧАСТЬ III
ИЗЛОМ

Глава 1

28.01.621 год с.в.

Неотвратимое грянуло. Клубок противоречий между самопровозглашенным Опетским Королевством и Империей Нишитуран был разрублен имперским Верховным Командованием, двинувшим звездную армаду на бывший имперский сектор. Первые недели противоборствующие стороны ограничивались внезапными налетами и скоротечными схватками, словно уподобившись гладиаторам, кружащимся друг возле друга, пробуя силы врага и ища бреши в обороне. Эфор-главнокомандующий Навукер, имперские маршалы, а также генералы и адмиралы имперского генштаба отнюдь не недооценивали опетцев и их возможности и потому предпочитали действовать осторожно.

От империи Опетскому Королевству досталось внушительное наследство: одиннадцать флотов, в том числе три штурмовых; несколько отдельных дивизий штурмовиков; семнадцать планетарных армий; войска противокосмической обороны; пятнадцать десантных дивизий не входящих во флотское подчинение; пять мощных, хорошо укрепленных системных крепостей с сильными гарнизонами; недавно сформированный из «Фафниров» танковый корпус; и наконец, одна из двух в галактике, космокрепость «Цефера». Ее аналог «Цербер» находился в империи в столичной системе Нишитура.

Помимо титанических размеров, космическая крепость «Цефера» обладала колоссальным количеством вооружения. Кроме того, в крепости могли базироваться корабли всех рангов и классов, от крошечных истребителей и разведчиков до гигантских линкоров. Но главное, «Цефера» могла самостоятельно перемещаться меж звезд. Все это, конечно же, в имперском генштабе было отлично известно, равно как и опетскому генштабу было все известно о силах империи. Эфоры Ивола и Савонарола планомерно плели крупномасштабную шпионскую сеть и по своим каналам узнавали обо всем происходящем в Опетском Королевстве. И первые плоды их усилий не преминули родиться. Так вскоре стало известно, что в Вооруженных Силах Опетского Королевства произведена замена имперских номеров частей и соединений на новые. Но самое важное, о чем узнали верхи империи, это то, что в королевстве ускоренными темпами шел переход экономики на военные рельсы. Император распорядился принять адекватные меры.

Опетское Королевство обладало мощнейшим научно-техническим и промышленным потенциалом в галактике и могло производить вооружение в просто ужасающих масштабах. В довершение, существовали две системы: Серадук и Сарагон, где были сконцентрированы главные научные кадры и производственные мощности опетцев. Ни одна из этих систем не фигурировала в материалах специальных служб империи, тем более иных государств. Обе стороны готовились к трудной и продолжительной войне. Кто окажется победителем, до конца не знал никто.

Наибольшее опасение у императора и эфоров вызывал крупнейший сосед Нишитуран и сильный потенциальный враг – Русская Империя. Именно она стала единственной звездной державой, признавшей Опетское Королевство.

Некоторые опасения вызывала и Оттоманская Империя, но вскоре они были развеяны послом султана, посредством которого Али I дал понять, что ему вполне будет хватать и внутренних проблем, особенно если Его Величество Улрик IV снимет мораторий на поставки некоторой высокотехнологичной продукции. Остальные галактические государства предпочли не заметить отколовшийся сектор. Портить отношения с Нишитурой никто не желал, в галактике были уверены, что возврат мятежных систем в лоно империи – всего лишь вопрос времени.

Руководство Империи Нишитуран всерьез воспринимало угрозу войны с Новой Русой. К границам были переброшены крупные силы (что несколько оттянуло от бывшего опетского сектора часть ударных соединений), где они впредь будут обречены на долгое «стояние». Император Улрик IV полагал, что мощная приграничная группировка сдержит пыл Юрия II и тот не решится вступить в затяжную войну с призрачной перспективой победы в ней. И Улрик оказался прав. Император Юрий вынужден был учесть мнение большинства своего окружения, в верхах его империи доминировала осторожность. Русская Империя заняла выжидательную позицию, что, впрочем, не помешало ей осуществлять тайную помощь Кагеру. В Опетское Королевство шли непрерывные потоки военных грузов, стратегических материалов, продовольствия и боевых звездолетов.

Но как это не раз случалось в прошлом, все тайное рано или поздно становится явным. СРИН вскоре установила сам факт, а затем и масштабы тайных поставок. И с разрешения императора, эфор Савонарола принял меры. Десятки призраков отправились в рейды против караванов. В русском генштабе приняли ответные меры: произошло резкое усиление прикрытия караванов и рассматривался вопрос о привлечении собственных призраков. Однако решение по призракам так и зависло в циркулярах оперативного отдела генштаба, так как и Главковерх, и сам император не желали до поры выявлять наличие у себя этого новейшего типа кораблей. Пусть пока нишитурцы верят в их уникальность. Между двумя империями началась скрытая война при официальном мире.

Между тем, генералиссимус Навукер жаждал решительных действий. Имперский генштаб завершил разработку плана «Усмирение» и в первых числах третьего месяца текущего года имперцы начали широкомасштабное наступление на всех театрах военных действий. Имперская армада встретила ожесточенное сопротивление, но все же неумолимо продвигалась вглубь. Практически с ходу были захвачены две обитаемые системы: Тиора и Альтаска, а вместе с ними и десятки непригодных для колонизации, но важных в стратегическом плане систем. Последовало несколько попыток овладеть системой Дорд, обладавшей крепостью «Дорд XI». Однако в череде сражений имперские силы не добились серьезных успехов и понесли ощутимые потери. Дорд оказался под угрозой полной блокады, но для решительных ударов у имперских флотов пока не хватало свежих сил.

Таково было начало войны. И уже сейчас стратеги в обоих лагерях понимали чем она может завершится – полным взаимным истощением.

* * *

Тринадцатому дню третьего месяца выпало стать особым в новейшей истории молодого Опетского Королевства. День этот затмил собою даже неутешительные вести с театров войны. В этот день в замке Алартон проходила коронация родоначальника династии – Виктора Кагера. Алартон наводнился разодетыми толпами приглашенных. Съехались губернаторы систем, представители легализованных самим Кагером общественных организаций, крупные промышленные и финансовые воротилы, знаменитые на всю галактику ученые мужи и светочи искусства, полпред ЕИВ Юрия II граф Янковский, высшие военные чины, чей отрыв от дел на время празднеств не мог нанести ущерба, и многие другие. Были аккредитованы журналисты всех королевских и нескольких иностранных информационных компаний, были приглашены даже имперские СМИ. Но последние так и не объявились, не посмев нарушить запрет эфора Иволы.

На время торжеств были приняты строжайшие меры безопасности, усилены дворцовые патрули, под видом гостей внедрены люди Шкумата. Ущерб замку, причиненный недавними событиями, был полностью возмещен реставрацией и свежими постройками. После ударно проведенных ремонтно-строительных работ, Алартон можно было принять за сказочный дворец, словно по волшебству вырванный из детских фильмов.

Сама коронация на долго не затянулась. В просторном аудиенц-зале, который теперь назывался тронным, с легкостью поместилось более тысячи гостей. Начало церемонии было положено королевским гимном, написанным придворным композитором. Гимн исполнил оркестр санкторской консерватории, накануне получивший статус королевского. И вот под гром фанфар в зале появился Кагер.

Виктор был облачен в парадный белый мундир, абсолютно лишенный украшений. Следуя новому дворцовому этикету, гости встретили своего правителя легкими поклонами и реверансами. Блюдя величие, Кагер взошел на подиум. Грянул торжественный марш, взоры приковались к правителю. Возвышаясь на метр над уровнем зала, подиум блистал свежеобложенной барельефной плиткой с сакральными узорами, в центре него был установлен высокий позолоченный трон, над инкрустацией которого еще вчера корпели санкторские ювелиры. Наступила абсолютная тишина, невероятным образом огромное число приглашенных не проронило ни звука. Был слышен каждый шаг, эхом разносившийся по залу, когда правитель подходил к трону. Он остановился за один метр и на мгновение замер. И одним стремительным порывом занял полагавшееся ему место. С правой стороны к трону подошел сам дворцовый распорядитель, за ним два лакея в блистающих золотым шитьем ливреях. Лакеи несли золотой рангон, украшенный чеканкой ручной работы, на котором поверх подушки из красного бархата помещалась корона. Церемониймейстеры обступили трон с двух сторон, распорядитель поднял корону, лакей передал рангон коллеге. В тот момент, когда на голову правителя надели символ его власти, тишину в зале разбил фамильный гимн рода Кагеров. Гости вновь вытянулись в струнку, правитель остался сидеть.

Так мятежный граф-текронт Виктор Кагер стал монархом.

С угасанием последних нот, король встал. Его голос, многократно усиленный акустикой зала, разнесся среди собравшихся. Король Опета произнес краткую торжественную речь, состоявшую из обращения к подданным, обещания во всем и всегда заботиться о них и клятвы служить на благо молодой державы.

На этом церемония завершилась. Все оказалось предельно просто и сжато.

Зазвучала музыка, мажордом объявил о начале бала. Сотни пар закружили под звуки расположившегося на балюстраде оркестра. В зависимости от музыкальных интонаций, меняли свое освещение стены, зал то погружался в мягкие зеленые, желтые и багряные тона, то вспыхивал всеми цветами и оттенками под бравурные ритмы изливающейся энергии. Над головами танцующих священнодействовала лазерная анимация, расчерчивая величественные и живописные картины дикой природы экзотических планет; потрясающих воображение комет и метеоров; проносящихся над головой, кружащихся в танце призрачных элегантных пар.

За всем этим буйством страстей Кагер наблюдал сидя на троне. Необыкновенное зрелище завораживало, он заметил, что ноги помимо его воли, норовят пуститься в такт музыке. Лица гостей светились весельем, похоже, прием оказал на них впечатление.

Мелодии сменяли одна другую, в основном это были ритмичные композиции, но они периодически разбавлялись медленными танцами, чтобы приглашенные не выбились из сил раньше времени.

К началу одного из таких танцев, Кагер встал, сняв с головы тяжелую корону, ощущать тяжесть которой было так не привычно. Сойдя с подиума, он был тут же захвачен в плен юной особой, с которой и закружился в паре. Заметив монарха среди танцующих, оркестр перешел только на медленные танцы. Кагер сменял партнерш, некоторые из которых двигались довольно неуклюже, другие же элегантно вели его, оберегая словно драгоценную игрушку. Одна из партнерш, дама неопределенного возраста, откровенно глазела на него, чем даже немного смутила Его Величество. Чтобы хоть как-то исправить положение, Кагер решил завязать разговор.

– Мадам, вы достойны восхищения, – сказал он после очередного па, – вы необыкновенно милы и превосходно танцуете.

Виктор ни чуть не лукавил, его партнерша действительно была хороша собой и великолепно чувствовала ритм.

– О, Ваше Величество! Я так польщена, что вы обратили на меня внимание! Меня зовут Изольда.

– А меня Виктор.

Партнерша весело засмеялась.

– О, Боги! Кто же в целой Вселенной не знает вашего имени?

Кагер деланно смутился, будто действительно ляпнул не подумав. Что ж, чувства юмора Изольда кажется была лишена.

– А вы прибыли в одиночестве?

– О, нет, к сожалению. Я прилетела с мужем, префектом из Иналипоса.

– Мне искренне жаль, что ваше сердце уже занято, Изольда.

Следующие два танца он подарил ей.

В соседних залах, не таких больших как тронный, были накрыты столы с угощениями – самыми изысканными блюдами, которые могли предложить придворные повара. Все желающие могли в любое время здесь подкрепиться. С наступлением сумерек многие гости покинули танцы, проводя время за разговорами и трапезой, иные гуляли в парке, среди экзотических и терранских деревьев и растений, между которыми сновали прирученные зверушки и птицы самых невообразимых волшебных окрасов.

Танцы не прекращались, гости входили и выходили, их количество в зале оставалось практически постоянным. Оркестр порядком устал и, чтобы сделать ему перерыв, были объявлены гравитационные танцы, требующие специальной техники исполнения и сноровки. Скрытые от глаз антигравитаторы сотворили невесомость. Полилась спокойная фонограммная музыка, и первые желающие прыгнули и закружились в воздухе. Немало нашлось и таких, кто довольно ловко управлялся с пируэтами в невесомости. Были и шутки – некоторых весьма дородных дам впихивали в поле и они беспорядочно кувыркались, беспомощно барахтая руками и ногами. Внимая их зовам (истерическим крикам), дворцовые служащие вытаскивали их обратно на «землю».

Бал продолжался всю ночь, праздновали не только в Алартоне. Торжества проходили во всех столицах систем, кроме потерянных Тиоры и Альтаски. В ночных небесах гремели и расцветали салюты, замирающие на долгое время в причудливых формах и композициях. Над городами рисовались лазерные картины, летали сказочные существа и небесные метеоры. Указом Кагера, на три дня были снижены цены на спиртное и продовольствие за счет казны. Опетское Королевство праздновало.

Ранним утром король, порядком вымотавшись за ночь, прошел мимо парадного караула в свои апартаменты. В ушах еще звучали зажигающие ритмы, в голове бродила хмель. Он посмотрел в зеркало, ожидая увидеть в себе нечто новое. Но сколько бы он ни приглядывался, да так ничего и не нашел.

«Король! – его мысли были полны горького сарказма, – думаешь нацепил корону – прибавилось семь пядей во лбу? Громкий титул прибавил величия?.. королек…»

Но он был не справедлив к себе. Коронация и торжества были рассчитаны прежде всего на получение политических выгод, последствия от которых не преминут скоро возникнуть.

Надо было выспаться, на завтра запланирован еженедельный консилариум. Осталось всего шесть часов. Кагер побрел в гардеробную. Он уже знал, что во многих державах сегодняшний бал назвали пиром во время чумы.

* * *

Виктор долго ворочался в постели в безнадежной попытке уснуть. В последний раз он спал более двух циклов назад, однако сон не шел. В утомленной голове роились беспокойные мысли. Он знал, что ему просто необходимо поспать, но ничего не мог с собой поделать. Ему казалось, что старательно упрятанные где-то в глубине души беспокойство и страх вдруг нашли выход именно сейчас – после коронации, когда вроде бы ход дел обрел пусть относительную, но такую долгожданную стабильность. Раньше ему порой казалось, что все затеваемые и осуществляемые акции шаг за шагом ведут к тупику и гибели, что он и те кто следуют за ним – балансируют на краю пропасти. Вообще-то, это и было по большей части правдой, но Кагер всегда отбрасывал эти мысли, всецело концентрируясь на достижении цели. А теперь он значительно улучшил и закрепил свое положение – стал королем и тем самым приобрел новый статус для своего сектора. А главное – империя не смогла с ним разделаться. Пока не смогла. А что будет потом? Сейчас в перевозбужденном мозгу Виктора словно медленный яд отравляла сознание мысль о невероятной мощи империи, мощи, которая пока что задействовала ничтожную часть своего потенциала. Он вдруг представил что станет с его мирами в случае поражения. И ощутил страх. Страх за доверившихся ему людей – своих подданных.

Виктор встал с постели. Он знал, уже не уснет без снотворного. На ночном столике таблеток не оказалось, они закончились на прошлой неделе. Виктор не стал вызывать слугу, пусть он король, но даже слугам надо отдыхать. Он так решил. Интересная мысль, которая вряд ли пришла бы кому-то в голову из равных с ним в положении. Вместо снотворного король налил из сифона газированного соку и направился в смежную комнату – в рабочий кабинет.

В кабинете свет зажегся лишь только хозяин переступил порог. Виктор уселся в кресло перед рабочим столом и долго задумчиво потягивал сок. Потом протянул руку, машинально набрав комбинацию на пульте.

– Дежурный оператор слушает.

– Соедините меня с генералом Шкуматом.

– Секунду, – оператор определил откуда вызов, так как Кагер не стал активизировать визуальную связь, затем добавил: – Сию минуту, Ваше Величество.

– Постойте.

– Да, Ваше…

– Если генерал отдыхает, то, пожалуй, не стоит.

– Он у себя, Ваше Величество. Если что-то важное, распорядился немедленно соединять.

– Тогда давайте его.

– Слушаюсь…

На стереоэкране Шкумат появился одетым по-домашнему, все-таки он был в своем особняке, да и время не рабочее. Кагер и представить не мог, что он может походить на тривиального обывателя. Именно так генерал сейчас выглядел.

– Не спишь, Антон?

– Не до этого, Ваше Величество. Много неотложных дел.

– Понимаю. Несомненно ты знаешь, что на сегодняшний консилариум я пригласил немало народу? – это был вопрос риторический, но прозвучал он и как утверждение.

– Я в курсе.

– Хорошо. Меня интересует вот что: настроения. Ты мое всевидящее око и знаешь все о каждом.

– Думаю, я понял, о чем речь. Не вижу причин для беспокойства. В вас верят, Ваше Величество. Особенно теперь, после коронации.

– Одной веры мало, Антон. Я не держу дураков, а каждый кто не дурак, всегда трезво оценивает обстановку и способен сделать прогноз.

– Знаете, Ваше Величество, я даже не хочу это комментировать. Не обижайтесь.

– Не обижаюсь, – улыбнулся Кагер. Пожалуй, генерал был единственным человеком, кто мог так разговаривать с ним.

– Дела идут неплохо. Мы весьма удачно разыграли партию.

Шкумат говорил тоном врача успокаивающего нервозного пациента. Виктор понял невысказанное, укоряя себя за срыв. Не стоит плакаться в жилетку, а надо как-то выскользнуть из тисков захватившей его меланхолии, проявить свою нишитскую натуру.

– Ладно, Антон, оставим это. Я решил сегодняшний консилариум сделать расширенным. Все приглашены на одно время, чтобы доклады проводились в общем присутствии. Я думаю, это будет полезным для сложения общей картины у наших сановников.

– Что ж, вреда от этого точно не будет.

– Надеюсь. Если в меня верят, то веру надо поддерживать. Пусть Сгибнев и Роуц поведают не только мне… их доклады надо бы послушать и другим. То же касается и остальных. И еще, ты тоже выступишь.

– Это чтобы они знали как много у меня работы?

– Успехов. Прежде всего успехов.

– Понял, Ваше Величество. Это будет не трудно.

– Теперь все, отбой.

Виктор отключился и почувствовал некоторое облегчение. Потом решил проверить сетевую почту, дабы проставить визы, если есть что-то срочное. Поспать-то все равно не выйдет, значит лучше скоротать время занимаясь делами. В ящике стола он отыскал упаковку стимуляторов. Маленькая красная капсула легла на панель управления. Бессонница бессонницей, а через несколько часов он должен выглядеть не хуже спортсмена на соревнованиях.

* * *

Двойные двери в зал консилариума распахнулись автоматически. Кагер вошел быстрым уверенным шагом. Члены королевского совета дружно встали и обратили взор на короля в молчаливом приветствии.

– Прошу вас садиться, господа, – обратился он и занял свое место во главе О-образного стола.

Виктор оглядел собравшихся. Обычно здесь не собиралось так много народа, были восемь-десять постоянных членов. На сегодня он пригласил восемнадцать. Напряженные движения, скрытые шевеления, чуть слышимые звуковые сигналы портативных персональников. В атмосфере, сложившейся в зале, чувствовалась некая напряженность.

– Что ж, начнем, – произнес Кагер и, включив свой персональник, вывел на экран нужные ему данные. После непродолжительного просмотра он задал вопрос военному министру:

– Георгий Александрович, доложите вкратце обстановку на Альтаске.

Маршал Опета произвел строго выверенный кивок, встал из-за стола и подошел к развернутой плоскости большого голограммного монитора, на котором были изображены: звездная карта Опетского Королевства, часть от граничащих с ней секторов империи и приграничные с ними системы Русской Империи. Все системы королевства изображались красным цветом, нишитурские – синим, русские – зеленым. По команде маршала на мониторе высветилась крупная синяя точка, обозначающая Альтаску, ее цвет говорил, что система находится под властью Империи Нишитуран.

– За минувшие двое суток второму штурмовому флоту адмирала Казуоры удалось пробиться к Альтаске и эвакуировать остатки шестой армии, – Сгибнев глянул на помещавшийся в его ладони стереопланшет и продолжил: – Были эвакуированы оставшиеся боеспособными пятьдесят шестая и пятьдесят девятая пехотные дивизии, шестнадцатая артбригада, восемнадцатая дивизия мобильной пехоты и еще сорок четыре тысячи солдат из разбитых частей и соединений шестой армии. Также были эвакуированы около двадцати тысяч человек, пробившихся в эвакорайон. Они – это все, что осталось от пятой армии, погиб весь ее руководящий состав, в том числе генерал-полковник барон Амнер. По последним подтвержденным данным, тяжело раненый командир четырнадцатого корпуса генерал-лейтенант Сухов попал в плен.

Кагер помрачнел. Потеря такой весомой фигуры как Амнер вызвала у него жгучую досаду. Выходец из низового служилого дворянства, генерал-полковник был в числе тех немногих высших офицеров, кто искренне воспринял провозглашение Опетского Королевства. Да еще генерал Сухов в плену… Русский генерал-доброволец был из славной союзнической когорты, присланной в помощь Опету императором Юрием. О, Бездна! Как неудачно вышло с Суховым… Но на то и война…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4