Александр Валидуда.

Песчинки в жерновах



скачать книгу бесплатно

Пролог

Выдержки из запрещенной монографии «Гибель свободного человечества» профессора Гиста (личное дело A-198766):

…К последней четверти третьего тысячелетия по времяисчислению древней докосмической эры возрожденное человечество обжило огромные пространства обозримого космоса, пережило череду бушевавших в галактике войн и пребывало в «золотой» эре – именно так нашими историками принято называть ту благословенную эпоху. Человечество воспряло из пепла после самой ужасной, самой опустошительной из всех войн – Войны с чужепланетным захватчиками. Войны, принявшей тотальный характер, Войны на уничтожение. Но человечество выжило и на руинах старой цивилизации расцвела ее наследница. В Золотой эре политика строилась исходя из интересов крупнейших межзвездных компаний, где правительства миров зачастую были лишь номинальными носителями власти. Были позабыты ужасы междоусобиц, голод, экономический хаос; решены многие генетические проблемы, средняя продолжительность жизни достигла ста пятидесяти земных лет. Впервые за многие века утвердилась поистине справедливая система социального устройства; отныне любой индивид мог занять достойное место в обществе, на которое он был способен. Именно в Золотую эру впервые за всю известную нам историю преступления стали явлением столь редким, а законопослушность столь высока, что понятие рецидива осталось лишь в теории юридических наук. Любой гражданин какого бы то ни было мира мог де-факто осуществить свои материальные запросы законным путем.

Примечание цензора: подтасовка фактов, как то: под человечеством «золотой» эры провозглашается население менее половины обитаемых планет – самодовольных, застывших в социальном развитии мирков. Усмотрено: 1) пропаганда и восхваление прогнившей экономической системы, 2) умолчание форм и методов тотального контроля над населением, 3) умолчание о доступности долголетия только правящему олигархическому слою.

…Все споры между планетами и между транссекторальными компаниями решались специальными межсекторными судами. Полиция и вооруженные силы были сведены к минимуму, а армия и военный флот практически утратили свои функции. И если бы не промышленный шпионаж и редкие случаи пиратства, вероятно и эти структуры подлежали бы роспуску. Социальные же структуры и научно-технический прогресс пребывали в стагнации. Фундаментальные открытия в науке были крайне редки, а научные изыскания направлены в русло бесконечных усовершенствований.

Примечание цензора: подача искусственного торможения научно-технического прогресса как естественного пути научного развития, вместе с тем не упоминается о гибели многих научных знаний и технологий прежней цивилизации, не упоминается о вынужденном изменении технической культуры. Превознесение «достижений» корпоративно-надгосударственных структур, а также типичная подача явного развала государствоохранительных институтов как закономерного исторического процесса.

…Кто-то пресыщался сытой и умеренной жизнью, кто-то стремился сделать удачную карьеру, кто-то просто пользовался всеми благами, которые предоставляла цивилизация.

Но в любое время и в любом обществе всегда находились люди, готовые поставить на кон и жизнь, и свободу, чтобы получить нечто большее… Простые искатели острых ощущений, или же отщепенцы. И потому ряды авантюристов и звездных корсаров никогда не иссякали. Компании строили боевые корабли для защиты своих грузов, выделяли средства на содержание военно-космического флота, патрулировавшего торговые трассы и проводившего рейды за пределы окраинных миров, туда где скрывались экипажи пиратов. Как не парадоксально, но именно звездным корсарам многие миры обязаны своей свободой и существованием.

Примечание цензора: таким образом господин Гист объясняет выдавливание системой так называемого «свободного человечества» активных и неординарно мыслящих личностей, не способных довольствоваться ролью сытых, послушных системе индивидов.

…Год 422-й стандартного времяисчисления. Пришли страшные завоеватели – нишитурцы, называвшие себя нишитами, пришли, неся из межзвездных пространств Закон Нишитуран. Это была дотоле неизвестная человеческая раса, предки которых приобрели благоприятные мутации, живя в чудовищных условиях на окраинных мирах обжитого космоса. Каждый нишит обладал недюжинной силой и крепкой мускулатурой, сложившейся на их родной планете с полуторным стандартным тяготением. Сколь разительно нишит выделялся силой от других людей, столь броско он отличался и внешностью, обладая белой, почти молочной кожей и чертами лица, красоту которых признавали представители многих миров. Внезапность и огромная боевая мощь вышколенных многочисленных армад нишитов не дали оказать серьезного сопротивления. В одночасье десятки секторов оказались завоеванными. Так через год появилась Империя Нишитуран. Война продолжалась еще несколько лет, названная в последствии второй галактической. Свободные миры стали образовывать союзы, сложившиеся в федерации и конфедерации, приступили к наращиванию боевых флотов и планетарных армий.

Покорив больше территории, чем в состоянии были «переварить», солдаты Нишитуран остановили свое победоносное шествие и в год 428 по стандартному времяисчислению, на планете Риеста, входящую в Ласниверскую Конфедерацию, было заключено мирное соглашение. Хрупкое перемирие держалось почти девяносто лет, по истечению которых Империя Нишитуран развязала третью галактическую войну. Покорив еще полдесятка секторов, армады Нишитуран прекратили наступление. Император Улрик IIотказался подписывать мирный договор и следующие два десятилетия были отмечены беспрерывными пограничными столкновениями.

Год 541-й, объединенные союзные силы начали новую войну – четвертую галактическую. Добившись в первый год определенных успехов, союзники отвоевали несколько секторов, но уже в год 542-й нишиты наголову разбили их на всех театрах военных действий, вернули потерянные территории и вторглись в Ласниверскую Конфедерацию. Еще через год война завершилась подписанием мирного договора в резиденции императора Нишитуран, а Ласниверская Конфедерация стала именоваться Ласниверской провинцией империи.

Десятки лет союзные державы и Империя Нишитуран находились в напряженных отношениях. Но постепенно ужасы войн стали меркнуть, родились новые поколения и последовал обмен дипломатическими представительствами, наладились и стали расширяться торговые связи.

Год 577-й с.в. У периферийных с Пустошью секторов империи Нишитуран из неизведанных межгалактических просторов космоса появились ассакины. Человечество вновь столкнулось с инопланетной разумной формой жизни. Чужедальние завоеватели вторглись в империю, оставляя за собою лишь опустошенные миры. Оправившись от первого потрясения, нишиты остановили армаду чужаков и выбили ее за пределы империи, платя за каждую ошибку слишком высокую цену.

Так человечество вновь схлестнулось с чуждым разумом и с ужасом осознало, что возвращение ассакинов всего лишь вопрос времени.

Примечание цензора: господин Гист ни слова не упомянул, что задолго до ассакинов, еще перед гибелью первой цивилизации были установлены контакты со многими инопланетными формами разумной жизни. Видимо, имеет место информационный фильтр так называемого «свободного человечества».

Рекомендация цензора: провести изъятие во всех присоединенных мирах империи.

ЧАСТЬ I
ПРЕЛОМЛЕНИЕ

Глава 1

13.02.619 г.с.в. Федеративное Скопление Арбела. Сектор Монар.

Диковинный звездный узор словно бы подстегивал фантазию. Казалось, что гордые и величавые бриллианты, топазы и рубины солнц неким причудливым образом нанизаны на одну невидимую нить. И не просто нанизаны, а шутки ради закручены самим Создателем в правильную спираль. Это созвездие носило смешное название – Спиралька. Планета Атана, спутник желтой звезды Кси-Спиральки, была единственной обитаемой в этом созвездии. Для девяноста миллионов ее жителей такая необычная и в чем-то вычурная конфигурация близлежащих светил являлась предметом особой гордости и символом туристического успеха.

В океане космоса Кси-Спиралька выглядела золотым огоньком. Одинокому наблюдателю, смотревшему на внешнепространственный экран в своей тесной каюте, огонек этот казался живым и приветливым. Наблюдатель, молодой человек по имени Константин Масканин, с документами на имя гражданина ФСА с односложным именем Мэк, естественно знал, что ВП-экран преобразует фиксируемую панораму вселенной в привычную для человека картину восприятия, устраняя спектральные смещения и прочие «минусы».

О космосе Константин грезил с детства. С юных лет он мечтал о нем, глядя на усыпанное мириадами огней ночное небо. И детская мечта предопределила его выбор. Предопределила вопреки воле отца, ждавшего, что он пойдет по его стопам. Однако пятнадцатилетний выпускник-кадет Константин Масканин подал документы в Академию Военно-Космических Сил. С тех пор прошли годы.

Звезды всегда завораживали Константина, хоть и успел он помотаться средь них. А сейчас, собранные в этом уголке космоса, они пробуждали сожаление и тоску по покинутой детской мечте.

Воистину космос непостижим в своей необъятности, это понимаешь, когда находишься где-то среди его бескрайных просторов. Здесь звезды всегда кажутся холодными и равнодушными, свысока взирающими на проносящиеся словно секунды столетия, не желающими замечать накал бурлящих средь них страстей и все новые трагедии амбициозной, но такой хрупкой расы, возомнившей себя хозяином вселенной. Другое дело – Кси-Спиралька и подобные ей светила, давшие человеку пристанища. К ним даже люди весьма далекие от утонченного восприятия питали благорасположение словно к чему-то одушевленному, утонченные же натуры воспринимали солнца живыми существами. И вот, смотря на золотой огонек этого теперь уже относительно близкого солнца, Масканин думал о сделанном в прошлом выборе. И жалел. Жалел, что бросил флот и согласился отправиться в Богами забытое место, именовавшееся ФСА. Он смотрел на звездную панораму как на саму вечность, приоткрывшую краешек таинственного занавеса и позволившую вдруг заглянуть в грядущее. Он понимал, что последние три года все же не потрачены впустую, что уже близок тот час, ради которого все затевалось. Но вместе с тем пока и не подозревал, что лайнер «Литиум», на борту которого он находился, станет отправной точкой, с которой начнутся его злоключения, что нить его судьбы уже переплелась с паутиной истории, где ему отведена не последняя роль. Далеко не последняя.

Три года Константин провел на чужбине. Три года под чужим именем в чужих мирах. И два из них он проклинал тот день, когда согласился бросить флот, оставить перспективную карьеру и спокойную жизнь, и покинуть Родину. Теперь вот она – близкая развязка скитаний на чужбине. Венец усилий его собственных и усилий десятков неизвестных соратников. Там на Атане его ждут. Там настанет финал операции с этим трижды проклятым проконсулом.


«Литиум», пожалуй, он и его немногочисленные близнецы по серии честно заслужили ярлык нетипичных судов в своем классе. Слишком уж много было в нем всяческих «очень». Когда этот пассажирский лайнер появлялся на орбите какой-нибудь планеты, своими размерами он поражал всякое воображение. В общегалактическом реестре он классифицировался под индексом «А+», что соответствовало его небывалым габаритам и высочайшей благоустроенности пассажирских кают, совмещенных гением инженерной мысли и самых передовых технологий, существовавших на момент его постройки. Правда, с той поры прошли многие годы… Лайнер вмещал семьдесят палуб, предназначенных для перевозки более пяти тысяч пассажиров, еще два десятка палуб отводилось для нужд команды и грузовых отсеков. В галактике существовал лишь один подобный гигант – сверхтяжелый транспортный звездолет класса «Астра Инкогнита», производимый в Империи Нишитуран.

Система Атана – промежуточный пункт рейса «Литиума», находилась в нескольких парсеках – в каких-нибудь двух стандартных сутках полета. Конечно, более современные лайнеры покрыли бы это расстояние в полтора-два раза быстрее, но они не могли тягаться с «Литиумом» в извлечении прибыли с весьма и весьма состоятельных пассажиров. Лайнер отмерял свой шестой десяток, все эти годы неизменно выполняя одни и те же рейсы. Нынешний рейс выпадал из числа обыденных. На борту пребывал Роберт Ал – проконсул сектора Монар. По заведенной им самим лет десять назад традиции, проконсул каждый стандартный год путешествовал на «Литиуме», дабы провести отпуск на курортах Атаны, где его уже ждала семья. Традиция эта каждый раз стоила не мало нервных клеток охране, а особенно ее начальнику Ханабальду, давно потерявшему всякую надежду убедить хозяина летать на Атану на одной из собственных яхт, которые, к слову, были весьма быстроходны, а роскошью апартаментов превосходили «люксы» «Литиума». И зачем, недоумевал Ханабальд, проконсулу эта едва ползущая колымага, похожая скорее на центр развлечений, запиханный в звездолет и заброшенный в космос? Ханабальда раздражало, что все его разумные доводы Ал попросту игнорировал. И каждый год неизменно повторялась та же история. Однако причина была довольно проста: за карточными и бильярдными партиями на борту «Литиума» Ал обсуждал некоторые весьма щепетильные дела в кругу доверенных лиц. И не только их. У проконсула ведь были свои тайны.

Жизнь на лайнере бурлила во всю. Обычному пассажиру было в общем-то глубоко плевать, что судно почтил своим вниманием сам проконсул. На сорок четвертой палубе, предназначенной для развлечений гостей, где опустошение кредитных карт велось с дьявольской изобретательностью, собиралось множество разношерстного народа. Живые оркестры (небывалая роскошь!) играли мелодичные интерпретации для зрителей, занимавших бесчисленные столики в отсеках-ресторанах и отсеках – кабаре, в которых с удивительной проворностью сновали вышколенные официанты в белой флотской униформе. В другом отсеке начинался стриптиз в невесомости, неизменно собирая самые большие толпы. Имелись на борту «Литиума» и другие места, способные удовлетворить как самые изысканные вкусы, так и самое больное воображение.

Ал всегда предпочитал игровой отсек всем этим новомодным (или старомодным – как посмотреть) завихрениям, особенно он ненавидел казино, где бесились шумные толпы праздных туристов и где охрана не могла в полной мере контролировать ситуацию. Это был тучный лысеющий человек среднего роста, как всегда одетый в дорогой официальный костюм. В руках, с безвкусно нанизанными на пухлые пальцы перстнями, он держал карты, сосредоточив все свое внимание на партии в покер. Он блефовал и делал это довольно успешно, одновременно стараясь уловить, кто из игроков поступает так же. За столом сидели еще шесть человек, четверо из которых являлись его неизменными партнерами по игре, как впрочем и в делах – владельцы крупнейших промышленных монополий сектора. У всех у них были громкие имена, обеспеченные внушительными капиталами и влиянием. «Литиум» был не единственным местом подобных неофициальных посиделок, однако получить приглашение от проконсула на ежегодный междусобойчик на борту лайнера считалось знаком расположения хозяина сектора.

За спиной Ала бесшумно появился Ханабальд. Дождавшись, когда проконсул обратит на него внимание, начальник личной охраны передал хозяину видеофон, шепотом сообщив, что с ним срочно хочет поговорить капитан лайнера. При этом Ханабальд сумел извиниться так, словно бы он извинялся за свои извинения. Ал едва не вздрогнул, успев однако привыкнуть к дурацкой привычке Ханабальда неожиданно появляться за спиной словно привидение. Это всегда било по нервам, если переживешь несколько покушений.

– Прошу прощения, господа, – откланялся Ал без всякого удовольствия, досадуя, что приходится прерывать довольно удачную партию, – продолжим в следующий раз.

Он взял видеофон и отошел к одному из незанятых крайних столов, где его никто не мог потревожить.

– Слушаю, – произнес он, когда на маленьком голограммном экране появилось озабоченное лицо капитана.

– Господин проконсул, возникла нестандартная ситуация. Вас не затруднит подняться ко мне на мостик? – интонация капитана выдавала волнение.

– Затруднит. Вы отрываете меня от важных дел.

– Поверьте, я бы не стал беспокоить вас по пустякам.

– Не знаю что и думать, капитан. Чего ради вам так вдруг понадобилось мое внимание? Что стряслось, дьявол вас разбери?

– Господин проконсул, – невозмутимо ответил капитан, проглотив грубость Ала, – считаю своим долгом предупредить, что у нас на пересекающемся курсе неизвестный звездолет.

– Ну и?

– Он идет прямо на нас. На запросы не отвечает…

– Благодарю за предупреждение. Как я понимаю, вам не удалось опознать его?

– Именно, господин проконсул. Это неизвестный в ФСА тип звездолета. Боюсь, его намерения слишком явные. Я уже приказал связаться с ближайшей полицейской базой и запросить помощь.

– Ну что же, вы правильно поступили, капитан. Мы можем оторваться от него? – в голосе Ала звучало равнодушие, которого он, однако, не испытывал.

– Вы сказали «оторваться»? «Литиум» всего лишь пассажирский лайнер, господин проконсул. Чтобы набрать ускорение и сравнять наши режимы хода, нам понадобится не менее сорока-пятидесяти минут. За это время неизвестный корабль сократит дистанцию до менее трех светоминут. Если же он увеличит скорость хода, то тогда… все произойдет довольно быстро.

– Делайте все возможное, капитан. Через восемь-десять минут я присоединюсь к вам. Действуйте.

Проконсул отключился и рассеяно уставился на погасший г-экран.

– Кажется, этот «Литиум» может стать для меня золотой мышеловкой, – высказал он Ханабальду, задумчиво прикусив губу. – Теперь я начинаю сожалеть, что не слушал тебя… Остается только надеяться, что все это не имеет прямого отношения ко мне.

Начальник охраны предпочел смолчать. Он всегда молчал в подобных ситуациях, чтобы не обнажать перед хозяином его собственные просчеты.

На всех палубах заголосила сирена. Диссонансный вой действовал на нервы, он звучал так, будто разрыдался слабоумный детина. Через аварийные вещатели изливался голос старшего помощника капитана, сообщая о временном изменении программы полета, причем извещая об этом в таких выражениях, словно все пассажиры поголовно были детьми не старше десяти лет. Напоследок он призвал всех немедленно занять свои каюты. Спокойно и без паники толпы людей стали покидать аттракционы, рестораны, казино и другие заведения, задавая кучу дурацких вопросов попадающемуся судовому персоналу, который впрочем, не зная толком что происходит, объяснял случившееся техническими неисправностями.

Взяв с собой Ханабальда и еще трех охранников, Ал поднялся гравилифтом на верхнюю палубу, откуда в сопровождении поджидавшего их члена команды, прошел на капитанский мостик.

Пожилой человек с серебряной шевелюрой и глубокими морщинами, испещрившими лицо – таким был капитан «Литиума» Сакс. В его подтянутой фигуре и жестах прослеживалась властность, выработанная десятилетиями, проведенными в космосе капитаном полутора десятков звездолетов. В другой раз Ал не обратил бы внимания на эту его властность и выпяченную на показ независимость, но сейчас все это подействовало проконсулу на нервы.

– Пройдемте к монитору, господин проконсул, – предложил Сакс. – В данный момент мы постепенно набираем ускорение. Через десять минут, к сожалению, вы сможете это почувствовать, так как антиинерционные системы судна не рассчитаны на работу в таком режиме… Обратите внимание на вот этот монитор. Красная точка на нем – это мы, зеленая – это неизвестный звездолет.

С показной невозмутимостью Ал наблюдал как неуклонно сокращается расстояние между двумя точками на стереоэкране. За последние восемнадцать лет, что он являлся проконсулом сектора, он смог припомнить только один случай подобный этому. Хотя было известно, что в некоторых других секторах ФСА отмечались случаи пиратства. Сам не зная почему, но Ал был уверен, что преследующий корабль был именно пиратским. Но ведь сектор обладает мощным полицейским флотом… Вернее, должен был бы обладать, подумал он. Теперь проконсул пожалел, что в прошлом году сократил бюджет секторальной полиции.

– Вам удалось что-нибудь узнать о нашем преследователе, господин Сакс?

– Да, господин проконсул. Кое-что бортвычислитель уже в состоянии выдать. Пожалуйста, – Сакс вывел на голоэкран трехмерное изображение преследователя, обладавшего непривычными очертаниями, и продолжил: – Двигатели объекта в режиме крейсерского хода. Судя по этому и по тому, что нейтринный след сильно экранирован и мы слишком поздно его засекли, можно заключить, что это боевой звездолет. И он по-прежнему игнорирует запросы.

– Так! Прекрасно, прекрасно, – Ал обвел глазами мостик, давя подступающую злость. – Значит за нами во всю дурь своих чертовых двигателей прет полный психов неизвестный корабль… Превосходно! Ну просто очень превосходно! А военные и полиция даже не знают, что по сектору спокойно разгуливает этот… этот… – Алу вдруг остро захотелось, чтобы перед ним предстали начальник секторальной полиции и командующий военной группировкой сектора. Впрочем, на адмирала Кромайера не надавишь, у него столичные покровители. О, бездна! Не будь этих покровителей, проконсул давно бы растоптал это напыщенное ничтожество Кромайера! Зато генерал Парс скоро слетит со своего кресла, давно пора иметь в полиции более толкового генерала, желательно служаку, а не одного из прихлебателей, от которых как выясняется пользы – пшик! – Откуда он взялся, этот пират, господин Сакс? Не мог же он возникнуть из ничего?..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5