Александр Ульянов.

Мертвые королевства: Годы гроз



скачать книгу бесплатно

– По воле Господа и воле королей война все равно случится. Не я начну ее, так Илларио, – Эсмунд стал разминать ноющую кисть. – Так лучше это сделаю я, правда, Герда?

Она кивнула, но согласия на ее угловатом лице не было и в помине.

– Правда, – сказал Эсмунд. – Все решено. Пусть будет так.

Пусть будет война.

IV

Америя, г.Низарет


Ночью в дверь Молларда постучали. Он сразу проснулся и взглянул в окно. Еще темно. Кому понадобилось будить его до рассветной молитвы?

– Войдите.

В комнату с трудом протиснулся Симон со свечой, уже одетый к путешествию. Дэн собирался встать, но архиепископ махнул рукой и присел на кровать. Кровать прогнулась, отчаянно скрипнув.

– Я уже отплываю, – сказал архиепископ. – Люблю завтракать на воде. Для этого у меня даже есть небольшая барка.

Дэнтон кивнул.

– У меня есть для вас тайное поручение, инквизитор Моллард.

– Я слушаю, ваше святейшество.

– Вчера, пока мы были на соборе, в Низарет прибыла одна важная особа. Я прошу вас сопроводить ее до Дримгарда.

– Дримгард на востоке, – напомнил Дэнтон. – Еретики – на севере.

– Я и без вас знаю, где что находится в нашей стране! – раздраженно пробубнил Симон.

– Тогда вы понимаете, почему я отказываюсь от поручения.

– Вы не можете, – протер опухшие глаза архиепископ.

– Могу. Мне следовало разобраться с Возрождением уже давно.

– Вы не можете! – возвысил голос Симон. – Это приказ короля.

Дэнтон поднял бровь.

– Полтысячи солдат инквизиции должны в преддверии осени идти на край Востока, чтобы сопроводить одного человека? Вы уверены, что его величество не рехнулся?

– Перестаньте, Моллард, перестаньте, – покачал головой архиепископ. – Не будьте таким же упрямым, как Хейс.

– Феникс дурно влияет на меня. Так кого нужно проводить?

– Того, от чьей жизни, возможно, зависит дальнейшая судьба Америи. Никто не должен знать, кроме вас и ваших рыцарей…


* * *


После рассветной молитвы инквизиторы прощались на площади перед храмом. Они виделись в последний раз, хоть пока и не знали этого.

Ройс по-братски обнялся со всеми. Моллард неохотно похлопал его по спине. От Ангиля пахло лошадьми и травой. Запах Ривергарда.

Равель не полез обниматься, только до хруста пожал всем руки. Он пригласил Молларда встретиться на зимовке в Шен-Тион, замке инквизиции на севере Вилонии.

– Уверен, вы быстро расквитаетесь с еретиками, – сказал он и поспешил за Ройсом на конюшню.

Феникс не стал ни обниматься, ни жать руку. Они с Моллардом кивнули друг другу и разошлись. Люди Хейса ждали возле площади – две сотни солдат и три рыцаря. Барта Кирби Дэн уже успел запомнить – что ж, этого парень и добивался. Еще одного, худого и безволосого, он видел в первый раз. Губы рыцаря были закрашены углем – символ обета молчания.

А вот третий был знаком Дэнтону очень хорошо. Дикого вида мужчина с густой черной бородой и копной растрепанных волос, он был известен как рыцарь по прозвищу Зверь, самый жестокий человек в Железной инквизиции.

Увидев Молларда, он широко улыбнулся и послал ему воздушный поцелуй.

Моллард отвернулся и направился за Вихрем.


В тени конюшни пахло сеном и навозом. Когда Дэн зашел внутрь, глаза не сразу привыкли к темноте. Раздались осторожные шаги, и кто-то взял его за руку. От неожиданности Дэнтон вздрогнул.

– Это я, – послышался тонкий, почти девчачий голос.

Стройный – даже чуточку костлявый – силуэт Кассандры постепенно проступал из темноты.

– Я уже просил тебя не подкрадываться. Это – последний раз.

– Простите, инквизитор, – склонилась Кассандра. – Я сожалею о проступке.

Моллард огляделся по сторонам. Никого, даже лошадей почти нет. Равель и Ройс уже уехали. Пара грумов33
  Конюший в средневековой Англии


[Закрыть]
собирали навоз в дальнем конце конюшни.

– Насколько сильно ты сожалеешь? – подходя ближе, спросил Дэнтон.

– Невероятно, – ответила она.

– И как ты это докажешь?

Моллард оглянулся, и вовремя – в конюшню с двумя секирами на плечах вошел Брон. Дэнтон и Кассандра разошлись к своим лошадям, не поглядев друг на друга.

Бронвер Раддерфорд поставил секиры у стойла своего Грома. Могучий, хоть уже и старый рыцарь, Брон должен был стать инквизитором прежде Дэнтона. Не повезло: инквизитор Кослоу назвал преемником Молларда, а Брон так и остался в рыцарях, затаив обиду.

Высокий и крепкий, в молодости Бронвер был мечтой любой женщины. Теперь же над поясом у него висело брюшко, кожа сделалась рыхлой и блеклой, а от волос осталось только несколько прядей на затылке, собранных в тонкий хвост. Его часто тревожило больное колено, и мучили таинственные, страшные кошмары, о которых он никому не рассказывал.

Но несмотря на все проблемы возраста, рыцарь был еще полон сил.

– О, вы здесь! – только сейчас Брон заметил Дэна и Кэс. – Мы готовы отправляться?

– Почти. Где наши люди?

– Должны быть у восточных ворот. Не терпится в путь, да? – Брон зашел в стойло и потрепал Грома по морде. – Я сто лет не был за Шрамом. Там жил один мой брат. Если он еще жив, то варит темное пиво на кедровых орешках – обопьешься!

Двоюродных братьев у Брона было втрое больше, чем дядей, а племянников – втрое больше, чем братьев. О его обширном семействе ходили десятки сказаний и баллад. Самую знаменитую, о Битве сорока братьев, пели в каждой таверне.

– Боюсь, у нас будут другие дела, – сказал Дэнтон и выпустил Вихря из стойла.

В Америи каждый гордился своей лошадью, но Вихрю позавидовал бы даже король. Высокий и статный, он являлся воплощением конской династии Груфов, и вел свой род от самого Рунна Неукротимого. Таких, как он, называли груферами, и заполучить подобного коня мечтали многие дворяне.

Гром происходил из побочной династии, был ниже ростом, но шире и выносливей. Он и Вихрь были такими же подспудными соперниками, как Дэнтон и Брон.

– Кстати, инквизитор, в обозе для вас есть новенький позолоченный шлем. Подарок от архиепископа, насколько я понял.

– Его святейшество случайно не передавал подарков для нас с тобой? – спросила Кассандра, выезжая из стойла и собирая волосы в хвост.

– Увы, только свое благословление, – рассмеялся Бронвер и тоже залез в седло.


Утро вступило в свои права, и улицы Низарета наполнились горожанами. Босые рабочие топали в сторону гавани, погонщики вели за собой вьючных ослов, торговцы расставляли товар, зевающие стражники за всем этим наблюдали.

Моллард и его рыцари оказались на площади Милости. В центре раскинулся каменный пруд, где, стоя по колено в воде, улыбалась статуя Белой королевы. Сквозь чистую воду виднелись ее ступни и дно, покрытое оловянными фигурками в виде рук, ног и других частей тела. Люди покупали изображения того, что у них болело, и бросали в пруд, прося у святой королевы исцеления.

Мрачные деревянные ворота вели с площади в Покаянный город – смиренные трущобы Низарета, где в страхе пред Небытием обитали грешники. Люди, чьи проступки были достаточно тяжелы для казни и вечной гибели души, могли оказаться там. До конца жизни им предстояло каяться и жить в суровой аскезе, надеясь, что Господь простит их.

На площади было много народу – люди молились, обменивались слухами, детишки гонялись за голубями. Молодой священник готовился читать проповедь.

Моллард увидел Эмонда Равеля. Он шел пешком и раздавал грешникам медяки. Нищие облепили его отряд и превозносили щедрость инквизитора, обещая молиться за него.

– Может, и нам стоит попросить молитвы у покаянцев, – сказала Кэс.

– Ты правда думаешь, что Просветитель слышит их? – спросил Дэнтон.

– Не знаю, – Кассандра достала из кошелька горсть медяков. – А вы думаете, что нет?

Она подкинула блеснувшие под солнцем монеты и нищие накинулись на них, как воробьи на крошки, на ходу благодаря щедрую госпожу.

– Если их молитвы помогут, то это стоит дешево. Если нет, – Кассандра пожала плечами, – Брон все равно пропьет эти деньги.

– О, чтобы отыскать пива, мне монеты не нужны! Меня готовы поить за пару баек о моих родственничках. Хорошо быть знаменитым, Кэсси.

– Не называй меня так, – прорычала она.

– Довольно, – сказал Моллард. – Едем.

V

Когда они проехали сквозь восточные ворота, именуемые Дверью Зари, у Дэнтона захватило дух. Его людей стало больше в десять раз. Теперь это уже не отряд, но целая армия – не всякий ленник44
  Владелец лена, т.е. феода, феодал


[Закрыть]
обладает такой. Пять сотен отборных солдат, каждый из которых обучен сражаться с людьми и чудовищами.

– Брон.

– Я тут.

– Расскажи о моей армии.

– Н-ну… – замешкался Брон. – Что тут скажешь? Две сотни конных. Лошади молодые, бодрые, все как один жеребцы. Три сотни латников с шестоперами. Сто человек прислуги и шесть телег в обозе.

– А это кто? – спросила Кассандра.

Бронвер и Моллард одновременно посмотрели за ней и увидели двух путников, едущих в тени городской стены. Один из них сверкал доспехом и был вооружен до зубов – на седле были приторочены шлем, треугольный щит и булава, на поясе висели меч и кинжал. На луке седла дремала черная птица с огромным желтым клювом и белыми плечами. Его спутница, одетая в простое платье с капюшоном, ехала на самой красивой лошади, какую видел Моллард. Ослепительно белая шкура сверкала на солнце, длинная грива лоснилась, будто шелк, а поступь напоминала полет. Два вьючных мерина, спешащих за ней, были все равно что драные голуби рядом с благородным лебедем.

– Его святейшество возложил на меня одну миссию, – сказал Дэн. – Мы сопроводим кое-кого до Дримгарда.

– До Дримгарда?! – воскликнул Брон. – Тогда придется оставаться там зимовать. Или мы хотим переться обратно в Лотарию через вьюги?

– Придется.

– Но разве нам не велели как можно быстрее разобраться с ересью? И кто это вообще такие?

– Важные люди, по крайней мере один из них, – сказал Моллард. – Не забудь поклониться.

Всадники приблизились к ним. Вооруженный широко улыбнулся и склонил голову, тряхнув золотыми локонами. Птица на седле щелкнула и тоже поклонилась. Брон усмехнулся в усы.

– Приветствую вас, инквизитор, – сказал юноша. – Меня зовут сир Эльтон Лавеллет. Добрый день, сир, миледи, – кивнул он Брону и Кэс.

– Я рыцарь, – рыкнула Кассандра.

– Простите мою слепоту, госпожа, – заулыбался Лавеллет еще шире. – Но у вас далеко не рыцарская красота.

– Как и у вас, – фыркнула Кассандра и повернулась ко второму всаднику. – Ваш спутник не представится нам?

– Она здесь тайно и к тому же не привыкла представляться сама.

– Хватит, мой сир, – прозвучал искристый голос, и ухоженные руки скинули капюшон. – Инквизитор знает обо мне.

Перед ними предстала прекрасная девушка с чистой, гладкой кожей и аккуратными чертами лица. Тонкий, чуть вздернутый носик, яркие пухлые губы и высокий лоб – все говорило о высоком происхождении. Светлые волосы были распущены – привелегия знатных.

– Принцесса Алина Америйская, – объявил Лавеллет.

Брон ахнул и поклонился так низко, что почти коснулся лбом холки Грома. Кэс почему-то выругалась, тут же извинилась и поклонилась. Моллард ограничился глубоким кивком.

– Моя принцесса. Большая честь видеть вас.

– Для меня тоже честь познакомиться с вами, инквизитор Моллард, – сказала принцесса Алина, дочь короля Эсмунда и наследница трона.

– Я восхищен, ваше величество, – не поднимая головы, пробасил Брон. – Вы и впрямь прекрасны, как говорят.

– Полно, сир, вы меня смущаете, – кротко отозвалась принцесса и впрямь чуть покраснела. – Распрямитесь. Вы – сир Раддерфорд, верно? О вашем роде ходят легенды.

– Не всегда приличные, госпожа, но я рад, что вы слышали.

– А вы? – Алина повернулась к Кассандре, и та опустила глаза. – Про вас я, кажется, не слышала.

– Я Кассандра, ваше величество. Из простолюдин. О моем роде не ходят легенды.

– И все же вы добились того, что стали рыцарем инквизиции. Не смущайтесь – это достойно уважения.

– Спасибо, ваше величество.

Эльтон продолжал улыбаться, но на сей раз улыбка показалась Дэну паршивой.

– Я рад, что мы все познакомились, – сказал он чуть громче, чем следовало. – Архиепископ приказал сопроводить вас, но не сказал о цели вашего путешествия. И о том, почему вас только двое.

– В Дримгарде бушует черная лихорадка – наверняка вы слышали. Я еду, чтобы исцелить ее, а мой верный рыцарь охраняет меня в пути.

– Я слышал о вашем даре, госпожа… – осторожно начал Дэнтон. – Но неужели вы способны исцелить даже ту таинственную хворь?

– С Божьей помощью, инквизитор.

– Вы сомневаетесь в силах принцессы? – спросил Эльтон, и его улыбка вдруг стала угрожающей. Удивительно, как этот юноша умел играть лицом.

– Я много слышу о чудесах, сир Лавеллет, и каждый раз это оказывается либо ложь, либо ересь.

– И кто я, по-вашему? – без тени раздражения или гнева спросила Алина. – Лжец или еретик?

– Не смею обвинить вас, принцесса.

– Когда вы увидите, то больше не будете сомневаться, – бросил Эльтон, и жеребец под ним всхрапнул и ударил копытом.

– Хватит, любовь моя.

Моллард и рыцари переглянулись, услышав это.

– Долг инквизитора – сомневаться во всяком, кто мнит себя наделенным Божьей силой, – закончила Алина.

Дэнтон кивнул.

– Будем надеяться, что ваш дар нам не понадобится.

– Так почему вы не взяли с собой людей, принцесса? – осведомился Брон.

– Считайте, что это паломничество, – отвечала Алина.

– Но вы же будущая королева, – не унимался Брон. – Слишком опасно ехать через всю Америю в одиночку.

– Вы забываете, что у госпожи есть я, – сказал Лавеллет.

Бронвер поднял брови, оглядывая юношу.

– И как давно ты стал рыцарем, мальчик?

– Полгода назад. Мне двадцать один. Полагаю, вы хотели спросить, много ли сражений я повидал?

– Доблесть меряется шрамами, как всегда говорил один мой дядюшка.

– Я бы сказал, что скорее их отсутствием, – вновь улыбнулся Эльтон.

– Просветитель охранит нас в пути, – вмешалась принцесса. – Я хочу, чтобы люди видели – я не боюсь опасностей, покуда Бог со мной.

– Но я уговорил принцессу, что солдаты инквизиции – не кто иные, как воины Божьи, – сказал Эльтон. – Потому мы и просим сопровождения.

Дэнтон кивнул. Принцесса, быть может, и обладает целительной силой, но этот дар, похоже, ослепляет ее. Даже святого могут ограбить и убить на дороге – со святым Джерри так и случилось. Хорошо, что Лавеллет смотрит на мир более трезво.

Она сказала ему «любовь моя»? Правда? Эсмунд позволил дочери обручиться с простым рыцарем? Ведь будь Лавеллет из богатого рода, он бы точно выдал все свои титулы при знакомстве.

– В таком случае я не могу отказать, – сказал Моллард. – Мы выдвигаемся немедленно, принцесса. Путь до Дримгарда далек, и уже скоро на востоке начнутся осенние бури. Впереди у нас несколько месяцев пути, и дорога будет тяжелой.

– Меня это не пугает, – отвечала Алина. – Не забудьте про подарок, сир Лавеллет.

– Инквизитору сегодня все дарят подарки, – едва слышно проговорила Кассандра.

– Это клювогорн, – сказал Эльтон, снимая с седла птицу. – Он умеет копировать речь и звуки, запоминает лица людей и может передавать послания тем, кого знает. В землях Ривергарда клювогорнов используют для передачи приказов на поле боя. Конечно, ваша армия пока не столь велика, инквизитор… Но кто знает, она может и вырасти!

– Безусловно, – Дэнтон вытянул руку. Птица пересела к нему и потешно вытянула шею, заглядывая в лицо.

– Его зовут Арик. Прикажите ему «горн!» и он протрубит.

Моллард погладил птицу по гладким перьям.

– Арик, горн!

Клювогорн распахнул массивный желтый клюв и издал мощный трубный звук, оглушивший Дэнтона. Солдаты повернулись.

– Свободным строем, вперед! – приказал Дэн и махнул рукой.

Арик повернулся, указал клювом в ту же сторону, и протрубил снова. Моллард пересадил его на луку седла, но клювогорн подлетел и уселся на плечо инквизитора.

– Какой смышленый! – изумилась Кассандра.

– Я рада, что вам нравится, – сказала Алина.

Дэнтон смотрел на марширующих солдат, поглаживая клювогорна. Наконечники копий и панцири блистали в утренних лучах, знамена инквизиции раскрылись на ветру.

Дэнтон редко улыбался, но сейчас не мог удержаться.

VI

Америя, Кроунгард


Кальдийские мечи и америйские копья нацелились друг на друга. В галерее разом наступила тишина. Придворные прижались к стенам. Только ливень опять разбивался об окна, мерным гулом наполняя коридор.

Дюжина стражников загородила проход троим паладинам Престола. Покрытые яркой эмалью доспехи паладинов сверкали, отражая пламя факелов. Из двух цветов Просветителя – серебряного и синего – кальдийцы предпочитали второй.

Сир Эриг Раддерфорд, капитан дворцовой стражи, вышел вперед.

– Разворачивайтесь, – сказал он, но голос его звучал не столь уж твердо.

Паладины переглянулись.

– Намьестник хочет отправить письмо, – с акцентом сказал один из них.

– Это запрещено. Приказ короля, – сказал капитан. Он единственный не обнажил клинка, и это почему-то придавало уверенность, которой обычно не хватало.

Паладин шагнул вперед. Эриг едва не выхватил оружие, но сдержался. Придворные зашептались, и он понял, что делает все правильно. Сегодня вечером все будут говорить, что капитан дворцовой стражи прогнал кальдийцев, даже не обнажив меча.

– Возвращайтесь в башню, – сказал он уже тверже.

– Никакой король не указ Великому Намьестнику! – сказал паладин, тыча мечом в грудь Эрига, так что острие почти касалось черненых лат.

– Вы находитесь во дворце Эсмунда Первого, и здесь он указ кому угодно, – капитан сглотнул. – Разворачивайтесь.

Паладин качнул головой. Его собратья двинулись вперед, заходя с флангов, как будто втроем собирались окружить двенадцать гвардейцев. Эриг почуял, как напряглись его люди, и сам приготовился к схватке.

Слухи утверждали, что на самом деле паладины плохие бойцы, и берут туда прежде всего статных, а не сильных. Но слухи часто врут.

Эриг облизнул пересохшие губы и потянул меч из ножен.

– Тогда сейчас ты узнаешь, собака… – сказал он. Хмурый взор паладина вспыхнул.

– Пожалуйста, не надо крови!

Откуда-то появился кардинал Лекко. Его сутана была столь же синей, как доспехи паладинов, но на груди и рукавах пролегали серебряные полосы. Джерио эль Лекко был неприятен, да что там – уродлив, но каждое слово, исходящее из кривозубого рта, веяло мудростью и спокойствием.

– Уберите мечи.

Кардинал подошел и долго смотрел паладину в глаза. Тот надменно покачал головой. Эриг не сразу вспомнил, что в Верхнем Кальдириуме этот жест означает согласие. Синие рыцари убрали оружие.

– Поднимите копья, – кардинал повернулся к Эригу, и тот вдруг сразу повиновался. Быстрее, чем паладин.

– Поднимите, – буркнул он.

– Я понимаю, что у Великого Наместника есть потребности, но покуда вы в Кроунгарде, вы должны подчиняться требованиям его владыки, – проговорил Лекко.

– Великий Намьестник не служит корольям!

– Над ним лишь Бог, это так, – Лекко расплылся в лошадиной улыбке. – Но коридоры, по которым вы ходите, еда, которую вы едите, и голубятня в этом дворце принадлежат королю Эсмунду. Вы должны просить позволения, а не требовать.

– Великий Намьестник…

«Он вообще знает другие слова?» – подумал Эриг. Ему хотелось как можно скорее уйти, потому что он чувствовал себя бесполезным.

– Я не вижу его здесь, – погасив улыбку, сказал кардинал. – Кто-нибудь видит?

Лекко огляделся по сторонам. Придворные скрывали лица и молчали. Только один трубадур в берете с огромным пером все приближался, стараясь уловить каждое слово.

– Если вы не знаете, сир, объявлена война, – елейный голос кардинала вдруг затвердел. – Кальдириум скоро сойдется с Америей на поле брани. Кому вы хотели отправить письмо?

– Не вашье дело!

Паладин как будто бы растерял уверенность. Неужто Лекко его напугал? Хотя, признаться, Эригу и самому было неуютно. Уродец обладал скрытой силой, и про него даже болтали, что он владеет колдовством. Только очень тихо – инквизиция бы сразу погребла за такие речи.

– А между тем, быть может, какой-то нечистый лакей или человек более знатный, – Лекко снова обвел глазами придворных, – подслушал военные планы короля и передал их вам. А вы, в свою очередь, собираетесь поделиться ими с королем Илларио или маршалом Адричи, – блеснул кардинал своим знанием кальдийского двора. – Не так ли, сир?

Паладин ничего не ответил. Похоже, и ему захотелось как можно быстрее исчезнуть. Эриг даже ощутил укол приязни к человеку, которого недавно готов был убить.

– Конечно, я не обвиняю вас. И не сомневаюсь, что Наместник не стал бы вмешиваться в мирские конфликты. Так что, если письмо не имеет отношения к войне, я готов отнести его на голубятню.

Лекко протянул руку. Пальцы были длинными, как у арфиста.

– Вы можете доверять мне, сир, – сказал он. – Я пять лет провел в Первом Граде, служа Люцио Третьему. Он помнит меня. Быть может, и кто-то из вас…

Латная перчатка отбросила протянутую руку прочь. Кардинал вздрогнул, придворные зашептались, а трубадур подошел еще ближе, пожирая сцену глазами. Да, похоже, паладины помнили Лекко.

– Служишь Эсмунду, не Намьестнику!

– Я служу Господу, – зажимая одну ладонь другой, сказал Лекко. Пальцы окрасились красным. – Раз так, я попрошу вас вернуться в башню. Приказ короля остается в силе, не так ли, сир Раддерфорд?

– Безусловно, ваша светлость, – отозвался Эриг, наконец-то почувствовав себя нужным. – Я повторяю в третий раз – разворачивайтесь! Четвертого не будет.

Паладин вперился в него взглядом.

– Ты назвал менья «собака», – сказал он.

Эриг промолчал. Он уже пожалел об оскорблении, но что сказано, то сказано.

– Поедьинок, – сказал паладин, и все вокруг ахнули. – Завтра на рассвьете.

– Вы можете не соглашаться, сир Раддерфорд, – быстро вставил Лекко.

– Трус может не соглашаться, – качнул головой паладин, и эти слова задели Эрига.

Да, он не был смельчаком, хоть и происходил из знаменитого воинского рода. Он знал, какую кличку носил за спиной. Эриг Бесхребетный. Мол, такому, как он, надо охранять рыгаловки на Кольце, а не Кроунгард. Если сейчас отказаться, шепоток поползет по дворцу, а потом и дальше, пока весь город, а то и вся страна не начнет повторять раздутые слухи о трусливом капитане дворцовой стражи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное