Александр Точнов.

Бесконечный путь по цикличной спирали. Часть 1



скачать книгу бесплатно

3

Стрелка спидометра стабильно застыла на штрихе с цифрой девяносто и даже на поворотах не опускалась ниже, благо, что повороты эти были не крутыми, а, скорее, плавными, затяжными и округлыми с большими радиусами. Поэтому чёрный горячий стальной байк, грозно и мерно рыча, рассекал ночную мглу, вонзаясь в неё как раскаленный кусок металла сквозь мутную тёмную от окалины воду. Передний фонарь на рулевой вилке освещал мокрую полоску асфальта. Этого спасительного света вполне хватало, чтобы почувствовать надежду в этом царстве тьмы и мрака. Отблески от луж и капель на дороге делали её необычайно живописной и таинственной, словно это был не твёрдый асфальт, а мерцающий, искрящийся слюдой и серебром млечный путь, который ведёт протагониста через царство тьмы к заветной цели… Или же в никуда. По краям дороги галечные обочины, и сразу же пологие кюветы, словно свернуть уже никак нельзя и никуда не деться с этой проклятой дороги. А за кюветами высятся молчаливые стражи из вековых елей и сосен. В темноте различимы лишь чёрные силуэты этих смиренных и суровых исполинов, которые только взглядом и сдавленным стоном-скрипом сочувственно провожают раскалённый кусок чёрного металла с овалом светлого пятна от фары-прожектора перед ним. Но на скорости девяносто километров в час по мокрой дороге деревья не различимы в темноте, и кажется, что трасса проложена между двух высоких чёрных стен.

Байкер держал дорогу очень уверено… «Не первый год замужем…», – мелькнуло у него в голосе, и на лице проскользнула ехидная усмешка, застыв на уголке губ. Он был сейчас определённо доволен собой, даже умудрился пошутить над своей неприкасаемой персоной, что случалось довольно редко, но, как ему самому казалось, весьма метко. Надо отдать должное, иногда это, действительно, было «метко». Теперь уже в голове прояснилось, и первоначальная нервозная паника со страхом сменились на злобу, решимость и ярость. Всё это приправилось изрядной порцией сарказма и дерзости, а потом появились ещё азарт и кураж. В целом – прекрасное настроение для продолжения «вечера», а «вечер» совсем не обещал быть томным, это байкер знал наверняка.

Настроение стало возбуждённым и по-бойцовски игривым… Если бы сейчас можно было включить музыку, то на всю катушку рубила бы команда «Devil driver» с треком «Clouds over california». О да, метал – вот что любил этот человек в чёрном. Качественный, жёсткий, надрывный и мелодичный метал. Музыка, которая наполняла его сущность какой-то особенной силой, открывала в нём новые возможности, как тела, так и духа, а байкер точно знал, что связь между ними прямая. Иногда ему даже казалось, что музыка эта открывает его с какой-то другой, может даже тёмной стороны, даёт ему то, что он не может получить от стороны светлой. Пусть так… Его это сейчас вполне устраивало.

В свете фонаря мелькнул отражателями предупреждающий дорожный знак «Слияние двух дорог через двести метров».

В голове байкера сразу возникла мысль, возможно даже, он произнёс её вслух:

– У меня главная!

Причём, как ни странно, так гласил знак, а не дерзость лихого эгоиста.

Но даже если бы он ехал по второстепенной, примыкающей дороге, скорее всего, мысль осталась бы прежней, и эта фраза превратилась уже в вызов, который принять лишились бы далеко не все.

К счастью в этот раз конкурентов в битве «за территорию» не оказалось. Брутальный наездник ещё пару секунд подержал взгляд в стороне дороги, примыкающей к его трассе. Не увидев никого на открытом участке пути, он безразлично повернул голову обратно в направлении своего движения. Грозный байк чуть усилил своё рычание, поддав немного скорости движению.

Опасный участок почти миновал, никого вокруг нет, можно сконцентрироваться и продолжить маршрут, ведь цель уже очень близка. Стоило так подумать, и тут же воплотился избитый сюжет всех фильмов, когда наперерез мотоциклу с той самой второстепенной дороги вылетел искрящийся белым металликом дорогой, шикарный автомобиль в спортивном кузове новой модели. Байкер лишь успел заметить, как его слепит неоном дальнего света отражение в зеркалах заднего вида, установленных на рулевой вилке. Потом он услышал быстро нарастающий, а значит, приближающийся протяжный вой, видимо, очень мощного зудящего мотора. Поняв, что сейчас его будут таранить, байкер успел сгруппироваться и впился крепким телом в свой байк, сделав себя и ревущий кусок стали единым целым. Решительно, быстро, но плавно и манёвренно он придал траектории своего движения короткую дугу, когда враждебный и агрессивный автомобиль попытался на повороте в лёгком заносе на мокрой дороге сбить сходу чёрный байк.

Реакции наездника хватило, чтобы уйти от столкновения, а может даже, чтобы спасти себе жизнь. Осуществляя этот опасный манёвр за мгновения, на обострённых рефлексах уходя от откровенного тарана, хорошо чувствовалось, как проскальзывает заднее колесо на мокром асфальте, и лишь несколько градусов наклона отделили мотоцикл от падения, байкера от удара, жизнь от смерти. Но сейчас голова была забита не этим, в организме уже не было ни крови, ни нервов, ни мышц, ни скелета, ни органов… Был лишь сплошной адреналин и гнев. Байк описал на дороге ещё пару подобных полудуг, только уже более плавных и растянутых по траектории. Дерзкий лихач уже оказался впереди и начал даже отрываться, дразня сочными, яркими красными габаритными огнями фар, которые отражались во влажном воздухе и каплях дождя тревожным цветом крови.

Внутри у байкера что-то сжалось, он снова испытал животный страх и безысходность перед чем-то, что гораздо больше него… Больше и сильнее, сильнее и грандиознее. Он резко почувствовал себя ничтожным, слабым… Беспомощным и обречённым. В памяти всплыли слова из трубки мобильного: «Только ты». Но бушующий в теле адреналин не дал снова распространиться этим мыслям и гнетущим чувствам. В конце концов, обратного пути уже не было. Безысходность в принятии решения, но безысходность осознанная, он сам выбрал эту безысходность, выбрал её и принял. Он это знал, понимал всё и осознавал себя во всём. Он чувствовал и смиренно исполнял то, к чему был теперь абсолютно готов. Судьба? Нет. Путь! Выбор!

Руки ещё крепче впились в руль, мышцы сократились до предела, застыв монолитным камнем. В поршнях мотора сгорела ядрёная порция топлива, и в металлическом звере появились новые силы. Байк легко и напористо начал прибавлять в скорости, давно перевалив за сотню. Хозяин как будто спустил его с поводка и разрешил немного порезвиться на дороге, но только подконтрольно и аккуратно. И вот этот чёрный зверь начал понемногу демонстрировать свои возможности, скаля клыки, сверкая хромовыми деталями, намеренно поигрывая мясистыми стальными чёрными лапами, нарочито прихватывая полотно дороги крепкими и острыми когтями. В любую секунду этот мощный и редкий зверь мог превратиться в свирепого мутанта, но пока было достаточно и этого задора. К тому же дорога была мокрая и опасная.

Почти сразу дерзкий наглец на дорогом авто был настигнут. Байкер ехал уже по встречной полосе, чтобы обогнать дорожного хама. Если сказать точнее то, обогнать было нужно «эту мразь ублюдочную», именно эти слова вырвались у байкера после того, как он вывел мотоцикл в устойчивое положение после откровенной атаки со стороны шикарной спортивной машины.

Но, поравнявшись с дверью водителя, и посмотрев в салон кузова, байкер обнаружил, что его не воспринимают в принципе, якобы не догадываясь о факте его существования на этой дороге. Но безразличие это было, явно, напускное.

– Вот сука… – спокойно произнёс вслух человек в чёрном.

Сказал он это тихо, без эмоций, больше для успокоения самого себя, чем для наглеца в машине. В этот момент, лицо водителя повернулось и как бы недоумённо и растеряно, смутившись, скорчило гримасу удивления. Если бы не надменный фон и усмешка, которые составляли основу этой наигранной эмоции, то можно было бы поверить в искренность водителя, а так было абсолютно очевидно, что тот просто усмехается и даже издевается над байкером. И теперь уже точно стало ясно, что там, на перекрёстке, автомобиль не просто не заметил байкера и случайно подрезал его на повороте, а намеренно шёл в стык, сбивая того с дороги. Сомнений быть не можёт, «кошка знает, чьё мясо она съела», только вот смущаться и переживать из-за этого она была не намерена.

Байк издал мощный, утробный рык, и чёрный монстр резко ускорился, сорвавшись с параллельного машине курса, добавив в динамике и скорости, несмотря на то, что оба спидометра до этого момента замерли на отметках сто десять километров в час. Байкер вырвался вперёд и резко дал по тормозам. Шикарное белое авто практически сразу отреагировало на манёвр, применив экстренное торможение. Шум дождя пронзили высокие ноты визжащих тормозных колодок и стонущих дисков, а из-под колёс потянулся едкий чёрно-серый дымок от горящей резины покрышек. Водитель белоснежного спортивного автомобиля мог запросто не тормозить, ведь хуже от этого было бы не ему, а байкеру, однако, он сделал это, скорее, рефлекторно, даже больше от неожиданности.

Наступила тяжёлая пауза. Ночь. Тёмное загородное шоссе. Холодно и сыро. Дождь. Вокруг никого. Раскалённая от кипящего нерва ситуации атмосфера давила на плечи обоих.

Мерный гул капающей с неба воды превратился в постоянный шум, на который уже никто не обращал внимания. Это, как помехи в эфире, когда нужен отклик на сигнал «sos», но несколько месяцев нет ничего, кроме шума радиоволн, и шипение уже воспринимается, как символ того, что никто не ответит… Никого нет… Одиночество… Покинутость… Полная изоляция.

Руки водителя машины сжали руль, покрытый дорогой кожей. Этот незнакомец совсем не боялся загадочного байкера в чёрном, он прекрасно понимал, что сделал несколько минут назад, потому что сделал это намеренно. И теперь водитель авто смотрел на соперника исподлобья, не отводя сконцентрированный взгляд, тем самым откровенно бросая ему вызов. Дальше ехать было уже нельзя, так как мощности у машины явно не хватит, чтобы беспрепятственно столкнуть этот тяжёлый надёжный байк с пути, а расстояния для разгона после полной остановки осталось слишком мало, и этот, безусловно, агрессивный и резкий автомобиль не сможет набрать приличную скорость для нужной инерции. Лишних движений тоже лучше пока не делать, ведь никто не знает, что на уме у этого парня на мотоцикле. Никто не знает, на что он вообще способен после того, как он ловко и без проблем увернулся от дерзкого манёвра, когда, казалось бы, исход был предрешён.

«Этот хорооош. Весьма хорош», – подумал лихач за рулём автомобиля – «Посмотрим на твоё поведение. Что ты будешь делать дальше? Даааа… Я просто заинтригован».

Лихач ловил каждое движение байкера, он был предельно сосредоточен, понимая, что теперь поставлено на карту, и осознавая, кто перед ним на самом деле. Водитель автомобиля подозревал, какого калибра этот человек, и на что тот способен после того, как его намеренно чуть не отправили в мир иной, а потом плюнули в лицо хамской усмешкой. Положение осложнялось тем, что этот чёртов дождь заливал лобовое стекло. Из-за этого силуэт человека в чёрном становился размытым, а задний габаритный предупредительный фонарь байка ещё и немного слепил ярким пятном, дополняя картину сочными бликами гранатово-красного цвета, не предвещающими ничего доброжелательного и хорошего.

Байкер сидел полубоком, плотно уперев ноги в серый асфальт, напрягая до судорог мышцы бёдер, чтобы удерживать тяжёлый чоппер. Он развернул торс в пол оборота и смотрел на обидчика по ту сторону лобового стекла. Всё тело поджалось, как будто по нему сейчас проходил лёгкий разряд тока такой силы и частоты, что мускулы сократились до предела, и пошевелиться самостоятельно уже было очень трудно. Концентрация стала запредельной. Нерв был настолько велик, что байкер чувствовал, как непроизвольно пульсирует челюстная мышца. Человек в чёрном разделял все чувства и опасения того, кто сидел в салоне машины, а у того, в салоне, точно так же непроизвольно пульсировала сейчас вена на виске лысого черепа.

Ни слова, ни жеста… Ничего. Только радиопомехи холодного дождя в эфире этой тревожной и напряжённой ночи. Полная изоляция и отрешённость от окружающего мира. Вся тяжесть бесконечно вечной ночи теперь навалилась на этот клочок пространства и умещалась тут, в круге радиусом двадцать метров, центром которого был байкер на раскалённом мотоцикле и ночной лихач во взрывном спортивном автомобиле. С одной стороны – потревоженный и укушенный исподтишка чёрный зверь, который был свиреп и зол, с другой стороны – неизвестный, быстрый и поэтому очень опасный белый хищник. Оба сильны и достойны. Но каждый не решается начать атаку первым, потому что подозревает, что она может закончиться, даже не начавшись.

– Да пошёл ты, урод! – неожиданно вырвалось у байкера.

Напряжение сразу спало. Он вытянул правую руку, чтобы она была поближе к стеклу обидчика, и тот мог бы разглядеть её наверняка. Затем крепко сжал кулак и выпрямил средний палец, застыв в таком положении на несколько секунд, чтобы лысый лихач смог насладиться всей прелестью и грацией увиденного. После этого, сохраняя данную позу, байкер ёмко, чётко и громко произнёс всё, что накопилось за эти минуты нервного стресса.

– Тварь паскудная, бля..!

Этих слов водитель авто не услышал, но, несмотря на струи дождя, стекающие по лобовому стеклу, он прочитал фразу по губам, как раз в тот момент, когда «дворники» стёрли всю влагу.

В ответ дерзкий лихач ещё больше увёл подбородок к шее, оставив на виду практически одни глаза, которые теперь стали какими-то зловещими и необычайно пронзительными. Кажется, байкер заметил даже ухмылку, но лучше бы он её не замечал. Потому что эта кривая улыбка не сулила ничего, кроме тревоги и неопределённости. Было очевидно, что автолюбителю явно нравилась эта «игра на нервах», позиций в которой он не сдавал, до конца держа марку, в отличие от человека в чёрном. А судя по тому, как лихач отреагировал на выходку байкера, у него явно были какие-то козыри или карточки с бонусами в рукавах.

– Вот тварь! – снова выругался человек на мотоцикле.

Он резко развернулся, поставил одну ногу на подножку байка и врезал по мотору щедрой порцией горючего. Объёмный и мощный движок жадно сожрал всё количество бензина, израсходованное байкером сгоряча. Чоппер издал оглушительно-повелительный рёв, как бы предупреждая о том, чтобы нападающий впредь держался подальше от территории чёрного мутанта. Заднее колесо завизжало, прокручиваясь по мокрому покрытию дороги, а когда седок убрал вторую ногу с асфальта и обрушил всю свою массу на сиденье своего «напарника», тот покорно принял эту ношу, прижался к дороге и под совместной тяжестью сорвался с места, быстрыми, динамичными и могучими прыжками удаляясь от места стычки.

В кабине белого хищника было тихо и невероятно напряжённо, шум дождя был только на улице. И если там ощущалось хоть какое-то чувство природы и жизни, то тут, внутри, стояла полная тишина, могильная тишина, жуткая, как в гробу. Эта тишина была пронизана неистребимой, абсолютной злобой. Наглая и надменная усмешка теперь спала с лица. Но осталась вена на виске полностью лысой головы, вздувшаяся ещё больше, и пульсирующая ещё быстрее. Позу хозяин машины так и не поменял. Руки остались на руле, голова опущена, подбородок прижат к шее. Только, вот, теперь, в этом зловещем безмолвии стало слышно, как захрустели хрящи на пальцах рук и кости в локтевых суставах, с такой силой и ненавистью эти руки сжали рулевое колесо. Рукава белой дорогой рубашки с запонками на отворотах плотно обтянули вздувшиеся от напряжения сухие, жилистые и венозные мускулистые руки. А глаза… Эти жуткие глаза. Молчаливая «игра» прошла, осталась в прошлом. Притворное и наигранное настроение сразу спало, и теперь в глазах была только злость, нестерпимая ненависть и непримиримая жестокость.

– Беги, пока можешь. Тебе это всё равно не поможет. Я даже дам тебе немного форы.

Стекло двери опустилось, из неё появилась рука. Ладонь сложилась в форму лодочки, и в ней сразу стал скапливаться дождь с неба. Человек в машине умылся холодной леденящей водой и как будто снова пришёл в себя. Глаза снова прояснились, стали лживо приятными, а лицо приняло фальшивую маску пристойности и учтивой приветливости. Гламурный и стильный любитель дорогих авто открыл секретку у зеркала заднего вида и достал оттуда изящные деловые очки в тонкой и дорогой оправе. Не спеша надев их, он заново настроил зеркало, которое случайно задел рукой, потом передвинул ручку коробки переключения передач из нейтрального положения и посмотрел вдаль, как бы проверяя, скрылся ли из виду его оппонент или ещё нет. Теперь, когда стихшая ярость полностью заглушилась, он снова вернулся к прежней «игре», в которой чувствовал себя прекрасно. Сейчас стильный франт словно красовался перед собой, но в этом и был он весь. Часть натуры заставляла его исполнять придуманную себе же роль от начала до конца, и нельзя сказать, что ему эта роль не нравилась. От всего этого он даже чувствовал некий азарт и кураж.

– Беги. Всё равно шансов нет. Скоро ты в этом убедишься…

Роскошный спорткар резко сорвался с места, пронзительно и громко выдавая жёсткие ноты работы двигателя. Надсадный вой настигающего добычу охотника взорвал только-только сформировавшуюся ночную тишину. Машина быстро скрылась в дали, проворно нырнув в поворот. Тревожный рёв ещё отдавался эхом несколько секунд, но вскоре стих и он.

Место, где недавно кипели страсти, и копились эмоции, грозя разразиться ядерным взрывом, накрыв ударной волной всё вокруг, опустело. И ничего уже не напоминало о том, что происходило тут буквально недавно. Всё та же печально одинокая ночь. Сырая и озлобленная. Холодная и таинственная. Полная отчаяния… И чьих-то надежд.

4

Дорога уже не казалась такой бесконечной, она не была ни нудной, ни интригующей, пропало наслаждение от ощущения движения во мраке, исчезло настырное чувство стремления вперёд вопреки погоде и обстоятельствам. Теперь не было никаких эмоций. Отключились все лишние и ненужные чувства, как положительные, так и те, которые бесили и раздражали. Уже не обращалось внимание ни на кромешную темноту, пытающуюся внести смуту и панику в сознание, ни на сырость, которая проникала внутрь тела, и казалось, что влага скопилась уже не только снаружи, но добралась, аж, до костей. Хотя, действительно, сырость была такой, что могло сложиться ощущение, как будто даже кости промокли и стали холодными настолько, что до конца жизни, едва ли, можно будет согреться. Холод, который окутывал всё тело и впивался в кожу, пробивая куртку тысячами иголок, уже совсем не чувствовался, но не потому что его не стало, а потому что байкер абстрагировался от этого явления, как от несущественного факта обстоятельств. Притупились личные ощущения от происходящего вокруг, остались только инстинкты.

Инстинкты зверя… Умного зверя… Не просто зверя… А опасного, изворотливого и сильного хищника, который очень осторожен. Этот зверь вышел на охоту и сейчас ступает уверенно, но медленно, не торопясь, делая каждый шаг без суеты. Он внимательно прислушивается к окружению, принюхиваясь, всматриваясь, и внимая окружающей среде. Чёрный зверь решителен, и он на многое способен. Этой ночью точно будет добыча… Добыча – цель. Есть цель, значит, будет и результат. Какой? Время покажет, но, судя по всему, зверь сегодня не останется голодным. Это, уж, точно.

Скорость по-прежнему была «порядочной», если считать «порядочным» не опускать стрелку на спидометре байка ниже восьмидесяти километров в час даже на поворотах… Даже ночью… Даже на мокрой дороге. Да, это было опасно. Но гораздо опаснее был тот, кто сейчас ехал в нескольких километрах позади. И, скорее всего, этот, второй зверь, двигался с более большой скоростью, а значит настигал. Ночь была особенной, ведь сегодня на охоту вышли два хищника… Хищника два, но добыча может быть только одна. Это всегда так, такой уж закон природы, порядок всех вещей. Условия эволюции или просто совпадение?.. А может, нечто большее? Но до утра доживёт только один, наиболее приспособленный зверь.

В голове поселилась уверенность, что цель где-то рядом. Сейчас нужно просто быть первым, не дать себя опередить, успеть раньше… Раньше чем кто? Уж, он-то точно знал, кто. Все органы чувств байкера обострились до предела, но главное – то, что открылось внутри. Это неизбежное осознание чего-то глобального, безгранично большого, значимого и неотвратимого. Чувство, похожее на прозрение, вроде, как открытие «третьего глаза», новое понимание реалий происходящего, подсознательное мышление. Несмотря на весь скептицизм и ироничность байкера к таким вещам, он внимательно прислушивался к себе и своим внутренним ощущениям. Этому свидетельствовали морщинки между бровями, напряжённый и сконцентрированный взгляд, настороженность в выражении лица. Ему даже нравилось то, что он открыл сейчас в себе. Какое-то дикое, но не допотопное и примитивное, а весьма исключительное и «высокотехнологичное» чувство, как будто фундаментальный закон человеческой сути предельно элементарный и очевидный, но исключительно важный и основополагающий, открывающий сразу все тайны человеческой жизни не столько материальной, сколько духовной. Байкеру не хватало слов, чтобы описать всё это и хоть как-то сформулировать у себя в голове, но он чувствовал, что сейчас речь идёт о чём-то наподобие энергий, мистики, судьбы, предназначения… Явно что-то в этом духе. И органы чувств в эти минуты только подтверждали догадки о присутствии необычного, сверхъестественного начала… Смешно сказать, но байкер замечал, как всё вокруг становилось иным, буквально всё. Возможно, он перевозбудился, или это алкоголь постепенно выветривается, оставляя такой интересный эффект. Сегодня ночь явно богата на события: бар, выпивка, таинственный звонок, ночная поездка, мудак на дорогой спортивной тачке, теперь погоня. Не к добру всё это… Но что-то точно вокруг изменилось, байкер словно и сам начал меняться… Изнутри. Как будто он стал одним из центров мира. Неееет, точно «алкашка» действует. Вискарь похоже в этот раз не разбавляли. Ухмылка промелькнула на лице и снова исчезла. Или нет? Время. Ощущение времени пропало совсем. Словно времени нет, словно всё вокруг заполнилось магией, а не временем. Точнее, не магией, а вполне естественной энергетикой, и времени теперь просто нет, нет самого понятия времени. Мир замер. Не просто замер, изменился и замер. Теперь он, байкер, – один из центров мира. Он – часть всего и одновременно частица центра всего, именно сейчас и именно здесь. Это глупо, но это так. В голове фоном пронеслись слова из трубки мобильного телефона: «Только ты». Эти слова показались неопровержимым доказательством в пользу всех недавних мыслей и протекающих сейчас событий. Отсутствие временных измерений. Смещение центров мира. Магия. Энергетика. Обострение всех чувств и рефлексов. Решимость. Неоспоримое стремление. Страх. Предвкушение. Расширение сознания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное