Александр Тихонов.

Я – сталкер. Синдром героя



скачать книгу бесплатно

А вот почему больше часовых? Те, что открывали ворота, вообще не должны в карауле быть, а они вон, у ДОТа стоят…

Да и на основном посту не один часовой, как обычно, а двое.

Капитан поднял воротник куртки и двинулся в сторону вагончика, около которого замерли двое часовых. При виде Зинченко оба вытянулись по стойке «смирно», козырнули офицеру.

– Чего вы снаружи забыли? – капитан потер замерзшие руки.

– Приказ, – один из бойцов поморщился. – До наступления праздника пост не покидать, глядеть в оба.

– В оба… Ну, раз так, один пусть остается здесь, а ты со мной пойдешь – надо ящики с провиантом разгрузить.

Капитан кивнул в сторону УАЗа и, не дожидаясь, пока выбранный для этой работы боец отреагирует, двинулся к машине. Рядовой, явно обрадованный тем, что появилась возможность немного размяться, семенил следом.

– Я тебе ящики буду давать, а ты их на кухню к Ищуку таскай. Понял? Думаю, понял. Ищуку скажи, чтобы столы ставил в центре зала, иначе будет как в прошлом году, когда пришлось спиной к телевизору сидеть. Телевизор-то хоть работает?

– Плохо… Буря ведь, товарищ капитан…

– Да, буря… Будь она неладна, эта буря.

Поравнявшись с машиной, офицер открыл багажник УАЗа и оглядел его содержимое. Ящики, коробки, кульки, кастрюли – чего здесь только не было.

– Мы не живем для того, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить, – произнес капитан Зинченко. – Философ, что ни говори, был умный мужик, раз такое сказал. На вот, держи.

Ящик шампанского перекочевал в руки часового.

– За коробками кого-нибудь пришли, иначе весь наш салат так в багажнике и замерзнет.

Зинченко развернулся к машине, достал из УАЗа очередной ящик, на этот раз перемотанный скотчем, глубоко вдохнул.

Мороз-то какой…

– Шевелись, боец! – крикнул он вслед часовому.

Поставив ящик на снег, капитан принялся вынимать из салона автомобиля завернутые в полотенца кастрюли.

Немного помедлив, всё же опустил кастрюли на снег и оглядел переминающегося с ноги на ногу часового, который остался у вагончика.

– Откуда такое богатство?

Капитан обернулся. Перед ним, ухмыляясь, стоял сержант Григорьев, которого все обитатели блокпоста шутливо нарекли Костиком. Костя Григорьев…

– Товарищ капитан, из поселка?

– А? – Зинченко не сразу понял, о чем идет речь.

– Еда из поселка?

– Из «Пьяного мутанта», Костик, – Зинченко улыбнулся. – Так сказать, «от нашего стола – вашему». Картошка, котлеты, оливье и много чего ещё. Всё – горячее, и приготовлено гораздо лучше, чем то варево, которым нас Ищук потчует. Еще и водка есть.

– Хорошо, – сержант кивнул. – Вот только распоряжение командования – не пить.

– Что значит – «не пить»?

– Возможен прорыв сталкеров через наш блокпост. Удвоен караул, и приказано никому не пить.

– Вот оно что… – Зинченко с тоской посмотрел на стоящий в багажнике ящик водки. – Это уже беда… Ты вот что, Костик, бери эти коробки и тащи в здание.

Поесть по-человечески нам никто не запрещал.

– Тоже верно, – сержант подхватил коробку и двинулся в сторону основного здания.

– Прорыв, говорите… – просипел капитан, когда Григорьев оказался у дверей главного здания. – Кто ж это вам доложил?..

Опасливо озираясь, он извлек из кармана смартфон и принялся стучать по цифровой клавиатуре, потом коснулся кнопки с надписью «отправить». На мини-компьютере высветилось «Сообщение успешно доставлено абоненту «Гость». Текст сообщения: «Кумач, вас ждут. Я ухожу. Будьте осторожны».

Спрятав наладонник в карман, офицер захлопнул багажник и сел в машину. Судорожно застучал по приборной панели, вывернул руль. Ждать конца перестрелки с «легионерами» он не собирался. Если группу Кумача ждут, то и его вычислить – «как два байта переслать»…

Взревел мотор, моргнули фары уносящейся в сторону Надеждинска машины, и всё стихло. Взвыл ветер, кидая острые льдинки на распахнутые во внешний мир ворота…

На крыльце основного здания появились двое.

– Товарищ сержант, а куда капитан делся? – спросил один из них. – Сказал, еще ящики остались…

– Не знаю, Андрюха, может, опять в «Пьяный мутант» рванул за котлетами… – отозвался второй. – Вон, ящик оставил и кастрюли. Давай в здание занесем, пока хавчик не замерз…

* * *

31 декабря. 23:47. Недалеко от одиннадцатого блокпоста


Зона вела его…

Осознание этого факта пришло, как только стая двуногих попала в аномалию. Точнее, в аномалию попал тот, который шел последним. Хлопок, и вот людей уже трое…

Нельзя было оборачиваться, но человек обернулся…

Когда до линии Рубежа оставалось десять минут ходьбы, двуногий, идущий последним, обернулся и увидел химерыша. Отступил в сторону, пытаясь что-то выкрикнуть, но Зона и на этот раз спасла мутанта. Заметивший химерыша сталкер не успел и слова сказать, а вокруг него уже извивались языки пламени…

Многое повидал за свою короткую жизнь молодой мутант. На его глазах погибли отец и мать, сгинули в аномальных полях сестры и братья, но то, что сделали люди, даже ему показалось страшным. Когда ввысь устремился хлыст багряного пламени и попавший в аномалию человек принялся извиваться, остальные лишь развернулись и продолжили путь. Ни слова, ни реплики, словно они знали, что их товарищ должен был погибнуть.

Химерыш сделал для себя один вывод: вожак стаи слаб и не способен управлять своими сородичами. Ведь как еще можно было объяснить такое равнодушие к судьбе попавшего в аномалию собрата? Да, спасти было уже нельзя, но ни тени испуга или удивления не отразилось на непоколебимо-каменных лицах.

– Так хочет Зона, – бросил на ходу Кумач.

Двуногие больше не оглядывались и не замечали одинокого мутанта, идущего по их следам.

След в след двигался молодой химерыш, не смещаясь в сторону, потому что знал, как легко может повторить судьбу сталкера, стоит лишь однажды оступиться.

Он не приближался к идущим впереди двуногим, но и не отставал, сохраняя дистанцию. Люди замирали, и он замирал тоже…

– Это от нашего человека с блокпоста, – услышал мутант голос Кумача.

Люди к этому времени миновали очередную низменность, и химерыш едва не налетел на остановившуюся группу.

Вожак странной стаи размахивал руками, показывая своим сородичам светящийся предмет, который сжимал в ладони.

– Ты КПК-то спрячь, Кумач, не «спали» нас. Близко мы уже, – прохрипел один из ведомых. – Что мы теперь Вольту скажем? Надо ведь его предупредить, что на блокпосте его ждут.

– Надо, – Кумач согласно кивнул, коснулся пальцами экрана КПК, но вдруг замер, обратив взор к вершине холма.

Посиневшие от холода губы изогнулись, глаза сузились.

– Хи… мера… – прошептал сталкер, бросил мини-компьютер и потянулся к автомату.

Черная фигурка мутанта скользнула меж опрокинутых цистерн, сваленных слева от тропы, и пули забарабанили по металлу.

– Там химера! – вопил Кумач.

Он стрелял, не убирая палец со спускового крючка, бешено сверкая глазами.

– Там, там она, сука! Стреляйте, братья!

Ведомые принялись озираться, но в круговерти беснующегося снега ничего разглядеть не могли.

А потом химерыш оказался у них за спинами.

Перезарядивший свой автомат Кумач развернулся к ведомым и, не целясь, дал косую очередь в сторону мутанта, перечеркнув ею еще и своих спутников.

Взревел ветер, метнулась вправо едва различимая тень, и Кумач выстрелил вновь.

– Сука… сука!… Убью!

Он уже понял, что только что сам расстрелял весь свой немногочисленный отряд, но остановиться не мог.

Палец на спусковом крючке то и дело дергался, отточенные до автоматизма действия повторялись вновь и вновь – сменить магазин, дослать патрон в патронник и выстрелить.

– Где ты?! Тварь!

Казавшийся до недавнего времени невозмутимым, командир «легионеров» теперь бился в истерике. Он отбросил автомат, упал на колени и зарыдал…

А химерыш улепётывал прочь. Бешено колотились в груди мутанта оба сердца, а он всё бежал и бежал. От грохота выстрелов заложило уши, и подлого ветра беглец теперь не слышал. Он не понимал, что произошло, как его заметили и почему начали стрелять. Он думал лишь об одном – быстрее вырваться за Рубеж, спастись…

* * *

31 декабря; 23:58. Территория Пустыря. Недалеко от одиннадцатого блокпоста


– От Кумача ничего? – поинтересовался Вольт.

Фокус отрицательно покачал головой.

– Надо начинать.

Командир «легионеров» снял с плеча СВД, кивком указал в сторону блокпоста и покинул укрытие, в котором вместе с восемью своими бойцами ждал назначенного часа.

Путь до блокпоста он просчитал заранее, кидая болты, определил места, где аномалий нет, наметил пути отхода. Всё как планировали – группа разделилась и продолжила движение.

Вскинув винтовку, командир группы сделал первый выстрел – в одного из сидящих у пулемета бойцов.

Второй пулеметчик коснулся плеча товарища, еще не понимая, что произошло, и тут же упал рядом, сраженный метким выстрелом.

– Живых не оставлять! – рявкнул Вольт, переместил винтовку вправо и выстрелил в часового с сигаретой, но промахнулся.

Ему ответил автомат.

– Ближе! Подойдите ближе! – завопил сектант. – Братья, я верю в вас!

Сквозь свист ветра пробился грохот еще двух «калашниковых», и один из бегущих «легионеров» ничком повалился в снег.

«Что-то не так, – мелькнуло в мозгу Вольта. – Должно было быть всего четверо часовых – двое у пулемета, снайпер на вышке и один – у вагончика. Откуда взялись остальные? Как они успели так быстро среагировать? Или, может, группу уже ждали?»

Бой, тем временем, переместился к самому блокпосту. Из общей какофонии автоматного огня вырывались одиночные залпы снайперской винтовки засевшего на вышке часового, и время от времени шелестел, невесть откуда взявшийся, второй пулемет.

– Откуда второй пулемет?! – Вольт развернулся к стоящим рядом Рихтеру и Фокусу.

Сектанты лишь пожимали плечами.

Снова выстрелил снайпер. На этот раз Вольт увидел, как повис на шлагбауме один из его людей.

– Прикончите долбаного снайпера! – крикнул он и, вскинув винтовку, прицелился.

Выстрел…

Выбежавший из основного комплекса командир блокпоста рухнул замертво.

Еще выстрел – и последовавший за майором солдат упал рядом.

– Где РПГ? – взревел Вольт.

Словно откликаясь на его призыв, Рихард и Фокус одновременно вскинули гранатометы.

* * *

Демьяненко споткнулся о тело командира, отшатнулся, что-то прошептал и выскочил на улицу.

– Что у вас? – крикнул он, и тут же в стену основного комплекса над его головой ударил снаряд РПГ.

Старшину швырнуло на снег, а сверху забарабанили осколки фугаса и кирпичной кладки. Второй заряд из РПГ поразил вышку. Лежа под слоем бетонного крошева, контуженный Демьяненко всё же слышал, как падают на землю куски жестяной крыши вышки, как вопит со стороны ДОТа Костик.

– Сейчас, сержант, уже иду!

Демьяненко привстал, вытер ладонью стекающую на глаза кровь и тут же повалился навзничь, опрокинутый тяжелой бронебойной пулей.

Второй пулемет не замолкал. Обосновавшиеся в ДОТе бойцы уже успели срезать четверых сектантов, пытающихся пробраться к главному зданию, и теперь не давали остальным «легионерам» поднять голов.

– Прикройте меня! Я за рацией. Нужно сообщить о прорыве! – выкрикнул Григорьев и, пригибаясь, побежал через двор.

Пулемет за его спиной грохотал не умолкая, а потом разом стих и он, и автоматы сектантов.

Добежавший до середины двора сержант обернулся, и только теперь до него донесся грохот взрыва. Из ДОТа вырвались языки пламени…

* * *

Зона вела его…

Оставив позади спятившего двуногого, химерыш бежал к Рубежу. Грохот выстрелов и взрывов был слышен впереди, но мутанта это уже не волновало.

За Рубеж… только туда…

Взбежав на очередной холм, он замер.

Всего лишь в трехстах метрах перед ним пылал огонь. Пахло паленым мясом.

Надо туда, надо…

Химерыш побежал. По глубокому снегу он добрался до дороги, ведущей к блокпосту, скользнул под шлагбаум и замер…

Прямо перед ним стоял человек в сером комбинезоне. На мертвенно-бледном лице застыло не то изумление, не то страх…

Несколько секунд они смотрели друг на друга…

– Меня Вольтом зовут… – робко произнес сталкер…

Мутант не реагировал. Его желтые глаза внимательно следили за каждым жестом двуногого.

– Ну? – Вольт улыбнулся, глядя на мутанта. – Иди с миром, брат. Я не желаю тебе зла. Не сегодня, не в этот день.

Химерыш фыркнул, оскалился. Он всё еще не понимал, чего хочет этот странный двуногий.

– Иди, – сталкер указал в сторону ворот, ведущих во внешний мир. – Ты ведь этого хочешь?

Мутант перевел взгляд со странного человека на беснующуюся за Рубежом бурю, принюхался и только после этого опрометью бросился к воротам блокпоста. Проскользнул за ограждения, и долго еще мелькало черное тельце на освещенном огненными всполохами снегу.

– Ушел, – «легионер» облегченно вздохнул. – Спасибо тебе, Матерь-Зона…

Он запрокинул голову, глядя в черное, беззвездное небо.

– Ты свободен, брат, ты свободен… – сталкер вновь глубоко вздохнул. – И я свободен…

От собственных слов ему стало не по себе.

Матерь-Зона не простит таких речей. Зона… К чёрту Зону, к чёрту братство «двуногих волков» – «Легион»!

Сектант отбросил в сторону винтовку, снял шапку и часто-часто задышал. Впервые за долгие годы он дышал не во имя клочка аномальной земли…

Просто наслаждался тем, как морозный воздух щекочет ноздри, как пощипывает щеки…

– К чёрту Зону, – повторил Вольт. – Один раз живем.

Он оглянулся на горящий блокпост, заметил, как у шлагбаума Рихтер добивает одного из часовых, и зашагал вслед за химерой, во внешний мир. В мир живых…

Где-то в основном корпусе шипел опрокинутый телевизор, и сквозь шум помех пробивалась мелодия праздничной песни.

Щелкнула рация…

– Прием, «одиннадцатый», что у вас там?.. Ответьте «Брату», прием, «одиннадцатый», ответьте «Брату»…

В паре километров от блокпоста химерыш остановился, чтобы перевести дух. Лёг на снег, мелко дрожа, и вдруг заметил идущего прямо на него двуногого со стреляющей палкой. Человек направлялся в Зону.

Мутант подпрыгнул, когда двуногий приблизился на расстояние атаки, зарычал, принялся рыть снег мёрзнущими лапами, как делал когда-то отец. Но человек не бросился прочь. Он лишь спокойно стоял, глядя на химерыша, и мутант вдруг различил во взгляде двуногого ту непоколебимую силу, животную мощь, какую он видел в глазах лишь одного существа – отца.

– Замёрз? – спросил человек на своём странном языке, но химерыш понял его и перестал разгребать снег, прижал уши.

– Меня зовут Монгол, – продолжал бесстрашный двуногий, – идём со мной, – и поманил мутанта за собой, совсем как вожак, совсем как отец.

Глава 2

Месяцем ранее. Окрестности Болот


Для сталкера по прозвищу Батрак минувший август обернулся большими потрясениями. Тогда его, одного из лучших бойцов группировки «Анархия», отправили к торговцу Харитону за важными бумагами.

– Делов-то… – с прищуром глядя на подчинённого, говорил лидер клана. – Берёшь документы и возвращаешься. Можешь пару бойцов для компании взять.

В теории всё выглядело просто. От базы анархистов до бункера торговца – несколько часов пути. Для опытного сталкера с хорошей экипировкой – пара пустяков сходить в лагерь новичков и вернуться. Батрак был опытным, прекрасно знал, где проходят охотничьи тропы мутантов, где обитают бандиты распоясавшегося Лёни Декана. Поэтому обойти все опасные места и знакомые аномалии Батрак мог, что называется, с закрытыми глазами. Никого себе в попутчики он брать не хотел, потому попросил у командира разрешения надеть экзоскелет.

– Вот вечно ты один да один… – нудел завхоз, выдавая сталкеру бронекостюм, – а кто молодняк учить будет? Ты вот можешь без прикрытия пойти туда и обратно, а салажата за первой аномалией полягут.

Батрак лишь отмахнулся, дескать, не моё дело. Он вообще считал сталкеров этакими умалишенными ребятами, каждый из которых сам за себя, и даже нашивки клана у них на камуфляже мало о чём говорят.

Отрезок пути до лагеря новичков сталкер преодолел без приключений. Несколько раз совсем близко от человека проходили псевдопсы, поворачивали к Батраку уродливые морды, скалились. Правда, нападать не решались, видя в средоточии металла и плоти серьёзную опасность.

Возле железнодорожной насыпи за Батраком увязался мимикрим – смертельно опасный мутант с длинными щупальцами и мощными, когтистыми не лапами даже – ручищами. Вот только мутант никогда не решился бы напасть на человека в одиночку. Отпугнув его одиночным выстрелом, Батрак перебрался через пути с вставшим на вечный прикол составом из девяти товарных вагонов и уже через час был в бункере торговца.

Харитона Батрак недолюбливал. Этот толстый, небритый дядька казался ему нелепой карикатурой на себя самого. Батрак тоже начинал торговцем в городе Надеждинске, на границе Зоны, но потом всё-таки подался в Зону, решив, что гнить в коморке, продавая самоубийцам оружие и броню – это слишком. Харитона такие мысли, кажется, вообще не посещали.

– На меня сегодня напали… Говнюк какой-то забрался в бункер, – сообщил торговец, – не хочешь пойти охранником?

Батрак молча принял из рук толстяка документы, отрицательно мотнул головой.

– Ну и ладно, всё равно скоро Грызун со своими «лешими» вернётся. С ними спокойнее.

Батрак ушел, оставив Харитона наедине со своими страхами. Его немного насторожила новость о нападении, и сталкер решил идти осторожно, не пересекаясь по пути с незнакомцами. Всякое бывает в Зоне.

Перестраховываясь, сталкер двинулся обходным путём, чтобы не возвращаться по собственным следам. Так уж было заведено.

Под мостом, где проходила единственная тропа, его ждал неприятный сюрприз. Там дежурил военный патруль. С армейскими у «Анархии» сложились непростые отношения – некоторые офицеры были со сталкерами приветливы, другие же открывали огонь без предупреждения. Перекинув автомат за спину, Батрак медленно двинулся к военным.

– Стой! Кто идёт? – раздалось со стороны моста.

– Анархия – мать порядка, – отчеканил Батрак давний пароль, надеясь, что патрульные помнят договорённость со сталкерами пропускать анархистов, назвавших кодовые слова.

Вышедший к сталкеру военный довольно хмыкнул, отозвался:

– Хаос – отец порядка. Проходи.

Батрак всё так же медленно, чувствуя на себе пристальные взгляды солдат, двинулся по тропе.

– Чередов? Капитан, ты, что ли? – спросил он, не доходя до офицера.

– Здорово, Батрак! – зычно отозвался тот и подошел ближе. – Как оно?

– Да потихоньку… Работаю, доставляю корреспонденцию. Иду, думаю – если там кто другой, пристрелит нафиг.

– Другие могут, – согласился капитан, – а мои ребята помнят договор с анархистами.

– И на том спасибо, – Батрак махнул офицеру на прощанье и двинулся дальше, слыша за спиной: «Шемшук, ты куда целишься, баран?!»

Хорошо всё-таки, когда вокруг тебя нормальные, адекватные люди. Поговорили и разошлись краями, хотя военные по инструкции должны задерживать сталкеров, а сталкеры, по банальной логике, – убивать военных. Но ведь не работает эта простая истина! Могут жить рядом вояки с Рубежа и сталкеры из глубин Зоны. Нужно лишь найти общий язык, распределить обязанности сторон.

С Чередовым и его непосредственным начальником, майором Вениаминовым, договориться оказалось просто. Сталкеры обещали не нападать на армейские колонны, которые солдаты гоняли по Зоне туда-сюда с одной им ведомой целью, а те, в свою очередь, согласились не отстреливать сталкеров. Взаимовыгодное сотрудничество. И никого не пришлось убивать.

Батраку на мгновение подумалось, что теперь-то проблемы позади, но именно в этот момент совсем рядом раздался хищный рык мимикрима, а потом послышался громкий окрик:

– Эй, братишка!

Батрак обернулся на голос, вскидывая оружие. Картина, представшая перед ним, поражала своей сюрреалистичностью – посреди асфальтового полотна дороги стоял недавний мимикрим, а рядом – человек в балахоне. Странный незнакомец адресовал свой окрик вовсе не Батраку, а мутанту. Мимикрим, как и положено одинокому мутанту, заворчал и ретировался, поняв, что перевес сил не на его стороне.

Батрак и его нечаянный спаситель познакомились. Парня звали Макс. Через тридцать минут, когда мутант напал вновь, на сей раз решив во что бы то ни стало растерзать сталкера Батрака, Макс вновь пришел на помощь и одолел мутанта, нависшего над анархистом.

– …В общем, если бы не этот Макс, мимикрим бы меня порвал, – закончил свой рассказ Батрак и обвёл сталкеров торжествующим взглядом.

Они втроём сидели возле жарко дышащего костра на опушке осеннего леса. В нескольких километрах шипела аномальная стена, за которой, если верить слухам, таилась легендарная Проклятая Топь, клондайк артефактов и рай для сталкеров.

Помимо Батрака, у костра устроились двое. Высокий крепыш в лёгком камуфляже сидел, положив на колени видавший виды автомат с изодранным, измочаленным прикладом. Второй был полной противоположностью – низкорослый, весь какой-то расплывчатый, но на удивление улыбчивый и добрый. Странные черты для снайпера.

Как зовут сталкеров, Батрак понятия не имел. Этот молодняк ему навязали для обучения. Решили, что рейд с опытным сталкером будет полезен для новичков. Не мудрствуя, Батрак нарёк длинного Первым, а полноватого – Вторым, объяснив, что ему наплевать, кто эти двое, потому как после совместного рейда он забудет об их существовании навсегда.

– Батрак, – Второй выложил перед собой пакеты со спецпайками и обвёл их жестом шеф-повара. – Угощайтесь.

Сталкер взял один из пакетов и надрезал краешек герметичной упаковки. Саморазогревающийся гарнир и галеты из армейского рациона пахли так, что сталкер невольно причмокнул. Давно он не ел нормальной пищи.

– Благодарствую.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8