Александр Теущаков.

Перстень с трезубцем. Историко-приключенческий роман



скачать книгу бесплатно

– Графиня, ты случайно, не это ищешь? – послышался мужской голос за спиной Ребеки. Она резко обернулась и увидела в шагах десяти от себя венгра, принимавшего участие в нападении на турецкий обоз и освобождении ее из плена. Мужчиной оказался друг Вашара – Борат. На пальце он крутил шнурок с золотым свистком. Другая рука сжимала ружье, направленное стволом в грудь Ребеке.

– Не вздумай шутить, отправлю вслед за отцом, – пригрозил гайдук.

– Борат?! – удивилась Ребека, – что ты здесь делаешь, тебя Вашар послал за мной следить?

– Для тебя это уже неважно. Брось саблю!

Ребеке пришлось подчиниться. Наблюдая, как два крепких гайдука направляются к ней, графиня кинула оружие на землю. Гайдуки подошли и, крепко схватив ее за руки, подвели к Борату. Он поднял нагайку графини и умелыми движениями связал ей руки, затем, скомкав платок, засунул в рот и затянул повязку на шее, чтобы пленница не смогла позвать на помощь.

– Мы сейчас проедемся к твоему дому, где ты держала в неволе госпожу Йо, – Ребека изумленно взглянула в глаза Борату, но он, как ни в чем не бывало, продолжил, – только не вздумай бежать, у меня приказ – убить тебя немедля, так что веди себя благоразумно.

Гайдуки, подхватив графиню под руки, усадили на вороного. Их путь лежал через долину к реке Марош, а затем в Орлиной ущелье.


***


Этель в сопровождении слуги, проскакав по лесной дороге несколько миль, направилась в сторону Дубровицы. Корнель, обогнав баронессу, опережал ее на сотню шагов. Зорко вглядывался вдаль – не пылит ли дорога под копытами всадников, не покажется ли турецкий отряд. Ведь попасть в руки к Османам – означало вечный плен. Но, кроме турецких разъездов по дорогам рыскали разбойничьи шайки, готовые обобрать путников до нитки, а то и продать влиятельным дворянам или тем же туркам в рабство. Что касалось Корнеля, то он не сильно опасался встречи с Османами, ведь когда-то сам служил в войске Сулеймана. Сейчас главное для него – это приказ графини, доставить баронессу к месту без приключений.

Этель часто оглядывалась и осматривалась по сторонам, чтобы не оказаться застигнутой врасплох. Радостное настроение постепенно исчезло, на смену ему пришла тревога. Три года неволи дали о себе знать, ей не хотелось вновь попасть в чьи-то руки.

Вот так, с оглядкой, разведывая самые опасные участки пути, они достигли границы графства Ласло. Впереди показалась развилка и знакомая дорога, ведущая к озеру и скалистым горам. Сердце учащенно забилось в груди. Неужели она скоро увидит родную мать и своего жениха. Этель помнила многих жителей замка и городка Хэди, и в нелегкие годы плена часто о них думала. Вероятно, ее до сих пор считают погибшей и не ждут, так что внезапное появление баронессы вызовет волнение в крепости. Но Этель верила, что близкие ей люди уповают на чудо. И оно свершилось. Правда, не без помощи Всевышнего – так думала Этель. Она не могла знать, кому обязана свободой, как благородный гайдук Вашар перехитрил злобную графиню, и добился освобождения невесты Михала.

Вдали показались зубчатые стены крепости и по мере приближения, стали отчетливее видны остроконечные шпили на башнях.

Охранники на сторожевом посту заметили всадников и, следуя установленному порядку, мгновенно подняли мост через ров. Этель и слуга, подъехав к краю рва, спешились. Воин за зубчатым парапетом грозно прикрикнул:

– А ну, стоять! Пароль! – не получив ответа, громко спросил, – кто такие, зачем пожаловали?

За центральной стеной на верхней площадке и с боковых башен уже свисали головы любопытных жителей крепости, разглядывающих пришельцев. Комендант крепости, пожилой польский офицер Людвик, поднялся на площадку и с высоты осматривал незнакомцев.

Баронесса, вступив на мост, скинула капюшон плаща с головы, чтобы ее разглядели.

– Господа, – крикнула молодая женщина, – вы не узнали меня? Это же я, Йо Этель.

Среди стражников произошла заминка, затем между простенками мерлона1616
  Мерлон – часть насыпи или стены промеж двух амбразур, бойниц.


[Закрыть]
показалась фигура командующего охраной замка. Он пригляделся и радостно закричал:

– Иисус Мария! Да вы посмотрите – это же действительно наша панночка! Эй вы, олухи! – крикнул он стражникам, находившимся внизу, – живее опускайте мост и открывайте ворота. Эй, люди! Бегите за госпожой Йо, скажите, что ее дочь вернулась, – радостно крикнул он столпившимся во дворе и бросился бежать вниз по каменной лестнице.

Заскрипели мощные цепи, и мост опустился. Открылись тяжелые ворота, затем поднялась решетка, и в проход устремились люди, одетые в гражданскую и военную одежду.

Душа Этель была переполнена радостью. Лицо светилось от счастья, улыбка не сходила с губ. Она передала повод слуге Корнелю и устремилась на опустившийся мост. Офицер Людвик, несмотря на свое грузное тело, спешил впереди всех и, оказавшись перед Этель, учтиво припал на одно колено. Низко склонив голову, он произнес:

– Госпожа, как мы рады снова видеть вас в замке. Какое счастье для вашей матушки и господина Ласло.

– Так мама здесь?! – удивилась баронесса, – поднимись же Людвик, дай я обниму тебя.

Этель прильнула к широкой груди офицера. Она помнила его за доброту, внимательность и отеческое отношение к себе, потому с особой нежностью отнеслась к встрече.

– Да-да, ее сейчас позовут, девочка моя. Радость-то какая, – не переставая восторгаться, говорил Людвик.

На мосту скопился народ. Сквозь гомон и шум толпы послышался голос женщины:

– Люди, пропустите же меня! Где, где моя дочь?!

Народ расступился, и Этель, увидев свою матушку, бросилась к ней в объятия. Пожилая баронесса, Йо Кэйтари?на разрыдалась и сквозь слезы запричитала:

– Деточка моя! Солнышко мое! Этушка моя миленькая! Господи, благодарю тебя, что вернул мне дочь!

– Мама, родная моя! Как я рада видеть тебя. Ты мое счастье – мама!

Этель, обнимая матушку, одновременно искала глазами в людской толпе Михала, но, к сожалению, среди жителей замка его не оказалось. Когда волнения по поводу возвращения Этель немного улеглись, ее пригласили пройти в крепость. Она отстранилась от матери и, сказав, что сейчас вернется, подошла к слуге.

– Корнель, если хочешь, можешь остаться в замке. Я поговорю с господином Ласло, и тебя оставят на службе, – добродушно предложила Этель.

– Благодарю вас госпожа, но я должен вернуться.

– Подожди, Корнель. Скажи, у графини Жомбор действительно есть сестра?

Слуга опустил голову и, молча повернув коней, пешком направился на другую сторону рва.

Этель перешла мост и, обведя глазами людей, не заметила среди них Михала. Она с тревогой обратилась к матери:

– Мама, а где Михал, почему он не вышел меня встречать?

– Дочка, он уехал по делам и обещал скоро вернуться. Знаешь, как он переживал за тебя. Неделями он не появлялся в замке. Михал разыскивал тебя везде и когда возвращался один, мы страдали вместе с ним. Все эти годы он ждал и искал тебя, – Йо Кэйтарина тяжело вздохнула, – пойдем родная, ты расскажешь обо всем, что с тобой приключилось.

Пока Этель с матерью шли к донжону, где располагались их покои, жители крепости приветствовали невесту Ласло восторженными выкриками и хлопаньем в ладоши. За время отсутствия Этель в замке, она осталась в памяти людей доброй и необыкновенной женщиной. Несмотря на свою молодость, Этель отличалась высоконравственным умом, сдержанностью и хорошим воспитанием. Она с состраданием относилась к людям, работающим на соляных копях, и не раз просила графа об улучшении условий труда, и содержания рабочих семей. Молодая женщина помогала бедным семьям, чем только могла. Приносила в местную церковь пожертвования, давала деньги матерям больных детей и всегда пыталась встать на защиту бесправных женщин. Благодаря теплым отношениям с графом Ласло ей это удавалось.

При жизни Ласло Лайоша – отца Михала, к рабочим и крепостным людям, отношение со стороны господ, было жестким и порой не уступчивым, но, помимо всего прочего, старый граф был справедливым человеком. Молодой граф, по всей вероятности, унаследовал благородство, и милость от матери, потому как часто отзывался на просьбы людей и помогал им. За время, пока в замке и округе правил Ласло Михал, у него не было явных врагов со стороны крестьян и рабочих. Были, правда, случаи, когда влиятельные господа из соседних комитатов пытались перетянуть свободных от барщины людей в свои владения и подговаривали, чтобы они устраивали показные недовольства против графа Ласло. Но крестьяне и рабочие, в большей степени относились к графу хорошо. Несмотря на тяжелый труд, нелегкие времена, турецкие набеги, налоговые поборы, закабаление крестьян после восстания в 1514 году и междоусобицу господ в разных районах Трансильвании, люди всегда находили приют и крышу над головой в соседствующих с замком селениях.

Суров был порой Ласло Михал, но справедлив. Угрюмости в его характер добавляли склоки между дворянами, разделяющими взгляды патриотически настроенных венгров, не желающих идти в услужение паше – наместника султана и теми, кто, преклоняя колени перед Австрийскими королями – Габсбургами, разрывал Венгрию на части. После того как в 1541 году армия Фердинанда осадила Будайскую крепость и при приближении турецкой армии была вынуждена отступить, королеву Елизавету, родившую будущего короля Венгрии – Яноша Жигмонда, султан Сулейман распорядился отправить в Липпу. Области Затисья и Трансильвании были объединены в одно целое княжество – Трансильванию.

Тяжело было графу Ласло и практически невозможно оставаться в гордом одиночестве. Он не принимал сердцем ни турок, ни лояльно настроенных к ним дворян. Если бы не поддержка королевы и еще нескольких состоятельных дворян, то род Ласло постепенно угас.

Михал чувствовал, что ему необходимо пустить корни и переживал об отсутствии наследника. Во время разлуки с Этель ему много раз предлагали девушек из богатых сословий и родов, но он всегда отказывался от подобных предложений. Словно гранитный монолит, воздвигнутый за годы их дружбы – любовь к Этель не давала ему право на принятия иного решения. После появления в замке Йо Этель с матерью, многие жители заметили перемены в поведении графа: он стал добрее и еще с большим пониманием относился к людям. Михал всегда любил детей, он никогда не проходил мимо плачущего ребенка, не поинтересовавшись, почему он был обижен. После разграбления замка турками, ему пришлось помогать семьям, оставшимся без кормильцев. Мужчин, защищавших крепость и захваченных в плен, турки сжигали на кострах живьем.

Появление молодой и красивой Этель окрылило графа, и он громогласно объявил о свадьбе.

Поэтому и почувствовали люди, что хозяину замка нужна именно она, Йо Этель, способная и умеющая поддерживать вокруг себя атмосферу любви и доверия. Потому все приветствовали возвращение ее в замок и радовались за господ, за их предстоящую счастливую встречу.

Глава 6. Вот оно сокровище Жомбор!

Смеркалось. Вашар стоял под сенью деревьев и всматривался в силуэты башен и зубчатых стен замка «Черный коршун». На его лице, как и прежде, находилась черная повязка. Во время схватки с противником он никогда не снимал ее. Только близкие друзья видели лицо Андора, для остальных людей оно всегда было прикрыто.

Крепость располагалась на открытой местности, но с запада к ней подступал густой лес, не доходя полумилю до наружного рва. Замок несколько веков назад был возведен на холме в стратегических целях. Крепость «Черный коршун» была важна туркам, поэтому османский паша был крайне заинтересован данным форпостом и разместил в нем хорошо вооруженный гарнизон. Между двумя грядами гор, где располагалась крепость, происходило сужение и если каким-либо войскам предстояло обходить цитадель далеко с флангов – это означало потерю времени, и затрудняло переброску орудий, провианта и фуража.

Прежний хозяин замка граф Жомбор был убит турками, а крепость конфискована из-за его участия в сопротивлении. Ребека – его дочь, имея враждебные взгляды против Османской империи, на тот момент куда-то скрылась.

Вашар понимал, почему Герей-ага умолял освободить его. После того как ага перевез бы груз, он мог смело просить у вице-визиря тимар – часть плодородных земель вокруг замка, на которых расположены крестьянские селения. Это было некстати, потому Вашару пришлось заковать Герей-агу в цепи и отослать на соляной рудник.

О прямом нападении на замок не могло быть и речи. Высокие стены, кольцевой ров, заполненный водой и гарнизон турок, исключали проникновение малочисленной ватаги за крепостные стены. Андор мысленно перенесся во внутренний двор, где находилось еще одно препятствие – донжон, окруженный стенами с въездными воротами, фланкирующими башнями и встроенными машикулями.

На днях граф Ласло послал в замок двух человек, якобы уцелевших после боя в лесу. Они доставили секретную бумагу Хаджи-бею. Теперь комендант знает о нападении неуловимого марида на турецкий отряд. Одним из посыльных был Керим – верный слуга Ласло, имевший хорошую легенду, а главное, что в его руках была бумага, которую с нетерпением ожидал бей. Керим поможет в дальнейшем Вашару докопаться до истины. Отправляемый в Стамбул обоз должен в строгой секретности пересечь несколько границ. Воинов, которых пошлет Хаджи-бей, наверное, будет недостаточно и по уразумению Вашара, турки должны дополнительно усилить охрану каравана и возможно, это произойдет в крепости Дубравица.

На окраине леса в некоторых местах лежали огромные, каменные валуны. Как указывалось на карте, среди подобных глыб имелся тайный проход под землей, ведущий под крепостную стену и соединяющийся с главными лабиринтами подземелья.

Шестеро человек, подручных Вашара, притаились в кустах и ждали его команды. Андор обсуждал детали с гайдуком, по имени Бе?рток, как им без злоключений проникнуть в подземелье и попасть в донжон. У Вашара на тот момент было двое близких друзей: Гиорджи и Борат, которым он доверял, как самому себе. Бертока привел с собой Борат и только после нескольких нападений на турок, Вашар стал ему в какой-то мере доверять.

– Андор, как ты думаешь, сокровища графа Жомбор имеют отношение к грузу?

– А ты откуда об этом слышал?

– Борат рассказал мне, что в подземелье замка «Черный коршун» до сих пор хранятся сокровища.

– Трудно сказать. Пока мы не найдем тайную комнату, где граф спрятал свои богатства, мы не узнаем о них. Я жду сведений от своего человека, возможно, он поможет раскрыть этот секрет, но Хаджи-бей не настолько наивен, он попробует проверить посыльного вице-визиря и, наверное, приставит к нему человека. А это значит… – загадочно прервал свою речь Андор.

– Вот бы добраться до сокровищ! Клянусь богом, я бы достойно зажил, ни в чем себе не отказывая, – мечтательно произнес Берток.

– Что ты сделаешь в первую очередь?

– Куплю себе большой дом в Хэди, а потом возьму в жены Болгарку, она сейчас живет в замке «Железная рука».

– Это сестра Гиорджи, у которой двое детей?

– Да, ее муж – мой друг, погиб при нападении турок на замок. Мне жаль мадьярку, да и дети у нее славные.

– Дело нужное, осталось за малым, найти клад Жомбор, – усмехнулся Вашар, – а ты разве не накопил на усадьбу?

– Кое-что есть, но этого не хватает на хороший дом.

– Ладно, Берток, обещаю, если у нас все получится, купишь ты себе настоящий, большой дом.

– Андор, твои бы слова до бога.

– Берток, держи Фекете на привязи. Пойдешь первым, остальные гайдуки за тобой. Я пойду следом за всеми.

Отдав распоряжение, Вашар тихо свистнул. Тут же из кустов выскочил пес и, прижавшись к его ноге, дал пристегнуть поводок к ошейнику. Вслед за собакой, осторожно, чтобы не шуметь, один за другим в проход спустились шесть гайдуков.

Зажгли факелы и, пригибаясь под низким сводом, люди направились за Бертоком. Вашар замыкал процессию. Приходилось с трудом пробираться сквозь завалы, расчищая путь. Видимо, этим проходом давно не пользовались. Местами перебирались на четвереньках, так как свод опускался слишком низко к земле.

Руководствуясь данными карты, Вашар определил, что удалось пройти половину пути. Проход немного расширился и поднялся в высоту. Идти стало намного легче.

– Подсветите мне, – попросил Андор. Он склонился над картой и пальцем постучал по указанному месту, – скоро главный проход закончится, и две дорожки разойдутся в стороны. Куда пойти, вправо или влево? На карте указано, что левый проход ведет в какое-то помещение, а правый упирается в тупик.

– А что за место? – спросил Берток.

– Если бы я знал, – отозвался Андор, – ладно, как меня учили предки, всегда нужно держаться левой стены. Каким бы ни был лабиринт, мы все равно дойдем до места. Берток, передай кому-нибудь собаку и на каждом шагу простукивай палкой пол.

– Зачем? Ты думаешь, здесь есть ловушки?

– Делай, что тебе велено и не рассуждай, – строго ответил Вашар.

Продолжили движение. Старались не создавать много шума, мало ли вдруг турки выставят караул в одном из проходов и тогда вся затея сорвется.

«Вот и конец, сейчас должно быть помещение», – подумал Вашар, вспоминая начерченные на карте лабиринты. Но что это! Там, где должен быть проход группа гайдуков уперлась в кладку из камней.

Андор попросил топор и попробовал пробороздить металлом по швам.

– Схватилась. Что будем делать? Не долбить же стену вдруг на той стороне турки услышат.

– Может, мы пропустили тот самый проход, – засомневался Берток.

– Нет, – ответил Андор, – кладка свежая, это видно по раствору. Боюсь, что нам придется вернуться до развилки и найти другой проход.

– Но ведь там тупик, так указывают стрелки на карте, – возразил Берток.

– Может, ты другой путь знаешь?

– Нет, Вашар, не знаю, наверно ты прав и нам стоит вернуться.

Товарищи повздыхали: делать нечего, все повернули назад. «Вот незадача, – подумал Андор, – по идее должен же быть еще один проход. Неужели мы упремся в тупик? Может, действительно Берток прав и где-нибудь в стене скрыт вход в другой лабиринт».

– Стойте, нужно вернуться и осмотреть все как следует, иначе мы будем блуждать и вовремя не попадем в крепость, – предложил Андор, – или давайте посмотрим карту внимательнее наверняка мы что-то пропустили, ведь со слов графини Марош – это единственный путь.

При свете двух факелов все склонились над разложенной картой.

– Вот смотрите, чуть в сторону от замурованного входа ведет другой путь, но он упирается в тупик, – Вашар вел пальцем по карте, – а для чего там ответвление?

– Может, хотели еще один проход прорыть? – предположил один из гайдуков.

– Хотели, да не довели до конца? Странно. Надо посмотреть. Хотя, если судить по рассказам людей, граф Жомбор любил создавать замысловатые лабиринты.

– Интересно, а кто замуровал вход?

– Кто же кроме турок.

– Стрелка на карте указывает в проход, а дальше упирается в пол. Чтобы это могло значить?

– Вот очутимся за стеной, тогда и увидим, а сейчас всем внимательно осмотреть стены прохода, – скомандовал Вашар.

Гайдуки принялись ощупывать кладку в небольшом отсеке подземелья, но ничего не обнаружив, снова собрались в одном месте.

– Ну, что делать будем? – обратился ко всем Вашар, – неужели придется с помощью кошки и веревки лезть на стену крепости?

– На каждой башне стража и ночью на стенах дежурят факельщики, они освещают подступы к крепости. Так что ничего не выйдет, – высказался гайдук Габор

– Остается только одно – ломать кладку в проходе, – предложил Берток.

– Дышло тебе в горло, – выругался Вашар, – должен же быть выход.

Он взял из рук гайдука факел и снова пошел вдоль стены. Дойдя до тупика, он приблизил факел и стал водить им, осматривая каждый камень. Вдруг в одном месте пламя колыхнулось. Вашар остановился.

– Есть! Идите все сюда, из щели чувствуется сквозняк, – воскликнул он, проведя лезвием ножа по непрочному раствору, – берите топоры и расшатывайте камни. Вероятно, когда-то здесь был еще один вход и его заложили.

Ко всеобщему удивлению, камни, расшатанные топорами, поддались и задвигались. Вытащив таким способом несколько каменных брусков, все увидели еще одну кладку, но и там раствор, поддаваясь разрушению, осыпался на пол. Гайдукам удалось разобрать два ряда кладки. Наверное, остался последний, так как со щелей сильно потянуло сквозняком. Попытались вытащить камень, но он не сдвинулся с места. Остался последний вариант – выдавить часть кладки наружу. Все прислушались. Тишина. Двое гайдуков взяли товарища под руки. Разместившись в лазе, он стал тихонько выдавливать ногами камень. Наконец, сорвавшись, кусок загрохотал где-то внизу. Все замерли и притихли. Фекете, просунув голову в лаз, втянул через ноздри воздух и недовольно заворчал. Шерсть на холке приподнялась. Вашар догадался, что там за стеной, недалеко находились люди. Проход освободили от камней, и Берток, выдвинувшись наружу по пояс, осветил факелом соседнее помещение. До пола было метров пять. Обвязав Бертока веревкой, его спустили в помещение. Осмотревшись, он хохотнул и громко заметил:

– Ведь кто-то же додумался, на высоте заложить камнями проход.

Его слова эхом разнеслись в пустоте. Одного за другим гайдуков, в том числе и собаку, спустили на каменный пол. Подергивая веревку, Вашар освободил «кошку», зацепленную за камни. Осмотревшись внутри, разобрались, что круглое помещение было одной из башен внутренней крепостной стены и судя по чертежу, в стене должен располагаться вход в тоннель.

– Вот теперь все встало на свои места, – сказал Андор, разглядывая карту, – через этот узкий проход мы пройдем в следующее помещение, и если все пройдет тихо, то мы попадем в донжон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12