Александр Тамоников.

Сто пять ракет, затмивших звезды



скачать книгу бесплатно

– Бегом, Валид!

Тасир с Хасаном положили останки Ваиса на плащ-палатку и потащили к оврагу, который тянулся перед холмами в северной части селения.


Харбани дождался, пока наложница согреет воду, обмылся, надел чистые штаны и рубашку, прошел в большую комнату. Абаль принесла туда чайник свежезаваренного зеленого чая с небольшим добавлением растительного наркотика, пиалу, поклонилась и двинулась к выходу спиной вперед.

Харбани остановил ее:

– Абаль!

Пятнадцатилетняя женщина встала, подняла голову.

– Да, господин?

– Кровь врага вызвала у меня сильное желание. Прими душ, приготовь ложе в своей комнате. Я скоро приду к тебе.

– Слушаюсь, господин.

– И смотри, не разочаруй меня, иначе мои воины бросят твое тело в тот же овраг, куда угодил изменник Ваис. Хотя нет. Здесь бродит бездомная, голодная, безумная собака. Я прикажу связать тебя и оставить в развалинах. Представляешь, как собака будет рвать твою плоть острыми зубами?

– Господин, я буду стараться. Вы не разочаруетесь.

– Пошла! – приказал Харбани, выпил пиалу чая и вызвал помощника.

Мовлад явился, передал главарю банды носитель с видеокамеры.

Тот повесил флешку себе на шею. Так надежнее. Нужная вещица всегда при себе.

– С химиками решать вопрос сегодня будем? – спросил помощник.

– Сначала надо вывезти боеголовки с вагрином. А они будут готовы только завтра. Набери шейха.

– Слушаюсь. – Вскоре Мовлад передал трубку полевому командиру и доложил: – Шейх Сауд аль-Катари на связи.

– Шейх, предатель казнен, – сказал Харбани.

– Надеюсь, я увижу, как это происходило?

– Да, специально для вас оператор снимал казнь. Я вышлю запись на ваш электронный адрес.

– Не на мой. На адрес помощника. Он ведь у тебя есть?

– Есть.

– Высылай. Когда решишь вопрос по химикам?

– Завтра будут готовы боеприпасы. Их надо вывезти из Сабара. Затем вопрос будет решен в течение нескольких минут. Скажи, как и куда доставить готовые боеприпасы?

– Тебе не следует беспокоиться об этом. Завтра к полуденной молитве к вам подъедет пикап «Тойота». В нем будут два человека. Одного ты знаешь, это Абид Барад. Он заберет боеприпасы и заплатит тебе оговоренную сумму наличными.

– Но к полуденной молитве химики могут не закончить работу.

– Ничего, Барад подождет. Но тебе следует поторопить доктора Муатара. Мы не можем допустить, чтобы план операции осуществлялся не по графику. Ты прекрасно знаешь, что русские заявили о возможной провокации в Восточной Гуте. Хотя это совершенно не влияет на решение американцев и их союзников нанести по асадовцам очередной мощный ракетный удар. Меня предупредили, что все должно идти по плану. Провокация или нет, а время удара по Сирии определено. Силы, которые планируется задействовать в этой операции, приведены в состояние полной боевой готовности. Это корабли и авиация США, Британии, Франции. Если мы не сделаем то, что должны, то нам этого не простят.

Ты представляешь, кто отдаст приказ нанести ракетный удар?

– Представляю. Президент США.

– В ответ на химическую атаку в пригороде Дамаска. А если таковой не произойдет?

– В таком случае придется имитировать ее.

– Это уже не твоя проблема. У тебя другая задача. Надеюсь, ты помнишь о ней?

– Конечно, господин шейх. Я уже готов к приему «гостей», – ответил Харбани.

– Десятки, сотни раз проверь готовность своего отряда. Вполне возможно, что вам предстоит воевать не с асадовцами, а с элитным русским спецназом. А это гораздо серьезнее. Я предпочел бы бой с правительственным полноценным батальоном, чем с небольшой группой русского спецназа.

– Я справлюсь!

– А у тебя, уважаемый, просто нет другого выхода. Но все, что-то мы затянули сеанс. Конец связи!

– Конец! – сказал главарь банды, вернул трубку помощнику и распорядился: – Надевай браслет-сигнализатор спутниковой связи, иди в подвал, в лабораторию, предупреди доктора Муатара, что боеприпасы должны быть готовы завтра, не позже одиннадцати часов. Это приказ. А чтобы у них был стимул к ускорению работы, обещай им дополнительно двадцать тысяч долларов. Нужно, чтобы к указанному времени боеприпасы были упакованы в контейнеры и подготовлены к безопасной транспортировке.

– Слушаюсь, господин Харбани.

– Я займусь Абаль, что-то желание разыгралось. Мне не мешать. Ждать, когда приду.

– Решение вопроса по химикам?..

– После завершения их работы. Да, я не сказал тебе вот что. Завтра же за боеголовками подъедут люди шейха, среди них Абид Барад. Они должны прибыть до начала полуденной молитвы. Как уедут, разберемся с химиками. Все, занимайся.

– Да, господин Харбани.

Валид Мовлад спустился в подвал, а главарь банды прошел в спальню наложницы.


Через полчаса Абаль тихо спросила:

– Вы довольны, мой господин?

– Да! Теперь ты всегда должна делать так. Придумаешь что-нибудь лучше – хорошо, хуже – подвергнешься наказанию. Ну что лежишь? Сделала дело, уйди.

– Но куда, господин? Я ведь могу находиться только здесь. Таков ваш приказ.

– Уйди в сад.

Молодая женщина быстро оделась, накрыла голову платком, поклонилась и вышла из комнаты.

Главарь банды нежился в постели еще с полчаса, потом встал, оделся, прошел в большую комнату.

Там его ждал помощник.

– Что скажешь по химикам? – спросил Харбани.

– Доктор Муатар заверил меня в том, что завтра к десяти часам боеголовки будут готовы не только к применению, но и к транспортировке. Я сказал, что после полуденной молитвы они с ассистентом получат расчет, потом наши люди вывезут их к Дамаску.

– Ты все правильно сделал. А сейчас вызови ко мне командира отряда Канда Мазара.

– Слушаюсь.

Основная боевая группировка Харбани под командованием его заместителя и дальнего родственника базировалась в роще, расположенной в пяти километрах на юго-запад от Сабара. Она состояла из двадцати двух боевиков, включая Мазара, имела пять пикапов, на двух из которых были установлены на турелях американские пулеметы М2 «Браунинг» калибра 12,7 миллиметра, с автономным ленточным питанием. Боеприпасов хватало.

Боевики были вооружены советскими автоматами «АК-47», американскими штурмовыми винтовками «М-16», пистолетами, наступательными и оборонительными гранатами. У них имелся гранатомет «РПГ-7» с четырьмя осколочными выстрелами к нему, были и пулеметы «ПК».

На момент прибытия банды в Сабар Канд Мазар вывел основной боевой отряд в рощу отдельной дорогой. Сирийский разведчик не знал о дислокации этого подразделения у поселка. Информации о нем у майора Бади Вадира не было. Он знал лишь, что в Сабаре оборудована лаборатория по производству химических боеприпасов. Там находится мелкая банда, насчитывающая всего восемь человек, включая главаря, его наложницу и специалистов. Теперь, когда сирийский разведчик передал в центр последние данные, был раскрыт и погиб, Омар Харбани мог вызвать в Сабар командира отряда.

Тот приехал на внедорожнике «Шевроле», которым управлял сам, прошел в дом, в большую комнату.

Омар Харбани встретил его объятиями.

– Салам, Канд. Рад видеть тебя, брат.

– Салам, Омар.

Родственные узы, а также годы совместной деятельности позволяли им говорить на равных, не в боевой, естественно, обстановке.

– Как дела, Омар?

– У меня все хорошо. Что у нас с отрядом?

– Рассредоточен в балке у рощи, замаскирован.

– Если объявится авиация асадовцев или русских, она сможет определить твой лагерь? – поинтересовался Харбани.

– Нет! Если только над балкой надолго зависнет вертолет на небольшой высоте. Тогда кому-то из экипажа, может быть, и удастся что-то разглядеть. Но вертолет не самолет. Очередь из «браунинга», и он рухнет на землю. Но кто будет держать здесь вертолеты? Сколько стоим, я еще ни одного не видел.

– Канд, эти проклятые «вертушки» могут появиться над тобой в любое время, – сказал Харбани.

– Мы готовы к этому. Слава Всевышнему, они не умеют летать бесшумно.

– Это так! Чаю?

– Можно.

Харбани хлопнул в ладоши, но в комнате никто не появился.

– А, черт, я же наложницу отправил в сад. – Он вызвал помощника и распорядился: – Валид, найди Абаль. Пусть она идет на кухню и заварит нам хорошего чаю.

– Слушаюсь.

Харбани повернулся к командиру отряда и осведомился:

– Ну и как вам живется в балке?

– Нормально, Омар. Ты же знаешь, что мои люди привыкли ко всему, – ответил Мазар.

– Но ночью пока прохладно.

– У нас есть спальные мешки. А дозору не до прохлады. Но, честно говоря, нам уже надоело сидеть в этом вонючем овраге.

– Ничего, Канд, недолго осталось. Правительственная разведка получила весьма интересную информацию. Совсем скоро к нам пожалуют гости.

– Как думаешь, кто это будет?

– Скорее всего, асадовцы. Они сейчас довольно неплохо подготовили свой спецназ. Но могут быть и сами русские. – Харбани усмехнулся и спросил: – Ты кого предпочитаешь, брат?

– Русских, – неожиданно ответил командир отряда.

Главарь банды изрядно удивился и заявил:

– Вот как? Я думал, ты выберешь асадовцев.

– Нет, я хочу, чтобы к нам пришли русские. И чем круче они будут, тем лучше.

– Не понимаю. Тебе нужны проблемы?

– Мне нужны их головы.

– А свою не боишься потерять в столкновении с неверными?

– Омар, тебе ли не знать, что Канд Мазар никого не боится.

– Да, конечно, я в этом нисколько не сомневаюсь. И все же русские это серьезно.

– Тем ценнее победа.

– Ты уверен в ней?

– Если в Дамаск ушла информация о наличии в Сабаре химического оружия и наших планах использовать его в городе, то мы сумеем достойно встретить русский спецназ. Нам не хватает только ПЗРК. Но…

Харбани прервал подчиненного и проговорил:

– Я просил у шейха «стингеры», но их у него просто не осталось. Американцы обещали поставить, но не сложилось. Скорее всего, об этом узнали русские в Хмеймиме или даже Москве, вот янки и сдали назад. Им в отличие от тебя столкновения с русскими совершенно не нужны.

Абаль принесла чай, расстелила на столике скатерть, выставила с подноса чайник, пиалы, вазу со сладостями, пепельницу. Несмотря на запрет этого дела в рядах ИГИЛ, Мазар курил. Он даже имел на это особое разрешение.

Боевики взялись за пиалы, пили чай с конфетами-подушечками.

Потом Мазар спросил главаря банды:

– Когда примерно ожидать гостей, Омар?

Главарь банды поставил пиалу на скатерть и проговорил:

– Вот для этого я и пригласил тебя. Нам надо вместе выработать план дальнейших действий.

– Хоп, я здесь. Давай займемся этим.

Харбани устроился поудобнее и произнес:

– Завтра в десять часов будут готовы боеприпасы. Химики упакуют их в контейнеры. К полудню за ними должны подъехать Абид Барад, которого ты знаешь, с напарником. Они увезут заряды. Таково распоряжение шейха. После этого мы начнем реально готовиться к встрече со спецназом. Вот тут решающее слово будет за тобой. У тебя есть план, как встретить гостей?

– Конечно, – сказал Мазар, достал из кармана скрученный лист бумаги, расправил его.

Это оказалась схема селения, испещренная точками, крестиками, стрелками разных цветов.

Он указал на нее и продолжил:

– Здесь указано все. Позиции отдельных малочисленных групп, на которые будет разбит отряд, сектора их обстрела, маршруты перемещения в той или иной ситуации, места укрытия пикапов с пулеметами.

Харбани поморщился и заявил:

– Чтобы во всем этом разобраться, потребуется день, никак не меньше. Мог бы и попроще сделать.

– Я все объясню. – Мазар говорил целых полчаса. – Таким вот образом мы впустим вражеский спецназ в Сабар и наглухо запрем его в селении. Асадовцам или русским не поможет даже их авиация, – произнес он в завершение своего монолога.

– А ты учел, что спецназ перед тем, как войти в Сабар, обязательно проведет разведку? – спросил Харбани.

– Разумеется. Она начнется непосредственно при выходе к селению всей группы. Бойцов будет немного, исходя из того, что сбросил Ваис своему начальству насчет числа наших людей, находящихся на объекте. Мы увидим, как подойдут неверные и что они будут делать. Чтобы все проверить, спецназу не хватит не только дня, но и целой недели. А действовать он должен быстро. Главное внимание врага будет уделено этому дому и ближайшим зданиям. Предатель Ваис наверняка сообщил в центр, где именно находится лаборатория и кто работает в Сабаре. Отряд он не видел. Ты поступил очень предусмотрительно, когда решил, что я должен вывести своих людей совсем в другой район. Так что разведку, естественно, спецназ проведет, но не углубленную.

Харбани чуть помолчал и сказал:

– Переход отряда к Сабару и скрытое рассредоточение его здесь на тебе, Канд!

– Само собой. Ты только отдай приказ, и я все сделаю. А вот тебе завтра же следует покинуть Сабар.

Харбани посмотрел на Мазара и произнес:

– Русские и асадовцы наверняка имеют мои фотографии. Если во время разведки они не увидят меня, то могут прийти к выводу, что я закрыл лабораторию и успел уйти отсюда.

– И шайтан с ними. Пусть думают что хотят. Спецназ войдет в селение в любом случае, даже только для того, чтобы узнать, ушел ли ты или нет. Ты можешь оставить в доме помощника и наложницу, выставить охранение. Заметив часового, командир спецназа придет к выводу, что и ты в селении. Ведь мы обычно отходим, забирая с собой всех.

Харбани поднял палец и проговорил:

– А вот это очень хорошая мысль. Не напрасно я назначил тебя командиром отряда. Ты стал опытным, мудрым начальником. А воином всегда был образцовым. Так и сделаем. Но уйду я, оставив здесь и свой внедорожник и пикап с макетом пулемета.

– Правильно.

– Уйду к тебе в рощу.

– Да.

– Хоп! Договорились. Можно докладывать план шейху. Завтра, после отправки боеприпасов и решения вопроса по химикам.

– Тело Ваиса закопали?

– Нет. Его труп воины бросили в овраг. К утру от него ничего не останется. Здесь бродят целые стаи голодных шакалов. Они сожрут все, кроме черепа и крупных костей. Не пожалеют и тех своих собратьев, которые получат раны во время драки за тело. То же самое мы сделаем и с трупами химиков.

Мазар покачал головой и произнес:

– Думаю, надежнее было бы бросить тела в подвал или закопать.

– Кто будет это делать, Канд?

– У тебя два бойца, Тасир и Хасан.

– Они нужны для охраны. Да и чего ты опасаешься? Никакой опасности нет. Труп Ваиса воины бросили в глубокий северный овраг. Туда же мы отправим и остальные тела. Разведка если и будет смотреть овраг, то только сверху. Какой смысл им спускаться вниз? Там кусты, которые сейчас как раз покрываются листьями. Нет, с телами все в порядке.

– Дело, конечно, твое. Но я бы перестраховался, – проговорил Мазар.

– Хочешь, пришли воинов, пусть копают могилы. Но разведке гораздо проще будет обнаружить именно их, чем кости, обглоданные шакалами.

– В этом ты прав. Местное кладбище старое, там давно никого не хоронили. Свежевырытые ямы будут заметны, даже если их присыпать песком. Порыв ветра, которые здесь не редкость, и свежие ямы откроются. Это насторожит разведку. Пусть все остается так, как есть.

Харбани скривил физиономию. Так он улыбался.

– Я же говорил, с этим проблем не будет. – Полевой командир взял чайник и убедился в том, что тот уже остыл.

Он хотел вызвать Абаль, однако Мазар поднялся и сказал:

– Поеду к своим.

– Может еще чаю, Канд? – предложил главарь банды.

– Нет, благодарю, от ханки и так кружится голова. Я командир, должен быть с подчиненными. Завтра жду от тебя сигнала на выдвижение или какой-либо другой команды.

– Да, Канд. Я свяжусь с тобой.

Мазар оставил схему на столике и ушел.


Харбани тут же вызвал помощника. Тот явился сразу.

– Ты прекрасно знаешь, для чего мы работали здесь, – заговорил полевой командир. – Хорошо, что нам удалось вычислить разведчика асадовцев. Это облегчает нашу задачу. Иначе нам пришлось бы сбрасывать информацию по второстепенным каналам. Это означало бы затягивание времени, в результате – невыполнение задания шейха. Но с помощью Всевышнего нам удалось избежать этого. Нужная нам информация уже находится в штабе Военной разведки Сирии. Поэтому в ближайшее время, думаю, уже послезавтра, в понедельник, девятого апреля, нам следует ожидать гостей в виде группы правительственного или русского спецназа. Он выйдет сюда, к селению Сабар, и, естественно, начнет работу с тактической разведки. Я оставаться здесь не могу, поэтому функционирование лаборатории будешь имитировать ты, Валид.

– Я? – удивился помощник. – Один?

– Нет, конечно, не один. С тобой останутся Абаль, Тасир и Хасан. Воинов я проинструктирую лично. Тебе же с Абаль надо будет всего лишь показаться разведчикам.

Мовлад погладил бородку и спросил:

– А если спецназ захватит нас?

– Ничего умнее придумать не мог? Зачем ему брать вас? Ведь это будет равносильно демонстрации наличия у селения вражеских сил. Командир спецназа, убежденный в том, что у нас есть химическое оружие, не может позволить себе это. Ему надо по результатам разведки разработать план нейтрализации объекта. Так что ни тебе, ни остальным, кто останется здесь, совершенно ничего не грозит. Мы же будем смотреть за спецназом. Как только он отойдет для подготовки штурма, отсюда уберетесь и вы. Куда? Это я передам по телефону. В схватке с неверными вы участвовать не будете.

Мовлад облегченно вздохнул и заявил:

– Я все понял, господин Харбани. Ваше приказание будет выполнено.

– Ну и молодец.

– Один вопрос разрешите?

– Давай!

– С Абаль поговорите вы или это сделать мне?

– Я поговорю. Ты занимайся химиками. Одно дело их уверения в том, что боеприпасы с вагрином будут готовы к десяти часам, и совсем другое – реальное выполнение задания.

– Слушаюсь, господин Харбани.

– Свободен.

Отпустив помощника, главарь банды вызвал наложницу и приказал ей приготовить еще чая с ханкой. После Харбани переговорил с Тасиром и Хасаном. Ему казалось, что все шло по плану и ничего не могло этому помешать.

Глава вторая

Проснувшись утром в воскресенье, 8 апреля, Харбани разбудил наложницу.

Она испугалась.

– Ой, господин, извините. Я так крепко спала, но сейчас же исправлюсь. – Абаль начала целовать грудь Харбани, однако он отстранил ее и заявил:

– Немного позже, Абаль. Сперва я должен кое-что сказать тебе. – Главарь банды объяснил наложнице, чем она должна будет заниматься после его отъезда.

Услышав это, она воскликнула:

– Вы бросаете меня, господин? Отдаете помощнику?

– Нет, Абаль, ты моя была, моей и остаешься, если, конечно, и дальше будешь как следует исполнять свои обязанности. Особенно в постели. Я оставляю тебя в Сабаре лишь для видимости. Тебе совершенно ничего не грозит хотя бы потому, что ни сирийский, ни тем более русский спецназ не воюет с женщинами. Мы выполним задание шейха, и ты вновь будешь при мне.

– Хорошо, господин. Я очень рада.

Конечно же, никакой радости наложница не испытывала ни от того, что господин оставлял ее, ни от того, что она вообще обязана была исполнять его прихоти. Абаль ненавидела хозяина, и будь ее воля… но она таковой не имела.

– Что ж, если тебе все понятно, то продолжай делать то, что начала. Утренние ласки приносят особо сильное наслаждение.


Харбани принял душ, приказал наложнице привести себя в порядок и заняться приготовлением завтрака. В восемь часов он помолился и прошел в большую комнату, где его уже ждал помощник Мовлад.

Тот поклонился и поздоровался:

– Салам аллейкум, господин Харбани!

– Салам, Валид. Ты проверял овраг?

Мовлад обладал острым умом и быстро реагировал на любое изменение обстановки.

Он солгал мигом, не задумываясь:

– Конечно, господин, я был там, где брошен труп предателя.

На самом деле единственным местом, куда сегодня выходил Мовлад, был сортир. Но сказать правду он не мог. Главарь банды наказал бы его и отправил бы в овраг вместо завтрака.

– Ну и что там? – спросил Харбани.

– Обглоданные кости. Даже брезент хищники порвали. Он же был весь в крови. Шакалы сожрали там еще и штук пять своих собратьев.

– Ну и шайтан с ними, со всеми. Значит, то же самое произойдет и с химиками. После утилизации, – заявил Харбани и рассмеялся.

Ему вторил Мовлад:

– Вы это точно заметили, господин. Именно после утилизации.

– Абид Барад не выходил на связь?

– Нет, господин, но еще рано. Он и его напарник должны подъехать сюда к полуденной молитве. А до нее остается чуть менее четырех часов. Они наверняка еще и не выезжали.

– Это смотря откуда ехать, – сказал Харбани.

– Извините, господин. Вы правы, как и всегда.

Через час явилась наложница. Лицо закрыто платком, одежда строгая, полностью скрывающая фигуру.

– Завтрак готов, господин. Прикажете подать сюда?

– Да. Для меня и Мовлада. Охране – на кухню.

– Слушаюсь.

– А перед завтраком чай, хороший.

– Да, господин, минуту! – Наложница вышла и вскоре вернулась с подносом.

Она поставила на столик чайник и пиалы, потом удалилась, пятясь и кланяясь.

Харбани разлил чай с наркотиком по пиалам.

Главарь банды и его помощник выпили чаю, позавтракали. Потом Абаль унесла посуду.

Харбани, заметно повеселевший от наркоты, дождался, пока за ней закрылась дверь, и приказал Мовладу:

– Ступай к химикам. У них не так много времени осталось до завершения работы.

– Да, господин.


Оставшись один, Харбани предался мечтаниям.

Он рассчитывал на то, что за изготовление химических боеприпасов шейх заплатит ему весьма крупную сумму. На счетах, открытых полевым командиром в банках Иордании, Саудовской Аравии и Албании, скопилось более пяти миллионов долларов.

Здесь, в Сирии, продолжать террористическую деятельность становилось все сложнее. Как ни старались американцы и их союзники удержать под своим контролем территорию страны, это у них получалось плохо. Правительственная армия с каждым днем воевала все лучше.

В принципе, в этом ничего странного не было. Ведь командование частями и соединениями, по сути дела, осуществляли российские офицеры. Москва передала Дамаску новую технику и дополнительные средства ПВО. Пусть и устаревшие, но способные отбивать воздушные атаки. Действия русской авиации нанесли существенный урон организациям и группировкам, противостоящим Асаду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5