Александр Тамоников.

Испанская прелюдия



скачать книгу бесплатно

– Взять человек десять-двенадцать, самых подготовленных, чтобы не потерять мобильность группы, – предложил Солейко.

– Пожалуй, – согласился Донцов. – Давайте уточним маршрут. – Все склонились над картой, разложенной на столе. – Аугусто, тебе слово.

– Условная линия фронта проходит до края плоскогорья. За ним земля ничья. По плоскогорью можно незаметно пройти по руслу пересохшего ручья в дневное время. Далее будет лес, достаточно густой. – По ходу рассказа Аугусто водил пальцем по карте. – Перед входом в долину он редеет. Там есть ответвление. Потом минуем перевал и попадем на территорию противника. На карте этого перевала нет, но я знаю, где он находится.

– Так другие тоже могут знать! – воскликнул нетерпеливый Фраучи.

– Могут. – Аугусто согласно кивнул. – Но вряд ли нас будут ждать с этой стороны. До железнодорожного моста после перевала будет километров пять. Километром ранее есть еще автомобильный мост. Телеграфные столбы стоят вдоль рельсов. Железнодорожный мост охраняется, автомобильный – не знаю, кажется, нет. У меня все.

– Два моста, телеграфная линия, автоколонны. Не слишком ли много для небольшого пятачка? – с сомнением проговорил Джига. – После первого же взрыва начнется переполох. Франкисты запустят поисковые группы с собаками, а то и войсковую операцию затеют с тотальным прочесыванием окрестностей. Мы не успеем взять ноги в руки.

– А ты одновременно все взорви. Шутка.

Все заулыбались.

– Чего развеселились? – воскликнул Джига с обидой в голосе. – Шутка шуткой, но стоит подумать.


Отбыл отряд рано утром. Впереди ехал «Додж», за ним следовал тентованный грузовик с бойцами.

По дороге машины обогнали упряжку. Два мула, шедших друг за другом, тащили высокий фургон, груженный дровами. Старый возница с морщинистым лицом увидел автомобили, перестал погонять животных и замахал руками в знак приветствия.

При въезде в селение, состоявшее из пары десятков домов, их остановил патруль. Здесь проходила линия фронта. Разобравшись с патрулем, Донцов дал бойцам команду покинуть машины и приготовиться к пешему переходу.

– Странная какая-то линия фронта, – задумчиво проговорил Солейко. – Никаких окопов, пулеметных гнезд, дотов. Только конные дозоры, а остальной личный состав республиканцев спокойно сидит по хатам.

– Может, у них тактика такая? – предположил Фраучи.

– Это не тактика такая, а бездарность командования. Фалангисты их блокируют, обойдут с флангов и продолжат движение. А они будут держать круговую оборону до морковкина заговенья.

– Так надо им подсказать! – не унимался Фраучи.

– Пускай им Бенедикто подсказывает.

Бойцы засветло пересекли плоскогорье и углубились в лес. В отличие от побережья с его пальмами и другой субтропической флорой, здесь преобладала растительность средней полосы России: дуб, сосна, можжевельник.

Стемнело. Фонарей диверсанты не зажигали. Чтобы не потеряться, на спине у каждого были приклеены белые лоскутки с привязанными к ним гнилушками.

Местное изобретение. На них ориентировались люди, идущие сзади. Курить разрешалось только на привалах с соблюдением маскировки, укрывшись куртками.

Лес поредел. Впереди в лунном свете стала видна прогалина, поросшая редкими кустами. Отряд двигался вдоль неглубокой лощины, и Донцов внезапно приказал остановиться на ее краю.

– Что-то птички там сильно раскричались. Ночью они так себя не ведут. Не нравится мне это, – сказал он, повернувшись к Аугусто.

– Ты прав, – согласился проводник.

Донцов послал двух бойцов в разведку, чтобы осмотреться. Стоило им покинуть лощину, как на той стороне прогалины, метрах в пятидесяти, зажглись фонари, а следом раздалась беспорядочная стрельба. Один из разведчиков судорожно задергал руками и упал навзничь. Второй бросился на землю и заполз обратно в лощину.

«Засада!» – подумал Донцов и крикнул: – Всем залечь! Огонь по готовности!

Бойцы залегли цепью вдоль лощины, зажгли свои фонари и открыли ответный огонь.

– Что ты об этом скажешь? – спросил Алексей Мигеля, выхватившего «браунинг». – Да убери ты свою пукалку. Толку от нее как от козла молока! – Так что ты думаешь?

– Да ничего я не думаю! – воскликнул Мигель. – Это вне всякой логики!

– У войны своя логика. Солейко!

– Здесь я!

– Туркменский вариант.

– Понял, отрабатываю.

Солейко скрылся из вида.

Через несколько минут на той стороне лощины раздалось несколько взрывов гранат, сопровождаемых истошными криками. Стрельба поредела.

Вскоре вернулся Сан Саныч и доложил командиру отряда:

– На той стороне бурелом. В нем они и засели. Судя по интенсивности стрельбы, пара десятков. Но вот что мне показалось странным. Я не особо владею испанским, но там кто-то крикнул «Чертов Франко!» Эти слова я понял.

– Что?! – Донцов едва не подпрыгнул, услышав это неожиданное заявление. – Прекратить огонь! Мигель, разберись с этими чудесами.

– Эй! – крикнул испанец, высунувшись из лощины и сложив ладони рупором. – Мы из бригады Доминго Унгрии. А вы кто?

– Мы республиканская армия, – последовал ответ с той стороны прогалины. – За что воюем?

– А вы? Давай разберемся, кто есть кто.

– Давай, – последовал ответ.

– Встречаемся посреди поляны, двое на двое, – предложил Мигель. – При выключенных фонарях. Годится?

– Годится.

Погас свет, наступила тишина.

Мигель взял с собой одного бойца.

– Винтовку оставь. Пистолета будет вполне достаточно, – сказал он ему.

Вернулись они минут через пять.

– Ну что? – спросил Донцов, сгорая от нетерпения.

– Им было поручено устроить здесь засаду диверсионной группе противника. Приказ начальства. Оно как будто знало наш маршрут.

Услышав последнюю фразу, Донцов с подозрением покосился на Аугусто, но тут же себя одернул.

«Старинов кого попало не порекомендует», – подумал он и спросил:

– И что теперь?

– Повеселились. По одному трупу с каждой стороны, а у них еще куча людей с осколочными ранениями. Теперь расходимся, – проговорил Мигель с горькой иронией. – Мы друг другу больше неинтересны.

– Интересно, кто нас сдал, – сказал Донцов. – Но это потом.

После короткого привала диверсионная группа вошла в долину с пологими краями, поросшими густым кустарником. Постепенно рассвело. Бойцам следовало перейти через горы и дождаться следующей ночи.


К полудню группа диверсантов преодолела перевал и разместилась на длительный привал в широкой нише, накрытой скальным выступом. Бойцы наломали веток, улеглись на них и тут же заснули после сумбурной бессонной ночи. Разумеется, это не касалось боевого охранения.

Донцов выставил его и тоже намеревался слегка прикорнуть, но неожиданно появился Джига и заявил:

– Слушай, командир, я тут малость поразмыслила насчет взрыва мостов.

– Что ты хочешь предложить? – спросил Донцов, широко зевая.

– Взорвать можно оба моста, не в один момент, а поочередно, через какой-то промежуток времени, – ответил Джига.

– Как именно мы это сделаем? – осведомился Донцов, самую малость досадуя на своего дотошного товарища, который лезет со своими фантазиями и спать не дает.

– Один мост мы взорвем сами, а другой взлетит на воздух без нас, когда мы уже будем далеко от него.

– Как это без нас? – Донцов приподнялся и сел.

– У меня есть фугас с часовым механизмом. Когда мы ему прикажем, тогда он и взорвется.

– Откуда это у тебя? – Сон окончательно слетел с Донцова.

– Сам сделал, – похвастался Джига. – Мне тут пару месяцев назад один умелец из Москвы схемку подкинул. Ничего особенного. Взрывчатка, батарейка, электровзрыватель и обычный будильник. Вот я и реализовал теорию на практике в свободное от безделья время. Сейчас бомба при мне.

– А сработает? – засомневался Донцов.

– Система прошла пятикратные испытания. Без взрывчатки, конечно. Но это вторично.

– Удивительное рядом! – с усмешкой проговорил Алексей. – Давай наметим расклады.


Когда стемнело, Джига, Фраучи и еще трое бойцов пересекли неосвещенную часть шоссе. Все прочие залегли в кустах, метрах в пятидесяти от дороги, чтобы при необходимости прикрыть отступление. Передовая группа затаилась на пологом холме в полукилометре от моста. Он освещался несколькими фонарями и охранялся двумя часовыми, по одному с каждой стороны. Они сидели под зонтиками и были вооружены карабинами системы «маузер».

– Как будем подбираться? – задал резонный вопрос Фраучи.

– Да, это сложно, – проговорил Джига. – Можно по воде, река здесь неглубокая. Хотя нет, все равно засекут. Задачка.

Где-то за горами сверкнула молния и ударил гром. Приближалась гроза.

Джигу вдруг осенило.

– Послушай-ка, Гриша, ты сможешь срубить обоих часовых с такого расстояния? – поинтересовался он.

– Запросто. Только выстрелы франкисты услышат, и тут нам кранты, – сказал Григорий.

– А если под гром? Когда он ударит, тогда и стрельнешь. Не услышат. Я в это время проберусь по речке, где еще темно, а как караул скукожится, быстренько прицеплю под мост фугас. Как тебе план? – Он слегка хлопнул Фраучи, лежащего рядом, по плечу.

– План реальный, – ответил тот. – Только громыхает слишком тихо.

– А мы подождем, пока гроза приблизится. Судя по ветру, она прямо на нас идет.

Через некоторое время громыхание действительно заметно усилилось.

Джига спустился к реке и двинулся по руслу, по грудь в воде, неся над головой сверток с бомбой.

Пророкотал гром, заглушивший два выстрела. Часовые повалились на землю.

Вскоре вернулся Джига, вполне довольный жизнью.

– На три часа поставил, – сказал он. – Дело сделано.

– А если караул раньше будут менять? – спросил Фраучи. – Увидят франкисты убитых часовых, осмотрят мост и найдут взрывчатку.

– Тут уж как судьба решит. Пошли к своим. – Джига согнулся и побежал меж кустов.

За ним последовали остальные бойцы.

Донцов выслушал доклад Джиги и предложил ему заняться вторым мостом. В отличие от железнодорожного он не охранялся.

– Его хорошо бы не порожним взорвать, а вместе с колонной, – сказал командир отряда. – Тут недавно грузовой конвой прошел. Дождаться бы следующего. Три часа, говоришь?

– Уже два с половиной, – уточнил Джига.

– Давай отрабатывай, взорвешь, когда надо будет, а мы понаблюдаем. Возьми с собой кого-нибудь и следи за временем.

– Это я и сам знаю.

Прошло больше часа, когда на трассе показалась колонна грузовиков и заползла на мост. Третьим по счету шел бензовоз.

«Вот бы его долбануть! – подумал Донцов. – Догадается ли Иван?»

Иван догадался. Когда бензовоз оказался на середине моста, грянул взрыв, сопровождаемый яркой вспышкой. Мост рухнул, а вслед за ним и машина. Горящий бензин разлетелся во все стороны, запылали соседние грузовики. Несколько горящих людей катались по земле, отчаянно крича.

Вскоре появился Джига с бойцом.

– Уходим. Быстро! – скомандовал Донцов, и диверсанты, не особо скрываясь, побежали в сторону перевала.

В нескольких сотнях метров от него они услышали лай собак. Он доносился не сзади, а спереди. Это означало, что путь на перевал был заблокирован.

– Что будем делать? – спросил Донцов Аугусто, бежавшего рядом, и подумал:

«Погоню фалангисты выслали давно. Видимо, обнаружили трупы караульных на железнодорожном мосту».

– От собак мы уйдем. Тут недалеко есть ручей. Пересечем его в нескольких местах, пропетляем на той стороне, а потом двинемся вдоль русла. Собаки запутаются, – проговорил Аугусто со спокойствием философа-стоика.

– А потом?

– А потом, а потом… У вас умеет кто-нибудь лазить по скалам?

– Да, нас всех этому учили, а Саша Солейко вообще самый настоящий чемпион.

Мигель перевел про чемпиона.

Аугусто заулыбался и сказал:

– Тогда все в порядке. Мой друг однажды проделал такой фокус. Уж не знаю, от кого он убегал. Сейчас в мадридской тюрьме нары греет.

Группа прошла по ручью, отвернула в сторону и уперлась в скалу высотой метров тридцать.

– После нее пологая часть. Там легко спуститься, – сказал Аугусто.

– Сан Саныч, ты ее осилишь? – обратился Донцов к Солейко.

– Да это детская забава, – отозвался тот. – Только вот ни одного костыля у меня нет. Веревка найдется.

– А если использовать штыки, – предложил кто-то из бойцов.

– Можно попробовать. Скала щелястая. – Солейко взял штык, камнем забил его в трещину, проверил и заявил: – Выдержит.

Вскоре он оказался на вершине скалы и сбросил веревку, по которой поднялись остальные бойцы.

Когда они спускались с горы, сзади раздался глухой взрыв. Это сработал второй фугас Джиги.

Диверсанты миновали долину и лес, вышли на плоскогорье. Светало. По горизонту тянулись силуэты гор. С них веяло холодом.

Гул артиллерийской канонады оповестил бойцов о начале наступления республиканских войск на Теруэль.

– Слушай, Мигель, ты когда намереваешься поехать в Валенсию? – спросил Донцов, когда они добрались до базы и высадились из машин.

– Завтра с утра, – ответил тот.

– Ты можешь выяснить по своим каналам, кто отдал приказ устроить ту засаду?

– Вероятно, смогу.

Мигель вернулся к вечеру следующего дня. Он сказал Донцову, что никто из руководства, находящегося в Валенсии и Мадриде, такого приказа не отдавал.

Аликанте

Донцов вместе с тремя земляками проживал теперь в весьма добротном каменном доме, где ранее обитало складское начальство. То ли временно, то ли постоянно. Территория вокруг была огорожена забором из сварной арматуры с металлическими воротами. Возле крыльца стояла собачья будка, которая долго не пустовала. Туда был поселен огромный приблудившийся кобель лохматой породы, получивший кличку Цербер. Пес сразу же осознал, чего от него хотят новые хозяева. Он фанатично охранял окрестную территорию и «Додж», припаркованный во дворе под навесом.

Донцов позавтракал и взглянул на стенные часы, добытые где-то домовитым Солейко. До назначенного им совещания командного состава отряда оставалось больше часа, и Алексей решил проконтролировать процесс обучения новобранцев. Он покормил пса, вышел за ворота и побрел вдоль однотипных кирпичных пакгаузов.

В одном из них была устроена аудитория для теоретических занятий. Бойцы натаскали туда разномастной мебели.

Александр Солейко стоял перед двухтумбовым письменным столом, на котором в разобранном виде лежал пистолет-пулемет Дегтярева. Рядом в ободранном кресле расположился Мигель в качестве переводчика.

– Это оружие имеет вес около четырех килограммов, обеспечивает стрельбу со скоростью восемьсот выстрелов в минуту с эффективной дальностью до двухсот метров, – монотонно вещал Солейко.

Донцов сидел за спинами бойцов, слушал вполуха речитатив лектора и размышлял о насущном:

«Кроме автотранспорта для перевозки личного состава хорошо бы обзавестись лошадьми, незаменимыми на бездорожье. Их нам дадут, да только кто ими заниматься будет?»

Его размышления прервал посыльный из штаба.

– Товарищ Донцов, вас вызывает полковник Старинов.


Старинов находился в собственном кабинете.

Он коротко кивнул Алексею и с места в карьер начал ставить ему боевую задачу.

– Противник сконцентрировал большие силы на юго-западе и начал наступление с целью захвата Валенсии. Республиканских войск на этом направлении недостаточно для того, чтобы его остановить. Они отступают с боями. Против стали с винтовкой не попрешь. У франкистов в большом количестве имеются немецкие танки, итальянские танкетки и бронеавтомобили «Бильбао». Но им неминуемо придется переправляться через Аликанте. Сейчас вода высокая, а техника у них не плавает. Самое оптимальное место для форсирования реки – вот этот мост. – Старинов подошел к карте, висевшей на стене, и ткнул в нее карандашом. – Его необходимо взорвать. Это приказ свыше. Доминго послал туда роту Фернандеса, но большего мы дать не можем. У нас своих забот полон рот. Они организуют заслон, но при наличии моста долго там не продержатся. Что тебе нужно для проведения операции?

– Сто килограммов тротила, – нисколько не задумываясь, тут же ответил Донцов.

– Это не проблема. Сам знаешь, где взять. Сколько человек предполагаешь привлечь? Транспорт нужен? – Старинов сунул в рот папиросу и нервно закурил.

– Да немного! Фернандес обеспечит прикрытие. Возьму Джигу, Мигеля и Фраучи в качестве снайпера. На всякий пожарный случай. Поэтому и транспорт не нужен. Мы на своем «Додже» доберемся.

– Тогда отправляйся по готовности. У Фернандеса есть рация. Доложишь о результатах.

– У меня вопрос. – Донцов сделал небольшую паузу. – Помните, я вам докладывал про засаду, устроенную по приказу, который никто не отдавал? Это может повториться, если мы не вычислим, кто сливает информацию.

– Не бери в голову, – сказал Старинов. – Бардак в войсках. Один не то сказал, другой не так услышал. Вот и результат.

«Оптимист вы, однако, товарищ полковник», – подумал Донцов и спросил:

– Разрешите идти?

– Давай. Удачи.


Уже почти стемнело, когда на трассе к ним прицепился патруль. «Додж» съехал на обочину и остановился. Оружие диверсанты не светили, спокойно сидели в машине в ожидании дальнейшего развития событий.

К ним подошел высокий сухопарый мужчина в военной форме с черно-красной повязкой на шее. Его сопровождал штатский крепыш. Оба при пистолетах в кобурах. «Ситроен» с водителем стоял невдалеке.

«Снова анархисты, опять двадцать пять! – подумал Донцов. – Но на сей раз патруль, похоже, не самостийный, а настоящий».

Луч фонаря скользнул по лицам людей, сидящих в машине.

– Предъявите документы! – последовал приказ.

Мигель достал попуск и протянул патрульному.

Тот покрутил бумагу в руках и заявил:

– Еще документы!

– А этого разве недостаточно? – спросил Донцов.

– Недостаточно, – последовал ответ, и пропуск перекочевал в карман патрульного. – Выходите из машины и следуйте за мной. – В его голосе проскальзывали презрительные, высокомерные интонации, а рука легла на кобуру с пистолетом.

В таких случаях Донцов предпочитал сначала действовать, а потом разбираться, кто есть кто.

– Выйти из машины? – спросил он по-испански, соорудил на лице непонимающую гримасу, бросил взгляд на Джигу, сидящего сзади, и добавил по-русски: – Ну да, мы уже испугались и побежали.

В следующий момент Джига выдернул из-под ног пулемет. Лязгнул затвор, и ствол нацелился в патрульных. В руках Донцова мигом появился «ТТ», а у Мигеля – небольшой «браунинг».

– Мордой в землю, руки за голову! Оба! Иначе разнесу в труху ваш дилижанс, а уж про вас вообще молчу, щенки анархические! – проорал Джига тоже по-русски.

Мигель спокойным, даже несколько вяловатым голосом перевел его слова.

Патрульные рухнули на землю, как спиленные деревья. Донцов в это время уже находился вне «Доджа». Вскоре водитель «Ситроена» лежал рядом со своими напарниками. Алексей быстренько опустошил кобуры неподвижно лежащих анархистов, пистолеты закинул в ближайшие кусты.

– Теперь можете встать, – сказал Мигель.

Растерянные патрульные поднялись на ноги, и он добавил, произнося каждое слово так отчетливо, как будто стучал молотом по наковальне:

– Вы пытаетесь препятствовать выполнению важного задания командования.

Мигель в двух словах объяснил, куда они едут и зачем. Старший патрульный понимающе закивал.

– Почему вы остановили именно нас, да так, как будто ждали? – спросил Донцов.

– Нам пришла информация о том, что здесь должны проехать вражеские диверсанты. Ваша машина была описана, – последовал ответ.

– От кого информация?

– Откуда-то сверху. – Патрульный офицер поднял глаза к небу и пожал плечами.

– Документ верни, – потребовал Мигель. – Если бы мы были вражескими диверсантами, то вы уже горели бы в адском пламени за грехи свои тяжкие. Не карманных воришек пытались задержать. Чему вас только учили? Абсолютное дилетантство!

Донцов и компания тут же продолжили путь.

По дороге его преследовала неотступная мысль:

«Второй раз нас подставляют. Возможная случайность превращается в систему. Похоже, что у нас в отряде стукач завелся».


Дорога пролегала по долине, тянущейся между двумя высотками, в паре сотен метров от реки.

«Идеальное место для засады или организации обороны. Господствующие высоты прямо как на заказ», – подумал Донцов, прибыв со своей диверсионной группой в обозначенное место.

Вскоре появился Уго Фернандес в сопровождении двух бойцов.

Донцов выбрался из машины.

Они обменялись рукопожатием, и Уго прояснил ситуацию:

– Я разбил роту на две части и посадил на высотки. Бойцы окопались. В наличии имеются четыре противотанковые пушки на конной тяге и шесть пулеметов ДП. Если мост будет взорван, то продержимся до подхода подкреплений. Иначе нас сметут. У тебя есть какой-нибудь план действий? – Фернандес вопросительно посмотрел на Донцова.

– Пока нет, но будет, – уверенно заявил тот. – Надо определиться на местности. Сколько у нас есть времени? – Он взглянул на Мигеля, стоящего рядом.

Тот понимающе кивнул, приготовился переводить, если потребуется.

– Думаю, что до утра, – ответил Фернандес, немного подумав, и посмотрел вдаль, на ту сторону реки, где периодически ухали взрывы и раздавались пулеметные очереди. – Наши товарищи едва держатся, скоро отойдут. У франкистов много пехоты, имеются легкие немецкие танки и куча броневиков «Бильбао». Без моста они тут надолго застрянут. Ты сам видишь, что местность на той стороне открытая, хорошо простреливается. Поэтому им придется идти на прорыв, либо отступать, если не будет возможности переправиться через реку.

– Понятно. – Донцов закурил папиросу, провел взглядом по окрестностям и задал неожиданный вопрос: – А где конная тяга?

– Тут неподалеку есть лощинка. Лошадей бойцы отогнали туда, стреножили. Пускай попасутся, там трава сочная.

– Хорошо. – Донцов хлопнул ладонью по капоту. – Если понадобится помощь, то я к тебе обращусь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении