Александр Строганов.

Сочинения. Том 4



скачать книгу бесплатно

© Александр Строганов, 2016

© Александр Евгеньевич Строганов, иллюстрации, 2016


ISBN 978-5-4483-3641-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Мойра
Драма в двух действиях

Потом я попросил киномеханика

показать на экране репродукцию

нарисованной мною копии этой картины.

Все встали, зааплодировали и начали кричать:

«Ваша лучше! Это очевидно!»

С. Дали.


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Муха Инга Мстиславовна

Муха Виталий Михайлович

Агров Виссарион Владимирович

Коростылев Платон Платонович

Кузькин

Медбрат

Действие первое

Несколько испуганная, с привкусом вины, некогда роскошная квартира Виссариона Владимировича Агрова, литератора. Большая комната с разводами на потолке и вдребезги разбитой армией книг пребывает в некотором волнении. Причиной тому волнению – языческий ритуал допотопной керосиновой лампы, установленной на измученном переездами чемодане, единственном источнике освещения.


Освещение несколько усиливается белым пятном халата – на стуле изволит дремать грузный доктор Кузькин, и разнообразными металлическими орудиями его труда, разложенными здесь же, на чемодане.


Подле доктора, закутанный в шотландский плед, неподвижен и напряжен до чрезвычайности, по стойке смирно несет караул Платон Платонович Коростылев, Платоша, маленький тщедушный человек в очках на резинке.


Есть в доме еще одна комната. Мы распознаем ее по скрипу половиц и тихому бормотанию, нет-нет, да и нарушающими керосиновую тишину.

Эти звуки являются предметом крайнего любопытства Платоши. Те же звуки и утомленному доктору не дают окончательно проститься с бодрствованием.


Картина первая


Приступ кашля за стеной

Кузькин меняет положение ног.

Платоша вытягивается, как будто вот-вот встанет на цыпочки. Пауза. Новый приступ.


ПЛАТОША Как будто вернулись годы беспамятства, как их называет Виссарион Владимирович. Не могу, конечно, знать наверное, но думаю, что вот так именно и обстояло все… Еще хлопушки. Ребятишки все время играют с петардами, хлопушками. Без остановки, все время, днем и ночью. Как только началась вся эта… как только началось, все время играют. Хлопки за окнами не прекращается. Вы не слышите?.. Наверное, привыкли уже. А я никак не могу привыкнуть. И дурацкая мысль не дает покоя – если начнут стрелять по-настоящему, сумеем различить?.. Как вы думаете?.. Похоже на годы беспамятства? Как вы думаете?.. Похоже. Я читал разные книжки про те времена, довольно живо себе представляю. Руины с запахом французских духов. Так не было, конечно, пахло нечистотами, но очевидцы пишут, будто духами… Лукавят, как думаете?.. А вы читали про запах духов?..

(Пауза.) И тогда писателей было много. И тогда свет пропадал. (Пауза.) На мой взгляд от самих писателей должен исходить свет… Если они не больны, конечно… если человек болен, какой там свет?.. Но писатели все время болеют… настоящие писатели, великие и величайшие… или путешествуют… путешествие – это страсть!.. тоже болезнь своего рода. (Пауза.) Не получается отвлечься. (Пауза.) Да что они, что они себе думают, эти управдомы? Когда, наконец, дадут свет? Сколько же можно без света?!.. Это всегда так, когда нужно, вот именно когда нужно, свет отключают! За что мы платим, за что мы?.. А вы не знаете, управдомы богато живут?.. Конечно, богато. Более чем уверен, у себя свет они не отключают. Никогда. (Пауза.) Может быть, вам пойти к Виссариону Владимировичу?.. Может быть, от вас там что-нибудь требуется, как вы думаете?.. Может быть, имеет смысл, простите, простите, я не в свое дело лезу, сам не люблю, когда кто-то начинает советы раздавать, простите, простите меня, я очень волнуюсь… Каждый раз волнуюсь. Никак не могу привыкнуть… (Пауза.) Может быть, я напрасно волнуюсь? Скажите, могу я не волноваться, могу я быть спокойным, уверенным что ли, хотя, какое уж тут спокойствие, да и откуда взяться спокойствию, если я по природе, от рождения беспокойный человек, таким уж уродился… А это не закончится однажды чем-нибудь страшным?

Пауза.

КУЗЬКИН Чем, страшным?

ПЛАТОША Ну как же, как же, «чем страшным»? будто вы не знаете чем страшным, тем самым, чем и заканчивается, бывает?

Пауза.

КУЗЬКИН Чем заканчивается?

ПЛАТОША Страшным. Не вынуждайте меня произносить это вслух. Не нужно говорить этого вслух. Все эти путешествия – это очень, очень опасно. Но вы должны меня понимать, вы же опытный человек.

Пауза.

КУЗЬКИН Вы так много говорите.

ПЛАТОША Я беспокойный человек, я уже докладывал вам, что я – беспокойный человек.

КУЗЬКИН В таком случае вам нужно успокоиться. Хотите спирта?

ПЛАТОША Вы шутите, вы смеетесь надо мной? Я знаю, что смешон, но я так переживаю…

КУЗЬКИН Я вполне серьезно.

ПЛАТОША Я не пью, я никогда не пью, я не переношу запах спиртного. (Пауза.) А это поможет? (Пауза.) Налейте.


Кузькин наливает из флакончика в мензурку спирт.

Платоша выпивает, обжигается и кричит.

Кузькин смеется.


ПЛАТОША (Без голоса.) Что это, что это было?

КУЗЬКИН Нектар. В те самые годы беспамятства, как их справедливо называет Виссарион Владимирович, нектар этот очень любили. Больше чем шампанское. А пишут везде о шампанском, обратили внимание? Еще одна неправда. Россия – страна зимняя. Без спирта никак.

ПЛАТОША (Сипит.) Вы, когда подавали мне это, думали, что я умру?.. Я живучий.

Пауза.

КУЗЬКИН Скажите, Платоша, у вас никогда не было семьи?

ПЛАТОША Была, а зачем вам?

КУЗЬКИН Просто так.

ПЛАТОША Да нет, не просто так, зачем-то вы спросили? (Пауза.) Вы доктор, а доктора просто так не задают вопросов.

КУЗЬКИН Честное благородное, просто так спросил. Подремать вы мне не дали, сделалось скучно, вот и спросил.

Пауза.

ПЛАТОША Вы, наверное, как и все, считаете меня ничтожным человеком?

КУЗЬКИН Упаси Бог, Платоша, и в мыслях не было.

ПЛАТОША Считаете, считаете, я знаю.

КУЗЬКИН Вы мнительный.

Пауза.

ПЛАТОША У меня не было семьи.

КУЗЬКИН Ну что же, не всем суждено иметь семью.

ПЛАТОША А теперь есть.

КУЗЬКИН Да-а?

ПЛАТОША Да, настоящая семья.

Пауза.

КУЗЬКИН Вы, наверное, совсем редко видитесь?

ПЛАТОША Напротив, мы неразлучны.

КУЗЬКИН Ах, вот вы о чем? Я имел в виду совсем другое.

ПЛАТОША (Взволновано.) А это и есть другое, да, и то, и другое, и всякое прочее!

КУЗЬКИН Да успокойтесь, я вовсе не хотел…

ПЛАТОША Может быть, вы не знаете, да вы наверняка не знаете… Не знаю, можно ли вам говорить об этом? А, впрочем, почему бы и не сказать, коль скоро дело сделано уже, и ничего предосудительного в этом я не вижу? Почему бы и…

КУЗЬКИН Так говорите уже, или помолчите, голова начинает кружиться.

ПЛАТОША Я теперь… я теперь Виссариону Владимировичу… сын.

КУЗЬКИН Что?

ПЛАТОША Сын. Наследник.

КУЗЬКИН Что, что? (Пауза.) Он что же, официально усыновил вас?

ПЛАТОША Да.

Пауза.

КУЗЬКИН Давно?

ПЛАТОША Две недели как.

КУЗЬКИН Ловко. Поздравляю. Сколько теперь такие хоромы стоят, Платоша?

Пауза.

ПЛАТОША Вы, доктор – циник, только не истолкуйте мои слова как желание обидеть вас, и в мыслях нет, просто все врачи немножечко циники… я понимаю – специфика профессии. Как же иначе, вы такое в банках видели…

КУЗЬКИН В банках?

ПЛАТОША Ну да, ну да, в банках, склянках, колбах, пробирках… ваннах…

КУЗЬКИН В ваннах?

ПЛАТОША Только не надо делать вид, что вы не понимаете о каких ваннах я говорю. О тех самых. Не о каких-нибудь таких ваннах, о которых все знают, а о других, совсем других, о которых только вы знаете, а мы знаем только понаслышке, а видим, только когда уже совсем ничего не видим, когда уже видеть нельзя, когда уже нельзя видеть, когда уже…

Пауза.

КУЗЬКИН Туманно.

ПЛАТОША Пусть туманно, конечно туманно. (Пауза.) Что, что, совсем плохи дела? Ведь он, когда путешествует, практически, каждый раз умирает? Я прав? Он и туннель видит, и бездну звезд полну…

КУЗЬКИН (Смеется.) Какую бездну?

ПЛАТОША Звезд… Да ну вас. (отмахивается рукой.)

Пауза.

КУЗЬКИН А знаете что, Платоша, как не парадоксальна моя мысль, не смотря на ваше новое семейное положение и наследство, вам бежать отсюда надо.

ПЛАТОША Что, простите?

КУЗЬКИН Бежать, бежать.

Пауза.

ПЛАТОША Как бежать?

КУЗЬКИН Стремглав.

Пауза.

ПЛАТОША Куда бежать, в Париж? как бегут обыкновенно в годы беспамятства? (Пауза.) Или вы не шутите? (Пауза.) Ну, что вы молчите? Куда бежать? К кому?.. От кого бежать? От него бежать?.. И это говорите мне вы? Доктор?

КУЗЬКИН Платоша, вы знаете, что такое индуцированный психоз?

ПЛАТОША Какой психоз?

КУЗЬКИН Индуцированный.

ПЛАТОША Не имею удовольствия.

КУЗЬКИН Это – когда один человек бредит, а другой от него заражается.

ПЛАТОША Как это, заражается?

КУЗЬКИН Точно так же, как гриппом.

ПЛАТОША Так не бывает.

Пауза.

КУЗЬКИН (Наливает себе еще спирта, выпивает.) Бывает, очень даже бывает, мой друг. (Неожиданно весело.) А ну как он вас возьмет с собой в путешествие? Не страшно?

ПЛАТОША Нет, в такое путешествие отправляются только избранные.

КУЗЬКИН А кто вам сказал, что вы не из их числа?

ПЛАТОША (Со страхом в голосе.) Да что вы такое говорите, вы только посмотрите на меня, какой мне туннель, какая бездна?

КУЗЬКИН Очень даже. (Пауза.) Вы слышали про космическую пыль?

ПЛАТОША Вот вы смеетесь, невинно шутите, как вам кажется, а мне плохо. (Пауза.) А что, этим действительно можно заразиться?

КУЗЬКИН Да. Но об этом знаю только я, а теперь вот еще вы, но вы никому не расскажете?. Я надеюсь на вашу порядочность.

ПЛАТОША Да уж, конечно, не расскажу… не хочу, чтобы меня упрятали в дурку.

КУЗЬКИН Эк вы пренебрежительно «в дурку»! Напрасно, очень приличное заведение.

ПЛАТОША Знаем мы эти заведения.

КУЗЬКИН Когда бы знали, так бы не говорили.

Пауза.

ПЛАТОША Правда?

КУЗЬКИН Что, правда?

ПЛАТОША Там можно находиться?

КУЗЬКИН Безусловно.

Пауза.

ПЛАТОША Ему было бы там хорошо?

КУЗЬКИН Кому? Виссариону?

Пауза.

ПЛАТОША Почему Виссариону? Не обязательно Виссариону. Виссариону, не Виссариону, вообще «ему», любому человеку.

КУЗЬКИН Очень хорошо. Лучше, чем дома. Вы хотите, чтобы мы забрали его?

ПЛАТОША (Прислушивается, шепотом.) Нет.

КУЗЬКИН Нет?

ПЛАТОША (В голос.) Нет. Я просто поинтересовался, не лукавите ли вы, когда говорите, что это заведение приличное. И все. И больше ничего.

КУЗЬКИН И больше ничего?

ПЛАТОША Ничего. Ничего больше.

Пауза.

КУЗЬКИН Как-то я не слышу уверенности в вашем голосе. Что-то вы шепчете. Мне видится, что ваше «нет», Платоша, сродни «да»?

ПЛАТОША (Испуганно и громко.) Напрасно.

КУЗЬКИН Он не слышит вас.

ПЛАТОША (Еще громче.) Напрасно!

Пауза.

КУЗЬКИН Ну, что же. Отвечаю на ваш вопрос еще раз. Очень приличное. Да вы, собственно у друга-то и можете поинтересоваться. Простите, у отца.

ПЛАТОША (Громко.) У Виссариона Владимировича?! У великого русского писателя Виссариона Владимировича Агрова?!

КУЗЬКИН А вы, разве не называете его папой?

ПЛАТОША Не смею еще. (Как будто спохватившись.) И никогда не посмею.

КУЗЬКИН У-у, как далеко дело зашло…

ПЛАТОША (Громко.) Он не может знать, он там никогда не был. (Еще громче.) Он не был там никогда. (Пауза.) Что вы молчите? Что вы все время умолкаете на полуслове?!

КУЗЬКИН А что могу я добавить к вышесказанному? И вы, и я прекрасно знаем, что он был там многократно. Да не вы ли, любезный Платоша, провожали его туда в последний раз? И радость, радость избавления была написана на вашем усталом, но благородном лице.

ПЛАТОША (Шепотом.) Что же вы такое говорите? (Громко.) Нет. (Шепотом.) Нет. (Громко.) Докажите!.. Разубедите меня!

КУЗЬКИН В чем?

ПЛАТОША (Громко.) Вот я говорю, что он не был там никогда, а вы опровергните меня, докажите, что он там был, что он не раз там был, что он не выходит оттуда.

КУЗЬКИН Зачем?

ПЛАТОША (Громко.) А вы докажите, докажите это! Покажите мне фотографии! Покажите мне пленки!

КУЗЬКИН Есть история болезни.

ПЛАТОША (Громко.) Фальсификация. Докажите, докажите мне по-настоящему, мне, мне, всем докажите.

КУЗЬКИН Кому это «всем»?

ПЛАТОША Человечеству.

КУЗЬКИН (Смеется.) Зачем, Платоша? Человечество ничего не требует. Молчит человечество. Морщит лоб и вспоминает, о ком это речь? Кто таков Агров?.. Разве что вам доказать?

ПЛАТОША Мне докажите!

КУЗЬКИН Зачем?

Пауза.

ПЛАТОША (Со слезами на глазах.) Чтобы я… Что бы я…

КУЗЬКИН Чтобы вы что?

ПЛАТОША Чтобы я смог впервые в жизни… ударить человека по лицу! (Плачет.)

КУЗЬКИН Это меня, что ли?

ПЛАТОША Вас.

КУЗЬКИН Вашего ангела-хранителя?

ПЛАТОША Не богохульствуйте.

Пауза.

КУЗЬКИН Дурак.

ПЛАТОША (Всхлипывая.) Знаю.

КУЗЬКИН Все равно дурак.

ПЛАТОША Не нужно было давать мне спирта.

КУЗЬКИН Дважды дурак.

ПЛАТОША Я люблю его, слышите, люблю, как же вы не можете понять, люблю!

КУЗЬКИН Трижды дурак.

Пауза.

ПЛАТОША Он… он знает такое… он все знает и про всех. Вот мы сейчас говорим с вами, он как будто не слышит там за стеной, а на самом деле все знает. И при этом он не предпримет никаких мер, вот увидите – никаких… Он милостив. Он чистый, самый чистый из всех… Я люблю…

КУЗЬКИН А как же «не сотвори себе кумира»?

ПЛАТОША Он не кумир. Он лучше кумира. Я люблю…


Платоша плачет.


КУЗЬКИН Ну-ну, будет вам, не нужно так расстраиваться. Любите и любите себе на здоровье. Вы редкий человек, Платоша. Ему о вас надо бы писать.

Пауза.

ПЛАТОША Вы не увезете его?

КУЗЬКИН Нет.

ПЛАТОША Не увезете?

КУЗЬКИН Нет.

Пауза.

ПЛАТОША Не увезете?

КУЗЬКИН Да нет же, обещаю.

ПЛАТОША (Вяло.) Обещаете?

КУЗЬКИН Экий вы человек, Платон. Точно надобно написать… Роман… Возможно даже в стихах… Да, когда бы он действительно писал.

ПЛАТОША Вы подвергаете сомнению его творчество?

КУЗЬКИН Платоша, вы такой нервный, откровенно говоря, я уже опасаюсь что-либо вам говорить.

ПЛАТОША Не нужно опасаться. Я готов к дискуссии… Всегда… И с каждым.

КУЗЬКИН (Смеется.) Часто приходится дискутировать?

ПЛАТОША Часто. Каждый день.

КУЗЬКИН С кем, если не секрет?

ПЛАТОША Это не имеет значения.

КУЗЬКИН С ним? (Показывает в направлении соседней комнаты.)

ПЛАТОША Не имеет значения.

Пауза.

КУЗЬКИН Вы на самом деле считаете его писателем?

ПЛАТОША Великим русским писателем Виссарионом Владимировичем Агровым.

КУЗЬКИН Вы видели хотя бы одну страницу написанного Виссарионом текста? Только честно.

ПЛАТОША Не отвечаю на дурацкие вопросы.

КУЗЬКИН Вы можете обнародовать хотя бы одно название?

ПЛАТОША Еще не пришло время.

КУЗЬКИН Пришло, пришло время, только совсем не то, что ждали. (Пауза) Да, Платоша, когда-то Агров действительно был талантливым человеком… Чрезвычайно популярная фигура мрачных времен нашей юности. Душа компаний… А вот компании, людей не любил, даже презирал… Максималист! Правду-матку резал, аж дух захватывало. В те времена такое… Но, видишь ли какое дело, резал-то резал, но не по причине идейности, так сказать… скучно ему было… Наряжался всю жизнь, я его и гусаром и цыганом видел… дурака валял, ходил колесом… бешеный, сумасшедший… тогда это побуждало восхищение, трепет… опять же не так опасно – с сумасшедшего что возьмешь?.. А вся эта ершистость – кураж!.. Правдолюб, мать его!.. Однако ему верили, многие пытались подражать, но это плохо для них кончалось… Они за ним как крысы за Нильсом… они тонут, а он, знай себе, на дудочке играет… Диссидент, узник совести, «говорят, что-то такое пишет, с перчиком, сами не читали, но говорят, просто откровения… на западе опубликовали, никто не видел…» А он, знай себе, на дудочке наяривает… Такой вот Марат и Робеспьер… Гапон… Так что безумствовал, да рассудка не терял, покуда не спился к чертовой матери… Цыганом один раз нарядился, вошел в раж, не удержался, порезал кого-то в кабаке. Первую жену свою, она у него красавицей была, балериной, нагишом выгнал на улицу. Заставил раздеться донага и выгнал среди бела дня. За то лишь, что она ему солгала. Так, безобидная ложь какая-то женская, ничего серьезного. Выгнал нагишом, представляете себе?.. Психопат. Несчастье для родителей… А родители были большими людьми. Очень. Очень известными в городе людьми были. Вот еще причина, по которой ему все с рук сходило… Он и родителей не любил. Обвинял, обличал… а они его того пуще любили. Это же закон. А сего стороны – расчет… Не уверен, но предполагаю… Пародия на принца датского… Вот от таких, Платоша и беспамятство… А потом эта травма, трепанация… Да… (Пауза.) Так вот, Агров – кто угодно, но только не писатель. Писателю все же усидчивость нужна… Даже не усидчивость… как бы это лучше выразиться?.. созидательная идея, вот. Виссарион же призван исключительно разрушать. По крайней мере, так было раньше. Классическое дитя пламенных революционеров с порывистым ветром в голове и дрожью в коленках. (Пауза.) Писатели прохладных времен, Платоша, бились… правда теперь возникает вопрос «за что?»… бились, ныли, плакали, кончали с собой, уезжали, уезжали вагонами, составами… Иногда приходила на ум паскудная мыслишка, Господи, сколько же их?.. Сколько уехало, а кухни всё полнехоньки… и говорят, и говорят… много, смешно, беспомощно… А Виссарион тем временем в кабаках бил хрустальные фужеры. И было ему хорошо… и, вот ведь парадокс, с ним было хорошо, совсем неглупым людям, вот ведь как!.. Праздника хотелось, понимаешь? наперекор всему… Человекам время от времени нужен праздник… во что бы то ни стало… Даже если завтра на эшафот… (Пауза.) Но это, так сказать, рациональный взгляд. А вот с точки зрения медицины? Безумие?.. Черт его знает. Может оно и так, на мой же вкус – просто заигрался наш Агров. Не сумел остановиться вовремя… Но, на грани – это точно. (Лукаво.) Стоит чуточку подтолкнуть и он там… Мотаете на ус?.. Чуточку подтолкнуть и вот уже наш Дон-Кихот – в богадельне, а квартира твоя, сын… А? Что скажешь? (Видит округлившиеся глаза Платоши.) Шучу я, шучу. Я знаю, что вы честный человек. (Задумчиво.) А мне, признаться было бы легче, когда бы он оказался там. Он в свое время крепко мне насолил. По сей день икается… Вот ведь странное дело, уже спившийся старик, шут, а все еще давит на меня, как в юности… Все понимаю, а справиться не могу… Что такое? Почему?..

ПЛАТОША Выходит, что покамест Виссарион Владимирович духовно здоров?..

КУЗЬКИН Не знаю, не знаю, устал я…

Пауза.

ПЛАТОША А как же припадки, то есть путешествия? (Пауза.) Я так боюсь этих путешествий, так боюсь…

КУЗЬКИН Чего вдруг?

ПЛАТОША Боюсь, что однажды он умрет. Во время припадков он становится совсем другим. У него делаются такие потусторонние глаза.

КУЗЬКИН Это, Платоша, безудержное пьянство. Слушай доктора – один крохотный толчок…

Пауза.

ПЛАТОША Мойра.

КУЗЬКИН Что, «Мойра»?

ПЛАТОША Так называется его главная книга. Книга его жизни. Лучшая книга всех времен и народов. Основана на документальных событиях. Фантастика.


Кузькин смеется.


ПЛАТОША Что вас рассмешило?

КУЗЬКИН (Смеется.) Нет, ничего.

ПЛАТОША И все же?

КУЗЬКИН (Смеется.) Дайте почитать.

ПЛАТОША Вы не готовы.

КУЗЬКИН (Смеется.) Что, так серьезно? Ну да, фантастика, основанная на документальных событиях – это должно быть очень серьезно.

ПЛАТОША Вы и не представляете себе, насколько серьезно.

КУЗЬКИН Так дайте же почитать.

ПЛАТОША Ее нет.

КУЗЬКИН Нет?

ПЛАТОША Нет… У меня нет. Мне она пока не может быть полезной. Она может попасть в руки только тому, кому она жизненно необходима.

КУЗЬКИН Ах, вот как? Полезная книга?

ПЛАТОША Полезнее любой другой… написанной человеком… Вы понимаете, о чем я?

Пауза.

ПЛАТОША Он вынес эти знания оттуда. (Указывает на потолок). Новое пространство. Новая реальность. Созидание. Ренессанс. Крах эпохи беспамятства.

КУЗЬКИН Вода.

ПЛАТОША Да, много воды, целый океан.

КУЗЬКИН А персонажи присутствуют? Собственно человечество?

ПЛАТОША Насколько я понял, по некоторым фрагментам, высказываниям Виссариона Владимировича, в Мойре описывается духовная жизнь одной престарелой пары… как бы престарелой пары… на свалке… как бы на свалке… Все думают, что это – свалка, но разве нам дано знать, что свалка, а что – не свалка?.. Виссарион Владимирович такое говорит… Одним словом, свалка и есть Мойра. Старички – Матфей и Мавра… Виссарион Владимирович, дескать, лично знает этих людей. Точнее знает, где они находятся. Он, дескать, установил с ними контакт. Ментальный… Эти люди, по свидетельству Виссариона Владимировича, могут всё, но… не спешат. По причине физической слабости и недоедания… Но могут. Всемогущественные старички… Разве такое бывает?.. Понимаете о чем я?

КУЗЬКИН Понимаю, Платоша, понимаю.

ПЛАТОША Но плохо обо мне не думайте.

КУЗЬКИН Ни в коем разе.

ПЛАТОША Дескать, сами того не желая, эти старички все наши грехи и болезни берут на себя. После встречи с ними становишься младенцем. Знаете, этаким пупсом с розовой кожицей… одним словом, после встречи с ними жизнь начинается заново… (В интонациях жалоба.) Он хочет меня отвести к ним… Он хочет, чтобы я отправился с ним в это простое наземное путешествие, чтобы и я установил с ними контакт… понимаете меня?.. установил с ними контакт… как наследник… А я боюсь. Мне нравится моя жизнь. Честно. Мне не хочется никуда идти. Мне хорошо дома… А он меня на свалку тянет… Я понимаю, он хочет как лучше… А это не опасно, как думаете?.. Для себя, для окружающих?.. Не опасно больным людям путешествовать по свалкам, что вы думаете как доктор?

КУЗЬКИН (Задумчиво.) Как доктор?

ПЛАТОША Именно как доктор.

КУЗЬКИН Думаю, на свалках теперь уйма народу.

Пауза.

ПЛАТОША Вы не слушали меня? Вы не верите мне?

КУЗЬКИН (Задумчиво.) Верю, верю, я вообще доверчивый человек. Хотя в наше время верить никому нельзя. Как говорится, доверяй, но проверяй.

ПЛАТОША Вы проверите?

КУЗЬКИН (Задумчиво.) Иначе в момент голову откусят, а также проглотят.

ПЛАТОША Проверите?

КУЗЬКИН Что?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8