Александр Сидоренков.

Ритм двух сердец



скачать книгу бесплатно

– У тебя новое платье? И ты мне даже не сказала? – послышалась нотка обиды в голосе Маши.

– Летом, когда мама приезжала в отпуск, мы его на рынке купили.

– Не могу поверить, что ты молчала.

Обычно подруги, когда покупали новые вещи, сразу делились радостью. Затем прибегали друг к другу и мерили обновки, решали, к каким другим вещам они подходят.

– Прости, совсем из головы вылетело.

– Платье красивое?

– Очень.

– Тогда тёмно-синее платье! Думаю, будет то, что доктор прописал.

– Я тоже так подумала, хорошо, погода пока располагает к такой одежде.

– А к чему всё это?

– Просто хочу одеться покрасивее.

– Танюх, вижу, решила не отступать и завоевать красавчика? – раскрыла планы подруги Маша.

– Мне кажется, я ему тоже понравилась.

– Смотри, как бы потом не пожалела, – предупредила Маша, – от таких красавцев всё что угодно можно ожидать. Поиграет и бросит.

– Паша не такой, сердцем чувствую – не такой!

– Откуда тебе знать?

– Просто чувствую!

– Ладно, не будем спорить, лучше скажи, будешь наводить макияж?

– Хотелось бы – замялась Таня.

– Смотри не переборщи с красками.

Таня печально вздохнула. Чем «перебарщивать»?!

– Мань, а тебе разве не понравился Паша? – перевела она разговор на другую тему, пока Маша не стала допытываться, какими цветами она будет накрашиваться.

– Не мой типаж. Больно он красивый и какой-то ненатуральный.

– Ненатуральный?

– Да, словно красивое яблоко, которое боишься укусить – вдруг внутри оно кислое.

– Крепко загнула! – рассмеялась Таня.

– Для меня неважна внешняя красота, главное, чтобы человек был хорошим.

– В Паше минусов нет.

– Откуда тебе знать? Знаешь его всего день.

– Этого вполне достаточно. Чувствую, Паша хороший человек и очень…

– Красивый? – продолжила Маша.

– Именно!

– Смотри, как бы потом не пожалела, когда красавчик не обратит на тебя внимания.

– Обратит, – была уверена Таня в своих силах.

– Ой, подруга, мне надо бежать, мама посылает в магазин.

Распрощавшись, Таня направилась в мамину комнату, к заветной косметичке. Набор лежал в стенном шкафу. Девочка достала помаду. От неё уже практически ничего не осталось. Небольшой обрубок красного цвета притягивал как магнит. Таня прекрасно понимала: если накраситься, мама будет ругаться, но больно хотелось произвести впечатление на нового мальчика.

Таня подошла к зеркалу и тоненьким слоем провела помадой по нижней губе – на ней появился еле заметный красный оттенок.

«Интересно, такой цвет подойдет к платью? – думала она. – Эх, если бы у меня было столько косметики, сколько у Маринки и Полинки!»

Девочка вспомнила, какими красивыми приходят одноклассницы. У каждой что ни день – новая косметика, а про наряды вообще лучше не вспоминать. От обиды по её щекам потекли слёзы. Почему одним достается всё, а другим ничего?!

Грустные мысли прервал телефонный звонок.

Не сей раз звонила мама с работы.

– Танечка, я сегодня задержусь, мне надо ещё три дома убрать. Пожалуйста, сходи на рынок, купи хлеба и картошки.

– Мамулечка, я мигом сгоняю и всё куплю.

– Не задерживайся! Кстати, а что у тебя с голосом?

– Всё в порядке, – соврала дочь.

На самом деле, она пыталась сдержать слёзы. Едва мама повесила на том конце трубку, как дочь в голос разревелась от обиды. Перед глазами стояли весёлые лица Марины и Полины.

Прорыдав несколько минут, Таня взяла себя в руки. Подошла к зеркалу и как заворожённая стала смотреть на свои губы. Казалось, тоненький, еле заметный штрих помады полностью изменил её внешность.

«Завтра утром обязательно накрашусь», – твёрдо решила Таня и отправилась на рынок.

На улице около подъезда околачивался мужчина в старом, рваном пальто. Его длинные сальные волосы свисали из-под тёплой вязаной шапки, когда-то синего цвета, а сейчас – в пятнах и грязи. Чёрная борода полностью закрывало лицо. Бродяга ковырялся в мусорном бачке.

Тане всегда было его очень жалко. У мужчины не было ни дома, ни имени с фамилией. Местные бабки пытались его прогнать, но бродяга всегда возвращался. На все вопросы о его прошлом в ответ только молчал. Он не умел разговаривать или просто не желал. Никто этого не знал. Но за грязной внешностью скрывался несчастный человек. Его глаза всегда были грустными, без жизненного блеска.

Мужчина жил неподалёку в пустующем гараже. Каждый день он приходил к дому и устраивался на бордюре, молча смотрел вдаль, словно пытался что-то разглядеть или понять.

Таня прошла мимо бомжа и устремилась в сторону рынка.

– Таня? Что ты тут делаешь? – уже на рынке окликнул её знакомый голос.

За спиной стоял новенький, Дима. В руках он держал несколько пакетов и дружелюбно улыбался. Одежду, в которой он приходил в школу, сменил. Теперь мальчик был в светлых джинсах и коричневой майке. Таким Дима понравился Тане намного больше, нежели утром.

– Странный вопрос! Что делают люди на рынке? Наверное, покупают продукты, – улыбнулась Таня в ответ.

– Как здорово! Снова встретились! Ну раз встретились, пойдём вместе делать покупки. Ты не против?

– Вдвоём веселей.

– А меня вот мама заслала на рынок затариться продуктами, сегодня вечером приезжают гости.

– У тебя праздник?

– Новоселье, – печально вздохнул Дима, – мы только вчера переехали.

– Прямо перед школой, – засмеялась Таня.

– И не говори. Правда, квартиру родители давно купили, но пока ремонт, пока перевозили мебель, вот и получилось, что только вчера и переехали.

– А раньше где жил?

– В районе метро Марьино, может, слышала про такой?

– Слышала, там живёт Манькина тётка, мы с ней как-то ездили туда, проведывали.

За разговорами они не заметили, как купили всё необходимое. Дима попытался забрать у Тани из рук тяжёлый пакет с картошкой.

– Давай помогу, нечего тебе таскать такие тяжести.

– Мне не тяжело, – робко произнесла девочка.

Дима и так тащил свои пакеты, доверху набитые продуктами. Таня пыталась сопротивляться, но мальчик проявил стойкость мужского характера и, изловчившись, забрал пакет.

– Как тебе наш класс? – по дороге домой спросила Таня.

– Ещё не разобрал. Одно могу повторить, девчонки у вас учатся что надо.

Таня промолчала, а про себя подумала: «И этот туда же! Почему все так реагируют на них? Что за народ эти парни, подавай только красивых!»

– Я смотрю, ты с ними не особо общаешься?

– У них своя компания, у меня своя, – ответила девочка неправду. Не говорить же Димке, что «элита» вообще не замечает её существования!

– Такое тоже бывает.

Дима понял: Тане неприятен разговор на эту тему и принялся рассказывать смешные истории, приключившиеся в бывшем классе.

– Наверное, скучаешь по своим одноклассникам? – спросила Таня.

– Даже очень! У нас класс был дружным, все друг за друга стояли горой. Конечно, внутри были свои незначительные конфликты, но стоило кого-нибудь из наших обидеть, все сразу становились на защиту.

– Повезло, в нашем классе в основном каждый сам за себя.

За разговорами ребята быстро добрались до дома. Тане понравилось общаться с Димой. С ним было легко и интересно.

Дима проводил её до подъезда и поспешил к себе. Дома Таня быстро почистила картошку. К приходу мамы ужин был готов.

Глава 4. Насмешки

Утро для Тани началось рано. Она специально встала загодя, чтобы привести себя в порядок. Мама уже давно умчалась на работу. Значит, никто не увидит, как дочь берёт заветную косметичку.

По неопытности у неё вначале ничего не получалось: тушь попадала в глаза, пудра в нос, помада криво ложилась на губы. Несколько раз Таня бегала в ванную смывать неудавшийся макияж.

«Почему ничего не выходит? – злилась она, в очередной раз стирая помаду. – И как только у Полины и Марины получается так красиво краситься?»

После долгих мучений наконец удалось подвести ресницы, наложить пудру и накрасить губы. Таня не могла оторваться от зеркала. С новым имиджем она считала себя гораздо красивее. Осталось только надеть тёмно-синее платье и можно смело идти завоёвывать сердце красавца Паши.

Около подъезда на бордюре сидел бродяга и, по обыкновению, смотрел вдаль. Таня быстро проскользнула мимо него.

– Девушка, можно с вами познакомиться? – спросила Маша, увидев Танин макияж.

– Как я тебе? – крутилась Таня возле большого зеркала в вестибюле школы.

– Отпад! Теперь все парни будут штабелями падать у твоих ног! И платье классное!

– Ой, ладно тебе, не особо-то я изменилась.

– Не скромничай, изменилась, и очень сильно. Давно пора тебе пользоваться косметикой.

Комплимент подруги пришёлся по вкусу. Мысли моментально заработали в одном направлении – завоевать сердце понравившегося мальчика.

– Как думаешь, я понравлюсь Паше? – не могла успокоиться Таня.

– Понравишься! – уверенным тоном отозвалась Маша. – Теперь ты выглядишь круто!

Первым уроком по расписанию шла история. Девочки быстро поднялись на второй этаж, дабы не злить учителя. Историю в старших классах преподавала Ангелина Иннокентьевна Крылова. В её пятьдесят семь лет энергии у неё было хоть отбавляй. Она вихрем носилась по классу, объясняя новый материал. Никто не знал, кого и что спросит Крылова, поэтому сорок минут ученики пребывали в напряжении. Самой любимой оценкой у Ангелины Иннокентьевны была единица. Никому не хотелось получить единицу и потом её полчетверти «отрабатывать».

Вообще, Ангелина Иннокентьевна, по мнению многих учеников, во внеучебное время была «классной тёткой», но не любила, когда на её урок опаздывают. Мера наказания за опоздания была жестокой. Во-первых, опоздавшего она не пускала на урок, а во-вторых, заставляла к следующему занятию подготовить этот материал в виде конференции. Провинившемуся не только предстояло ответить учителю тему, которую пропустил, но и выступить с ней перед всем классом. И после всего написать контрольную по пропущенной теме, только тогда «отработка» засчитывалась.

Около кабинета уже толпилась часть 9-го «А». В основном здесь стояли мальчики и Анька Маркова. «Элита», по обычаю, появлялась за несколько минут перед звонком.

– Меня отец учил стрелять из боевого пистолета, – громко рассказывал Петька своим друзьям про летние каникулы.

– Прям уж из настоящего? – не верилось щупленькому Костику Васильеву.

От рассказов Петьки его короткие тёмные волосы становились дыбом, а маленькие голубые глаза блестели.

– Хочешь верь, хочешь не верь, но я со второго раза попал в яблочко. Отец говорит, у меня прицел, как у него. Меткость в нашей семье всегда славилась.

– А мне можно прийти и научится стрелять? – загорелся желанием накаченный Ваня Ибрагимов.

– С отцом поговорю на эту тему, как узнаю, дам знать.

– Было бы клёво научиться стрелять, – мечтал Ваня. – Спортзал уже порядком надоел, хочется разнообразить жизнь.

– И меня… и я и про меня спроси, – вышел вперёд Костик и от волнения начал заикаться, – хочу тоже научиться стрелять из настоящего пистолета.

– Обязательно закину отцу удочку по этому поводу, – не дал чёткого ответа Петька.

– Только не затягивай! – всё ещё горел желанием Ваня. – Скоро с отцом и его другом на охоту ехать и не хочется упасть в глазах предка.

К кабинету подошёл Дима. Он радостно поприветствовал всех и как-то странно посмотрел на Таню. Уголки его рта поползли вверх.

– Что ты с собой сделала? – не выдержал он и подошёл к девочке.

– Тебе что-то не нравится? – моментально отреагировала Маша.

– Нет, всё в порядке, – ответил Дима, а уголки рта снова поползли вверх.

– Мань, что это с ним?

– Не обращай внимания.

– Неужели я выгляжу как чучело?

– Брось, подруга, ты выглядишь потрясающе.

К кабинету подошла Ангелина Иннокентьевна с классным журналом в руках. Ровная походка и высокие каблуки всегда молодили её. Со спины и не скажешь, что идёт женщина пенсионного возраста.

– Что за гул здесь такой? – сердито посмотрела она на мужскую часть 9-го «А». – Волков, опять ты всех будоражишь с самого утра?

– Ангелина Иннокентьевна, как вы могли про меня такое подумать?! – с ангельским выражением лица сказал Петька. – Я вообще молча стоял.

– Тебя, Волков, я знаю как облупленного, – сквозь модные очки одарила Петьку взглядом учительница. – Только ты умеешь с утра пораньше всех поставить на уши.

– Эх, Ангелина Иннокентьевна, плохо вы обо мне думаете.

– Тебя не переспоришь, – махнула рукой учительница.

Вскоре все уже сидели на своих местах. До начала урока оставалось всего пять минут. Ангелина Иннокентьевна запрягла Петьку работой: под её чутким руководством развешивать на доске карты.

В класс гурьбой вошла «элита» 9-го «А». Марина и Полина появились в новых платьях. У Марины – ярко-зелёное, под цвет её лака для ногтей, а Полина – в светло-красном и, как ни «странно», тоже под цвет лака. Сумочки и туфли полностью гармонировали с платьями. На лица каждой был нанесён красивый макияж. Причёски модницы сделали новые. Юля и Валя были одеты сегодня в более скромные цвета, но более вызывающие наряды.

При виде «элиты» Ангелина Иннокентьевна презрительно фыркнула. Учительница придерживалась стойкой позиции – до тридцати никакого макияжа. А тут такие дела.

Красавицы и модницы под восхищёнными взглядами одноклассников прошли к своим местам и с пафосом уселись за парты. Затем как по команде достали из сумочек косметички – стали проверять, всё ли в порядке с макияжем.

– Тьфу, смотреть противно, – злобно произнесла Маша.

– Мань, а вдруг он не придёт сегодня в школу? – больше всего волновал другой вопрос Таню, ведь до начала урока оставалось всего две минуты.

– Придёт, куда он денется. А вот и Паша.

Таня почувствовала, как сердце забилось быстрее.

«Вот он, мой принц на белом коне, сейчас меня увидит и влюбится», – мечтала она.

«Элита» тоже заметила Пашу, который сегодня появился в чёрных джинсах и тёмной майке с белым рисунком. Волосы на голове стояли торчком, словно он забыл утром причесаться. Но эта деталь не портила его красоту, наоборот – казалось, он стал ещё красивее. Юля состроила Паше глазки. Красавчик в ответ подмигнул.

– Ну, Танюх, давай, покори его, – давала напутственные слова Маша.

Таня же сидела ни живая ни мёртвая. Глаза смотрели на Пашу, а язык словно стал свинцовым.

Паша сам увидел пристальный взгляд Тани и улыбнулся. Сердце девочки ёкнуло и заколотилось – он идёт к ней! Очередная жгучая волна накрыла с головой. Паша остановился рядом и мило улыбнулся.

– Ты сегодня превосходно выглядишь, – сделал он комплимент.

«Я ему понравилась!» – кричала Танина душа, а вслух девочка не могла ничего сказать.

– Тебе идёт твой стиль, – напоследок заявил Паша и отправился на своё место, так как прозвенел звонок.

– Танюх, что, растерялась? – прошептала Маша.

– Не знаю, не могла ничего сказать, молчала как дура, теперь я ему разонравлюсь. При нём горло словно цепью сковывает, а всё тело бросает в жар!

– Наоборот, парни любят девушек с загадками.

– Думаешь?

– Уверена на все сто!

– Лейкина! Дорохова! – возмущённо крикнула Ангелина Иннокентьевна. – Урок уже начался. Все проблемы оставьте до перемены, иначе вы сейчас выйдете к доске рассказывать тему, а я буду разговаривать.

Подруги моментально замолчали. Ссориться с Ангелиной Иннокентьевной себе дороже, тем более не хотелось получать первую единицу в новом учебном году.

Остаток урока Таня ловила на себе взгляды большей половины класса. По кабинету то и дело ходили записки. Прочитав, её одноклассники оборачивались на Таню, начинали перешёптываться.

– Манька, на меня все так смотрят, – тихо сказала она.

– Завидуют.

– Мне как-то не по себе от такого внимания.

– Просто тебя ещё никто не видел в макияже, вот все и любуются.

– Дай-то бог, – закрались нехорошие предчувствия в Танину душу.

На перемене оказалось, что никто не завидует, а все просто насмехаются над ней. «Элита» первая подошла к подругам.

– Батюшки святы, никак, наша Таня накрасилась? – язвительно спросила Юля.

– И макияж что надо, – фыркнула Полина.

– Таким пользовались в середине прошлого столетья, – презрительно посмотрела на Таню Марина, – и где только такой откопала?

– Девки, вы только гляньте, как она накрасила глаза, ресницы склеились! Слепые и те лучше накрасятся, – усмехнулась Полина.

– Так она для слепых и старалась! – громко рассмеялся Петька, стараясь тем самым привлечь внимание красавиц.

– И цвет помады не подходит к платьишку, – брезгливо смотрела на платье Марина, – на каком рынке нашла подобную безвкусицу?

– А помада? – не унималась Полина. – Подобную видела у своей бабки на тумбочке, раритет.

Одноклассники окружили Таню, и все уже в голос смеялись.

– Не позорилась бы, если не умеешь нормально краситься и одеваться, – выдала своё резкое слово Валя.

– Девки, да как вы не понимаете, наша Танечка втюрилась по уши в Пашку, для этого и накрасилась, чтобы произвести на него впечатление, – раскусила Юля все Танины планы.

– Фи, ни один уважающий себя парень не обратит внимания на ЭТО, – грубо заявила Валя.

– Только слепой! – поддакнул Петька, громко смеясь.

– Слепой и то десять раз подумает, прежде чем подходить, – не согласилась Марина.

– Ты думала, что, накрасившись, из гадкого утёнка превратишься в белого лебедя? – звонко рассмеялась в лицо Тани Полина.

– Ни одна косметика в мире не поможет чучелу превратиться в принцессу, – сказала Марина.

От обидных слов Таня разрыдалась. А «элита» всё продолжала и продолжала издеваться над ней. Остальные, кроме Маши, громко смеялись. Маша сидела красная от злобы, а кулаки сами по себе сжимались. Таня заметила, как Паша, держась за живот, веселится. От этого стало ещё больнее. Слёзы с новой силой покатились по щекам.

– Не реви, а то тушь потечёт и Пашка тогда точно не обратит на тебя внимания, – издевалась Юля.

– Наоборот, так она приобретёт свой естественный облик! – смеялась Полина.

– Паша, не стесняйся! Для тебя стараются, а ты даже не обращаешь внимания, – Юля с упрёком посмотрела на красивого мальчика. – Это не по-мужски, – иронично покачала пальцем девочка.

– Отсюда лучше видно, – хохотал покоритель девичьих сердец.

Таня вырвалась из круга обступивших её одноклассников и побежала прочь из класса. Перед выходом из кабинета она заметила, что один только Дима сидит на своём месте и с грустью смотрит на неё. Машка подскочила и побежала за подругой.

– Куда ты? Паша уже готов поцеловать тебя! – кричала вслед радостная Юля.

Глава 5. Дельный совет

Таня стояла возле раковины и смывала наложенный с такой любовью и надеждой макияж. Все мечты, что Паша влюбится при виде её нового образа, разлетелись в пух и прах. Осталась только сильная боль и отчаяние. Маша осторожно положила руку на Танино плечо.

– Подруга, не обращай внимания, этим змеям только бы языком почесать и обидеть человека.

– Нет, они правы, я на самом деле чучело огородное.

– Неправда, ты красивая.

– Кого мы обманываем? Сама видела, как все смеялись. Куда мне до той же Полины.

– Да если смыть с этих мымр штукатурку, они будут гораздо хуже выглядеть, – разозлилась Маша. – Зря смыла косметику, тебе правда шло.

– И ты туда же? Хватит надо мной издеваться! – в голос разрыдалась Таня.

– Поплачь, легче станет.

Маша обняла подругу. Таня, не переставая рыдать, крепко сжимала Машину руку. Резкая боль при одном только воспоминании, что Паша смеялся над ней, охватывала всё тело и не хотела отпускать.

– Успокойся, – принялась утешать Маша. – Завтра тебя так накрасим, что вся «элита» будет валяться от зависти.

– Нет, я больше никогда в жизни не накрашусь! Они снова будут все надо мной смеяться.

– Ничего, ещё не вечер! Смеётся тот, кто смеётся последним, – твёрдо заявила Маша. – Пашка будет наш и без всякого макияжа.

– Уже не будет, он тоже надо мной смеялся, – от обиды у Тани с новой силой потекли слёзы.

– Подруга, как гласит народная мудрость: «Первый блин всегда комом». А Пашу мы завоюем.

– Как? Как завоюешь такого красавца, когда такие конкуренты?

– Если ты ему нравишься, пусть тогда воспринимает тебя такой, какая ты есть.

– Страшилищем? Пугалом огородным? Такой он должен воспринимать меня?

– Нет, воспринимать должен такой милой и красивой девушкой, которую я знаю.

– К сожалению, Паша такой меня не знает и вряд ли узнает, – грустно вымолвила Таня.

Прозвенел звонок. Таня наотрез отказалась возвращаться в класс и стать опять объектом насмешек. Больше всего ей хотелось очутиться на необитаемом острове, чтобы там никого не было и никто её не видел. Маше всё же удалось уговорить подругу пойти в класс.

– Не будем показывать оторвам, что мы слабее.

– Верно, а то вообще заклюют.

– Если почувствуют слабинку, безоговорочно заклюют, только повод дай!

Вернувшись в класс, Таня молча села за парту и уткнулась в учебник, надеялась, что одноклассники оставят её в покое. Не тут-то было. До появления в классе Ангелины Иннокентьевны «элита» продолжала язвительные насмешки.

– Дорохова, зачем смыла ТАКОЙ макияж? – с улыбкой на лице вымолвила Юля.

– Действительно, мы тут с классом проголосовали и решили присвоить тебе звание «Мисс 1900 год», – заржала как лошадь Полина. – Или «Мисс Чудовище»!

– Прикуси язык, змея, – заступилась Маша за подругу, – твой яд по всему классу разлетается! Не боишься им отравить ребят?

Мальчики прислушивались с большим интересом. Намечался грандиозный скандал, а то и драка. За всё время учёбы «элите» никто никогда не говорил ни одного гадкого слова.

– Девки, вы только посмотрите, Мышка пикнула в защиту Гадкого Утёнка, – рассмеялась Марина.

– Деревенщина, – оскалилась Полина, – на змей похожи здесь только ты и твоя никчёмная подруга.

Дальнейший спор прекратился из-за появления в классе Ангелины Иннокентьевны.

– На пять минут нельзя вас оставить, – возмутилась она, – крики по всему коридору слышны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3