Александр Севостьянов.

Предсказательные сны



скачать книгу бесплатно

Красавица Цирцея жила на острове Эя, в прекрасном дворце, окруженном лесам и садами, полными зверья, видимо хорошо выдрессированного и вышколенного, поскольку она смело выдавала каждого из этих зверей за «превращенного» ею в животного – человека.

Простодушных спутников Одиссея волшебница опоила сладостным напитком, зельем, благодаря которому легковнушаемые люди потеряли голову, а поэты и сказители получили возможность заявить, что храбрые воины превратились, как уже сказано, в самых обыкновенных грязных щетинистых животных с клыками и пятачком.

Известно несколько очень художественно выполненных иллюстраций к этому эпизоду, где, и впрямь, одни люди еще сохраняют свой человеческий облик, другие же, уже «приложившиеся» к сосуду, облик этот полностью потеряли. Кабанчики в античных одеждах, что и говорить, сморятся очень забавно.

Хитроумный Одиссей, однако, оказался еще хитроумнее, чем предполагала чаровница. Он получил от Гермеса волшебную траву «моли», бросив которую в напиток, столь полюбившийся его спутникам, можно было развеять чары и привести их в чувство.

Так или иначе, но Одиссей, вызволив спутников о чар коварной Цирцеи, был и сам покорен ею, и провел на острове целый год, наставляемый богиней, которая оказалась не только божеством, но и женщиной, в самом лучшем смысле слова.

Гипнотическая магия Зито

В средние века удивительным человеком слыл маг из Богемии, Зито (Жито), который вполне безбоязненно исполнял роль шута и развлекателя при дворе короля Богемии Вацлава IV (1361-1419).

Согласно летописцу Дубрацию, летом 1369 года во время празднества по случаю свадьбы короля и его второй жены, Софии Баварской, отец Софии, герцог Иоанн привез в Прагу целую повозку всевозможных фокусников и чародеев. Вскоре же вокруг помоста, где они выступали, собралась огромная толпа, люди дивились невиданным чудесам.

Фокусники ухитрялись слепить веревку из песка, глотали огонь, превращались в самых различных чудовищ и уродов. Зито, взирал на это все более раздраженно, поскольку вообще терпеть не мог конкурентов, тем более в присутствии короля.

Кончилось все тем, что он не вытерпел и попросил у Вацлава преподать урок понаехавшим чужестранцам (цит. по кн. Батлер Е. Маги. М.: Золотой век, 1997): «Подойдя к их лидеру Гуину, и растянув пошире рот, он проглотил его вместе со всей одеждой, отказавшись только от туфель, которые были слишком грязными, на его вкус, подобно тому, как гора Этна отказалась проглотить сандалии Эмпедокла. Вздох одобрения в толпе сменился настоящим ревом, когда, после увещеваний герцога Иоанна он изрыгнул несчастного соперника в лохань с водой(т. е. попросту толкнул стоявшего рядом, и «невидимого» для толпы, человека – А.Д.)…»

Недругов у него не убавилось, и он регулярно учинял им своеобразные головомойки, когда они ему чересчур досаждали.

«Так, однажды, он отомстил своим насмешникам тем, что закричал «Пожар! Пожар! – и когда они высунули головы из окон, чтобы посмотреть, где горит, он, посредством магии (читай, гипноза – А.Д.) украсил их лбы оленьими рогами, так что они не могли пролезть обратно в комнаты…»

В другом случае все окружающие пораскрывали рты от изумления, когда он запряг петуха и заставил его, без каких-либо усилий, протащить по улице огромное бревно!

Но, в то же самое время девушка-служанка случайно проходила по улице (пример с «посторонним человеком» приводят очень часто!).

Ее не застал «момент внушения» и потому она не была «ослеплена» выдуманной картиной (ситуацию эту, правда, приписали «счастливому клеверу из 4-х лепестков в ее корзинке). Она громко закричала, что петух, на самом деле, тащит за собой всего лишь – одну соломинку!

Мстительный Зито немедля «наслал» на нее поток воды (разумеется, воображаемой), что заставило девушку превысоко задрать юбку, чтобы ее не замочить к великому удовольствию всего мужского населения, здесь присутствовавшего, ибо в давние годы понятие о женском белье было весьма приблизительное.

Чудеса Василия Блаженного

Вне всякого сомнения способностями мощного гипнотического внушения обладал и современник Ивана Грозного прославленный русский святой Василий Блаженный[12]12
  Василий Блаженный – прославленный московский святой, совершивший подвиг юродства (1469–1552 гг.). Царь Иван Грозный чтил и боялся Блаженного, «яко провидца сердец и мыслей человеческих». Когда Василий в 1551 г. скончался, сам царь с боярами нес его одр; митрополит Макарий совершал погребение. Тело Блаженного было похоронено на кладбище Троицкой церкви, что во Рву, где царь Иоанн Грозный указал строить Покровский собор, в память покорения Казани. Собор этот известен под названием собора Василия Блаженного. Память 2 августа.


[Закрыть]
. Василий Блаженный родилсяв московском подгородном селе Елохове. Родители его, крестьяне, отдали его в обучение сапожному мастерству. Трудолюбивый и богобоязненный юноша, – повествует житие, – Василий был удостоен дара прозрения, который обнаружился случайно. К хозяину Василия пришел человек заказывать сапоги и просил сделать такие, которые стали бы на несколько лет. Василий при этом улыбнулся. На вопрос хозяина, что значит эта улыбка, В. ответил, что человек, заказывавший сапоги на несколько лет, умрет завтра. Так действительно и случилось. Василий шестнадцати лет от роду оставил хозяина и мастерство и начал подвиг юродства, без крова и одежды, подвергая себя великим лишениям, отягчая тело веригами, которые и доныне лежат на его гробе. Житие Блаженного описывает, как он и словом и примером учил народ нравственной жизни.


Василий Блаженный на иконе XVII в.


Юродивый Василий бродил нагим по улицам Москвы – одни считали его святым, а другие безумцем. Отрывочные рассказы об этом святом довольно бесхитростно показывают, что тот явно имел гипнотические способности, которые, впрочем, раньше относили к колдовству и которыми пользовались лишь волхвы и чернокнижники.

Как-то раз, например, прохожие девицы посмеялись над наготой святого, и – тут же ослепли! (внушенная «слепота» – типичный трюк гипнотизера, становящегося, например, «невидимкой»). В страхе, одна из них, наиболее сознательная («благоразумна суща»), побрела, спотыкаясь, за блаженным, пала в ноги, умоляя о прощении. «Отселе не будешь ли паки смеяться невежественно?» – спросил Василий. И, когда девица поклялась, что смеяться «не будет», Василий исцелил ее слепоту, а потом вернул зрение и ее подружкам.

В другом случае он перешел речку по воде, «яко посуху», на глазах многих свидетелей (в известных случаях, гипнотизер обычно шел по… берегу, а толпе народа казалось, что он «переходит» реку по воде!).

Рассказывались и более устрашающие истории. Как-то, в очень студеную зиму, когда Василий, как завзятый «морж» расхаживал голышом по заледенелым улицам, один вельможа упросил святого принять в подарок богатую лисью шубу на зеленом сукне.

Святой, оказав тому великую честь, подарок принял. Пронюхав про это, несколько мошенников решили подкараулить Василия, но грабить его не стали, а, рассчитывая на внешнюю придурковатость «святого», попросту выжулить шубу себе. Подобно святочной игре «в покойника», один улегся на дорогу и притворился мертвым, а когда Василий приблизился, остальные стали слезно умолять «подать на похороны».

«Истинно ли мертв клеврет ваш?» – вопросил юродивый.

«Истинно! Истинно мертв!» – уверяли жулики.

«Буди же ты отныне мертв за лукавство твое; ибо писано: лукавии да потребятся! «– грозно сказал святой, снял с себя шубу, укрыл ею мнимого мертвеца и удалился. Когда же шубу сняли, то с ужасом увидели, что мошенник под шубой и впрямь – не дышит!

С точки зрения науки особых «перегибов» в этих историях нет: Блаженный не сияет прожектором, не взлетает огненной ракетой – рассказы о его поступках человечны и ныне вполне объяснимы.

Многое из его чудес – типичные трюки народных гипнотизеров прошлого.

Русская народная магия

Если обратиться к народной молве, то таких умельцев на Руси всегда было предостаточно и к особой славе они не стремились. Крайне своеобразным сборником рассказов о гипнотических приемах «от народа» явилась книга, составленная к сожалению рано ушедшим из жизни этнографом-фольклористом В.П.Зиновьевым (1942-1983), озаглавленная довольно неброско: «Мифологические рассказы русского населения Востчной Сибири»(Новосибирск, Наука, 1987). Этот небольшой красный томик в короткий срок приобрел огромное число поклонников со стороны всеядных любителей мистики и цитируется даже теми, кто эту книгу и не видел, и не читал, и даже в руках не держал.


Быличка 1 (информатор Г.В. Пешков). «Это, значит, один приезжий был. Вот лежала труба, обыкновенная труба, водопроводная или кака друга – она больша диаметром. А он, значит, говорит: Давайте я по этой трубе (внутри. – А.А.) пролезу! Все тут: Но-о-о! – и смотрят.

Ну, он берет, с краю залазит в эту трубу – все на его глядят. Вот он лезет там, карабкается, в трубе… Все дивятся: как так! А тут рядом мужик сено вез, воз, на коне (он его-то не охватил!). Он глядит: «Да чего вы, грит, на него смотрите?! Он вам затуманил глаза-то, а вы на него смотрите! Вот ить он рядом с трубой ползет, на карачках! («не охватил», т. е. не попал под внушение).

Но, что же, он его вывел (разоблачил). Тот соскочил, да: «Эй, грит, смотри! У те воз-то горит!»

Тот оглянулся: у него, верно, воз-то пламенем охватило, загорелся! Он – раз! – скорей гужи обрубил, лишь бы, мол, лошадь-то убрать, а то сгорит. Отвел, смотрит: все в порядке. Воз, как стоял, так и стоит. А гужи уже обрубил».


Быличка 2 (Информатор Ф.С.Смолянский). «Вот так же собрались молодежь… А приехали…ну, кто они таки? Гипноз ли кто ли, он там работал у них Но, теперь, собрались, едрить твою корень, деньги заплатили, смотрят. А которы обробели тут, потом прибежали, не успели зайти – стучатся, их не пускают. А они потом в окошко…

А он этих, в помещении-то, загипнотизировал, им и кажется, что он ползет в бревно.

Этот в окошко залез и кричит: – Вы ково смотрите? Он же подле стены ползет, а не в бревно. – Он же его не охватил» (опять-таки: «не охватил», т. е. не попал под сделанное ранее внушение).


Быличка 3. (информатор У.Ф.Сычева). «Один человек едет парой конями. У него на возу и мешки, и сено. Зимой, шибко уже морозы были. На нем доха, с обоих сторон мех. Тяжелая-тяжелая! И он доехал до ресторана, или – как сказать? – до столовой.

Коней свел с дороги, поставил в сторонке, доху снял с себя, на воз бросил, и сам пошел в столовую. Там ходит скотина, коровы там никогда не загоняются. И ни одна корова к возу не подошла. Она же заворожена! Не видят!

А он прошел, за задний стол сел. Там в столовой народ. А он сел за задний стол. А один выскочил, хотел доху взять. Выскочил, доху-то хватает. Его видят в окно да кричат: «Эй, эй! Доху-то твою берут, крадут!»

А хозяин: Нет, ее никто не украдет. Она тяжела, ее никто не унесет!

Он (вор) схватил рукой доху-то – да стоит! Стоит и стоит, стоит и стоит!

А хозяин сидит, чай, пьет да разговаривает: «Чего он мне, пускай стоит».. Время идет, а тот все стоит с дохою! Но уж время-то много… Мужик вышел да говорит: «Но ладно, ты ее не утащишь – она тяжелая. Положи, – говорит, – да иди!»

Вор и рад был до смерти. Бросил да убежал…»


Быличка 4 (информатор П.А.Достовалов): «И мне папа рассказывал… Говорит, приехали на конях с грузом мужики и остановились на Шилке. Зашли к кому-то ночевать. А хозяин спрашивает: «У вас чего там? – Да груз: пшеница… – А караулит-то кто? А что ее караулить? Никого нет. А кто возьмет, так без меня никуда не уйдет.

Но, воришки-то в округе водились. Пришел один, мешок на плечо-то заворотил с пшеницей, вроде думает: «упру». И давай ходить вокруг саней. До утра и проходил в зимнюю ночь. И сбросить не может, и уйти не может.

«Но, – думает (вор – А.Д.), – знатный извозчик, видать!»

Хозяин приходит утром, а тот ему: «Извините, меня! В жизни больше этим делом не займусь!»

«Ну, положь. Иди да запомни. Вот как!..»


Таков был гипноз «по-русски». И если сравнить его с древнерусскими повествованиями, например, хотя бы со случаями, описанными в славном «Киево-Печерском патерике» (см. напр. Художественная проза Киевской Руси XI–XIII веков. М.: Госхудлит, 1957), то и там нашлись бы истории, по-своему чудесные, но в общем-то во многом, даже уже и сейчас, объяснимые. И сотворены они были, как тогда, так и ныне, одним и тем же способом, имя которому может быть дано всякое, но которое для простоты и краткости, давайте назовем одним словом – гипноз.

Загадка месмеризма

Известный в свое время швейцарский врач Т. Парацельс и его последователи У. ван Гельмонт и Р. Флюдд утверждали, что один человек может оказывать влияние на организм и психику другого посредством таинственной «жизненной силы», якобы истекающей из рук, глаз и других органов тела. Эта предполагаемая сила, или эманация, вначале называлась «флюидом». Впоследствии стали утверждать, что на живые существа флюид оказывает влияние, сходное с действием обычного магнита, которому в те времена приписывались целебные свойства. Благодаря этому флюид был переименован в «животный магнетизм», а лица, обладающие искусством передавать пациентам свой целительный магнетизм, стали именоваться магнетизерами.

Во второй половине XVIII в. это далекое от истины учение было отчетливо сформулировано и распространено венским врачом А. Месмером[13]13
  Франц Антуан Месмер (1733–1815) австрийский врач, степень доктора получил в Вене. В первом же сочинении «De planetarum inflexu» (1766) он доказывает, что Солнце и Луна оказывают действие на все части животного тела, особенно на нервную систему, при посредстве всепроникающего эфира и что животный магнетизм есть сила, при помощи которой планеты действуют на тело. Месмер считал, что человек, овладевший этой силой, способен излучать её на др. людей, благотворно действуя на течение всех заболеваний. Прославился сеансами массовых исцелений.


[Закрыть]
, вряд ли справедливо считавшимся основателем гипнотизма. Месмер, применяя различные приемы, действующие на воображение, например проводя руками вдоль тела больных якобы с целью передать им свой магнетизм (так называемые «пассы»), вызывал у них состояние «кризиса» – истерического припадка, выражавшегося в подергиваниях, конвульсиях, пронзительных криках, безудержном смехе или плаче. По его «теории» всякая нервная болезнь должна быть искусственно доведена до высшей точки своего развития, чтобы тело могло исцелиться.


Франц Антуан Месмер (1733–1815)


Буйствующих, охваченных «кризисом» больных помощники Месмера переносили в «зал кризисов» – устланную коврами, и перинами комнату, где больные, придя в себя, иногда действительно исцелялись от своих недугов. Его «подвиги» возбудили подозрения, и он вынужден был переехать из Вены в Париж. Здесь о нем вскоре заговорили все. В течение нескольких месяцев 1784 г. у него перебывало более 8000 человек. Французское правительство предложило Месмеру 30000 франков за его секрет, но он потребовал 500000. Эту сумму почти целиком собрали его ученики, и тогда он открыл им подробности своего учения.

Здоровье и болезнь, по его мнению Месмера, зависят от количества особой жидкости, распространенной во всем теле; следует регулировать это количество, вызывая в теле прилив и отлив жидкости; человек, пропитанный такой силой, способен ее излучать. При подобных условиях тело делается магнетическим и сообщает магнетизм всем телам. Магнетическая пластинка приставлялась к различным частям тела; но если имели в виду лечение, то она проводилась над больной частью; для усиления действия производилось прикосновение рукой или заставляли больного неподвижно глядеть на магнетизера или на предмет, испускающий магнетизм. Всякий предмет можно было намагнитизировать; даже деревья оказывали лечебное действие! Когда посетителей было много и магнетизеры были очень заняты, применялось следующее приспособление: ставили чан с водой, из которого торчали железные прутья; стоило прикоснуться к железу, как появлялось магнетическое влияние. Наконец, достаточно было прикоснуться к магнетизеру и даже посмотреть на него, чтобы ощутить действие магнетизма.

В 1774 г. в Париже была учреждена комиссия для исследования животного магнетизма. В ее состав, вошли крупнейшие ученые медицинского факультета Парижского университета и Академии наук во главе с В. Франклином и А. Лавуазье. Комиссия детально обследовала врачебную деятельность А. Месмера и его последователя Деслона, а для разрешения вопроса о «животно-магнетической жидкости» поставила ряд остроумно задуманных опытов.


Месмер проводит сеанс группового лечения вокруг чана с намагниченной водой


Эти опыты окончательно опровергли существование такой жидкости, но вместе с тем они привели и к важному открытию, показав, какое сильное физиологическое действие может оказывать возбужденное воображение. Все то, что Месмер и его последователи принимали за влияние магнетической жидкости, комиссия объяснила действием воображения (впоследствии это слово было заменено более точно выражающими суть дела словами «внушение», «самовнушение»).

Лавуазье выразил мнение комиссии словами: «Мы встречаемся с действием магнетизма, или, лучше сказать, воображения, и в театре, и на войне, и в народных смутах, и в многолюдных собраниях у целебной ванны (Месмера); повсюду эта сила является деятельною и ужасною, проявления ее повергают нас в изумление, между тем как ее источник остается темным и таинственным». Жертвой массового помешательства (отчасти внушенным извне, отчасти самовнушенным) пал спустя пятнадцать лет после этих слов и сам Лавуазье, окончив жизнь под топором гильотины.

Однако в истории науки не Месмеру принадлежит честь вторичного открытия гипнотического сна. Эта честь выпала на долю его ученика и последователя М. Пюисегюра. Вот как описывает один из историков месмеризма это случайно сделанное открытие:

«Из дилетантской гуманности и по философскому любопытству он безвозмездно производит в своем поместье магнетическое лечение по указанию своего патрона. Как-то раз к нему обращается целая группа ищущих помощи, и граф-филантроп старается вызвать у своих больных по возможности бурные кризисы. Но вдруг он изумляется, более того – пугается. Молодой пастух, по имени Виктор, вместо того чтобы ответить на магнетические пассы подергиваниями, конвульсиями и судорогами, попросту обнаруживает усталость и мирно засыпает под его поглаживания. Так как такое поведение противоречит правилу, согласно которому магнетизер должен прежде всего вызвать конвульсии, а не сон.

Пюисегюр пытается расшевелить увальня. Но тщетно!

Пюисегюр кричит на него – тот не двигается. Он трясет его, но удивительное дело: этот коренастый парень спит совершенно другим сном, ненормальным. И внезапно, когда он вновь отдает ему приказ встать, парень действительно встает и делает несколько шагов, но с закрытыми глазами. Несмотря на сомкнутые веки, он держится совершенно как наяву, как человек, владеющий всеми чувствами, и сон в то же время продолжается. Он среди бела дня впал в сомнамбулизм, начал бродить во сне.

Смущенный Пюисегюр пытается говорить с ним, предлагает ему вопросы. И что же? Крестьянский парень в своем состоянии сна отвечает вполне разумно и ясно на каждый вопрос. Пюисегюр, взволнованный этим своеобразным явлением, повторяет опыт. И действительно, ему удается вызвать такое состояние бодрствования во сне, такой сон наяву при помощи магнетических приемов не только у молодого пастуха, но и у целого ряда других лиц.

Пюисегюр, охваченный в результате неожиданного открытия страстным возбуждением, с удвоенным усердием продолжает опыты. Он делает так называемые постгипнотические внушения, то есть велит находящемуся во сне выполнить после пробуждения ряд определенных действий. И в самом деле, пациенты и по возвращении к ним нормального сознания выполняют то, что было им внушено в состоянии сна».

Так то, на что были способны в свое время лишь жрецы ди святые, стало доступным обычным врачам.

Уже в 1813 году в Париже португальский аббат Фариа занял по отношению к флюидизму революционную позицию, заявив, что от врача не исходит никакой особой силы, что все происходит в душе пациента. Фариа внес новшество в технические приемы, усыпляя своих пациентов с помощью фиксации их взгляда на каком-либо предмете (позднее этот метод применялся Брейдом) и с помощью словесного внушения (как впоследствии будет делать Льебо). Повелительным тоном Фариа приказывал: «Спите!» – а затем в конце сеанса: «Проснитесь!» Его книга «О природе ясновидящего сна» появилась в год смерти автора.

Бертран, друг Нуазе, выпускник Политехнической школы и врач, поначалу был сторонником флюиди-стов, а затем стал их решительным противником. Бертрана и аббата Фариа считают основоположниками теории внушения, в дальнейшем разработанной представителями Нансийской школы. Они исходили из положения, что основная причина феноменов сомнамбулизма кроется в воображении пациента, а не в воображении магнетизера.

В опубликованном в 1823 году «Трактате о сомнамбулизме» Бертран писал: «Больной, подвергшийся магнетическому воздействию, засыпает с мыслью о своем магнетизере, и именно потому, что он, засыпая, думает только о нем, он только его и слушает во время сомнамбулического сна». Такая избирательная реакция, считает Бертран, наблюдается и во время обычного сна; к сравнению обычного и сомнамбулического сна впоследствии неоднократно прибегали теоретики, исходящие из определенного сходства между гипнозом и сном: «То, что мы наблюдаем в этом плане у сомнамбул, не отличается от явлений, происходящих при обычном сне. Мать, засыпая подле колыбели сына, не перестает реагировать на него; однако она бодрствует только для него и, нечувствительная к гораздо более громким звукам, слышит малейший крик своего ребенка».

Столетием позже школа Павлова воспользуется этим примером для иллюстрации теории гипноза: корковое торможение, при сохранении «сторожевых пунктов», поддерживает «раппорт», то есть связь испытуемого с гипнотизером.

В наши дни гипнозом уже никого не удивишь, как и массовым внушением. Во всех без исключения странах гипнотическая практика разрешена лишь врачам и находится под строгим контролем государства. Повсеместно затегорически запрещено так называемое «целительство» с применением массового гипноза. Удивляет идиотизм, который побуждал власти Советского Союза в период с 1967 по 1991 годы разрешать гипнотизерам вроде Чумака и Кашпировского оболванивать свой же народ при помощи средств массовой информации. К счастью, нашу страну миновали ужасы Французской революции, но свое тлетворное воздействие на психику миллионов россиян эти бесчеловечные опыты все же оказали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8