Александр Севостьянов.

Предсказательные сны



скачать книгу бесплатно

© А. Севостьянов, 2018 г.

© ООО «Остеон-Пресс», 2018 г.

От автора. Благодатный подарок Природы

Возможность погружения в сон – величайший дар Природы всему живому на нашей планете. Спят деревья и цветы, рыбы и птицы, насекомые и пресмыкающиеся. По ночам замедляются естественные процессы, свойственные организму, он отдыхает от повседневных трудов и накапливает силы для будущей деятельности.

Каждую минуту на Земле спит около 1,5 миллиардов человек.

Двумя самыми общими состояниями сознания являются сон и бодрствование. Способности спать и видеть сны – уникальные способности высших млекопитающих. Уже давно доказано, что сны видят и братья наши меньшие – животные – как домашние, так и дикие, и можно только догадываться, что им снятся сны из их повседневной жизни: это образы настигнутой добычи или счастливого спасения от опасностей, сны о повседневной борьбе за существование…

Без сна прожить невозможно. Его долгое отсутствие приводит к такой потребности, что человек засыпает, даже рискуя жизнью. Сколько аварий поездов, машин и крушений самолетов произошло из-за того, что машинист, водитель или пилот заснул на своем посту. Поскольку сон абсолютно необходим, человеческое общество соблюдает и создает условия, способствующие этому состоянию. К примеру, пещеры и дома издавна группировались вместе, чтобы люди могли безопасно отдать себя «в объятия Морфея». Если стая животных или птиц погружается в сон, то обязательно выставляет охранника, который зорко наблюдает за округой.

Но способности видеть сны и, проснувшись, осмыслять их дана исключительно человеку, и за многотысячелетнюю историю нашей цивилизации было сделано множество попыток осмысления, анализа, классификации и истолкования сновидений. Однако до сих пор и ученые, и философы, и психологи, и физиологи, и медики, и мистики не сдвинулись в этом пути дальше чисто умозрительных предположений. Когда наука сделает на этом поприще хотя бы один уверенный шаг, можно считать, что она сделала великий прорыв в сторону познания принципа возникновения Жизни как таковой, а значит, и в сторону познания Души, поскольку под живыми существами мы понимаем существа одушевленные. Ну, а научившись конструировать и пересаживать души, мы станем равными богам… и дальше рассудок попросту отказывается фантазировать, ибо невозможно представить себе мир, где созидает и творит жизнь не один Бог, а десятки, сотни и тысячи божков, которых будут готовить в институтах. И что еще за жизнь они сотворят? Нет, хватит фантазий!

Нам имеет смысл просто попытаться осознать понятие сна, постараться дать наиболее реалистическое и естественное истолкование образов наших сновидений, и тут мы ничем не погрешим против Бога, ибо человеку свойственно стремиться к познанию.

В наших снах мы летаем, пугаемся, встречаемся, грешим и творим, и созерцаем невиданных существ, а порою и беседуем или сражаемся с ними. И такая способность разыгрывать во сне целые драмы свойственна даже людям самых практичных наклонностей и ледяного характера.

Однако из этой темы вырастает и вторая, не менее серьезная – могут ли сны повлиять на наше будущее или предсказать его?

Гадание по снам и по сей день является одним из очень удобных суеверий.

В иной философствующей компании оно позволяет под пивко или кофе часами говорить о чем-то и ни о чем. На телевизионном экране частенько происходят обстоятельные обсуждения «смысла снов», где собеседники солидно, под видом знатоков психологии и парапсихологии делают глубокомысленные выводы о предмете, в котором они, однако, явно ничего не понимают. Все это, тем не менее, порождает гордое осознание того, что обсуждающие сопричастны к таинственной области «бессознательного» (неосознаваемого) и стоят плечом к плечу с такими гигантами мысли и экспертами сновидений, как Зигмунд Фрейд (1856–1939) или Карл Густав Юнг (1875–1961).

По первому непременно упомянут ни разу не читанное «Введение в психоанализ», Ч. 2. Сновидения (напр. М.: Наука, 1989), по второму – знаменитую книгу «Алхимия снов» (напр. СПб.: «Тимоти», 1997), где символические средневековые рисунки, пожалуй, гораздо более понятны и осмысленны, нежели сам текст.

Но труды и Фрейда и Юнга требуют понимания и самого предмета, и его терминологии, и логической иерархии понятий. Они «по зубам» далеко не всем, даже среди врачей-психиатров. Поэтому о снах гораздо проще толковать с позиций не менее туманных, но гораздо более доступных, например, по… «соннику».

Однако даст ли что-либо «толковое» такой толкователь? Например, «Современная ворожея. Киевская гадалка или Чудесное зеркало волшебно-таинственных открытий» (М.: 1902). Часть «Снотолкование» занимает в ней, ни много ни мало, 80 страниц. Вот несколько образцов текста. Оказывается, что:

«1) Верблюда, борющегося с козлом, видеть – встреча на пути с родственником или другом.

2) Ворона, щиплющего шерсть с хребта овцы, видеть – пользование выгодами, эксплуатирование…

3) Есть воронье мясо во сне – воспользоваться неприятностью».

Очевидно, что лучше вороньего мяса не есть, а поискать верблюда с козлом. Впрочем, шутки шутками, но дальше больше:

«4) Поймать старика-вора – получить богатство.

5) Убить старика – наследство.

6) Найти человека на могиле – заслужить похвалу».

Вы часто ловили стариков или убивали их? Тогда читаем еще:

«7) Быка ведомого на бойню видеть – затруднительное положение.

8) Свинью или вепря видеть – затруднение.

9) Собаку видеть, вместе с Вами идущую, – скорый успех».

Вы спросите, что это за бред? Ну уж зачем так сразу «бред». Мы меньше всего склонны обвинять ветхую киевскую гадалку в смехотерапии за счет простачков. Очевидно, что все это не она сама сочинила, а это и в самом деле были увиденные кем-то сны, породившие ассоциации в ответ на конкретный жизненный случай, кем-то и когда-то записанные.

У кого-то сложилась ассоциация между убиваемым им во сне стариком и вскоре оставленным ему в реальной жизни наследством, между зрелищем обреченно идущего быка и собственным реально затруднительным положением. Но возникнет ли такая ассоциация и у вас? Что-то сходное по ситуации – может быть, но – не по виду. Ни старика, ни быка вы не увидите, не ждите, поскольку у каждого человека на каждую жизненную ситуацию свои сугубо индивидуальные ассоциации, то есть сны, образы.

Современному человеку свойственно видеть сны не о быках на бойне (кроме, разве что работников мясокомбинатов), а образы, окружающие его повседневно в реальной жизни. И потому авторы модерновых сонников наперебой стараются напихать в свои сонники побольше современных атрибутов: «интим-клуб увидеть – к встрече с дамой легкого поведения», «мобильник потерять – к беседе с неприятным человеком», «кроссовки увидеть – к танцам», «в боулинг играть…».

Поневоле вспомнишь первый пункт из «Полной энциклопедии толкования снов, составленной чернокнижниками и прорицателями России»: «Авторов во сне видеть, часто значит обман и ложь, ибо авторы обыкновенно для прибыли стараются обмануть публику, а стихотворцы достоинств хвалимым им особам приписывают больше, нежели они их имеют». Вот уж действительно – не в бровь, а в глаз!

И как это ни странно покажется, но автор настоящей книги питает гораздо более уважения к позиции старых составителей сонников, пресловутых прорицателей и чернокнижников, чем их современных эпигонов, поскольку у древних авторов имелась собственная концепция истолкования снов, может быть, на нынешний взгляд и не вполне научно обоснованная, но с точки зрения тогдашней науки совершенно справедливая.

Методика толкования снов в древности базировалась на двух китах. Первым китом была древнейшая статистика. Вы не верите в статистику древности? А между тем она велась. Вот что пишет наиболее известный и знаменитый снотолкователь античности Артемидор Далдианский (2 пол. II века н. э.) о своей работе над книгой о толковании снов: «…И на праздничных сборищах, и в Азии, и в Италии, и на самых больших людных островах я терпеливо выслушивал рассказы о древних вещих снах и их исполнении, ведь в таких исследованиях нельзя было действовать иначе»[1]1
  Цит. по Артемидор. «Онейрокритика» М. Кристалл. Перев. под общей редакцией Я. М. Боровского. СПб., Кристалл, 1999. (Здесь и далее примечания автора.)


[Закрыть]
.

Изо дня в день, из года в год старцы-путешественники выслушивали прохожих, беседовали со встретившимися странниками и скрупулезно записывали услышанное. Если сходные сюжеты снов имели сходные последствия, можно было считать, что вероятность совпадения тут прослеживается. Так и велась эта древняя статистика. Не думаю, что нынешние опросы населения социологическими институтами настолько уж далеко ушли от этих принципов.

Вторым основополагающим принципом истолкования сновидений был принцип подобия. «То, что внизу, подобно тому, что наверху», – утверждал первый ученый мира Гермес Трисмегист. Официозная наука отказывает этой легендарной личности в существовании, однако из-за того, что нам неизвестны даты его жизни и предположения об этом имеют разброс в несколько тысячелетий, это говорит всего лишь о несовершенстве европейской хронологической и исторической науки. Был же на свете кто-то (пусть его звали даже не Гермесом, а каким-нибудь Ификлом), кто однажды взял и написал на табличке 10 принципов, которые позже были названы «Изумрудной скрижалью» и легли в основу всей будущей западноевропейской науки.

И первым из этих принципов был принцип подобия: «Истинно. Несомненно. Действительно. То, что находится внизу, подобно находящемуся наверху и обратно; то, что находится наверху, подобно находящемуся внизу, ради выполнения чуда единства».

Итак, про высшее мы не говорим – это высокие материи, абстрактные категории, Бог и Дьявол, Добро и Зло, но… низшее (в данном случае читай: ночные фантазии утомленного разума) подобно высшему. Не полностью сходно, не одно и то же, а лишь в чем-то подобно.

А как понимать слова о «чуде единства»? Для философов было вполне понятным, что осмыслить все многообразие окружающего нас мира было возможно лишь в том случае, если удастся осознать его как некое единое целое. Центр мира – Земля, вокруг нее – боги-планеты, выше них – звезды-созвездия, внизу – люди и звери, в промежутке между миром божественным и земным витают души спящих, которые порой общаются с богами. Ниже земного мира – юдоль всех скорбящих, царство мрачного Аида, куда эти души нисходят после смерти. Превосходная схема, не создающая разночтений и вполне позволяющая человеку, едва вышедшему из пещер, находящемуся на грани первобытного восприятия мира, осмыслить все многообразие происходящих в нем процессов, не повредив себе рассудок.

И в силу этого основополагающего принципа подобия образы, являющиеся человеку во сне, имеют самые прямые аналогии с повседневной жизнью, а роль снотолкователя состоит в том, чтобы уловить эти аналогии и объяснить их сновидцу. «Одни вещие сны предсказывают многое через многое, другие – малое через малое, третьи – многое через малое, а четвертые – малое через многое», – пишет Артемидор Далдианский, первый известный нам систематизатор сновидений, хотя, как он и сам указывает, до него это делали многие авторы, но их сочинения до нас не дошли.

Многое через многое. Например, одному человеку приснилось, что он сам собой поднялся в воздух, полетел к намеченной цели, к которой старался попасть, а достигнув ее, обрел крылья и улетел вместе с птицами, а после возвратился домой. Исполнился же сон так: сновидец покинул родину, что и было предсказано полетом; добился успеха в том, что ему предстояло и чего он очень хотел. Это было предсказано тем, что он не сбился во сне с пути; он весьма разбогател – недаром мы говорим, что кто богат, тот крылат; он пожил на чужбине – это предстказывалось тем, что человек и птица – ведь не одно и то же; а в конце концов сновидец вернулся на родину.

Малое через малое. Человеку приснилось, что у него глаза золотые. И этот человек ослеп: ведь золотых глаз не бывает.

Многое через малое. Одному человеку приснилось, будто он утратил свое имя. Сбылся сон таким образом: во-первых, сновидец потерял сына (не потому только, что это – потеря самого дорогого, но и потому, что у них с сыном имя было одно и то же). Во-вторых, этот человек лишился всего своего имущества – на него подали в суд и он был осужден как государственный преступник. В-третьих, бесправный и гонимый, он покончил с собой, удавившись, и поэтому не поминался по имени после смерти. Ведь только самоубийц родственники на поминках не называют по имени. Тут уж всякому ясно, что все это предсказано одним сном и одинаково из него выводится.

Малое через многое. Человеку приснилось, будто Харон играет с кем-то в камешки, и он, сновидец, сочувствует второму игроку. Поэтому Харон, проиграв, приходит в ярость и гонится за сновидцем. Тот пускается бежать, вбегает в гостиницу под названием «Верблюд», укрывается в спальне и запирает дверь. Демон уходит, а спящий видит, что у него на одном бедре вырастает трава. У всех этих видений исход был один: рухнул дом, где жил сновидец, и упавшие бревна сломали ему бедро. В самом деле, Харон, играющий в камешки, указывает, что речь идет о жизни и смерти. Не поймав сновидца, Харон ясно дал понять, что тот не умрет; а погонею – что опасность грозит его ногам; а ночлежный дом «Верблюд» – что будет сломано именно бедро, так как животное верблюд при ходьбе сгибает ноги посередине бедра, чтобы сделать их короче, – ведь и само слово «верблюд» происходит от «сгиба бедра», как говорит Эвен в любовных стихах к Эвному.

Выросшая трава указывала, что бедро у сновидца уже никогда не будет действовать, ибо трава обычно растет на невспаханной земле.

«Кто умеет хорошо рассчитывать», – резюмирует Артемидор, – «тот согласится, что все перечисленные случаи сводятся к этим».

Мы согласны с Артемидором – именно так истолковывались сны 2000 лет тому назад. Наверное, в те давние годы их и следовало толковать так, ибо времена были такие. Но с течением лет сменились символы, верования, архетипы, и мы уже ищем иной подтекст наших снов и по-прежнему мучаемся мыслью: предвещает ли мне что-либо увиденный нынче сон или нет?

В наши дни со шквальным развитием международного интернет-общения создаются целые клубы снотолкователей (как в нашей стране, так и за рубежом), где проводятся постоянно действующие форумы и не прекращаются публичные обсуждения увиденных снов, делаются попытки наиболее верного истолкования увиденных во сне символов. Насколько это верный подход – вопрос спорный, однако это без сомнения лучше, чем рыться в сонниках в поисках толкования.

Несмотря на то, что сонники – это в общем-то безобидная литература, многие из них толкуют увиденное во сне с прямо противоположных точек зрения, иные из них попросту устарели («капитан-исправника увидеть – к добру и уважению начальства»), а некоторые до такой степени модернизованы, что явно видно, как на страхах и сомнениях читателя спекулирует нездоровая фантазия ловкого борзописца, не имеющего ни авторитета, ни морального права что-либо советовать читателю.

Но автор этих строк лично убедился в том, что многие старинные символы сновидений и по сей день сохраняют свое вещее воздействие. Так, наиболее удручающие сны – это сны о больных и болезнях, о врачах и больницах, об армии, оружии и войнах: они, как правило, предвещают недоброе. Сны же об экскрементах предвещают хорошие заработки с таким же постоянством, как сны о кончине родственников обещают их крепкое здоровье.

Наконец, в том же Интернете развивается движение «хакеров сновидений», делаются попытки сделать сны контролируемыми и составить определенную карту «страны снов» (об этом мы расскажем в соответствующих главах). Здесь вопрос о толковании снов не ставится, а ставится проблема путешествия нашего астрального тела по различным участкам астрального мира. Большую же часть людей, увидевших ночью сновидение, наполненное различными диковинными образами, волнуют в первую очередь вопросы «что день грядущий мне готовит» и чего хорошего или плохого можно ожидать в будущем после увиденного сна.

Сны на взгляд автора нуждаются в большей степени не в толковании, а в осмыслении. Мы, люди XXI века, должны заглядывать не в сонник мадам Тэбб, чтобы узнать, правдив ли будет наш сон, увиденный на 19-й день после полнолуния, а постараться осознать, что могло повлиять на нас, почему мы увидели именно этот сон и что он нам может предвещать (если может).

Если читатель не против такой концепции нашей книги – приглашаю его на прогулку по миру грез и сновидений. Давайте толковать вместе сны, которые привиделись вам накануне.

Глава 1. Физиология сна

Ученик: Что такое сон?

Махариши: Как можно понять сон, находясь в пробужденном состоянии? Я советую вам заснуть и узнать сон непосредственно во сне.

Ученик: Но я не смогу узнать его таким образом.

Махариши: Почему нет? Просто задайте себе этот вопрос во сне.

Ученик: Я не смогу задать его во сне.

Махариши: Вот именно это и является сном.


Раньше считали, что жизнь питается солнечным светом и что темнота не может поддерживать человека в бодрствующем состоянии. Поэтому люди спали и спят в темноте. Но почему мы спим? Каким образом мы спим? Чем мы занимаемся во время сна? Эти вопросы сотни веков остаются тайной, которая окружает нас наряду с мистериями космоса и сознания.

Итак, что такое сон?

Проблема с определением сна усложнилась два десятка лет назад, когда ученые обнаружили, что быстрые движения глаз во время сна являются маркером биологического состояния, значительно отличающегося от остального сна. Это состояние назвали REM-сном (от англ. выражения Rapid Eye Movements). В этой стадии сна видны синхронизированные и быстрые движения глаз; мускульная атония и активность автономной нервной системы становятся нерегулярными и ускоренными.

То есть, можно сказать, что в REM-сне активность мозга достигает пика.

И, наоборот, в NREM-сне отсутствуют видимые движения глаз и наблюдаются совершенно другие кривые EEG.

Люди считали, что во время сна мозг как бы отключается. Типа: машина заехала в гараж, зажигание выключилось, и мотор заглох. Иными словами, мозг «отдыхает». Но разве отдыхает наше сердце или печень?

Многие определения сна выражены в терминах различных феноменов или внутренних процессов, которые происходят во время сна. К примеру, относительная неподвижность является свойством сна. С другой стороны, мы ворочаемся в постели. У нас происходят быстрые движения глаз. А электронные датчики и аппаратура свидетельствуют, что в REM-снах мозг более активен, чем в бодрствующем состоянии.

Существенным отличием между нормальным бодрствованием и нормальным сном является степень восприятия. Во время бодрствования мы воспринимаем и осознаем внешний мир. Мы контактируем с миром и реагируем на его воздействия. В бодрствующем состоянии мы пытаемся обеспечить свое выживание, ищем пищу, употребляем ее, занимаемся сексом и т. д.

Фундаментальная суть сна, на первый взгляд, полностью отсоединена от внешнего мира и до некоторой степени имеет отношение к внутреннему миру – миру снов. Это отключение от реального мира является активным процессом, в котором сенсорный ввод данных блокируется и изменяется до перцептуальной слепоты и глухоты. Мы знаем, что сигналы, получаемые ретиной, передаются в таламус и визуальную область коры головного мозга. То же верно и для слуховой системы. Но почему мы в какой-то миг видим объект реального мира, осознаем и воспринимаем его, а затем, в другую секунду, засыпаем и уже ничего не видим?

Ученые в ответ на многие вопросы пока разводят руками и с юмором говорят, что, по их мнению, между сном и бодрствованием должна быть какая-то разница.

На самом деле этого не знает никто. Нам известно лишь то, что состояние сна отличается от бодрствования. По поводу сна возникает куча вопросов:

1. Что происходит с нами, когда мы спим? – На этот вопрос ученые нашли уже множество невразумительных ответов.

2. Почему мы спим? – Веками люди думали, что знают ответ на этот вопрос. Если сон – состояние неактивности, значит, он предназначен для покоя. В настоящий момент лишь малая часть ученых придерживается этого мнения. Остальные сомневаются. Однако все теории по этому поводу не доросли до стадии фактов.

3. Каков механизм сна? – Пока люди верили, что сон – это покой, у них не было необходимости выяснять механизмы сна. То есть, когда наши тела и мозги устают, они попросту отключаются. Это оказалось неправдой. Более того, когда некоторые части мозга разрушаются или отключаются химическими веществами, которые ослабляют нервную деятельность, сон либо ухудшается, либо полностью исключается.

Если подумать, чем именно определяется сон, мы можем прийти к 4 критериям.

1. Небольшие движения – хождение, говор и написание текстов обычно не происходят, когда мы спим.

2. Стереотипная поза – обычно мы лежим, когда спим, хотя и бывают редкие исключения. Лежать во время сна гораздо безопаснее, чем, к примеру, засыпать, стоя на руках.

Между тем известно, что некоторые птицы спят, стоя на одной ноге, сохраняя при этом равновесие тела (между прочим, журавли, стоя на часах и охраняя стаю, держут в поджатой лапе увесистый камень, чтобы, задремав, выронить его и тут же проснуться – поэтому эта птица стала символом бдительности), что переутомленные кавалеристы могут спать во время езды, что усталые солдаты засыпают на часах или спят даже во время усиленного марша и продолжают идти в ногу – все это акты, невозможные без деятельного участия мозжечковых центров; очевидно, что при сне мозжечок не утрачивает способности к работе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8