Александр Седых.

Артефактор +. Книга 1. Шаг в неизвестность.



скачать книгу бесплатно

– Это получается обучение в виде кнута и пряника. Кнут – это пропущенный удар, а пряник это научиться управлять своими чувствами, – сделал заключение Белый.

– Очень похоже, – согласился Лекс, – ваша задача, пока вы под действием эликсира научиться разбираться со своими чувствами. Выделять нужные и отбрасывать не нужные, в данный момент чувства. Не зря мишени отводится пол часа. Эликсир действует двадцать минут и десять вам остаётся на закрепление. Потом меняетесь. Эликсир полностью безвреден, поэтому можно тренироваться весь день. На следующие дни будем менять тряпку на камешки, и надо попытаться через неделю уворачиваться одновременно от трех. Кроме того по мере освоения упражнений будем пытаться кидать камешки тоже с завязанными глазами. В общем по методике тренировок, через неделю вы должны научиться использовать чувство своей интуиции в достаточном для охранника объёме.

– Что значит охранник? – сразу поинтересовался сын охотника.

– Это первая ступень древнего воинского умения, – пояснил Лекс.

– А какая же ступень у вас? – поинтересовался тот.

– Ну скажем магистр, – усмехнулся Лекс.

– А сколько ступеней между магистром и охранником? – развил вопрос его отец.

– Много, но при желании научиться можно. Следующий после охранника, воин, после разведчик, следующий гвардеец, за ним мастер и только потом магистр первого уровня. И сразу чтобы не было лишних вопросов – всего у магистра двенадцать уровней и я где—то на третьем.

– Это где же такие градации мастерства были, я что—то о таком и не слышал? – спросил молчавший до этого Ильин.

– А вот этого я вам и не скажу, вот дойдёте хотя бы до уровня разведчика и начнёте хоть немного понимать собственные возможности, тогда и поговорим ещё.

– Почему вы эти знания не передадите нашему правительству, мы же тогда всех этих империалистов быстро разгромим? – спросил сын охотника.

– Здесь много вопросов может возникнуть, – покачал головой Лекс, придумывая как бы выкрутиться. – Во-первых, возьмём тот же эликсир. Его состав очень специфический и много его не сделаешь. Во-вторых, его ещё и делать нужно, а кто будет делать. Скажем так, больше нет кроме меня магистров, – и почти не соврал. Действительно нет в этом мире магистров. – Теперь представьте, я прихожу к вашему вождю и говорю, я вот, такой и такой, слишком умный и могу это, причём все это никак не укладывается в вашу науку. Что бы вы ответили?

– Да как, то над этим не задумывался, – почесал затылок Ив.

– Тогда считайте, пока, что попали в особо секретную часть и никто другой не должен ничего об моем изобретении знать. Будем воевать и доказывать, что моя теория тоже работает, хотя и не соответствует вашей науке. Поэтому ещё раз напоминаю. Все, что вы увидите или услышите, здесь на базе, или чему я вас научу, не должно выходить за круг допущенных людей.

– Кто ещё в курсе? – серьезно спросил Гранин.

– Пока кроме вас, Митрич с внучкой и все.

– А если сам товарищ Сталин спросит? – поинтересовался Ив.

– Ну если только Сталин.

Ему можно, только чуть попозже, иначе тоже не поймёт и прикажет вас спрятать в места отдалённые, лет на десять, как врага народа, – ответил Лекс просветившись, кто такой Сталин с помощью мыслеречи у Лены. – Теперь берём фляжки, капаем туда по капле эликсира, и выпиваем по глотку те, кто первыми будут мишенями. Пришло время учиться.

Гвардейцы разбившись на пары приступили к тренировкам. Лекс ещё посидел пол часа, понаблюдал за занятиями, кое—что им подсказал и направился по другим делам. В частности занялся пленным.

Ему необходимо как можно больше узнать об этом мире из различных источников. У него в сумке были специальные артефакты, которые могут использоваться, в том числе и для допроса. На самом деле, это модифицированный магами артефакторами ошейник раба. Он давал возможность использовать мыслеречь при общении носителя с магом, а это в свою очередь очень хорошо помогало, например при допросах. Не подготовленному человеку практически невозможно ничего утаить, да и обмен идёт на высокой скорости. При ответе на вопросы, маг получает и всю сопутствующую информацию, такую как изображения и чувства вспоминаемые носителем. Побег с таким ошейником невозможен. Снять его без команды мага, тоже нет возможности и выйти с ним за пределы контура контроля, опять же невозможно. При удалении от контура появляется сильная нестерпимая боль, а при дальнейшем удалении и смерть.

Гельмут Энке окончательно пришёл в себя после разгрома колонны, только оказавшись в какой—то подземной камере. Быстротечный бой почти не отложился в его памяти. Простой механик и раньше не горел желанием стать солдатом, но его никто и не спрашивал. Еще в начале нападения Германии на Советский Союз его преследовали одни неудачи. Хотя конечно это как посмотреть. Из-за поломки машины, он отстал от своей части и два дня возился в передвижной мастерской с ремонтом двигателя, который никак не хотел заводиться. Когда он наконец добрался до части, оказалось, что её почти нет. Пограничники врага сопротивлялись просто отчаянно. Из двенадцати бронетранспортёров осталось только два, а из двадцати грузовиков всего четыре машины. Восемьдесят процентов солдат убиты или ранены.

Первые победы дались очень тяжело. Гельмут и раньше думал, что война с варварским соседом вряд ли будет лёгкой. И почему правители Рейха не прислушивались к советам предков по поводу северного медведя. После таких потерь, часть отвели на переформирование, а всех уцелевших, привлекли для очистки захваченной территории от разбитых частей противника. И вот, в первом же выезде, он опять попал под раздачу. Хотя надо признать и на этот раз проведение его спасло.

Как была разбита колонна, он практически не видел. Когда впереди грохнуло и по тенту и кабине прошлись пулемётные очереди, чудом не задев его и наповал убив фельдфебеля, сидевшего рядом в кабине. Он кубарем выкатился из кабины и замер за передним колесом, под машиной. Если поначалу казалось, что они смогут отбиться, то через короткий промежуток времени, увидев как погибают его сослуживцы, он понял – это конец. Особенно его потряс вид стрелы, как будто выросшей из спины только что стрелявшего рядом солдата. В ужасе он попытался отползти в кусты. Неожиданная, резкая боль в плече и он потерял сознание от болевого шока.

Очнулся он уже связанным. Довольно молодой командир нападавших, на очень хорошем немецком языке, быстро допросил его. Судя по скорости уничтожения колонны, нападение осуществляли настоящие профессионалы, поэтому Гельмуту не было смысла запираться. Если бы он не ответил сразу, то ответил бы потом. Он знал, как может допрашивать гестапо и вряд ли здесь не могут знать аналогичных методов. Похоже его ответы понравились командиру противника и тот, очень профессионально, обработал и перевязал его рану. Оказалось, что в его плече, со стороны спины, торчала такая же стрела, как и у убитого однополчанина.

Гельмут возблагодарил бога за то, что смерть и на этот раз обошла его стороной. Его даже накормили немецким пайком, взятым здесь же из разбитой машины. Он понял, что зачем—то нужен противнику и решил любой ценой выжить. И вот, после небольшой поездки на машине, он оказался в темном подвале. На небольшой охапке травы ему удалось даже немного поспать. Через некоторое время в камеру пришли командир нападавших и молодая девушка, они принесли пару факелов и еду. Командир назвался Лексом, девушка Еленой. Они оба прекрасно говорили с Гельмутом по-немецки. Если бы он встретил их у себя на родине, то вряд ли отличил от настоящих немцев.

Лекс разбинтовал и осмотрел его рану. Затем он полил рану настойкой из небольшой бутылочки. На спине у Гельмута что—то зашипело и ноющая боль пропала. Лекс сказал, что приходить к нему будет или он, или девушка и он придёт сегодня попозже. Гельмут понял, он все ещё нужен этому странному командиру. Теперь он подметил несколько особенностей. С виду командир был не вооружён. Но ведь война и солдаты должны быть с оружием, а офицеры хотя бы пистолет должны носить. У этого, как и у девушки не было даже ножа, а вот двигались они как настоящие хищники, ни одного лишнего движения, все абсолютно рационально. Даже когда Лекс ставил на каменный постамент в углу пещеры тарелку с едой, не раздалось ни звука.

После их ухода, Гельмут обследовал свою тюрьму и тут его ждало очередное потрясение, двери не оказалось, весь дверной проём занимала абсолютно черная поверхность. Это даже поверхностью назвать нельзя. Просто очень темная тень. Рука натыкалась на ровную поверхность, но ведь он точно видел как его посетители туда прошли. Кроме того, в углу камеры обнаружился небольшой родничок с вкусной, холодной водой, стекающей дальше в небольшое ровное отверстие с каменным постаментом, похожем на унитаз в туалете. Конечно Гельмут не был геологом, но на вид весь угол с родником выточен из одного камня, который он даже поцарапать бляшкой от ремня не смог.

У Гельмута возникало все больше и больше вопросов, на которые он не находил ответов. Зачем затрачивать столько сил для обработки камня в камере. После еды, как воспитанный человек, он помыл за собой посуду и улегся на лежанку. Вопросы требовали ответа, но ответов не было. Часа через три, судя по часам, которые у него никто не забирал, появился ещё один вопрос. Факел, установленный Лексом в специальное отверстие в стене, продолжал гореть ровным и жарким пламенем, просто уменьшившись на половину. Гельмут, давно в детстве, любил со старшим братом лазить по пещерам, у них рядом с домом их было несколько и брат научил его делать факелы из пропитанного маслом тряпья. Эти факелы горели максимум пол часа, а уж теплоты выделяли просто на порядок меньше. Он взял ещё один целый оставленный факел и внимательно его рассмотрел. На вид очень плотный, спрессованный, растительный материал, но при этом достаточно пористый и сердцевина пропитана, судя по запаху, машинным маслом. По эффективности факел напоминал сухой спирт. Чем дальше тем страннее, – подумал он, но раз ещё не расстреляли может и дальше повезёт.

Лекс тихо зашёл в камеру к пленнику и пока он не обратил на это внимания, понаблюдал за ним. Проверил щупом диагноста его рану. Она под действием эликсира, который они с утра приготовили с Леной, практически затянулась. Заодно посмотрел на него и магическим взглядом, благо глубина расположения камеры позволяла его использовать. Магические возможности пленника были практически нулевые. Надо сказать, что Лекс по возможности обследовал на эту тему всех находящихся сейчас на базе и тоже не выявил ни у кого, кроме своих учеников, никаких способностей к магии. Наконец пленник обнаружил, что он не один и вскочил со своей лежанки, где он с весьма задумчивым видом созерцал горящий факел.

– Можете присаживаться на место, – махнув рукой произнёс Лекс.

Топ просто выполнил его пожелание и с ожиданием уставился на него.

– У вас есть два варианта дальнейшей судьбы, – внимательно наблюдая с помощью диагноста за его реакцией, стал объяснять Лекс его положение. – Либо вы переходите в полное моё подчинение и выполняете все мои требования, какими бы странными они не казались. Либо я отдаю вас своим людям и что они решат, я не знаю.

Реакция на его слова, у пленника, судя по данным диагноста, конечно была бурной, хотя на лице она отражалась гораздо спокойнее. Как Лекс понял, он предполагал подобное развитие событий и поэтому не замедлил с ответом.

– А разве, господин Лекс, у меня на самом деле есть выбор? Думаю я вам для чего—то нужен, а вот вашим людям, я ни к чему. Предполагаю, что в этом случае меня просто расстреляют.

– Ну, не все так мрачно, – успокоил его Лекс, – раз вы попали в плен и вас ещё не расстреляли, то эта вероятность всё-таки не очень велика. Не скрою, у меня есть своя заинтересованность в вашем сотрудничестве.

– Моя ценность как языка весьма низка, – самокритично признал тот и прямо спросил. – Тогда зачем вам простой солдат? Даже если вы заставите каким—то образом меня стрелять в своих бывших сослуживцев, то результативность моих действий будет все равно приближаться к минимальной оценке. Надо признать, что солдат из меня получился не очень хороший.

– Я думаю мы найдём кому стрелять. У меня на вас пока немного другие планы, хотя воевать вам против своих, и я этого скрывать не буду, всё-таки придётся. Так какой вы выбираете вариант, – попросил Лекс его определиться. Ему в принципе выбор немца безразличен, для него он подходил в обоих случаях, но всё-таки хотелось использовать пленника в более полном объёме. Тот однозначно попадал в связи с пленением, в категорию отверженных одиночек, как и в случае с самим Лексом или с его учениками, а на этом уже можно строить более качественные отношения.

– Тогда я предпочту подчиняться вам. Хотя сразу могу предупредить, что некоторые функции, которые противоречат моим мировоззрениям, я буду выполнять отвратительно. Не в силу того, что не хочу, а просто в силу того, что не смогу, – честно ответил он.

– Ну что же, честный ответ и это, как не странно, меня радует, – одобрительно произнёс Лекс. Для вида покопавшись в сумке, Лекс достал артефакт-ошейник и подойдя поближе к пленнику, защёлкнул его у того на шее.

Теперь этот знак всем на базе покажет, что вы в моем подчинении. Особо, вам не будут задавать вопросов, а если и будут, то вы не обязаны на них отвечать. Можете предложить им задать эти вопросы мне напрямую, – сообщил ему Лекс.

– Наверное у вас на базе все владеют немецким языком, чтобы задавать мне вопросы? – иронически подняв бровь спросил тот.

– Вы можете не поверить, но такие люди наверняка найдутся, – немного озадачил его Лекс. – Но кроме того, то что надето у вас на шее, по виду напоминающее собачий или рабский ошейник, на самом деле им не является. Скажем так, это очень многофункциональное устройство.

– А можно ли мне узнать его функции? – заинтересовался тот.

– Некоторые, вы и так можете предположить. Некоторые я вам назову сейчас, ну а некоторые вы узнаете со временем. Например, это очень хороший сторож для пленников. Вы просто не сможете покинуть территорию базы.

– И как он мне может помешать? – удивился немец.

– А давайте проведём небольшой эксперимент, – достав из сумки простой метательный нож, Лекс бросил его немцу на лежанку. – Вы берёте этот ножичек и скажем, пытаетесь им ударить меня, например в руку.

– Вы не боитесь давать мне оружие? – удивленно рассматривая нож, который он взял в руки, спросил тот.

– Вы попробуйте им воспользоваться, я разрешаю, – подбодрил его Лекс.

Тот поднялся с лежанки, неуверенно подошёл к Лексу и попытался ткнуть ножом в руку. И тут, резкий болевой удар по его нервной системе, просто бросил немца на пол и нож выпал из руки.

– Что это было? – прошептал он немного придя в себя.

– Одна из функций этого ошейника и я вам скажу не самая приятная. То же самое может произойти и при попытке покинуть базу, – криво усмехнулся Лекс.

– Но это просто невозможно, – пробормотал немец.

– Разве ваши чувства не говорят, что это вполне возможно? – задал Лекс ему вопрос, помогая подняться и усаживая его на лежанку.

– Чувства говорят, но разум понимать отказывается, – покачал головой тот, совсем не понимая что произошло.

– Тогда я вам сообщу ещё одну функцию этого устройства, – продолжил Лекс, устраиваясь рядом с ним. – Это универсальный переводчик и дополнительно, обучающее устройство для изучения языков.

– Это как? – удивленно переспросил Гельмут.

– Теперь вы будете понимать все, что говорится вокруг, не зависимо от того на каком языке это говориться и автоматически получать подсказки для произношения ответа на нужном языке. Отвечать придётся самому, но вот увидите, это не создаст для вас особого труда, а со временем вы просто выучите чужой язык и будете владеть им как своим родным.

– Сознанием я понимаю, что вы говорите правду, но разум просто отказывается это воспринимать, – недоумевал Гельмут.

– Ничего, то ли ещё будет, – сильнее озадачил его Лекс.

– Но это просто невозможно, я даже не представляю, как такие возможности вообще могут быть реализованы, да ещё в таком маленьком устройстве? – тряся головой и трогая ошейник пробормотал тот.

– Давайте считать это просто чудом, – подбодрил его Лекс.

Некоторое время осмысливая полученную информацию, Гельмут пришёл к выводу, что такое объяснение наиболее полно подходит к текущему положению дел и немного пришёл в себя, получив хоть какой-то рациональный посыл, хоть и необычный.

– И много ещё чудес содержится в этой полоске кожи? – теребя ошейник поинтересовался он.

– Штук двадцать, – почти подтвердил Лекс его самые пессимистические предположения.

– Извините меня, но мне пока трудно смириться с вашей информацией, мне надо некоторое время для приведения себя в порядок, – пробормотал немец.

– Так я для этого и пришёл, – обрадовал его Лекс, – самый лучший метод обработки информации – это переключений на другую информацию, а для этого прошу рассказать о себе.

Немного подумав, Гельмут согласился и начал рассказывать. При этом по-открытому мыслеканалу, через ошейник, к Лексу потекла необходимая информация. Его отрывки из жизни, и работы сопровождались полным потоком дополнительной информации. Конечно, она была пока очень краткой, но для Лекса этого вполне достаточно. Например, Гельмут оказался неплохим механиком и долгое время работал в автомастерской. А недавняя его работа по починке автомобиля вообще предоставила Лексу довольно обширный кусок знаний по функционированию двигателя внутреннего сгорания, со всеми его особенностями, которые очень хорошо знал Гельмут. Для Лекса это бесценный поток знаний и технологий этого мира. Конечно местами возникали пробелы в понимании, но Лекс думал, что со временем они тоже заполнятся.

Около двух часов Гельмут отвечал на его вопросы. Видя, что тот начинает уставать, Лекс решил дать ему время на анализ сегодняшних событий. Чтобы подкинуть ему ещё больше загадок, перед уходом вытащил из теневой сумки походное одеяло и набросил его на лежанку. Кроме того достал оттуда немного разнообразной еды и пару кувшинов. В одном гномье пиво, а в другом простое вино из графских запасов. Ну и уходя подвесил над сводом пещеры обычного светляка. Это заклинание используемое для освещения. Пусть привыкает к необычному.

Целую неделю Лекс почти не вылезал из подземелья. Учил Лену и Митрича пользоваться новыми возможностями, продолжал обучение пользованием щупа в магии и просто по жизни. Учитывая более быструю скорость обучения у Лены, Лекс ещё занимался с ней и обучением простейших приёмов самообороны и бою на обычных мечах. Это позволяло более полно владеть телом и использовать её возросшие возможности по силе и скорости.

Оказалось, из-за резонанса печатей, она фактически получила его наработанные за всю жизнь приёмы и движения, но вот опыта их использования у неё не было. Хотя и то, что она могла, весьма впечатлило Грана, когда он случайно увидел, что Лекс с ней вытворяют на тренировке. По крайней мере он понял, как ему ещё далеко идти то до такого уровня, потому что видел только их размазанные по пространству движения. Кроме того, Лексу приходилось заниматься будущими гвардейцами и пленником.

Немец вполне освоился на базе и начал потихоньку разговаривать на русском. Конечно произношение пока не очень соответствовало нормам языка, но с помощью ошейника оно значительно улучшалось день ото дня. Кроме того, его бесконфликтность и готовность помогать женщинам в повседневных делах базы, значительно снизило негативное отношение к нему, присутствовавшее в начале его появления. Все стали понимать, что у немцев тоже есть люди, которые не очень желают участвовать в войне.

Еще они вместе с Гельмутом и Граниным, когда тот был свободен от тренировок, потихоньку копались с разбитой немецкой техникой и восстанавливали её для дальнейшего использования, а Лекс потихоньку продолжал разбираться с местными технологиями. По крайней мере одно потрясение основ своих знаний он получил. Оказалось, что в этом мире могут производить небольшие слабые источники магии, их называют магнитами. Лекс читал ранее об этом в учебниках, которые он разбирал вместе с Леной, но никак не предполагал что магнит – источник.

Это определилось как раз при работе с разбитой техникой. Поскольку в пещерах уровень излучения местного источника падал до небольших значений, Лекс при работе пользовался магическим зрением, и каково же было его удивление когда в деталях разбитого двигателя он разглядел яркое свечение небольшого источника. Когда Гранин пояснил ему принципы создания магнитов. Он понял, что только этих сведений уже достаточно, чтобы ему на родине отлили статую из чистого золота, в каждом городе, если конечно он попадёт обратно и маги его там не прикончат. А сколько ещё интересного обнаружилось и обнаружится в этом мире.

Лена с Митричем и помощниками из селян создали в отдельной пещере что—то подобное маленькой мастерской, на базе колхозной моторно—транспортной станции, которую ранее припёр Прохор. В мастерской удалось запустить электрогенератор и запитать от него станки и освещение общей базы, так что теперь житьё почти не отличалось от нормального и только в жилых помещениях по-прежнему использовали факела и не столько для освещения, сколько для отопления.

За неделю лазарет опустел и все раненые солдаты с помощью эликсиров вылечились. Больные дети ещё раньше покинули его стены. Доктор находился на вершине блаженства из-за отсутствия работы. Как он пояснил, достиг высшей ступени качества своей деятельности, ведь отсутствие больных это показатель эффективности медицины. Кроме того, он исписал листов десять, тетради, по методикам и результатам лечения пациентов эликсирами и методиками Лекса. В связи с отсутствием у него магических возможностей, Лекс показал ему особые точки на теле человека, через которые можно воздействовать на жизненные каналы и проводить лечение. Конечно такое лечение требовало больше времени чем с помощью эликсиров, но эффект был тот же. Доктор был просто в восторге.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18