Александр Седых.

Артефактор +. Книга 1. Шаг в неизвестность.



скачать книгу бесплатно

Настоящий маг крови сможет изменить настройки, но где же его тут найдёшь. В пояснениях Лекс ни слова не сказал про магию, просто сослался на то, что все это секретные разработки особой лаборатории. Когда народ послушал, получил в руки и попробовал пользоваться полученными артефактами, все тихо и мирно выпали в осадок. Даже лейтенант, хотя он и успел попользоваться уже очками, после подробных объяснений некоторое время не мог вымолвить ни слова. Гвардейцы Лекса хоть и тоже получили в руки такие амулеты в первый раз, конечно кроме Гранина, сидели и слушали спокойно. В отличие от разведчиков Васильева, они уже узнали много чего необычного. После ознакомления с амулетом и утихших восторгов, сержант Никифоров пожаловался на хрупкость конструкции. Лекс просто положил очки на стол и разрешил ему разбить их любым способом. Тот, не долго думая, долбанул по ним прикладом автомата. Когда их нашли под столом, куда те отлетели, на них не было ни царапины. Сержант признавая свою не правоту, пояснил:

– А на вид хрупкая вещь.

После небольшого обсуждения, решили выходить двумя группами. Гранин обеспечивает дальний дозор, а разведчики идут с радисткой прикрывая её. Учитывая предыдущее знакомство с гвардейцами, лейтенант с разведчиками не пытался спорить с таким положением. После совещания, Лекс отвёл Васильева немного в сторону и выдал ему переговорный амулет, такой же как у его гвардейцев. В виде круглого медного диска на шнурке, который вешается на шею.

Амулет позволял вести переговоры в группе между собой, если его сжать в кулаке или приложить к коже недалеко от головы. Внешний вызов вызывал вибрацию амулета. Недостатком таких амулетов являлось небольшое количество возможных связей. Он позволял работать совместно не более семи амулетам, но пока это особенно и не мешало. Один амулет был у Лекса, четыре у гвардейцев и теперь ещё один у лейтенанта, так что даже ещё один оставался в резерве. Лейтенант конечно подозревал что, что—то с этой базой не так и после последних пояснений и получения новых устройств, о которых он даже не слышал и кроме того не представлял, что такое вообще возможно. Особое недоумение вызывало сравнение, медный кругляш в руке и ящик рации, стоящий перед радисткой.

Лекс видел, что вопросов у лейтенанта к нему уже накопилось более чем достаточно, но учитывая, что собирается ему попозже подкинуть тем для размышлений, пока сохранял на лице невозмутимую мину. Он явно должен в докладе начальству сообщить о странностях и потребует дальнейших инструкций, а Лексу все равно надо как—то выходить на связь, хотя бы пока с местным руководством. Уже перед выходом к Лексу подошёл Гранин и с сомнением сказал:

– Мастер у меня необычные предчувствия, прохожу мимо пулемёта, а рука так и тянется его взять, – и помявшись добавил, – и у моих то же самое.

– Так в чем же дело? Надо, значит вооружайтесь с запасом, с просыпающейся интуицией лучше не спорить, – подбодрил его Лекс.

– Тяжело будет тащить, – засомневался тот.

– А живую воду зачем вы с собой в фляжках носите, она же с эликсиром силы смешана, – задал, очень логичный для него, вопрос Лекс.

– Что её и не раненым можно употреблять? – удивился тот, даже не думая о таком применении эликсира.

– Почему бы и нет, это ведь просто очень хороший стимулятор регенерации, а усталость это те же самые повреждения организма.

Только не надо увлекаться. Больше глотка за раз не употреблять. Резервные запасы организма не беспредельные и жрать будет потом хотеться очень прилично, – пояснил и сразу предостерёг Лекс.

После чего, обрадованный гвардеец помчался к подчинённым. Надо было видеть лица разведчиков Васильева, когда Гранин и компания вывалились из прохода, все с немецкими пулемётами на ремнях поперёк груди и увешанные лентами с запасными патронами. Васильев посмотрел ошарашенным взглядом на это воинство, но ничего не сказал.

Гранин вывел всех через проход на край болота и оставив с Васильевым проводником Белого, остальных увел вперёд. Растянувшись по тропе, все тоже двинулись за ними. В очках передвижение по ночному лесу трудности не представляло. Через три часа неторопливого движения по лесным тропинкам, они удалились в чащу километров на десять. Васильев, выбрав подходящую полянку, приказал натянуть антенну и провести сеанс связи. Радистка, настроив станцию, отстучала ключом длинное сообщение, переданное ей Васильевым. Голосовая связь уже не работала. Слишком далеко разведка оказалась в тылу у немцев. Посовещавшись с Граниным по разговорнику, Васильев решил ждать ответа на месте, так как прикрытие сообщило, что в пределах пяти километров движения не обнаружено.


Сообщение штабу от Васильева

Задание выполнено. При выполнении задания, группа попала в окружение. С помощью спецотряда НКВД окружение было прорвано и уничтожено до 60 солдат противника. Спецотряд является охраной засекреченной подземной базы НКВД. Уровень подготовки бойцов охраны высочайший. Часть из них являются местными жителями. Без поддержки базы задание выполнить бы не удалось.

База хорошо скрыта на местности. Вероятность обнаружения базы противником отсутствует. Вероятность взятия базы противником, даже значительными силами низкая. На базе находится много местного гражданского населения, есть женщины и дети. В охране базы присутствуют бойцы РККА, ранее попавшие в окружение. База полностью автономна. В наличии имеется собственная электрическая установка, гараж и до двадцати единиц автомобильной техники, собственная ремонтная мастерская, большое количество трофейной техники и вооружений. Недостатка продовольствия на базе не ощущается.

На базе существует высокий режим секретности. Местные на контакт с составом разведгруппы не идут. Звания и фамилии руководства базы неизвестны, кроме начальника медицинской части капитана Михайлова Михаила Михайловича. Руководит базой молодой человек на вид 20—25 лет, скорее всего имеет хорошую военную подготовку, Имеет несколько кличек: Мастер, леший, Лекс, поляк. Звание не определено, но капитан Михайлов подчиняется ему безоговорочно.

На базе присутствует уникальное, не использующееся больше ни где и неизвестное, оборудование и устройства. Некоторые устройства выданы для пользования членам разведгруппы. Характеристики устройств передать не могу, по моему мнению секретность превышает все мои полномочия. Все данные получены только на основании того, что нам показали. Жду дальнейших указаний.

Вася.


Где—то далеко в тылу.

Начальник штаба дивизии полковник Владимир Иванович Камов несколько раз перечитал принесённую радистами радиограмму, полученную от полковых разведчиков, направленных по его распоряжению на спецзадание. Некоторое время подумав над бумагой, он вызвал начальника контрразведки и передал бумагу ему.

– Ну что думаешь Константин Михайлович? – спросил он его через некоторое время.

– Даже не знаю что сказать, товарищ полковник, очень много неясностей, – ответил тот, несколько раз перечитав сообщение. – По данным авиаразведки, мост взорван. Если группу или радиста взяли на отходе, то все равно нет смысла в сообщении о нахождении секретной базы НКВД, слишком похоже на провокацию. А вот если база существует, это может нам дать хороший рычаг на немцев в данном регионе. В сообщении разведчиков слишком много нестыковок, хорошую дезинформацию так не делают. Посмотрите. Охрана базы хорошо подготовлена и в то же время есть местные, значит база существует давно и под хорошим прикрытием, а возможно и вообще была законсервирована.

Сами знаете, что у нас творилось в армии несколько лет назад. С другой стороны, руководит ей молодой человек с хорошей воинской подготовкой, значит расконсервация произошла недавно. Одна из кличек – поляк. Возможно появился недавно, или перед войной, или сразу после её начала, может быть даже перешёл границу из Польши. Большая вероятность того, что это люди кого—то репрессированного из внешней разведки, по направлению Польши и война заставила их активизироваться.

Оборудование и устройства, о которых разведчик не стал распространяться даже в радиограмме, показывает наличие некоторой производственной базы для таких устройств. Значит на базе существовала или существует секретная лаборатория с таким уровнем секретности, о котором мы даже не слышали. Судя по тому, что Васильев не даёт даже мельчайших указаний о параметрах устройств, то с его точки зрения это уже является секретом не его уровня.

– Так что же будем делать? – в раздумье спросил полковник.

– Раз есть возможность дальнейшего использования группы, давайте дадим ей несколько следующих заданий. Если группа под контролем у немцев, то они вряд ли будут выполнены, а вот если все так, как сообщают разведчики и удастся выполнить следующие задания, то пошлём туда нашего представителя. Нам надо уничтожить гарнизонные склады возле посёлка …, оставленные нашими отступающими частями, в которых хранится большое количество вооружения и различных материалов. Да и немцы свозят туда все, что осталось на дорогах от наших разбомбленных колонн. Еще хорошо бы пощипать аэродром у села …, а то авиация противника почти полностью блокирует переброски наших войск по дорогам в прифронтовой полосе. Наши истребители не справляются. А по поводу представителя, есть тут у меня один лейтенант с подходящим высшим образованием. Вот его и пошлём на самолете. После его подробного доклада и сообщим результаты выше.

– Ну что же, тогда готовьте приказ группе.


Ответ штаба

К фронту не выходить. Разрешаем находиться на базе. Следующим заданием будет уничтожение складов, в районе посёлка …. Вторым объектом, выведение из строя или уничтожение лётного состава аэродрома истребителей, вблизи села …. В конфликт с руководством базы не вступать, попросить оказание помощи в выполнении задания. Уточнить у руководства базы возможность принятия самолета с уполномоченным сотрудником НКВД.


Васильев, прочитав расшифровку радиограммы, сообщил Грану, что можно отходить на базу. К лейтенанту подошёл проводник и сказал, поправляя пулемёт:

– Лейтенант, обратно идём не спеша, внимательно смотрим под ноги и слушаем.

– Что есть какая—нибудь информация? – вопросительно посмотрел на него тот.

– Пока нет, но пулемётами мы не зря обвешались. Лучше перестраховаться, – неопределённо пожал плечами Белый.

– Хорошо, бережёного бог бережёт, хотя я в бога не верю, – согласился лейтенант и дал нужные указания бойцам. На всякий случай он забрал у радистки рацию и закинул себе на плечи.

Через два часа неспешного хода они оказались на пол дороги к базе. И тут вдали послышалась хорошая перестрелка. Васильев схватился за амулет и запросил Грана, в чем дело. Тот ответил, что сам пока ничего не знает, охранение не дошло до боя. Он начался километрах в трех впереди, почти на окраине болота. Разведчики остановились и спрятавшись в кустарнике под деревьями, стали ждать сообщения передового дозора. Белый сообщил Лейтенанту, что вблизи противника не наблюдается.

– А ты откуда знаешь? – удивился тот.

– Разведка донесла, – ответил тот и показал рукой на морду волка, который высунулся из кустов.

– С вами не соскучишься, – нервно передёрнув плечами, прокомментировал лейтенант, и затем спросил. – Он что все время вокруг нас кругами бегает?

– Ну наконец—то вы начинаете в чем—то разбираться, – весело подмигнул ему одним глазом проводник.

Васильев только ошарашено покачал головой. Через некоторое время, на связь вышел Гран и доложил, что немцы в черных мундирах и в большом количестве, прижали к болоту отряд окруженцев в полторы – две сотни человек и среди них много раненых. Фрицы, до четырехсот человек, накапливаются возле них для атаки на рассвете. Позади немецких порядков, на поляне, разворачиваются до десятка миномётов. Судя по всему передовое охранение окруженцев обнаружило фрицев и открыло стрельбу. Васильев с удивлением вспомнил, что ещё ночь. Очки давали прекрасную видимость и если бы не звезды над головой, то отличить пасмурный день от ночи, в очках практически невозможно.

– Что предлагаешь? – спросил он у Грана.

– Думаю нужно помочь, а то они утра не переживут. У тебя разведка языков брала? – поинтересовался Гран.

– А для чего же она существует, – улыбнулся Васильев.

– Тогда используя темноту, подходите к миномётчикам и стараетесь их тихо убрать, причём всех. Когда пойдёт шум, потому что кто-нибудь, все равно, заорёт, Белый накрывает оставшихся из пулемёта, а вы добиваете автоматным огнём. Мы сейчас между миномётчиками и основными силами немцев. Когда у вас начнётся стрельба, мы прорываем середину порядков немцев и выводим окруженцев к вам, а потом все лесом отходим к переходу в базу. Если поспешить, то к рассвету как раз управимся. Ну и конечно перед этим подадим весточку окруженцам.

– Согласен, надо использовать наше преимущество в ночном зрении, – согласился Васильев и поинтересовался, – а как весточку передавать будете?

– Ты ворона на плече у парнишки видел, так вот это ученый ворон, он им записку и сбросит, – ответил Гран и даже через переговорник чувствовалась его загадочная улыбка.

– Если у них волки ручные, так почему не может быть ручных воронов, – мелькнула шальная мысль у Васильева.

Батальонный комиссар Семенов с трудом разлепил глаза. За последнее время ему, как и другим оставшимся бойцам батальона, очень редко удавалось поспать. Им повезло, что начало войны их застало вне расположения части. Проверенные старички вывели только пришедшее пополнение в летние лагеря для обучения. Правда и вооружены они были только частично. Необходимым для обучения оружием. Но поэтому и не полезли на немецкую танковую колонну в первый же день войны, а потом по пути, в разгромленных гарнизонах, добывали себе целое вооружение и боеприпасы. Изредка вступая в бой с небольшими группами немцев и собирая по пути к линии фронта остатки окружённых частей, они уже вторую неделю прорывались к своим.

Боеприпасов и провианта и раньше было немного, а теперь просто катастрофически не хватало. Много бойцов ранено. Вчера вообще не повезло. Разведка нарвалась на колонну гитлеровцев и их заметили. Пришлось вступать в бой и остальным. Колонну они конечно пощипали, но тут подошли ещё войска немцев и пришлось отступать в лес. Немцы сразу в лес не полезли, но накопив силы начали прочёсывание и под непрерывным давлением пришлось отойти к болоту, надеясь найти хоть какую—то тропу через него.

Разведчики очень огорчили, не обнаружив ни каких проходов. Практически сразу от твердого берега начиналась топь. Семенов понимал, что на рассвете предстоит их последний бой, поэтому приказал бойцам отдыхать. Только передовые посты вели вялую перестрелку с постами немцев. Попытка прорваться в ночи провалилась, перевес гитлеровцев слишком значительный. Пока мысли тяжело ворочались в уставшем мозгу, он в темноте разглядел своего заместителя лейтенанта Волкова, который собственно и разбудил его.

– Что там у вас случилось, лейтенант? – приподнимаясь, устало спросил он.

– Непонятки какие—то, товарищ батальонный комиссар, – коротко отрапортовал тот.

– Что за непонятки, говори конкретнее, неужели тропу нашли?

– Нет, тропу не нашли, хотя весь берег облазили и даже гать пытались мостить.

– Так что же тогда случилось? – раздражённо прошипел комиссар. Спать хотелось по-страшному.

– Вот, охранению подбросили, – пробормотал тот, протягивая ему свернутый в трубочку листок бумаги.

– Как подбросили? – сразу просыпаясь от неожиданности, удивился Семенов.

– Сержант Каримов говорит, слышал вверху шорох крыльев и это сверху упало, прямо ему на голову. Вы почитайте, – посоветовал лейтенант.


Записка Грана

Командиру неизвестного подразделения. За пол часа до рассвета немцы будут атакованы с тыла по центру их построения. Пулеметным огнём вам будет обеспечен проход по коридору. Минометная позиция на поляне, в тылу немцев, будет захвачена нашими бойцами и подсвечена по краям фонариками. Там вас будет ждать проводник. Ваша задача вывести людей и подобрать трофейное вооружение на поляне. Предупредите своих людей. В бой не вступать. Огня не открывать. Всякий открывший огонь будет считаться врагом и будет уничтожен. Подготовьте людей к марш-броску на 5 километров. Остальные инструкции у проводника.


– На шутку не похоже, да и шутить тут некому, – задумчиво произнёс Семенов, дважды прочитав записку, – давай ка на всякий случай поднимай народ, всем готовиться к прорыву и предупреди бойцов по поводу стрельбы, если это парни из разведки, то они ночью и по вспышкам отстреляться могут.

Приближался рассвет, Семенов вместе с лейтенантом Волковым лежали с бойцами передового дозора и напряжённо вслушивались в тишину леса. Кругом стояла абсолютная тишина. Ночные обитатели леса уже успокоились, а дневные ещё не проснулись. Последнее время даже редкая перестрелка между постами прекратилась. Комиссар дал постам, на всякий случай, команду огня не открывать.

Вдруг вдали послышались истошные крики и поднялась стрельба. Такого Семенов давно не слышал. Создавалось впечатление, что в бою участвует целый полк и тут же идёт рукопашная. Бой быстро приближался к линии обороны. Вблизи послышался непрерывный треск очередей немецких пулемётов. Наконец сквозь кусты и деревья стали заметны пулемётные трассы упирающиеся в места скопления немцев. При этом непонятные вопли на немецком языке не прекращались.

– Такое впечатление, что их там режут, – тихо прошептал сержант Каримов, лежащий рядом.

– Очень может быть, – ответил кивая головой лейтенант Волков. – Я немного знаю немецкий, они там орут – «Спасайтесь оборотни, волки оборотни.»

– Оборотней не существует, – поправил комиссар, да и с пулемёта оборотни не стреляют.

– Не скажите товарищ комиссар, – возразил Каримов, – мне ещё бабушка рассказывала, что в горах оборотни живут и горы от людей охраняют, так может и здесь оборотни леса охраняют.

– Отставить разговоры, – прервал дискуссию Семенов и скомандовал, – смотрите стрельба пошла в глубину леса, словно нам дорогу раздвигают. А ну давайте все вперёд. Начинаем движение. Напоминаю, огня не открывать.

Он сам выскочил из полуокопа и побежал вперёд в темноту леса. Остальные бойцы похватав вооружение и тяжело раненых бойцов на носилках, бросились за ним. По краям прохода, невдалеке, по-прежнему короткими очередями били немецкие пулемёты.

– Разведка похоже трофейными работает, – тяжело дыша на бегу пробормотал Волков.

– А впереди тишина, – так же на бегу произнёс комиссар.

Через некоторое время они заметили среди деревьев сначала свет одного фонарика, а затем и другого. Неожиданно, рядом с ними, бегущий человек в развивающемся плаще похожем на плащ-палатку сказал: – Я проводник. На поляне хватайте мины, миномёты и оружие, сколько можете унести и цепочкой за мной.

Ошарашенный Семенов просто продублировал команду подчинённым. Через секунду они действительно выскочили на поляну, где было сложено вооружение и ранцы немцев. Нераненые солдаты быстро расхватали трофеи.

– Не разбредаться, строимся в колонну по двое и выдвигаемся за мной, – опять скомандовал проводник.

Только теперь в сумерках рассвета, комиссар рассмотрел непонятную фигуру. Мужчина среднего роста, в плаще с капюшоном, с немецким пулемётом на ремне поперёк груди и в больших темных слегка выпуклых очках.

– Что там кругом интересного, ещё разбредаться, а то я трупаков не видел, – раздался недалеко ворчливый голос Каримова.

– Каких трупаков? – удивился Семенов.

– Да вот там куча, штук тридцать, похоже ножами порезали, – махнул рукой в сторону непонятной возвышенности на краю поляны Каримов, явно успевший осмотреть эту кучу.

Семенову почему—то совсем не хотелось смотреть, что там в куче. Поэтому быстро построив людей в колонну по двое, они двинулись за проводников. Примерно через полчаса быстрого шага проводник предупредил Семенова, который постоянно находился рядом с ним и слышал, как проводник что—то бурчит тихим голосом, что скоро к ним присоединятся ещё бойцы. Буквально через несколько секунд из ближайшего подлеска вынырнула бегущая группа бойцов. Впереди, похоже такой же проводник в плаще с капюшоном и с пулемётом на ремне. За ним обычная разведгруппа в зелёных маскхалатах с автоматами за спиной и с радисткой, у которой на спине виднелся горб переносной рации. У всех чужих на глаза надвинуты такие же очки, как и у проводника. У Семенова немного отлегло от сердца, всё-таки один вид радиостанции давал уверенность в том, что они уже не сами по себе, они вышли к своим и можно получить новый приказ по борьбе с врагом.

– Это они нам дорогу пробивали? – поинтересовался Семенов у проводника, после того как неизвестная группа пристроилась в голове колонны.

– Нет, они миномётчиков били, – коротко ответил проводник.

– А кто же, нам коридор чистил? – удивился Семенов.

– Я и компания, – криво усмехнулся проводник, взглянув из под капюшона на комиссара.

– Коридор пробивали немецкими пулемётами, – раздался из-за спины голос Каримова. Немецкие пулемёты только у проводников, только сейчас дошло до Семенова.

– Это что, вы вдвоём нам проход чистили? – чуть не споткнулся Семенов.

– Нет, четверо нас, двое остались трофеи прятать, – ответил тот.

– Как прятать, а как же немцы? – не понял Семенов, опять сбиваясь с шага.

– Нету больше немцев, – усмехнулся проводник, хитро поглядывая на Семенова и добавил, – Да не пугайся так, комиссар, на твой век хватит фрицев. Просто отошли они. Удрали …, если кто конечно живой остался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18