Александр Седых.

Артефактор +. Книга 1. Шаг в неизвестность.



скачать книгу бесплатно

Под командованием старшины Петрова оказалось двадцать три человека, а под непосредственным управлением Лекса четверо его гвардейцев и немец. Доктор категорически отказался принимать командование отрядом, хоть и имел звание значительно выше звания Петрова, но и старшина скинул эту ответственность на Лекса, объяснив это более качественными результатами военных действий. Так что пришлось тому вспомнить свою почти двухгодовую службу в гвардии одного князя в столице, у которого они скрывались некоторое время с учителем.

Сержанта Лекс назначил главой отряда охраны базы и его люди пятёрками, стали заступать на дежурства на базе и на берегу болота, недалеко от замаскированного перехода. Гранин стал начальником отряда разведчиков и на его долю пришёлся контроль дальних подступов к базе. Его гвардейцы достигли определённых успехов в освоении трудных навыков использования своей интуиции. По крайней мере, стреляли они с любого оружия, которое было у них в наличии весьма прилично.

Особенно удивился старшина Петров, когда Гранин, на бегу, стреляя с двух рук из немецких пистолетов, поразил секунд за пять шестнадцать мишеней размером с яблоко, разбросанных на расстоянии до тридцати метров. Практически такие же результаты были и у других гвардейцев.

Митрич вместе с Антониной Павловной полностью наладили быт в помещениях базы. Очень помогло переселение на базу селян со всем их скарбом. Хозяйством и снабжением по-прежнему занимался Прохор. Для детей даже пришлось открыть школу, чтобы они от безделья не кружили по пещерам. Среди женщин с разбитого поезда, оказалась и одна с профессией учителя, так что детвору заняли нужным делом. Кроме того их привлекали для работ по уборке помещений и сбору лекарственных трав. В общем в результате всей этой деятельности образовалось отдельное, практически самодостаточное поселение, похожее на небольшой гномий посёлок в мире Лекса.

Для усиления отряда разведки, Лекс из собственных запасов достал два артефакта кольца подчинения. Эти артефакты выглядят, как небольшие кожаные кольца, надеваемые на пальцы, и предназначены для управления животными. На его призыв из леса быстро откликнулись, только два вида совместимых животных, это волки и ворон. Выбрав подходящие особи, Лекс договорился с ними о совместной охоте. Проведя в лаборатории инициацию колец подчинения, он привязал волка к Гранину, а ворона к Белому. Они конечно предполагали что—нибудь необычное, когда Лекс затащил их в лабораторию и они увидели там волка, спокойно сидящего возле стола на полу и ворона важно расхаживающего по столу. Их состояние, после того как Лекс надел им на руки кольца и они почувствовали связь с животными, Лекс просто не мог передать словами. Это было выражено на их лицах.

Кольцо подчинения – очень своеобразный артефакт. Он позволяет совместить два разума на уровне достаточном для понимания. То есть разум с большими возможностями может обмениваться данными и командами с разумом более низкого уровня. Конечно обученный маг может управлять животными и напрямую, как делал Лекс при призыве, но с помощью кольца это может делать и не обученный маг и обычный человек.

Кольцо позволяет понимать, что объект инициации чувствует в настоящее время, что делает, что видит и приказывать ему выполнять твои команды.

По настоящему ты конечно не сливаешься с животным, просто ощущаешь его, у тебя как бы появляются дополнительные возможности. Ведь никому не помешает иметь ещё пару глаз и пару ушей. В результате инициации разведотряд базы фактически пополнился крылатым и ночным разведчиками. После некоторого привыкания, Гран и Белый быстро освоились со своими питомцами и по их довольным лицам Лекс понял, что теперь приобрёл настоящих гвардейцев и уже никакой Сталин не сможет им приказывать.

Учитывая их исследовательский зуд, для проверки новых возможностей, Лекс направил их в месте с остальными гвардейцами на разведку с приказом обследовать ближайшую местность на наличие противника. Для маскировки в лесу, выдал им четыре комплекта эльфийских плащей типа хамелеон. Эльфы специально изготавливают их для продажи людям. Сами они конечно имеют другие методы маскировки. А вот в мелких людских разборках эти плащи приносят ощутимую пользу, подстраиваясь своей расцветкой под текущую обстановку. Кроме того Лекс их снабдил простейшими разговорными амулетами. Всего через сутки они принесли и новые новости и привели на базу новых людей.

Глава 5. Гости

Лейтенант Васильев уже вторые сутки кружил по лесам, со своей группой из двенадцати человек, пытаясь оторваться от преследования. Обидно и больно было от того, что не смог выполнить задание, подорвать этот проклятый мост. С самого начала все шло не так. Вместо нормального задания на разведку тылов противника и взятия языка, ему приказали выполнить работу диверсанта. На возражения о не обученности его подчинённых подрывным работам, комполка пояснил, задание не его, и указав пальцем на потолок, дал понять, что все идёт с верхов и его группа будет усилена. На усиление ему прислали двух подрывников из саперного батальона и одну радистку из штаба дивизии. Посмотрев на такое усиление и ещё раз поймав сочувствующий взгляд командира полка, он понял, это все, что смогло найти начальство, из имеющего в наличии личного состава.

Приказ получен и его надо выполнять. Используя разрывы в нашей обороне и в наступающих войсках противника, его группа легко прошла за линию фронта и избегая дорог и открытых пространств. Почти без препятствий, за пару дней, добралась до места. Пол дня заняло наблюдение за охраной моста и интервалами прохождения колонн. Все было готово к захвату и сил хватало и возможности были. Немцы не верили в возможность активных действий противника в таком глубоком тылу.

Вечером, после пропуска очередной большой колонны, группа пошла на захват. Уничтожив охрану, они приступили к минированию. Кто же знал, что небольшая часть колонны где—то задержалась и в этот момент, на большой скорости, выскочила к мосту. Охранение их конечно притормозило, но что могли сделать три человека, даже с пулемётом, против четырех бронетранспортёров и шести машин пехоты. Поняв, что они просто полягут здесь все, если не отойдут, а приказ все равно не выполнят, лейтенант дал команду отступать. Может удастся вернуться позже, хотя в это и не верилось, но у него не было выхода, слишком велик перевес в силах.

Еще очень повезло, что было всего двое легко раненых из охранения и ночью удалось быстро оторваться от преследования. К утру все же они налетели на прочёсывание. Хорошо, обнаружили немцев первыми и потихоньку ушли в сторону, но к концу дня их всё-таки вычислили. Снова был бой. Ночью опять удалось оторваться от круживших вокруг групп преследования, но теперь у них один тяжело раненный и ещё двое лёгких, да и силы у людей уже на пределе.

В середине дня их опять обнаружили и теперь обложили со всех сторон. Немного повезло с местом. Они закрепились на маленьком, поросшим небольшими редкими деревьями, плоском холме, на краю леса. Как раз из леса на них и выскочила цепь прочёсывания. Сержант Никифоров, пулемётными очередями, удачно прижал тех к земле, на некоторое время. Этого времени только и хватило чтобы закрепиться на холме. Но, по большому счету, это уже ничего не решало. Немцы отрезали их от леса, а отступление по полю, ввиду противника невозможно. Пришлось принимать бой. Васильев понимал, немцы не спеша подтянут ещё сил и установив миномёты быстро покончат с его отрядом. Укрыв в небольшой яме по центру холма радистку и тяжело раненого, он залёг с бойцами по периметру. Немцы, под прикрытием своих пулемётов, медленно приближались, короткими перебежками, от дерева к дереву. Никифоров изредка постреливал из пулемёта, короткими очередями, ведя дуэль с немецкими пулемётчиками. Бойцы тоже стреляли одиночными, экономя патроны. Немцы особенно не напирали, ожидая подкрепления. Васильев уже подумывал о попытке прорваться из окружения по краю леса, может быть и выйдет хотя бы часть отряда.

Неожиданно он почувствовал изменения в характере боя. На левом фланге, со стороны более редкого леса, стрельба медленно стала стихать. То один, то другой немец прекращал огонь и уже не показывался из-за деревьев. Вот неожиданно оборвалась очередь пулемёта. Васильев схватился за бинокль. Ствол немецкого пулемёта, выглядывал из под коряги, задрался вверх и был неподвижен. Вот ещё один фриц вдруг вывалился из-за дерева и больше не подаёт признаков жизни. Васильев прислушался, что—то непонятное происходило со стрельбой в той стороне. Он явно слышал слабые хлопки пистолетных выстрелов. Постепенно стрельба с той стороны вообще прекратилась.

Васильев внимательно осмотрел в бинокль все доступное пространство в этом направлении. Такое впечатление, что с той стороны никого нет. Он до боли в глазах всматривался в панораму леса, пытаясь понять что происходит. Неожиданно, недалеко с той стороны, шевельнулись ветки кустов. Лейтенант припал к биноклю. На него смотрел человек в плаще с капюшоном, из под которого выглядывала пилотка со звёздочкой. Её четко было видно в бинокль. Человек смотрел ему прямо в глаза, как будто видел, что именно сейчас за ним наблюдают. Он улыбнулся, Васильеву и приглашающе махнул рукой, затем приложив палец к губам показал, что это надо делать по-тихому, а потом просто исчез.

Лейтенант протёр глаза, глянул ещё раз в бинокль. Никого не видно. В мозгу Васильева лихорадочно носились мысли, что происходит, что предпринять. Он все же решил не упускать шанс. Возможно, с той стороны ему кто—то помогает, ещё какая—то разведгруппа. Под шумок боя она по-тихому, сзади, перебила наступающих фрицев и даёт возможность ему вырваться из кольца. Не долго думая, он дал команду на прорыв в этом направлении. Быстро похватав вещмешки и подняв раненого, они короткими перебежками двинулись на левый фланг. Немцы, поняв что противник пытается уйти, устремились наперерез, почти не скрываясь за деревьями. И тут ожил тот, замолчавший немецкий пулемёт, с левого фланга. Длинной очередью он практически выкосил всех показавшихся фрицев, а затем короткими очередями в разных направлениях, заставил их надёжно спрятаться за деревьями.

Когда Васильев пробегал мимо кустов, у которых он кого—то видел в бинокль, то услышал тихий голос: – Две сотни метров по краю, а затем поверните вглубь леса. Там встретят. Мы прикроем.

Повертев головой и никого не увидев, он повёл людей по указанному маршруту. Через некоторое время за спиной вновь заговорил пулемёт и послышались щелчки пистолетных выстрелов, а затем непонятные вопли фашистов и истеричные крики: – Вервольф, вервольф.

Когда его отряд удалился на указанное расстояние и повернув в глубину, леса пробежал ещё метров триста, он дал команду остановиться возле большого поваленного дерева и перевести дух. Когда через пару минут успокоилось дыхание и Васильев задумался о том, что делать дальше, раздался тихий, спокойный голос:

– Ну что задохлики, пришли в себя.

Народ схватился за оружие и стал смотреть по сторонам. Васильев, дав команду своим людям, «отставить», – сказал. – Чем пугать людей, лучше бы показали куда дальше идти.

– Ну да, а вы с перепугу стрелять начнёте, – явно с усмешкой, ответил голос.

– Не начнём, у меня народ выдержанный, – отрицательно покачав головой, ответил Васильев, пытаясь определить откуда раздаётся голос. Не угадал.

– Тогда, хватит отдыхать и пошли за мной, – ответила фигура, вдруг неожиданно возникшая, казалось прямо из поваленного дерева.

– Твою …. – только и смог выговорить сержант Никифоров, едва не уронив пулемёт, когда в двух метрах от него зашевелилось дерево.

– Ну ты и даёшь, – едва выдохнув от удивления, уставился на фигуру Лейтенант.

Когда человек стянул с головы капюшон непонятного плаща, все увидели лицо обычного мужчины, лет сорока – сорока пяти, с довольной и располагающей улыбкой.

– С ваших физиономий сейчас только картины писать, – продолжая улыбаться сообщил мужчина и представился, – охранник Белый.

– Охранник чего? – удивленно переспросил Васильев.

– Пока не важно, – отмахнулся мужчина. – Я же вас не спрашиваю, кто такие и зачем здесь шляетесь. Вот доберёмся до базы, тогда и будем задавать вопросы.

– До какой базы? – ошарашенно спросил Васильев.

– Так вам все сразу и скажи, пошли уж, а то может сейчас немцы набегут, – проворчал мужчина.

– Как же прикрытие, там же нас кто—то прикрывает? – напомнил о себе Никифоров.

– А что ему сделается, тому прикрытию, – проворчал мужчина и вдруг как бы отвлёкся, смотря сквозь сержанта и через некоторое время продолжил, – к лесу, по полю три машины прутся с фрицами, а наши уже отошли, сейчас ваш след забьют и догонят.

– Не понял, а ты откуда знаешь? – опять удивился Васильев.

– Откуда, откуда, разведка донесла, – слегка недовольно пробормотал мужчина.

– У вас бинтов не найдётся? – не уверенно спросила радистка, – а то мы на раненого все потратили, а они уже в крови.

– Ух ты, совсем старый забыл, заговорился, – недовольно хлопнул себя по лбу мужчина. – А ну показывайте своего раненого.

– Ты что, доктор? – ничего не понимая спросил Васильев.

– Доктор, доктор, – ответил опять повторяясь мужчина, подходя к тяжело раненному бойцу, лежавшему на импровизированных носилках из двух плащ-палаток.

– Так, что тут у нас, – проворчал он осматривая бойца. – Действительно кровищи натекло. Наверное просто так не донесём.

Он достал из небольшого вещмешка под плащом, две одинаковые маленькие фляжки, но с крышками разного цвета. Открутив фляжку с черной крышкой он аккуратно полил забинтованную рану на груди бойца. Раздалось небольшое шипение, но боец был без сознания и никак не отреагировал.

– Быстро снимаем бинты, – приказал мужчина радистке. Вместе с ней он начал срезать бинты с раненого. Бинты снимались легко. Когда показалась рана, мужчина плеснул на неё из фляжки. Вода при соприкосновении с кожей слегка зашипела и вспенилась. Закрыв фляжку, мужчина открыл вторую, с белой крышкой и опять полил рану. Пена легко смылась и показалось чистое входное пулевое отверстие. Достав из вещмешка чистые бинты, мужчина опять с помощью радистки забинтовали рану.

– Теперь до доктора доживёт, – довольно хмыкнул мужчина и приказал, – А ну кто ещё раненые, подходи.

Он по очереди, таким же образом, обработал раны других бойцов.

– У меня уже не болит, – удивился один из подрывников, раненых ещё в первом бою, у моста. Остальные раненые тоже поддержали его довольными возгласами.

– Так мужики не хватайтесь сразу за оружие, сейчас прикрытие с трофеями привалит, а то они сами все не дотянут, – вдруг сказал мужчина.

Пока все вертели головами, неподалёку раздвинулись кусты и оттуда буквально вывалились, как чертики из табакерки, ещё три человека в таких же плащах, увешанные немецким оружием и сумками с боеприпасами.

– Ух, ты, – поражённо воскликнул Никифоров и тут же поинтересовался у прибывших. – Вы что всех фрицев там положили?

– Не-е…, всех не успели, – откинув капюшон плаща, сказал совсем молодой парнишка, – уж слишком быстро они удрали.

– Как удрали? – ничего не понял Васильев, ошарашенно уставившись на пришедших.

– А они нашу разведку увидели и рванули так, что мы только их и видели, – ответил ещё один незнакомец, тоже скинувший капюшон.

В нем Васильев узнал того бойца, которого он видел в бинокль.

– Разбирай оборудование, а то мы совсем вымотались, пока донесли, – сказал тот, сбрасывая немецкое оружие на землю.

– Да сколько же его здесь? – удивленно охнул один из бойцов Васильева.

– Один пулемёт с запасной лентой, сорок три автомата, десяток винтовок и боеприпасы к ним. Остальное не нашли. Некогда было по кустам шариться, – авторитетно ответил парнишка.

– Это что, вы втроём этих покосили? – кивнул на оружие Никифоров.

– Я же говорю, больше не успели. Удрали они быстро, – кивнул парнишка, как будто такое количество противника его совсем не пугало.

– А где же ваша страшная разведка? – спросил Васильев, зацепившись за предыдущую фразу незнакомца.

– Да вон рядом с Белым сидит, – ответил незнакомый солдат, указав рукой на первого мужчину, который раньше лечил раненых. Рядом с тем, довольно скалясь, сидел огромный матёрый волк, появившийся неизвестно откуда.

– Это-о-о…, что-о-о…, волк? – спросила радистка слабым голосом, испуганно прячась за Васильева.

– Ну кому волк, а кому разведка, – ухмыльнулся неизвестный в пилотке и продолжил. – Ну с разведкой, частично познакомились, с Белым наверное тоже. Меня можно называть Граном, вон тот малой – Ив, а этот бугай – Иль. Теперь вы берёте все оружие и бегом за Белым, а мы опять в охранение. Часа через четыре будем на базе, там будете с командиром разбираться.

Он не ожидая комментариев, повернулся и дал какой—то знак своим двоим подчинённым, те накинули плащи и практически беззвучно растворились в кустах. Васильев ошарашенно посмотрел на первого мужчину, тот поймав вопросительный взгляд, просто пожал плечами и спрятав вещмешок под плащ сказал:

– Народ, собирай свои и наши шмотки и потопали на базу, там и будем дальше с начальством разбираться.

Васильев, все ещё находясь под впечатлением произошедших событий, распределив вещи и оружие по бойцам и забрав носилки с раненым, двинулся за проводником, решив отложить вопросы на потом. Разыгрывать перед ним такой спектакль, только ради того чтобы взять его группу в плен, немцы бы по любому не стали. Да и при выходе из кольца окружения он видел немецких трупов больше чем состав его группы.

Примерно через четыре часа, неспешного перемещения по тропинкам среди леса, проводник вывел группу к небольшой поляне у болота. На подходе к поляне, возле просёлочной дороги, их остановил дозор из красноармейцев и пограничников в форме РККА. Переговорив с проводником, они пропустили их дальше. Проходя мимо, Васильев обнаружил хорошо замаскированный кустами дзот с крупнокалиберным пулемётом, а рядом ещё два, замаскированных окопчика полного профиля с двумя немецкими пулемётами. В голове у Васильева роем крутились различные мысли.

(Васильев: – Хорошо живут местные, если так укреплены подходы и откуда тут какая-то база. Если бы начальство знало о базе, то какой смысл гнать меня с отрядом к мосту. Значит о базе начальство не знало, а о каких базах моё начальство знать не может. Только о НКВД-эшных. Судя по эффективности и скорости с которой местные разделались с фрицами, это ещё те волкодавы. Похоже ОСНАЗ. Надо бы попросить помощи в выполнении задачи.)

Еще больше вопросов появилось у него, когда проводник повёл их по подземному проходу. Почти триста метров немного искривлённого, но огромного туннеля, по которому можно даже танки гонять, производили серьезное впечатление. Электрическое освещение в большом зале, куда привёл их проводник, тоже добавило впечатлений. Громада зала, размером с футбольное поле, часть которого заставлена столами и явно являлось столовой для местного персонала, просто подавляла. Свет электрических ламп, развешанных по периметру, даже не доставал до потолка и терялся где—то в вышине.

Пока они, сгрузив на пол вещи и раненого, ждали местное начальство, из проходов то и дело высовывались местные обитатели, большинство из которых составляли женщины и с интересом рассматривали бойцов, но близко не подходили. Через некоторое время, из ближнего прохода появилась группа людей. Один, мужчина среднего возраста, в форме капитана медицинской службы. Второй, пожилой, крепенький дедок, в старой меховой безрукавке, а третий молодой парень, в гражданской одежде. Васильев, отдав честь капитану, доложил: – Лейтенант Васильев, выполняю особое задание командования с группой разведчиков.

– Капитан Михайлов, – представился тот и указав на парня, добавил, – а командует здесь вон тот молодой человек. Васильев повернулся к парню и внимательно на него посмотрел. С виду, обычный молодой человек, в потёртом костюме, похожем на охотничью одежду, а вот взгляд никак не вяжется с внешностью. Глаза слишком серьезные, что—то прячется в них опасное. Васильев вдруг понял, что если он или кто—то другой встанет на пути у этого парня, то этот кто—то долго не протянет. Такой взгляд бывает у человека который видел очень много и возможно трупов за его спиной лежит тоже не мало. С трудом оторвав взгляд от глаз парня, Васильев повторил рапорт парню.

– Меня можно называть мастером или Лексом, а можете просто лешим, – представился тот.

Васильев немного обалдел от такого представления. Если капитан подчиняется этому парню, то его звание должно быть выше, а с другой стороны он выглядит не старше двадцати и никак не тянет на майора, и звания своего так и не назвал. Что—то здесь не так. Между тем, Лекс приказал капитану заняться ранеными, а деду, которого назвал Митричем, приказал принять, накормить и обустроить бойцов. Потом он повернулся к Васильеву и сказал, – пошли лейтенант, обсудим ваше положение, – и повёл его к длинному столу со скамейками, расположенному неподалёку.

Когда Гранин доложил Лексу о спасении группы бойцов Красной армии, тот приказал вести их в столовую, а сам нашёл Митрича и врача и они тоже двинулись туда. Когда вошли в зал, Лекс сразу просмотрел незнакомых бойцов магическим взглядом, благо глубина пещеры столовой позволяла это делать. Опять никого с магическими возможностями не оказалось. Какие—то минимальные задатки проглядывали только в ауре командира, но их недостаточно даже для самого слабого артефактора. После того, как врач перевёл стрелки на Лекса и пошёл заниматься ранеными, тот отозвал командира бойцов в сторону и принялся его расспрашивать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное