Александр Савин.

Москва футбольная. Полная история в лицах, событиях, цифрах и фактах



скачать книгу бесплатно

В этом же году были возобновлены и международные встречи московских футболистов. Гостями столицы стали футболисты финского рабочего союза (ТУЛ). Все три встречи выиграли хозяева поля: 20 сентября – ЗКС (7:1, голы забили П. Исаков и К. Блинков – по 2, В. Блинков, В. Михайлов и А. Лепорский; мяч, забитый на 20-й минуте Михайловым, стал первым советским международным голом), 23 сентября – СКЗ (4:1, голы забили Ф. Селин – 3, и М. Сушков) и 24 сентября – сборная Москвы (3:0, голы забили П. Канунников – 2, и П. Исаков). В сборной Москвы, в первом в советское время, международном матче, выступали: Н. Соколов (СКЗ), В. Андреев (КСО), С. Сысоев (ЗКС), С. Дмитриев-Моро (ОЛЛС), С. Бухтеев (СКЗ), В. Григорьев (СКЛ), Н. Старостин (МКС), П. Исаков (ЗКС), П. Канунников (МКС), К. Жибоедов (ОЛЛС), В. Прокофьев (МКС).

Проиграли финские спортсмены и 26 сентября в Орехово-Зуево – 0:6 (4 мяча провел Г. Архангельский и 2 – А. Борисов). После этих матчей в небольшой газетной заметке Михаил Козлов писал: «Начало положено. Пусть соперник был не так уж силен, пусть он не пользуется широкой славой, но все же одержанная победа не может не радовать. Она убеждает нас в наших значительных собственных возможностях, которые должны быть и, уверен, будут раскрыты».

Главным событием 1922 года стал IV чемпионат России между сборными командами городов и республик. Чемпионат стартовал в Москве матчем между сборными Москвы и Калуги, который завершился со счетом 16:0 в пользу более опытных москвичей. Однако, из-за неприбытия на соревнования целого ряда участников, организаторам пришлось оперативно менять структуру первенства и начинать его заново, а сыгранные ранее матчи были объявлены товарищескими.

В результате, среди участников чемпионата остались сборные Урала (фактически – команда Перми), Поволжья, Украины (представленной Харьковым) и Москвы. В полуфиналах Украина переиграла Поволжье (2:1), а Москва разгромила Урал (17:0). Пять мячей в этой игре забил Ф. Селин, по четыре – П. Канунников и Н. Старостин, два – К. Жибоедов, по одному – П. Ноготков и В. Прокофьев.

В решающем поединке москвичи победили харьковчан со счетом 8:0 и стали чемпионами Советской России. В финале у сборной Москвы отличились: П. Канунников (4 мяча), Ф. Селин (2), К. Жибоедов и П. Ноготков (по 1).

Капитаном чемпионов был ветеран московского футбола Сергей Васильевич Сысоев, правый защитник из ЗКС. Ворота защищал сильнейший вратарь страны 20-х годов Николай Соколов из СКЗ. В защите играли «мастер подката» Вячеслав Андреев из КСО (его старшие братья – Константин и Сергей, еще до революции выступали в знаменитой команде «морозовцев») и его дублер Николай Игнатов из КФС. Среднюю линию составляли Сергей Дмитриев-Моро (сын знаменитого московского атлета) из ОЛЛС справа, Сергей Бухтеев из СКЗ и Виктор Григорьев из СКЛ в центре, Павел Ноготков из СКЗ слева. В нападении играли: Николай Старостин из МКС, его партнер по клубу Виктор Прокофьев, футбольный феномен Федор Селин из СКЗ (после того, как счет финального матча стал 8:0, Селин был удален с поля «за грубые прыжки»), Павел Канунников из МКС и Константин Жибоедов, воспитанник ОЛЛС.

Прежде, чем перейти к рассказу о следующем, 1923 годе, сделаем небольшое отступление от хронологического изложения событий.

* * *

В 1922–1923 годах отечественный футбол переживал большие перемены.

Старые, дореволюционные клубы и кружки, построенные, как правило, по территориальному признаку, постепенно сходили с исторической сцены – кто по своей воле, а кто и по причинам, от самих футболистов мало зависящих. На смену им пришли новые коллективы, сформированные преимущественно по профессиональной принадлежности при крупных промышленных объединениях, предприятиях, ведомствах, всевозможных союзах и обществах, отраслевых профсоюзах.

7 июня 1923 года постановлением Президиума ВЦИК был создан ВСФК РСФСР. Московская футбольная лига, образованная в декабре 1909 года и на протяжении 13 лет являвшаяся высшим футбольным органом города, оказалась расформированной, а все функции по управлению спортом были переданы Московскому губернскому совету физической культуры (МГСФК) при президиуме Московского Губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. На момент своего создания МГСФК включал в себя президиум, управление делами, научно-техническую комиссию, спортивный комитет, а также еще ряд комиссий: организационную, планово-строительную, финансово-хозяйственную, деревенскую, детскую, дисциплинарную и врачебно-контрольную. Позже в составе МГСФК появилась Секция спортивных игр, которая и стала заниматься организацией футбольных чемпионатов Москвы.

Формально связь дореволюционного российского спорта и спорта, зарождавшегося в советские годы, была прервана. 9-й пункт указанного постановления ВЦИКа гласил: «Со времени организации Высшего Совета Физической Культуры все прочие всероссийские спортивные организации ликвидируются…». Этим постановлением распускались все спортивные лиги и спортивные общества уездного, городского, губернского масштабов, созданные и функционирующие не только в дореволюционные, но и в первые послеоктябрьские годы. Так, наряду с МФЛ прекратили существование и старые московские клубы с многолетней историей – ОЛЛС, ЗКС, СКЗ, ОФВ, КФС, СКЛ и многие другие. Их площадки и собственность перешли в ведение новых спортивных организаций, создаваемых, как правило, по производственному принципу.

Решение о закрытии старых клубов было принято еще осенью 1922 года. Тогда же МФЛ обратилась с письмом в адрес Всероссийского союза красных организаций физической культуры с просьбой, не закрывать клубы сразу, а разрешить их постепенный переход под юрисдикцию новых владельцев стадионов, после того, как те пройдут перерегистрацию. В ноябре 1922 эта просьба доживающей последние дни МФЛ была удовлетворена.

По поводу такой реформы отечественного спорта авторы книги «100 лет российскому футболу» пишут: «Различные конгрессы красных Профинтерна и Спортинтерна с горечью констатировали: «Миллионы рабочих вовлечены в спортивное движение, и здесь, как нигде, сильно влияние буржуазии». Довольно простое решение этой проблемы нашел руководитель Всевобуча Константин Иванович Механошин, выдвинув следующее предложение: «Спорт должен перейти от самостоятельного существования под контроль коммунистической партии, комсомола, профсоюзов, Красной Армии».

Идею с воодушевлением принялись претворять в жизнь, и о проделанной работе в столице нам поведала газета «Известия» за 19 апреля 1923 года: «В учреждениях, ведающих спортивной жизнью Москвы, было признано нежелательным существование спортивных организаций, непосредственно не связанных с советскими учреждениями или с какими-либо пролетарскими организациями. Решено было все частные спортивные клубы ликвидировать, а их помещения и оборудование передать тем заводам, фабрикам, учреждениям, которые намерены вести или уже ведут работу по физической культуре. Последним предоставляется право при взятии какого-либо клуба оставить старых спортсменов или для дальнейших занятий, или в качестве инструкторов.

Так как распределение клубов еще не произошло, то вполне ясно, что эта неопределенность мешает приступить к постоянным и регулярным занятиям». Расплывчатость формулировки о передаче имущества организациям, надумавшим вести физкультурную работу, конечно же, резко увеличила число потенциальных «пропагандистов спорта». Такое разбазаривание чужой собственности аукнется совсем скоро, когда благодаря стараниям некоторых новых хозяев часть спортивных площадок придет в полнейшее запустение и их придется отбирать силой…

Еще в 1922 году все спортивные ячейки прошли регистрацию в «Российском Союзе Красных Организаций Физической Культуры», куда сообщили подробные данные не только о своих членах, но и об имеющемся у клуба имуществе. Теперь, когда настал черед их ликвидации, суметь утаить что-либо становилось очень проблематично. К лету 1923 года передел собственности в Москве практически завершили, и большинство старых клубов приказало долго жить, а их добро перешло к «Динамо», ОППВ (будущему ЦСКА) и ряду других новичков».

В эти годы на футбольном небосводе Москвы появляются: уже знакомый нам «Московский кружок спорта Краснопресненского района» (МКС, 1922), «Астаховский клуб спорта» (АКС, 1923), «Клуб имени Октябрьской революции» (в 1922 году – «Казанка», с 1923 – КОР), Показательная команда при Московском Совете физической культуры («Моссовет», или МСФК, 1923 год, основу команды составили футболисты «Униона», усиленные рядом игроков ЗКС и ОЛЛС), команда Московского Совета потребительских обществ (МСПО, создана в 1923 году на базе СКЛ), «Яхт-Клуб Райкомвода Замоскворецкого района» (Яхт-клуб Райкомвода, 1923 год, основу клуба составили спортсмены СКЗ), «Спортивный клуб Союза сахарников» («Сахарники», 1923 год). Позже к ним присоединились команды Союза кооперации и госторговли (ССТС или СКиГ, позднее – «Буревестник»), команда завода имени Фрунзе (ЗИФ), команда завода «Красный пролетарий» (КПТ, позднее – ЗКП), команда МОГЭС («Красный луч»), команда «РАБИС» (представляла профсоюз работников искусств).

Среди прочих других команд, создававшихся и исчезавших почти ежегодно, мы видим такие коллективы, как: «Труженик», «Лефортово», Клуб имени Каляева (КиК), «Желбат», «Металлисты», «Образцовая типография», «Пивоваренный завод», «Красные огни», «Тестово», «Воздухофлот», «Московская горная академия» (МГА), «Лианозово», «Спортивный кружок имени Кувшинова» (СКиК), «Кружок международной ассоциации строителей красных стадионов» («Мекрастадас»), Клуб газеты «Рабочая Москва», Клуб ЦК Союза строительных рабочих (ЦКС), Симоновский клуб «Труд и творчество» и т. д.

Среди этого обилия новоявленных команд находилось несколько клубов, имена которых сегодня известны не только у нас в стране, но и во всем мире. А в те далекие годы эти команды, которым суждено будет стать гордостью отечественного футбола, делали только первые шаги на пути к всенародному признанию. Познакомимся же с началом биографии популярных сегодня московских клубов.

* * *

После окончания Гражданской войны при реформировании органов и войск ВЧК ОГПУ встал вопрос о совершенствовании профессиональных навыков их сотрудников, в том числе о развитии системы специальной, военной и физической подготовки оперативного состава и красноармейцев внутренних войск. В начале 20-х годов при клубах органов и войск госбезопасности существовали спортивные кружки, но из-за отсутствия необходимых средств, инвентаря и квалифицированных инструкторов справляться с поставленной задачей они не могли. В 1922 году, председатель ВЧК ОГПУ Ф. Э. Дзержинский на ряде собраний чекистов ставил вопрос о необходимости улучшения их физической и стрелковой подготовки. «Чекист должен быть не только политически зрелым, но и физически закаленным борцом Октября» – считал «Железный Феликс». По его поручению в феврале 1923 года группа военнослужащих войск ГПУ Московского округа (П. С. Уралец, Л. В. Недоля-Гончаренко, К. И. Кузьмин, М. И. Лаврентьев и Д. К. Иванов) разработала проект организации первого советского спортивного общества, которое должно было развивать десятки видов спорта.

Прошли два месяца напряженной организационной работы. Дзержинский одобрил проект общества и его устав, Идея создания новой организации нашла поддержку не только у Дзержинского, но и у руководителя Всевобуча Н. И. Подвойского, который рассматривал будущее общество в качестве организации физподготовки сотрудников и красноармейцев чекистских органов и войск. 18 апреля 1923 года состоялось учредительное собрание Общества, где было принято решение о создании «Московского пролетарского спортивного общества «Динамо» (МПСО «Динамо»). Называя свое общество пролетарским, учредители хотели подчеркнуть, что оно принципиально отличается от всех ранее существовавших спортивных организаций, доступных лишь представителям имущих классов. Одновременно с Уставом собрание утвердило эмблему, нагрудный значок, флаг и цвета общества.

Название новой организации было предложено Л. В. Недолей-Гончаренко и единогласно одобрено. Кстати, по поводу названия новой организации возникли споры. Кто-то предложил «Сила»! Другой – «Чекист». Вариантов было много, в т. ч. «Вымпел», «Вперед», «Стрела»… Наконец Недоля-Гончаренко воскликнул: «Давайте назовем наше общество словом «Динамо»! Коротко и красиво!» Словечко в ту пору было модным и на слуху. Но суть дела в том, что этот начальник политотдела в юности работал на заводе «Динамо» (он располагался по адресу Ленинская слобода, 26). На собрании были избраны Совет общества в составе 17 человек и две комиссии: техническая и ревизионная (по 5 человек в каждой). 12 июня 1923 года Московский комитет партии и Моссовет утвердили и зарегистрировали новое общество.

Кстати, старейшему предприятию электротехнической промышленности Москвы – заводу «Динамо» в 2009 году исполнилось 110 лет. Он был заложен в июле 1899 года южнее церкви Рождества Богородицы, на краю Симоновой слободы. Акционерное Бельгийское Центральное электрическое общество в Москве взялись за дело решительно: парк, грот и избушка Бедной Лизы (эту историю мы расскажем позже), живописная дача погибли, уступив место заводским корпусам. 2 февраля 1901 года состоялся торжественный пуск завода. Завод изготовлял электрические генераторы, двигатели и электрооборудование для подъемных кранов. В 1906 году предприятие перешло в руки русского филиала американского общества «Вестингауз», а в 1913 году завод был продан Русскому электрическому акционерному обществу «Динамо», после чего перенял его имя.

Общество принадлежало крупнейшему российскому предпринимателю Арменаку Павловичу Гукасову и его «группе». Усилиями таких гукасовых, рябушинских, кокоревых и сотен других отечественных предпринимателей в канун Первой Мировой войны доля русских капиталов в производстве электротехнического оборудования возросла до 30,2 % (против 16,2 % в 1909 году), а германского – сократилась до 60,4 %. По воспоминаниям старого рабочего завода «вестингаузские рабочие считались культурными людьми, они работали по чертежам, с электричеством, заработок их был выше, чем на других заводах… Они были в числе первых и по стачкам и забастовкам». В советское время завод «Динамо» некоторое время именовался «Электросила» № 3, а в 1934 году после смерти Кирова заводу «Динамо» было присвоено его имя. Вот такому уникальному предприятию обязано своим именем первое спортивное общество Страны Советов.

Это – официальная версия создания общества «Динамо». Согласно ей, приоритет в этом деле принадлежит Ф. Э. Дзержинскому и партийно-комсомольской организации ГПУ. Но есть и другая. В нескольких номерах газеты спортобщества «Динамо» за 2010 год опубликованы материалы заслуженного тренера СССР, советника ЦС «Динамо» Евгения Анатольевича Школьникова (его соавтором был И. С. Добронравов) под названием «Павел Уралец. Создатель общества «Динамо». Вот ее основные постулаты.

Инициатором создания «Динамо» был отнюдь не Дзержинский. И не было в этом начинании «организующей и направляющей роли» партии большевиков. Все это придумал и осуществил практически один человек – Павел Семенович Уралец (настоящая фамилия Нестерок-Нестеренков). Он родился в Киеве 28 января 1898 года по новому стилю. Во время Первой мировой войны был на фронте, раненным попал в плен, где отсидел три года, потерял ногу. Потом участвовал в революционном движении (здесь и получил партийную кличку), Гражданской войне. В ноябре 1922 года П. С. Уралец отзывается в Москву с последующим назначением заместителем начальника Политсекретариата войск ГПУ Московского округа, в обязанности которого вменяются задачи обеспечения политико-воспитательной и культурно-просветительской работы с личным составом.

После почти четырех лет беспрерывного пребывания на фронтах Павел Семенович ощутил разительные перемены, произошедшие в жизни столицы. Картины неприкрытого нэпманского разгула оказывали разлагающее воздействие на морально-политические настроения и дисциплину красноармейцев ВГПУ, размещавшихся в центре города в Лубянском квартале и на бульварном кольце в Покровских казармах. От соблазнов «легкой жизни» людей надо было срочно чем-то отвлечь. Наблюдая характер поведения красноармейцев в редкие свободные часы, Уралец обращает внимание, с каким неподдельным интересом и здоровым азартом проходят спонтанно возникающие состязания, имитирующие элементы спортивных и народных игр и единоборств. Под воздействием своих наблюдений и размышлений у Павла Семеновича возникает идея создания общественной структуры, способной обеспечить необходимые условия для всех желающих заниматься физической культурой и спортом из числа подведомственных ГПУ служб и отдельных лиц гражданского населения.

Отметим, что большая группа непосредственных участников событий, связанных с созданием «Динамо» (почти 80 %), в 30-е годы оказалась в стане «врагов народа» (явных, или вымышленных – вопрос другой). Поэтому их деятельность на протяжение многих лет подвергалась переоценке, умолчанию, а в отдельных случаях, и заведомой фальсификации, что и сегодня создает немало трудностей в реконструкции затрагиваемых событий. Чудом сохранившиеся отрывочные воспоминания, найденные в письмах и отзывах П. С. Уральца (он едва ли не единственный из создателей «Динамо», кто не был репрессирован) на книги и статьи, посвященные организации Общества, дали Школьникову и Добронравову возможность восстановить последовательность событий, предшествовавших официальному учреждению первого в стране спортобщества.

По свидетельству Уральца все происходило довольно просто и обыденно. В первых числах февраля состоялось первое и ставшее единственным импровизированное собрание пяти сослуживцев, военнослужащих политсекретариата и штаба войск Государственного политического управления Московского округа (ВГПУ МО), которые впоследствии вошли в историю «Динамо» как члены инициативной группы по организации Общества. Собрание происходило в Протопоповском (в советское время Безбожном) переулке, д. 25 недалеко от Первой Мещанской улицы (в советское время 1-я Гражданская, ныне Проспект Мира). На суд товарищей – Леонида Владимировича Недоля-Гончаренко (начальника политсекретариата войск ГПУ МО), Михаила Ивановича Лаврентьева (начальника отдела штаба), Кирилла Ивановича Кузьмина (начальника орготделения политсекретариата) и Дмитрия Константиновича Иванова (старшего инспектора штаба) – Уралец вынес свою идею организации спортивного общества. Необычное предложение заинтересовало участников и вызвало положительный отклик практически у всех.

Вот основные идеи для обсуждения в тезисном изложении самого автора: «Цели общества мыслились как утилитарные – подготовка к несению военной службы, так и общефизкультурные – оздоровление членов общества, интересное и полезное использование свободного времени красноармейцев, предоставление им возможности осуществлять естественную тягу к физическим состязаниям, приобщение к физической культуре максимального количество людей путем наглядной пропаганды состязаний, пропаганды физической культуры и спорта через демобилизованных красноармейцев в местах их постоянного проживания, особенно в деревне, и, наконец, создание материальной базы для занятия спортом. Состязания и рекорды признавались наряду с общеоздоровительными упражнениями средствами достижения поставленных целей… Форма организации должна быть самостоятельная, противопоставленная обязательным воинским упражнениям. Иначе говоря, должно быть организовано спортивное общество».

В тот же вечер были приняты решения о названии и знаке будущего общества, выбраны цвета динамовской формы и флага, оставшиеся неизменными на протяжении всей истории существования «Динамо». К предложенному Уральцем названию «Московское пролетарское военно-спортивное общество» Недоля-Гончаренко предложил присоединить слово «Динамо». В начале 1932 года известный советский писатель Максим Горький придал этому слову иносказательный, удачный смысл как «силы в движении», призванной взрывать все старое, консервативное и помогать созданию нового и светлого. Добавим к этому, что обычно в 20-е годы прошлого столетия спортивные организации не утруждали себя поиском красивых и символических названий, ограничиваясь аббревиатурой официальных сложных названий, типа КИМ (Коммунистический интернационал молодежи), или ОППВ (Опытно-показательная площадка Всевобуча) или Райкомвода (Районный комитет водного хозяйства). Так что и здесь «Динамо» выступило пионером.

На учредительном собрании слово «военное» было исключено из названия на основании того, что помимо воинских частей общество должно было включать и сотрудников ГПУ, не входящих в общевойсковые структуры, а также членов их семей. Название «Московское пролетарское спортивное общество (МПСО) «Динамо» просуществовало до 1939 года. Что же касается знака нового общества, то по предложению Кузьмина за основу был принят ромб, по полю внутри ромба помимо наименования изображались в символическом виде различные виды спорта (так было предложено Уральцем). В 1925 году в знак были внесены изменения, приблизившие его к современному виду в формате ромба с прописной буквой «Д».

Приободренный итогами прошедшего обсуждения идеи создания спортивной организации, ставшей с этого момента коллективной инициативой, Павел Уралец, подчиняясь законам воинской субординации, отправляется на Лубянку за получением разрешения руководства приступить к воплощению в жизнь столь необычного для специфики ГПУ проекта. В то время войска ГПУ МО подчинялись начальнику Московского губернского отдела (далее кратко – МГО) ГПУ и одновременно руководителю Особого отдела МВО Филиппу Демьяновичу Медведю. Доложив суть вопроса от лица инициативной группы, Уралец попросил поддержать данное начинание и дать санкцию на организацию нового спортивного общества. Внимательно выслушав деловой и аргументированный доклад, Медведь почти сразу же посчитал почин войсковиков своевременным и заслуживающим всяческого внимания и поддержки. С позицией Медведя согласились и начальник Особого отдела Центрального аппарата ГПУ Генрих Григорьевич Ягода и заместитель председателя ГПУ Станислав Иосифович Уншлихт. Последние заявили, что руководство ГПУ не видит препятствий для создания спортивного общества.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191