Александр Савин.

Москва футбольная. Полная история в лицах, событиях, цифрах и фактах



скачать книгу бесплатно

Спорт был очень популярен у дачников Никольского. Здесь играли в футбол, городки, бабки, лапту, крокет, хоккей, были оборудованы две купальни на прудах. Футбольная команда Никольского летом играла в дачной лиге Нижегородской дороги. Организатором летней команды в Никольском был некто Дахин, постоянно проживающий в поселке, а на Суздальской улице было построено одно из первых в районе футбольное поле. Первая взрослая команда сначала носила название «Спартанец» и играли в ней исключительно конторщики и приказчики. Затем была организована команда «Никольская», за которую, в частности, играл будущий артист Художественного театра Николай Баталов (дядя знаменитого киноактера Алексея Баталова), известные футболисты «Новогиреева» Канунников, братья Чесноковы, вратарь Тараскин. Кроме того, в составе Никольской команды летом «гастролировали» многие игроки из ЗКС.

Было в Никольском и несколько детских команд, из которых шло пополнение в основную команду. В одной из таких команд начинали играть Мусатов и Румянцев, выступавшие позже в командах МФЛ, а также Петр Исаков. Его отец – Ефим Александрович Исаков, был совладельцем Торгового дома «Е. Исаков и В. Дмитриев» (он специализировался на мочальных и пеньковых изделиях). Семья Исаковых жила в Москве, в Замоскворечье, сначала на Б. Татарской улице, а потом в соседнем Б. Овчинниковском переулке. Летом все перебирались на дачу в Никольское. Осенью и зимой Исаков играл за детские команды ЗКС, а летом за дачную команду.

Петр Исаков, несмотря на свои довольно скромные физические данные (рост 166 см), считается одним из лучших центральных нападающих страны 20-х годов. Он отличался ювелирными по точности передачами, проницательностью и тонким пониманием игры, зрелым тактическим чутьем, хорошим дриблингом, сильным и точным ударом с обеих ног. Вот, что писал о нем А. П. Старостин: «Профессор» Исаков показывал высший пилотаж в футболе. Его ложные замахи, обманные движения корпусом вызывали восхищение зрителей. Не дотрагиваясь до мяча, он заставлял противников бросаться в сторону одним едва заметным наклоном тела или коротким взмахом ноги. Эти как бы гипнотические экспромты сопровождались одобрительным смехом болельщиков, и небольшая фигурка форварда, вся залепленная грязью, металась и металась по полю…

Вот был удивительный футболист! Небольшого роста, среднего физического развития, он не обладал высокой скоростью бега. Достаточно сказать, что стометровку Исаков бежал за четырнадцать секунд. Зато у него была действительно профессорская голова, позволявшая ему безошибочно ориентироваться в обстановке на поле и находить лучший тактический ход в каждом игровом моменте. Его передачи были математически точны, потому что он обладал совершенным по постановке ударом с обеих ног. И, что парадоксально, тихоходного «профессора» частенько не могли догнать самые быстроногие защитники, когда он вдруг с выгодной позиции устремлялся к воротам противника на прорыв. С мячом в ногах по футбольному полю он бежал быстрее, чем без мяча по гаревой дорожке…

Почитатели часами наблюдали за его тренировочными занятиями.

Коэффициент точности ударов в створ ворот у него был близким к ста процентам. Он без видимых усилий плассировал мяч с любой ноги в любой угол ворот. Легко, с этаким изыском, координировал Петр свои движения во время удара, чуть склоняясь влево или вправо, в зависимости от того, с какой ноги наносится удар, и, невольно, глядя на него, возникали ассоциации с артистом. А ведь важно, чтобы удар был не только точный, но и сильный.

Особенно расцвело мастерство Исакова в команде «Красная Пресня». Здесь он с 1924 года возглавлял пятерку нападения – Н. Старостин, П. Артемьев, П. Исаков, П. Канунников и В. Прокофьев, – выступающую в полном составе за сборную Москвы и Советского Союза. Десять лет Исаков водил партнеров в бои, совершенно изменив наше представление о тактике центрфорварда.

Именно Исакову удалось создать схему «вогнутая дуга», при которой сам он играл несколько сзади своих четырех партнеров, снабжая их мячами и успевая к чужим воротам на заключительные аккорды комбинаций и атак. Природный талант аналитика, тонко чувствующего и предугадывающего игровые ситуации и смену событий, дополнялся у Исакова высокой техникой, отличными ударами с обеих ног и той своевременностью в передачах, которые обеспечили ему признание его знаменитых соратников: Селина, Батырева, Канунникова, Бутусова и других… Носил Исаков и еще одно почетное имя в нашем узком кругу, частенько звали мы его Маратом – за непримиримость к игрокам, много думающим о своей персоне и о собственных удовольствиях».

А вот, как охарактеризовала игру Исакова, работавшего в 20-е годы конторщиком фабрики «Дукат», газета «Красный спорт»: «Игрок, не имеющий себе равных по технике. Играет ровно, расчетливо, распределяет игру, является душой нападения». После того как П. Е. Исаков оставил футбольное поле, он работал тренером в московском «Спартаке», воспитывал юных футболистов. Умер он в 1957 году.

Правый инсайд Иван Николаевич Шурупов (до ЗКС играл в КЛИФе и КФС, служил в армии; в некоторых источниках неверно указывается как Н. И. Шурупов), атлетически сложенный, напоминал по манере игры прославленного Михаила Бутусова. В игре Шурупов придерживался принципа: «сначала играй в человека, а уже потом в мяч». Главное для него – любой ценой отобрать мяч у соперника. Обладал громадной физической силой, напором, умением словно таран прорваться сквозь любую защиту. И часто его безудержный напор, энергия и неутомимость приносили плоды. Обладал отменным ударом и был душой нападения ЗКС. Пятерка форвардов Замоскворецкого клуба в составе: Малюков – Шурупов – Исаков – Васильев – С. Романов, считается одной из сильнейших в истории московского футбола первого двадцатилетия ХХ века.

Правый хавбек Петр Яковлевич Лавров (начал играть на даче в Подосинках, потом выступал за одну из многочисленных «диких» команд Замоскворечья) отличался хорошим, быстрым бегом и незаурядной техникой. Прекрасно играл головой, хорошо отбирал мяч, владел точным пасом и сильным ударом. Всегда играл жестко, иногда даже грубовато. В свое время Лавров считался лучших правым хавбеком Москвы.

Дублер Сергея Романова – правый инсайд Константин Васильев (он играл в Подосинках, защищал цвета сборной лиги Казанской ж.д.), обладал прекрасной техникой, напористостью, быстрым бегом. Это был классный игрок, проворный, с хорошо поставленным, резким ударом с обеих ног. Особенно хороши были удары Васильева «на самом быстром бегу, что особенно редко у наших футболистов» – отмечала пресса. Отменно играл головой и был очень опасен при «корнере». Позже Васильев с успехом играл за СКЗ, КФС и «Динамо». К сожалению, Константин Васильевич умер от туберкулеза не дожив и до 37 лет…

После того, как на фронт ушли сначала С. И. Бабыкин, а затем его дублеры Н. В. Косупко и Е. М. Губин, место в воротах ЗКС какое-то время занимали Н. Л. Кекушев и В. Лапшин (широкую известность получил как защитник СКЗ), а чуть позже появились в команде Б. Баклашов и Н. Лавров. Сын купца Пятницкой части Козьмы Николаевича Баклашова (он торговал строительными материалами) – Борис, пришел в ЗКС из ОФВ. Высокий стройный блондин, всегда выступавший в эффектном ярко-розовом свитере, был одним из первых русских вратарей, которые ловили мяч руками, а не отбивали его кулаками, как это делали В. Виноградов и П. Кудрявцев. Баклашов был одинаково хорош и на высоких, и на низких мячах. Вскоре он стал одним из лучших голкиперов Москвы, защищал ворота ее сборной, а в 20-е годы играл за «Красную Пресню», КОР, «Трехгорку, РДПК. За 2-й команду ЗКС играл и старший брат Бориса – Михаил Баклашов.

Николай Лавров был воспитанником 2-й команды «Униона». Он обладал хорошей техникой, хваткой, стремительным, смелым и уверенным броском. Незаурядная физическая сила давала ему возможность храбро выбегать навстречу прорвавшемуся противнику, особенно в случаях «массового нападения и толкучки у ворот». Грамотно и четко отбирал мяч из под самых ног нападающих. Играл не рискованно, внешне всегда спокойно, что производило благоприятное впечатление на всю команду. Отличался тонким пониманием игры, точным выбором позиции в воротах – всегда на месте, всегда наготове. Не всегда надежно играл на выходах.

Мало чем уступали этим игрокам и другие футболисты ЗКС: правый крайний сборной Москвы Алексей Малюков из «Тарасовки» (он выделялся великолепной скоростью и приличной техникой), Владимир Меморский (его отец – нотариус Павел Николаевич Меморский, был старшиной Московского дворянского клуба), Петр Самойлов, Виктор Прокофьев, Вениамин Розенберг, Яков Евстигнеев, Николай Мастеров, Леонид Перваков, Иван Иванов, Андрей Лепорский и другие.

Среди названных игроков особенно выделялся своим внешним видом двоюродный брат Петра Исакова – Виктор Николаевич Прокофьев, живший в Малом Козихинском переулке и начинавший играть в дачной команде Немчиновки. Андрей Петрович Старостин, игравший позже вместе с Прокофьевым в МКС, вспоминал о нем: «Спортсмен-аккуратист. Всегда с приглаженными волосами, в отутюженной и подкрахмаленной рубашке, в расклешенных трусах и с надушенным носовым платочком, торчавшим, как фиалка, у правого бока из-под резинки трусов… Широко расставив согнутые в локтях и приподнятые руки, он образовывал этакие боковые надолбы, на которые натыкались пытавшиеся атаковать его противники. Он был невысокого роста, и острые локти приходились прямо под вздох атакующему. Защитник после столкновения с ним хватал воздух, словно рыба на песке, а наш правый инсайд мчался с мячом вперед, как ни в чем не бывало».

Добавим, что Прокофьев был одним из трех мужей Клавдии Старостиной (после Прокофьева у нее были спартаковец Павел Тикстон и динамовец Виктор Дубинин). В начале 20-х годов В. Н. Прокофьев входил в состав членов правления МФЛ, позже работал заведующим отделом спортивных товаров одного из московских универмагов, а также руководил футбольно-хоккейной секцией спортивного общества «Буревестник». В 1937 году был арестован по обвинению в подготовке терактов против руководителей ВКП(б). Расстрелян 10 мая 1938 года. Родной сестрой Прокофьева была Вера Николаевна Прокофьева – заслуженный мастер спорта, бессменный капитан национальной сборной страны и столичного «Буревестника» по хоккею с мячом.

Классным игроком был правый бек Вениамин (в некоторых источниках – Владимир) Розенберг из КЛИФа. Он обладал хорошим бегом, красивым и легким прыжком. В противоположность Сысоеву очень хорошо играл головой. Слабой стороной Розенберга был «мало разработанный» удар. С успехом мог сыграть и на позиции левого защитника (они часто играли в паре с Сысоевым), и на позиции центрального хавбека, но это место почти всегда было занято Константином Блинковым.

Несколько слов о Николае Александровиче Гюбиеве. В своей книге «Повесть о футболе» А. П. Старостин пишет: «…Тогда о тренерах и помина не было. Главными лицами были руководители клубов, своего рода театральные импресарио (в переводе с итальянского «предприниматель»; во Франции – антрепренёр, в Англии – менеджер, в США – продюсер. – А. С.). Среди них Гюбиев был самой колоритной и заметной личностью. Он был очень деятельным организатором и оставил о себе самую добрую память тем, что служил футболу до конца преданно и бескорыстно. И в Замоскворецком клубе спорта и везде, где ему в последующем приходилось работать по футболу, он был и тренером, и наставником, и заботливым добрым отцом футбольной молодежи…

В жизни Николай Александрович был удивительно мягкий и вежливый человек. Он был женат на немке, но детей не имел. Любимым «сыном» для него стал футбол. И может быть, своенравность «ребенка» выводила его из себя. Отец хотел, правильнее сказать, жаждал только выигрыша, а «ребенок» частенько делал ничьи, да не так уж редко и проигрывал. Но никакие передряги и потрясения не могли его разлучить с любимым детищем. Он нес немалые личные расходы, пребывая сначала в должности заместителя председателя, а позднее председателя правления Замоскворецкого клуба спорта. Он не жалел ни сил, ни средств во имя достижения цели. Оптимизму его не было конца. Любимую команду Николай Александрович рассматривал как сильнейшую в мире. И верил в это со всей силой чистой души».

Рисует Андрей Петрович и портрет этого замечательного человека: «Впервые, я увидел его на фотографии команды ЗКС, так как в то время Гюбиев являлся и меценатом и продюсером этой команды. Крайним справа на фото стоял элегантно одетый человек с бородкой «буланже», с усами, в черной шляпе. В моем ребячьем представлении возникла ассоциация с Арамисом: суховатая фигура и тонкие черты лица. В дальнейшем на протяжении двадцатилетнего общения с Николаем Александровичем это первое впечатление не изменилось. В жизни он еще больше казался героем из романа Дюма, только в штатском, но всегда элегантном костюме, изысканно вежливый, не терпевший грубого, пренебрежительного тона…

Гюбиев – кристальной души человек, фанатик футбола – пользовался у футболистов особой популярностью. О нем рассказывали немало забавных историй. Особенно всех развлекала его экспансивность. Он знал, что на играх сотни глаз следят и за ним. Но когда его команда проигрывала, не мог сдержать чувств, случалось, швырял о землю карманные часы».

Добавим, что горбоносый и черноволосый Н. А. Гюбиев по внешнему виду напоминал типичного кавказца, и жил в Спиридоньевском переулке, дом 5, там же, где проживали и братья Старостины. Он был лучшим знатоком женской моды в царской России, по свидетельству братьев Старостиных и Сушкова заведовал отделом готового платья в фирме «Мюр и Мерилиз» (правда, М. Д. Ромм в своей книге «Я более за «Спартак» утверждает, что Гюбиев заведовал в этом магазине спортивным отделом), каждый год от фирмы выезжал в Европу закупать наряды и продавал новинки московским модницам. Работал до тех пор, пока футбол не захлестнул его с головой и он не перешел непосредственно на работу в спортивные организации. А его гостеприимная супруга – Мария Густавовна, часто у себя дома поила игроков чаем с вареньем и слушала, как муж обсуждал с ними футбольные дела. Частыми гостями в квартире Гюбиевых были и братья Старостины.

После ЗКС и МФЛ (здесь он занимал пост заместителя председателя и казначея) Гюбиев руководил физкультурной площадкой им. Воровского (бывший стадион ЗКС), судил матчи на первенство Москвы, трудился в «Динамо» и «Спартаке», городской секции футбола, как представитель сборной Москвы нередко выезжал с командой в другие города, был членом футбольно-хоккейной секции «Пищевиков», организатором спортивного движения на фабрике «Гознак», возглавлял легкоатлетическую и лыжную секции в Союзе металлистов, а умер в годы Великой Отечественной войны, когда ему было уже далеко за семьдесят…

Рыцарями русского футбола называл в свое время двух могикан кожаного мяча – Н. А. Гюбиева и А. И. Вашке – Николай Петрович Старостин. И последнее: именно Гюбиеву принадлежала знаменитая фраза, ставшая на многие годы девизом футболистов: «Враги на поле – друзья в жизни». Именно такие слова он разместил на афише перед одним из матчей земляков из Замоскворечья – футболистов ЗКС и СКЗ – фаворитов городского чемпиона, встречи между которыми всегда проходили в интересной спортивной борьбе и были настоящими футбольными спектаклями самого высокого уровня. При этом участники матча прекрасно понимали, что «враги» читаются в кавычках, что они лишь противоборствующие стороны, бойцы в рамках благородных спортивных традиций.

«Они вели честную и бескомпромиссную борьбу. Это были настоящие мужчины, не убиравшие трусливо ногу и не прятавшие голову в плечи в схватке за верхние мячи – «как бы не ушибиться», но и не на мгновенье не забывавшие в пылу состязания, что они «друзья вне поля!». Они пришли сюда по велению сердца, поэтому им в перерыве не надо было напоминать, что победа зарыта в воротах противника. Они искали эту победу на чужой половине поля и устремлялись туда, не щадя своего живота. Они как бы утвердились в том, что в поисках ничьей незачем выходить из раздевалки. Им нужна была победа и дух наступательного порыва не покидал их до конца встречи. Первой неписаной их заповедью было уважение к зрителю: вышел – играй! И зритель восторженно приветствовал своих любимцев, потому что даже поражение было окрашено энтузиазмом борьбы неудачника» – вспоминал о встречах ЗСК и СКЗ Андрей Петрович Старостин.

Отметим, что в ЗКС (а в спортивный комитет клуба, которым руководил П. И. Ломоносов, входили С. В. Сысоев, А. Ф. Рукс, А. П. Мезит, Я. Ю. Спарре и С. И. Бабыкин) культивировали не только футбол. Отличными легкоатлетами были И. и М. Мартыновы, В. Бабыкин, В. Бусыгин, Ф. Лебедев, П. Прокофьев, Р. Большаков. Ежегодно легкоатлеты ЗКС разыгрывали между собой серебряный кубок, учрежденный пожизненным членом клуба А. Ф. Кузьминым. А тренировал легкоатлетов ЗКС участник Олимпийских игр 1912 года в беге на 1500 м, чемпион России по спортивной ходьбе Альфред Рукс, перебравшийся в Москву из рижского «Марса». Для спортсменов, увлекавшихся французской борьбой, серебряный кубок учредил член правления ЗКС Петр Иванович Ломоносов. С боксерами ЗКС занимался приехавший из Петрограда чемпион города А. Норман.

Активно занимались в ЗКС и тяжелой атлетикой. Инструктором по занятиям с гирями был замечательный русский гиревик Я. Я. Краузе, а главным руководителем штангистов – приехавший из Германии педагог Отто Майер, которого в 1913 году сменил чемпион России, член правления ЗКС А. П. Мезит. Отметим, что после 1914 года членами ЗКС стали более 20 человек из беженцев Прибалтийского края. Первоначально у них был свой кружок, в котором они занимались тяжелой атлетикой, борьбой и гимнастикой. Руководил этой группой бывший член 1-го Рижского атлетического общества, участник Олимпийских игр 1912 года, действительный член ЗКС с 1913 года А. П. Мезит, который летом 1916 года и пригласил прибалтов в свой клуб.

Наставниками по гиревому спорту в ЗКС являлись чемпионы Москвы И. Я. Суслов и Я. Ю. Спарре – отец знаменитого советского спортивного теле– и радиокомментатора. Ян Юльевич Спарре родился в Латвии, работал на механическом заводе в Риге, где и стал увлекаться гиревым спортом. Перед началом 1-й Мировой войны Спарре отправился на заработки в Москву, где поступил на завод братьев Бромлей, по соседству с ЗКС. А вскоре, скопив деньги на вступительный взнос, Ян записался в этот клуб и стал заниматься штангой, а уже на первенстве Москвы 1915 года Спарре занимает первое место в полусредней весовой категории.

В годы революции и гражданской войны Ян Спарре вступил в ряды Красной гвардии, позже служил в частях особого назначения. В ЗКС он больше не вернулся, а защищал спортивные цвета «Спартака», «Динамо» и «Локомотива». Я. Ю. Спарре – 18-кратный чемпион Москвы, 8-кратный чемпион СССР в средней и в полутяжелой весовых категориях. Кроме штанги Я. Ю. Спарре выступал и в других видах спорта: толкание ядра, метание молота, шоссейные велосипедные гонки и пр. Вот таких людей воспитывали в ЗКС!

* * *

В 1914 году Москву посетила футбольная команда студентов Оксфордского университета.

Наши студенты подготовили к этой встрече свою сборную, в состав которой вошли: Воздвиженский (Императорский московский университет – ИМУ, сегодня это МГУ), Ермаков (Московский коммерческий институт – МКИ), А. Филиппов (ИМУ), Шлегель (МКИ), Золкин (Императорской московское техническое училище – ИМТУ, сегодня это МВТУ им. Баумана), Сафонов (ИМУ) Матрин (ИМУ), Эдж (МКИ), Тяпкин (ИМТУ), Виноградов (МКИ), Лаш-2 (ИМУ). Резерв: Федоров (МКИ), Мигунов (МКИ), Матвеев (ИМТУ), Злуницын (МКИ), Браунс (ИМУ), Иванов (МКИ), Соколов (ИМУ), Петров (МКИ), Манин (ИМУ), Варенцов (ИМУ), Парусников (ИМТУ).

Матч завершился крупным поражением российской команды со счетом 0:7. За московских студентов выступали: Д. Матрин, А. Тяпкин, Мигунов, А. Филиппов, В. Лаш, И. Воздвиженский, Н. Ермаков, Н. Петров, Б. Манин, П. Соколов, Л. Золкин.

Гости из Англии также переиграли футболистов КСО (5:1, гол на счету Голубкова) и дважды сборную Москвы (2:1 и 1:0). Игры с Лондоном московские сборные провели в таких составах: «Русская» команда – Н. Шашин-«Свифт» (СКЛ), А. Тяпкин (СКЛ), И. Воронцов («Новогиреево»), М. Романов (ЗКС), В. Лаш («Новогиреево»), Б. Попович (СКЛ), С. Романов, Н. Никитин и В. Житарев (все – ЗКС), Н. Петров и Н. Денисов (КФС). Сборная «Вся Москва» – А. Мартынов («Новогиреево»), И. Воронцов («Новогиреево»), А. Тяпкин (СКЛ), И. Воздвиженский (ЗКС), М. Романов (ЗКС), А. Акимов (КСО), С. Романов и В. Житарев (ЗКС), А. Мак-Киббин («Унион»), А. Кротов и А. Голубков (КСО).

Единственный «московский» мяч гостям из Англии забил своим «фирменным», красивым и сильным ударом легендарный Николай Денисов. Вот, какую характеристику дал ему в свое время Л. С. Смирнов: «Правый крайний Денисов – напористый, физически сильный футболист. Обладает очень быстрым бегом, хорошим натиском и сильным «шутом». Он прокладывает себе дорогу или техникой, или силой. Со временем научился обходить игрока не скоростью, а умением обвести. А раньше чаще играл на прорыве. Дает пас хорошим, мягким навесным ударом».

Последний матч лондонцев судил секретарь Берлинской футбольной лиги, тонкий знаток игры М. Бранд, специально приглашенный из Германии. Интересно, что на матче «Всей Москвы» с лондонцами 13 апреля присутствовало, по оценкам прессы, около 10 тысяч зрителей!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191