Александр Савин.

Москва футбольная. Полная история в лицах, событиях, цифрах и фактах



скачать книгу бесплатно

В получаемых редакцией письмах видно какое-то взбудораженное, затмевающееся от восторга настроение, радость людей как бы нашедших себя; только это указывает, что и они, не обладающие никакими талантами, рядовые, трудящиеся люди, – могут быть героями – победителями, могут возбуждать зависть соперников, испытывать наслаждение победы, срывать рукоплескания, что и в них, быть может, таятся достоинства и силы, которых нет у других. Этим массовым движением и нужно умело воспользоваться, чтобы не потушить пробудившиеся новые силы, сознание своего превосходства, сознание возможности выдвинуться перед другими. Есть почва, а уже на этой почве можно создать что угодно и когда угодно. Нужно поощрить то движение, которое растет само, а не искусственно вызвано к жизни. И не нужно ни минуты задумываться над тем, вредно ли это или полезно, отвлекает ли это массы от экономических вопросов или не отвлекает. Спорт дисциплинирует и организует и это всегда нужно помнить.

Мне кажется, вообще, увлечение спортом поможет нам отделаться и от какого-то странного против него предубеждения. Русский человек уже лет от 25-ти и выше считает «смешным» и «несолидным» гонять ногами мяч, бегать с мальчишками, роняя свое достоинство. Не смешно всю ночь пить, играть в карты, изнывать от тоски, ничего не делать, а надеть майку и трусики и час-два заняться легкой атлетикой – это смешно. Мы страшно боимся быть смешными.

Футбол в Англии объединяет и лорда, и рабочего, и священника, и жокея, и атлета и клерка. Не покажется ли вам смешным, что один из чемпионов в толкании, победитель на олимпийских играх, – прокурор одной из судебных палат С. Америки. Глубокий, незнакомый дотоле интерес, можем мы проявить к подобным людям, умеющим к зрелому возрасту и даже к старости сохранить и юношескую свежесть, и молодость взглядов, и жизнерадостность, и, главное, – здоровье. Спортсмены в зрелых летах у нас еще редкость – и то мы встречаем их лишь в спорте издавна завоевавшем себе гражданство среди джентльменов. Футболом и легкой атлетикой наши старые спортсмены не занимаются.

Проникнув всюду, завоевав себе огромное число поклонников, футбол кажется ломает и эту последнюю стенку – предубеждения русского человека – что не стыдно и не смешно, а крайне важно и необходимо заняться собой, своим здоровьем, своим телом. Как же не сказать: – «Дорогу футболу!» – то есть дорогу всему спорту, который обещает всех наградить здоровой, неиспытанной еще многими радостью – радостью своей силы, ловкости и мощи…». Думается, такая постановка вопроса вполне актуальна и в наши дни…

В первом чемпионате России должны были принять участие пять команд – сборные Петербурга, Москвы, Одессы, Киева и Харькова. Однако футболисты сборной Одессы, узнав, что согласно жребию матч 1/4 финала против команды Харькова им предстоит сыграть в гостях, отказались от выезда и потребовали, чтобы игра была проведена у них дома 13 сентября. Всероссийский футбольный союз с мнением одесситов не согласился, и черноморской команде было засчитано техническое поражение за неявку.

Таким образом, Харьков без борьбы вышел в полуфинал. Киевляне, узнав, что их соперником будет команда из северной столицы, на матч решили не ехать. Так сборная Санкт-Петербурга оказалась в финале, не проведя ни одного матча. Москвичи 16 (29) сентября победили в первом матче харьковчан (6:1, «дублями» отметились Ньюман и Манин, по мячу провели Акимов и с пенальти Д. Ланн) и вышли в финал, который состоялся 23 сентября на поле Замоскворецкого клуба спорта. Соперником москвичей стала очень сильная в те годы сборная Петербурга.

Перед матчем двух сборных московская пресса писала: «Москвичи идут на игру, чтобы похоронить свое самолюбие или же уйти после встречи с гордо задранной головой, сознавая, что они граждане города, носящего звание чемпиона России. Это очень приятное звание». Интрига предстоящего матча подогревалась и тем, что после недавнего сокрушительного провала олимпийской сборной России, практически поровну состоявшей из петербуржцев и москвичей, уже второй месяц продолжались активные дебаты на извечную российскую тему «Кто виноват?». Представители двух столиц валили вину друг на друга, и в исходе финального матча первого чемпионата Империи виделось решение и этого вопроса.

В пасмурный октябрьский день все трамваи, шедшие к площадке Замоскворецкого кружка спорта, были забиты болельщиками, спешившими увидеть, как все это произойдет. Но «приятное звание» получить было нелегко. Матч, в котором соперники поочередно отыгрывались, очень напряженный и упорный, по справедливости закончился вничью – 2:2. Первыми гол забили петербуржцы (отличился Андрей Суворов из «Спорта»). Но москвичи на последней минуте первого тайма сумели отыграться (В. Чарнок), а в начале второго стараниями ещё одного англичанина – Г. Ньюмана, вышли вперёд. Однако за 15 минут до окончания матча одноклубник Суворова Иван Егоров счёт сравнял. Добавочные 30 минут не изменили равновесия. Тогда зрители стали кричать: – До гола, до гола играйте! Футболисты посоветовались с судьей, как быть, и пошли в раздевалку переодеваться: уже смеркалось, мяч был плохо виден. Интересно, что в сборной Москвы играло семеро англичан, а в команде Петербурга – трое. Московские болельщики воспрянули духом: «Ну, теперь мы покажем столице!».

Второй матч все ждали с нетерпением. На этот раз в команде у москвичей было уже восемь британцев. Накануне решающего поединка гости предъявили странное требование: – Нам не нравится поле, надо его расширить. Хозяева не стали спорить с привередливыми чудаками из Петербурга и площадку увеличили. И вот 7 (20) октября на том же поле ЗКС состоялась переигровка. Несмотря на весьма не футбольную погоду (а во время матча нудный дождь нередко сменялся холодными снежными зарядами), трибуны вновь ломились от зрителей – на игру пришло более 5000 болельщиков!

Начавшись бурными атаками сборной Петербурга, игра долгое время велась на половине поля москвичей. Прижатые к своим воротам, футболисты сборной Москвы отчаянно оборонялись, но явное игровое преимущество петербуржцев уже на 6-й минуте привело к первому голу. Кто-то из петербургских полузащитников издали забросил мяч в штрафную площадку москвичей, но там никого из нападающих не оказалось. Мяч медленно катился по земле, и вратарь Дмитрий Матрин уже спокойно готовился взять его в руки, как вдруг из-за спин защитников резво выскочил форвард петербуржцев Александр Монро, едва ли не из рук вратаря выбил мяч и послал его в ворота. Судивший встречу А. Н. Шульц нарушения правил не зафиксировал и на московских трибунах воцарилась тишина… Правда, спустя 10 минут москвичи отыгрались: прорыв центрфорварда Ланна закончился ударом по воротам, мяч попал в ногу выскочившего навстречу голкипера петербуржцев Петра Борейши (после революции он работал таксистом в Париже) и от него неспешно вкатился в ворота.

Во втором тайме гости ещё более активизировались (то ли на просторе увеличенного поля чувствовали себя увереннее, то ли сказался большой опыт) и на 59-й минуте матча с подачи Эндрю нападающий Василий Бутусов мощным ударом забил красивейший гол. Буквально через три минуты москвичи в третий раз достали мяч из своей сетки: полузащитник Андрей Акимов сыграл рукой вблизи от ворот – и удар Петра Соколова (после революции он бежал в Швецию, работал на местную разведку) с одиннадцатиметровой отметки был неотразим. Правда, спустя десять минут право на пенальти получили уже москвичи, но тут блестяще сыграл Борейша, отбив удар англичанина Э. Чарнока. А ещё через пять минут в результате красивой комбинации петербуржцы поставили победную точку в этой игре: вновь правый крайний Эндрю на большой скорости прошёл по своей бровке и отдал пас финну шведского происхождения Борису Вибергу, который сходу послал мяч в самый угол ворот москвичей – 4:1! Так сборная Санкт-Петербурга завоевала титул первого чемпиона России.

Первыми чемпионами Российской Империи стали: П. Соколов, Н. Хромов, В. Эндрю, В. Бутусов, В. Марков, А. Уверский, П. Борейша, Э. Станфорд, Б. Виберг, А. Монро, С. Филиппов. Москву на всероссийских соревнованиях представляли: Д. Матрин, В. Иванов, В. Миндер, В. Фельгенгауер, М. Смирнов, Б. Манин и Л. Смирнов (все – «Унион»), А. Акимов, Н. Кынин, С. Дикин, В. Чарнок, Т. Бонд и Э. Чарнок (все – КСО), Г. Ньюман, Д. Ланн, Ф. Джонс и А. Паркер (все – БКС).

* * *

В мае 1912 года состоялось собрание спортивных организаций Московской Казанской железной дороги с целью объединения этих обществ в лигу. Присутствовали: от Чухлинско-Шереметевского клуба спорта – Г. Ф. Энгельке; от Вешняковского спортивного кружка – А. К. Кельберер; от Томилинского спортивного кружка – А. И. Филиппов и Л. Я. Леви; от спортивного кружка «Красково» – Н. А. Гюбиев, А. О. Ерофеев, Е. И. Кузнецов, А. Р. Менделевич, И. Р. Менделевич, А. А. Орлов, Н. А. Похильский; от кружка спорта «Малаховка» – М. Ф. Бауэр, И. Р. Бекк, И. А. Засорин; от Раменского спортивного кружка – П. Н. Иванов. Председательствовал Н. А. Гюбиев. Было принято решение организовать объединенный комитет указанных спортивных обществ (его возглавил Гюбиев, а секретарем стал Л. С. Смирнов) и разыграть первенство Казанской железной дороги, для победителя которого кружком «Красково» был пожертвован переходящий кубок.

С этих пор Лига Казанской железной дороги в дачный сезон регулярно проводила свои первенства. В соревнованиях лиги регулярно участвовали команды «Быково», «Подосинки», Малютинский и Баулинский кружки спорта. На следующий год в Комитет сильнейшей подмосковной лиги вошли: С. С. Девятов (Шереметево, секретарь), С. А. Будилов (Вешняки), А. А. Алексеев (Люберцы), Л. Я. Леви (Томилино), Н. А. Гюбиев (председатель), Е. П. Виноградов (Малаховка), Л. С. Смирнов (Быково), Г. Г. Пелиц (Ильинское, казначей), С. И. Чаадаев (Раменское), П. Н. Иванов (зам. председателя). В ревизионную комиссию входили Д. П. Матрин, Н. Р. Герман и В. Г. Сходнев.

Не отставали и другие дороги. Так, в Лиге Московско-Брестской (Александровской) железной дороги (председатель – Василий Николаевич Скворцов, заместитель – Борис Иванович Торбинский, члены правления: Николай Федорович Савин, Михаил Максимович Корсаков, Иван Андреевич Малолетков, Борис Александрович Павлов, Вульф Израилевич Перкаль) играли: кружки «Фили», «Внуково», «Крылатское», «Одинцово», кружок спорта «Пост 20-я верста», Кунцевский гимнастический кружок, Давыдковский кружок спорта (ДКС) и Немчиновский кружок спорта (НКС). Футбольные кружки этой лиги объединились для «планомерного розыгрыша приза (жетонов)», пожертвованного известным московским рефери Александром Николаевичем Шульцем (он был импресарио Венской оперетты). Через год приз для 1-х команд этой лиги учредил председатель ДКС В. В. Спасский.

Устав Давыдковского кружка спорта (он базировался в деревне Давыдково) был утвержден 13 января 1912 года, а его учредителями стали: присяжный поверенный Александр Алексеевич Котлецов, сын коллежского асессора Василий Васильевич Спасский, московский мещанин Василий Павлович Максимов, гдовский мещанин Максим Григорьевич Корсаков, лихвинский мещанин Андрей Иванович Карпов, домашний учитель Григорий Иванович Ремизов и крестьянин Петроковской губернии, Ченстоховского уезда, Венглавицкой волости, деревни Лебки Юзеф Матвеевич Парузель (правда, проживал он в Москве, в собственном доме на Б. Грузинской). Размер членского взноса составлял 10 рублей для действительных членов.

В Ярославской лиге (ее организовал Б. В. Фарих) играли мытищинская «Спарта», «Клязьма», «Мамонтовка-2», «Перловка», «Тарасовка», «Орион», «Пушкино» (первый чемпион лиги), «Звягино», «Болшево», «Братовщина», «Лосиноостровская» и «10-я верста». В Николаевской лиге – «Владыкино», «Спорт», Николаевский кружок, «Ховрино», «Химки», «Лианозово», «Сходня».

В Нижегородской лиге (ее организовал Евгений Артурович Мау, а кубок пожертвовал В. А. Фролов) – Рогожский и Баулинский кружки спорта, Кружок спорта глухонемых, «Зеленый хутор» (Кусково), «Новогиреево», «Реутово», «Никольское», «Новые Сокольники», «Салтыковка», «Новое Косино», «Обираловка», «Кучино», «Труд», «Вешняково»; в Савеловской лиге – «Хлебниково», «Лианозово», «Владыкино», «Влахернская», «Бутырки», Железнодорожная команда.

В начале июня 1912 года состоялось собрание Объединенного комитета футбольных организаций Николаевской ж.д., в котором приняли представители кружков: «Спорт» (МКЛС), «Red shirt», Ховрино, Останкино, Химки, Владыкино, Крюково. В Объединенный комитет вошли: председатель Г. В. Фестер (Сходня), секретарь Н. Смольянинов («Red shirt»), члены комитета: Н. И. Никольский (Останкино), Л. Буренин («Спорт), Н. Н. Шорин (Владыкино), А. П. Красавин (Химки). Крюково и Ховрино не набрало нужного количества игроков, и отказались от участия первого розыгрыша. Позже оба этих коллектива тоже вошли в Лигу.

В составах команд, участвовавших в летних розыгрышах железнодорожных лиг, играли (как тогда говорили – «гастролировали») известные московские футболисты, так как соревнования МФЛ летом не проводились. В основном они концентрировались на Казанском направлении. Так, в Красково были футболисты ЗКС, в Быково – СКС и «Униона», в Малаховке – того же «Униона» и т. д. Только в двух местах по этой железной дороге были футбольные команды, составленные полностью из местных жителей, – это Люберецкий кружок спорта и Раменский клуб спорта.

Из игроков подмосковных лиг можно было составить не одну сборную Москвы. Вот далеко неполный список летних «гастролеров»: Ромм, Константинович, Серпинский, Римша, Папмель, С. Парфенов, М. Смирнов, Скорлупкин, Курехин, Калмыков и Кудрявцев – в Быково; Мартынов, братья Веселовы, Антроповы и Филипповы, Житков, Леви, Сходнев, Ларин и другие – в Томилино, Н. Ильин, К. Ильин, Д. Матрин, Тамман, Рипп, Фелгенгауэр, Виноградов, братья Миндер, А. Мак-Киббин, Б. Манин, Горелов, Таманцов, Дальский, Прокофьев, Эннерс – в Малаховке; Свифт, братья Кононовы, A. Парфенов, Немухин, Ржанов, Ермаков, Бирнбаум, Шерешевский, Ауэ – в Вешняках; Бабыкин, Казалеты, Николаев, Филатовы, Мартынов, Сысоевы, Эллиссон, Житарев, Лебедев, Белобородовы, Леандровы и еще целый ряд игроков из ЗКС и «Униона» – в Красково; Коротков, братья Золкины, Россиус, Гугель, Брандт, Никольский, Гладышев, Макарский, Шавыкин и вся 2-я команда ЗКС – в Останкино; Ноготков, Евстафьев, Ганшин, Розенберг, Кузнецов, братья Бухтеевы, Ботунов и Георгиевский – в Давыдково; Фаресов, Кудрявцев, Домнинский, братья Дементьевы и Посохины – в Немчиновке; B. Мухин, С. Мухин, А. Мухин, С. Никольский, Е. Никольский, Ю. Никольский, П. Розанов, Ф. Розанов, А. Парусников, Н. Парусников, Шелонский и Постников – в Мамонтовке; братья Фаворские, Е. Константинович, Папмель, Тарабрин, Жилкин, Лопухов, Коробов, Попов, Лавров, Четвериковы, Миндер, Гольбек – в Пушкино; Н. Канунников и П. Канунников – в команде 20-й версты; Шорин, Келарев, Лызлов, Грачев, Слудниковы и Сафоновы – во Владыкино, Кашин и Злуницын – в Химках, и т. д. Как мы видим, нередко футболисты в течении одного дачного сезона выступали сразу за две дачные лиги.

В футбол в те годы играли и в военных частях. В частности, история сохранила для нас состав команды вольноопределяющихся 5-го гренадерского Киевского полка: Алексеев, Снетков, Быстров, Мухин, Гребнев, Якоби, Тышев, Гладышев, Суворов, Попов. Отметим, что попытки внедрить футбол в армию делались еще в 1907 году, когда в гвардейские части Санкт-Петербурга поступила директива: купить по два мяча на полк и играть! Но процесс этот шел очень медленно, и понадобилось почти пять лет, чтобы армия наконец-то «заболела» футболом.

Кстати, об армейском футболе начального периода 1-й Мировой войны Л. С. Смирнов вспоминал: «Футбол в Москве в 1914 году заглох, но стал появляться в армии, поскольку масса футболистов была призвана в нее. На каждом бивуаке, чуть ли не на каждой остановке при движении армии можно было увидеть, как солдаты летом и даже зимой по снегу гоняли футбольный мяч. Футбол особенно привился в запасных ротах и батальонах, обучавших солдат, призванных для пополнения частей на фронтах. Армия, можно сказать, спасла футбол.

В 1917 году, в момент демобилизации крестьянская молодежь отправилась по домам, проникнутая любовью к этому удивительному и самому увлекательному виду спорта. В глухой даже по тогдашнему времени деревне появился футбол. Спорт проник в самые отдаленные углы нашей Родины».

От себя добавим. После исхода белых армий из России в турецком лагере Галлиполи, где с ноября 1920 года осел Первый корпус Русской армии генерала Кутепова, наша футбольная команда на равных играла со сборной, составленной из французских солдат и офицеров Обсервационного корпуса.

Повсеместно организовывались многочисленные детские команды, районные лиги. «Редкую жизнеспособность, фантастическую плодовитость обнаружил кожаный мяч в условиях российской, в частности, московской среды. Заполнил огромный город клубами, кружками, подобно сказочному горшку, что варил, и варил кашу – завалил ею всю округу, но продолжал варить…» – вспоминал М. П. Сушков.

А «Московская газета» 8 (21) августа 1911 года писала: «Оказывается, за последнее время спорт в виде различных игр проник из «высших сфер» в рабочую среду. На многих московских фабриках и заводах игра в футбол стала обыкновенным явлением. Особенно увлекаются рабочие Прохоровской мануфактуры, замоскворецких фабрик и фабрика Рабенек, при ст. Щелково, Ярославской ж.д. Играют не только мужчины, но и женщины, а в некоторых местах и семейства. Образовалось даже нечто вроде спортивных кружков».

Но при этом, иногда возникали и неожиданные проблемы. Вот, например, что по этому поводу говорила «Богородская Речь» в августе 1911 года: «Водка… карты… драки… пьяные песни – вот чем может тешиться в праздничное время молодежь в Ликине. Явилась было надежда поразнообразить пьяную жизнь игрой в футбол. Нашелся и руководитель для начинающих в лице одного служащего из местечка Никольского г-на П-ва. Он привез из Орехова мяч, несколько дней сам пожил в Ликине и надеялся поиграть в праздники 14, 15 и 16 августа как следует, но не удалось: местный урядник потребовал игру прекратить, пообещав в противном случае разорвать мяч. Оказывается, нужно иметь разрешение от исправника на право игры и от крестьян на землю. Площадь, занятая под игру никак не используется, и претензии за пользование ею никто не высказывал. Правда, некоторым «истинно-русским» эта игра кажется «крамольной»: их страшат «жидовские слова»: «голькипер», «фарварт», «анс» и др. Фабричная же администрация к игре относится совершенно равнодушно. Игроки решили подать покровскому исправнику просьбу о разрешении им играть». Было в нашей футбольной истории и такое.

Несколько слов о спортивном кружке из Пушкино. Организованы пушкинские футбольные команды были при «благосклонном содействии» известных московских футболистов из СКС М. Д. Ромма и потомственного почетного гражданина М. В. Папмеля (в 20-е годы Михаил Владимирович был инструктором по спорту в московском клубе «Искра»). Кстати отметим, что именно эти два человека перевели с английского на русский язык книгу «Football association», на страницах которой семь самых знаменитых английских профессиональных футболистов: вратарь, защитник, центральный и крайний полузащитники, центральный, полусредний и крайний нападающие – рассказывали о том, как они тренируются и играют. Книга была великолепно издана – на плотной глянцевой бумаге, с четким, красивым шрифтом – в 1912 году владельцем спортивного магазина Битковым и стала настоящим бестселлером своего времени.

А инициатором организации футбола в Пушкино стал крупный текстильный промышленник, совладелец «Торгового дома Евгений Арманд и сыновья», обрусевший француз Евгений Евгеньевич Арманд. Купец 1-й гильдии, мануфактур-советник Е. Е. Арманд неоднократно награждался орденами и привилегиями за участие во многих международных промышленных выставках, трижды высочайшим соизволением ему дозволялось употреблять государственный герб России на рекламе, документах и товарах.

Торговый дом владел в Пушкино крупными шерстоткацкой и красильно-отделочной фабриками. Обе входили в десятку крупнейших промышленных предприятий Московской губернии. Одна из них работает до сих пор. Были у Армандов и доходные дома в столице, и несколько имений и лесных дач в окрестностях Пушкино, но вошли они в историю не только как промышленники, а как активные члены различных благотворительных общественных организаций. Арманды принимали деятельное участие в жизни Московского уезда: значительно расширили и благоустроили рабочий поселок вокруг фабрики, построили дома-общежития с отдельными квартирами для мастеров, больницу с аптекой, школу для рабочих, библиотеку и читальню, приют для сирот, богадельню для рабочих, ушедших на покой (теперь в ней живут мигранты из бывших республик СССР), детские сады, магазин и т. д. Они же построили дорогу от старого Ярославского шоссе к железнодорожной станции и дорогу, связывающую Пушкино и Марфино. При их участии строился и первый вокзал станции Пушкино. Кроме того, семья перечислила средства на строительство Музея изящных искусств при Московском университете, идея создания которого принадлежала И. В. Цветаеву.

Сохранились свидетельства о лекциях по культуре и искусству, о теннисных кортах при фабрике, а также о футбольных матчах среди команд рабочих и специалистов предприятия под предводительством хозяина мануфактур. Многочисленные отпрыски огромной семьи Арманд разного возраста («внуки армандские») тоже активно занимались футболом. Вместе с ними в одних командах играли и дети рабочих, и местные дачники.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191

Поделиться ссылкой на выделенное