Александр Савчук.

Единственный и неповторимый



скачать книгу бесплатно

– А-а-а! Не извольте беспокоиться, сей момент все будет! – Сделав это обнадеживающее заявление, Анто исчез из комнаты с такой скоростью, что я заподозрил у него наличие индивидуального портала, ну не может человек двигаться так быстро.

Только сейчас я понял, что говорили мы не по-русски. Слова произносились немного непривычно, но тем не менее я все понимал, и, как видно, понимали меня. Ай да Юджин, ай да сукин сын! Просто и эффективно, вот бы такое во времена моей школьной юности, а то доводил себя и учительницу своим псевдоанглийским! Не успев как следует порадоваться приобретенным навыкам, я уставился на интересную конструкцию, которую Анто втащил в комнату. Деревянное ведро с крышкой и причудливо сделанным сиденьем, напоминающим до боли знакомый «бублик» от унитаза. Сбоку была прикреплена небольшая коробочка, наполненная тканевыми обрезками, ну да, бумага, наверное, дорого стоит, а лопухи вянут быстро. В общем, «санузел обыкновенный, передвижной».

Анто опять исчез, видимо не желая смущать меня, а через несколько минут вошел, таща охапку одежды. За ним следовал мелкий шкет, лет десяти, который, поклонившись, подхватил использованное ведро и скрылся за дверью. Однако и тут дедовщина процветает, наверное, Анто не по чину парашу таскать.

– Ваша милость, завтрак сейчас принесут, мы приготовили вам новую одежду.

– А почему ты меня «ваша милость» зовешь? – спросил я, перебирая принесенные вещи.

– А как же иначе? У вас же баронский перстень на руке. Я же вижу. Я в слугах уже семь лет, дворянина сразу узнаю. Да и герб ваш необычный, наверное, ваши предки были великими воинами?

Я задумчиво покосился на серебряную печатку. Как-то раз, зайдя в церковь, я увидел в продаже перстень-печатку с изображением Георгия Победоносца. Печатка мне понравилась, да и стоила недорого, вот я ее и приобрел. Так я теперь барон? А что, мать рассказывала мне, что наши предки действительно были дворянами, причем титулованными, правда, сам титул был неизвестен. Мой прадед после революции не сбежал в Париж, Константинополь или еще куда-нибудь за пределы матушки-России, а, прихватив всю свою семью, рванул за Урал. С Колчаком дел не имел, мудро расценив его невеликие шансы на победу, уж больно резво красные действовали. Взамен этого он изменил фамилию и скромно проработал всю оставшуюся жизнь бухгалтером. Свое дворянское происхождение он тщательно скрывал, что, впрочем, ему не удалось. Но бог миловал. Репрессии тридцать седьмого года его не коснулись, и мой прадед благополучно дожил почти до самой войны, скончался он в сороковом году от воспаления легких. Дед мой отправился на фронт добровольцем, дошел до Праги, где был тяжело ранен, и Победу встретил в госпитале. Вместе с моей бабушкой, молоденькой медсестрой, там же и сделал ей предложение. Как позже выяснилось, моя бабушка тоже была из дворянского сословия. Так что дворянином я себя считать могу. Барон так барон. Неплохо, жаль, что не граф. Похоже, в этом мире аристократов уважают, тем паче радостно, что меня не приняли за простолюдина, все-таки социальный статус дело важное.

– Воды принеси, умыться хочу, – бросил я рыжему, рассматривая принесенную одежду.

И снова проморгал момент исчезновения рыжего ниндзя.

Слава богу, одежда была вполне приличная, без излишеств вроде обильных рюшек и кружавчиков. Трусы до колен, из тонкого полотна, с завязками вместо резинки. Длинновато, непривычно, но сойдет. Белая сорочка со шнуровкой на груди, кожаный жилет с костяными пуговицами, штаны из плотной ткани, широкий кожаный пояс и легкие сапоги с портянками. Все было абсолютно новое, необмятое. Шили совсем недавно, а учитывая мои размеры, специально для меня. Все-таки во мне почти два метра роста (четыре сантиметра не хватает) и размер ноги сорок девятый. Да и живот стал расти, как тренировки забросил, а поесть плотно я всегда любил. И пиво тоже. Пиво особенно.

Антошка снова возник в моих покоях, неся большой керамический таз, кувшин с водой, маленькую чашку жидкого мыла и белоснежное полотенце. Водрузив все это на столик и забросив полотенце на плечо, он замер с кувшином в руках, выражая своей позой высшую степень готовности.

Как же здорово умыться прохладной, наисвежайшей водой! Мыло благоухало какими-то цветами, точно определить запах я не смог, но приятный. Потрогав отросшую щетину, я решил отложить бритье на следующий раз, бритвы нет, и неизвестно, как у них тут принято, может, все взрослые мужчины обязаны бороду носить. Вот выясню, тогда и решу. Анто достал из кармана деревянную коробочку, в которой лежало несколько кубиков белого цвета.

– А это что? – заинтересовался я.

– Это смолка для чистки зубов.

– И как пользоваться?

– Все просто: подержите во рту немного, а как растает, пожуйте, потом выплюньте, – провел ликбез Антошка.

Хмыкнув, я сунул один кубик в рот. Практически сразу твердый кубик стал превращаться в безвкусное желе. Погоняв данную субстанцию по полости рта, я сплюнул ее в таз. Обследовал языком зубы и удостоверился, что местный «орбит» свое дело знает. Закончив утренний туалет и вытерев физиономию поданным полотенцем, отправил конопатого за завтраком, а сам начал одеваться.

Облачился, присел, согнулся, подвигал руками, остался доволен. Нигде не жало, не давило, даже сапоги сидели как влитые. Тем временем Антошка притащил поднос с одиноко стоящей миской и серебряной ложкой. Присев за столик, я уставился в миску с бульоном.

– Это что, весь завтрак? – мрачно спросил я.

– Ваша милость, вы несколько дней ничего не ели! Нельзя сразу тяжелую пишу потреблять. Покушайте пока бульон, а позже я еще что-нибудь принесу, – засуетился он.

– Так, отставить волнение! Юджин вчера сказал, что мне необходимо хорошее питание! Тащи мяса, овощей, хлеба, и побольше! – Голодный «квак», раздавшийся из моего желудка, подтвердил мои требования.

Пока моя рыжая сиделка бегала за дополнительным харчем для голодного попаданца, я решил бульоном не пренебрегать и, сноровисто действуя ложкой, выхлебал все содержимое миски. На вкус бульон казался куриным, а может, из другой птицы, с массой специй. Островато, но в меру. Только я успел положить ложку, как передо мной стал возникать дополнительный паек. Приличный кусок жареного мяса, рыба, жаренная в сметане, запеченное овощное рагу, несколько ломтей свежего хлеба и кружка, судя по запаху, с травяным отваром. В конце последовала двузубая вилка, несколько больше по размеру, чем я привык, и столовый нож. Издав еще один «квак», я приступил к благородной миссии насыщения моего измученного организма.

Еда была выше всяких похвал, признаться, на какое-то время я выпал из окружающего мира, целиком отдавшись чревоугодию. Грех, признаю, но такой приятный! Это вам не «доширак» с бутербродом, где колбаса не имеет ничего общего с продуктами питания. Наконец закончив, я принялся неспешно отхлебывать травяной чай. Отличный напиток. У меня был друг, большой любитель таких чаев. Каждое лето он охапками таскал из ближайшего леса различные травы, которые потом сохли у него на кухне на натянутых под потолком нитках, наполняя всю квартиру душистым ароматом. Зимой он вместо чая заваривал травяные сборы, утверждая, что они заменяют ему всех врачей. Может, и так, здоровья он действительно был отменного.

Все хорошо, но сигаретки не хватает! Стоп, у меня же были, я же в магазине три пачки купил?

– Анто, а где мои вещи? Те, что у меня в карманах были, да еще мешок тяжелый? – спросил я у собирающего посуду слуги.

– Все в кладовой, в полной сохранности, господин Юджин приказал все туда отнести, а мешок мы даже не открывали. Сейчас принесу.

И действительно, вскоре, пошатываясь под весом рюкзака и с узелком в руках, ввалился в комнату. Блин, совсем я загонял парнишку, барон недоделанный.

– Положи здесь, возле стола, – сказал я, принимая у него из рук узелок.

В узелке находилось все мое имущество. Понятное дело, извлекли из карманов, тем более что моя старая одежда это не тот прикид, который можно надеть в приличное общество. Камуфляж потрепанный, в нескольких местах зашитый – в кузнице одежду трудно сохранить. Развязав его, я принялся перебирать свое личное имущество. Потертый бумажник с остатками финансов можно сразу выкинуть, сомневаюсь, что за монеты моего мира здесь можно хотя бы хлеба купить. Впрочем, прибережем, может, местным нумизматам загоним, орел-мутант не везде водится, эксклюзив. А вот серебряную накладку с бумажника оставим. Пару лет назад мой друг приобрел себе металлоискатель и начал прочесывать заброшенные деревни в поисках зарытых кладов. На одну такую вылазку поехал и я. Чугунок с золотом мы не нашли, но мне повезло выкопать небольшую плоскую фигурку какой-то фантастической птицы. Фигурка была серебряная и от времени нисколько не пострадала. Продавать ее я не стал, а просто прикрепил на бумажник. Обычный выпендреж обычного балбеса.

Смартфон еще не полностью разрядился, линейка зарядки была наполовину заполнена. Но, разумеется, сети не обнаружил. Вернусь, в суд на оператора связи подам, что это за компания такая? В рекламе бодро восклицают, что связь они обеспечивают везде, а тут ее нет. Подумаешь, другой мир! Обещали, так обеспечивайте! Лапша наушников, завязанных неизвестным науке узлом, ну это дело обыденное. Ключи, паспорт и водительское удостоверение также ценности не представляли. А вот новенькая зажигалка, три пачки сигарет, из которых только одна начатая, и китайский «мультитул», который я таскал в кармане на всякий случай, однозначно пригодятся. Цветная упаковка с лазерной указкой, подарок сестре и племяннику. Они котенка взяли, теперь выспаться не могут, каждую ночь скачки юного тыгдыгского монстра слушают. Вот я и купил указку, верное средство. Перед сном десять минут водишь указкой по полу, котенок гоняется за пятнышком, а после падает без задних лап и, тихо посапывая, спит всю ночь. Хотел занести, да вот незадача, в другой мир смылся. Да еще неполный моток синей изоленты, неделю выложить забываю. Маловато у меня имущества, знал бы, что в путешествие отправлюсь, захватил бы сотню-другую учебников и справочников, пару ноутбуков с генератором и запасом горючего, десяток калашей, пулемет, гранатомет, зушку… И на танке бы приехал! Сунув сигарету в рот и прикурив от зажигалки, я, затянувшись горьковатым дымком, подмигнул ошарашенно взирающему на меня Антошке.

А ситуация, в которую я попал, откровенно хреновая. После рассказа Юджина сомневаюсь, что получится вернуться домой. Принимающего портала на Поле Чудес нет, и, даже если раздобуду точные координаты моего мира, не факт, что я окажусь в России. Вдруг я высажусь, например, в Америке? И как я объясню, что я делаю на их территории, без визы, без документов, без денег? В лучшем случае меня посадят в местную каталажку лет так на двести. Правда, они истинные демократы, не будут настаивать на полном отбытии срока, мол, сколько сможешь, столько и отсидишь. А расскажи я о магическом мире, мигом окажусь в уютной комнатке с мягкими стенами, добрыми санитарами и моднявой рубашкой с длинными рукавами. Или в другой палате, но с персоналом из работников ЦРУ или АНБ.

Может вообще получиться кисло. Выйду я в месте обитания доброго племени мумба-юмба, такие еще встречаются в укромных уголках нашей Земли. Они вообще о визе и не спросят, а просто схарчат меня с песнями и плясками за милую душу, под лекцию местного шамана о пользе мяса белого человека для желудочно-кишечного тракта. Одно радует, я большой, многих накормить смогу. Нет, ну Зоренг зараза, конечно. Помирать, видите ли, ему неохота было! Нет бы, как все старички, прижмуриться по-тихому, так ему домой срочно захотелось! И ведь не постеснялся «зайца» с собой захватить! А может, у этого «зайца» четыре сыночка и лапочка-дочка! Редиска он конкретная!

Проблема еще состоит в том, что носитель спасительной комбинации для портала, открывающей мне путь домой, затихарился где-то в замке. Да еще и новое злодейство готовит. А если его при задержании на ноль помножат? Или он на лыжи встанет?

Похоже, я повторяю судьбу всех попаданцев, влипать в историю – это по-нашему! Не помню ни одну книжку, где бы попаданец мирно купил какую-нибудь ферму, женился на обычной селянке, жил простым трудом в сытости и достатке и умер глубоким стариком в окружении многочисленных детей и внуков. Не живется попаданцам спокойно, ну никак. Сразу наваливается столько проблем, что на мирную жизнь рассчитывать не приходится. И берет попаданец меч булатный, надевает мантию мага – и вперед, супостата бесовского изничтожать! И нет ему ни сна, ни покоя. Ох ты, планида попаданческая!

Ух, аж на слезу пробило, так себя жалко стало. Но шутки в сторону. Оставим пока проблему возврата, а подумаем, что сейчас важно. Рассмотрим вариант, при котором мне придется остаться здесь навсегда. Скажем, не самое плохое развитие событий. Меня здесь не убили пока, не заточили в темницу, не пустили ни на эксперименты, ни на экскременты. Кормят, ухаживают, поддержку обещают. Дома меня почти ничто не держит, сестра замужем, племянник подрастает, да мы и не общаемся почти. Женой не обзавелся, девушки тоже нет, то работа, то безденежье. Перед Петровичем неудобно только.

Не сомневаюсь, что, вникнув в местные реалии, смогу найти дело, которое будет приносить мне маленький, но очень приятный профит. Я ведь владею хоть какими-то знаниями своего мира, а на информацию всегда найдется покупатель, на крайней случай сменю фамилию и пирамиду забабахаю. Надо узнать, как возможно подтвердить свой дворянский титул, раз уж меня принимают за барона, грех этим не воспользоваться.

Но данное светлое будущее мне светит только при дружественном отношении ко мне Зоренга и Юджина. Следовательно, Зоренг должен быть жив. А тут по замку убийца бродит. Интересно, кто он? Садовник или дворецкий? Не станет старого мага, и все, выпнут меня с занимаемой жилплощади, дадут на бедность пять золотых, и все. В таком варианте развития сюжета проблем будет намного больше. Мира я не знаю, документов нет, связей тоже. Прибьют меня или в рабство попаду.

Выходит, что моя судьба теперь плотно связана с судьбой Зоренга. И если Зоренг погибнет, то и я никому не нужен буду. Хорош барон, без денег, без связей, никем не признанный. А вот если я помогу найти несостоявшегося убийцу, то заработаю дополнительные очки, и мое будущее станет намного светлее. Тогда и подъемные стрясти можно, и связями полезными обрасти. Все-таки я опер, хоть и бывший, и шесть лет не бабочек на хуторе ловил. Опыт есть, а преступление, оно и в другом мире преступление. В магии я, конечно, ничего не понимаю, но, как сказал Юджин, люди везде одинаковы. А то, что я из другого мира, дает мне неплохой шанс, мои действия не будут укладываться в привычную картину.

Как же мне не хватает информации! Неизвестна причина нападения, были ли это деньги или личная неприязнь. Может, это вообще возмездие за совершенное старым магом преступление, я ведь ничего о нем не знаю. Может, он каждый день по девственнице съедает, под сырным соусом, а младенцами в зубах ковыряет? Или магическую наркоту в школах продает? Как мне быть в такой ситуации? Защищать сволочь ради собственного блага? И не наживу ли я врагов, встав на его защиту?

– Анто, ты говоришь, что уже семь лет в слугах? Ну и как тебе тут живется? Магистр Зоренг не обижает? – решил я ковырнуть ближайший источник информации.

– Что вы, ваша милость! Господин очень добор к слугам, никогда зря не наказывает и на деньги не скуп. Его все крестьяне, которые на его земле живут, любят! А я ему жизнью обязан. Я в небольшой приграничной деревеньке родился, там и жил с семьей, а когда мне девять лет исполнилось, на нас степняки напали. Почти всех взрослых убили, деревню сожгли, а детей хотели рабовладельцам продать. Но, на наше счастье, имперский пограничный отряд подоспел. Сеча была жуткая, многие пограничники тогда полегли, но степняков всех уничтожили. В их отряде господин Зоренг и был. Всех детей, кто жив остался, в империю отправили, а меня господин магистр в слуги взял. Магической силы во мне нет, магом мне никогда не стать, зато при деле, сыт, одет и крыша над головой есть! – Рыжий говорил с такой любовью и уважением, какое вряд ли могло относиться к плохому человеку.

– Чем твой хозяин занимается? То, что он маг, я уже понял, но чем занимаются маги, я не знаю.

– Господин – один из лучших боевых магов империи! Он во многих битвах участвовал. Его сам император награждал! Недавно его в совет высших магов выбрали! А еще он в академии преподает и новые заклинания составляет.

– Он живет здесь один, без семьи? Где же его жена, дети?

Антошка помолчал и произнес тихим голосом:

– Ваша милость, никогда не спрашивайте магов об их семьях. Дело в том, что жизнь мага намного длиннее, чем жизнь обычного человека. Поэтому маги редко женятся, не каждый готов видеть, как стареет и умирает твоя жена, как дети и внуки уходят, а ты продолжаешь жить. Господину Зоренгу уже двести сорок один год, а в среднем маги живут до трехсот пятидесяти – четырехсот лет, разумеется, они могут погибнуть раньше, тут уж как Единый решит.

– А женщины не бывают магами? Можно жениться на магичке и прожить с ней всю свою долгую жизнь?

– Редко когда женщина владеет даром, но не это главное. Дети магов почти никогда не получают силы родителей и будут стареть как обычные люди.

– А Юджин тоже здесь живет?

– Нет, что вы. Господин Юджин личный ученик хозяина. К тому же он граф по рождению, у него свой замок и свои земли есть. Когда господин Зоренг пропал, мы сразу господину Юджину сообщили, вот он и прибыл, чтобы самому во всем разобраться.

– Личный ученик? А что это значит?

– Любой, в ком есть магический дар, будь то простолюдин или аристократ, поступает в Академию магии. Там они обучаются и по выходе получают звание бакалавра или мастера магии, а простолюдины еще и дворянский титул. Магистр Зоренг сам из простолюдинов. Но чтобы получить звание магистра, необходимо найти личного учителя, который бы помогал в дальнейшей учебе, обучал, советовал. Учитель и ученик приносят совместную клятву, которая сохраняется на всю жизнь. Учитель клянется обучать всему и оказывать поддержку, а ученик – во всем повиноваться учителю. Говорят, таким образом отсеиваются бездари и те, у кого маленький магический потенциал.

– Ладно, я понял. Для ученика найти личного учителя значит обеспечить себе будущее. Помощь в учебе, поддержка в жизни, сплошные плюсы! А какая выгода для учителей? Кроме мороки с очередным оболтусом – учить его, сопли со слезками вытирать, свое время тратить?

– Ради более высокого положения. В совет магов могут войти только те, среди чьих учеников преобладают сдавшие экзамен на звание магистра. Поэтому маги и не берут в личные ученики всякую бестолочь, кому охота никудышным учителем прослыть. Кроме того, лучшие учителя занимают более высокие и доходные должности, их имена у всех на устах. Да и император выплачивает солидное вознаграждение за каждого нового магистра. Но получить такое звание непросто. За каждым экзаменом пристально наблюдают, ведь он проходит в Круге Учителей, где должны находиться не менее десяти авторитетных магов.

Интересная система образования, похожая была в спорте в советское время. Чем больше учеников тренера удостоятся звания мастера спорта, тем лучше. Что ж, насчет магов более или менее все ясно, надо с Гордионом поговорить. Все-таки он занимается охраной Зоренга, и покушение на хозяина – это его прокол, значит, он лично заинтересован в поисках. Зла я на него не держу, должок со временем стребуем, на работе мужик был. Раз я выйти не могу, его надо пригласить сюда. Главное установить контакт, а там посмотрим, кто он и чем дышит. Будем использовать шесть правил Глеба Жеглова. Мой взгляд остановился на мешке с оружием. О, вот и повод для знакомства и дружеской беседы, какой же воин не согласится побеседовать о так любимых им клинках! Тем более изготовленных в другом мире.

– Анто, а где сейчас капитан Гордион? – спросил я, затушив в канделябре окурок.

– В казарме, наверное, новичков обучает, а может, в своих покоях.

– Вот что, сходи за ним и попроси, если он не занят, прийти ко мне. И принеси второе кресло и вина легкого. У вас тут вино есть? А потом отдыхай, а то забегался совсем. – Вино разговору не помешает, а вот язык развязать поможет.

Вскоре появился дополнительный предмет мебельного искусства, кувшин примерно литра на полтора и два серебряных кубка. А через несколько минут вошел и ожидаемый мною воин. Выглядел он неважно, темные круги под глазами, усталый вид, плечи слегка ссутулились. Нелегко ему в сложившейся ситуации. Я поднялся к нему навстречу, все-таки он старше меня, да и я тут гость, немного уважения проявить стоит.

– Добрый день, капитан Гордион! Я прошу прощения, что не смог лично прийти к вам, но, как вы знаете, мне запрещено покидать эту комнату, а поговорить с вами хотелось. Наше знакомство началось не совсем дружественно, поймите, я вас ни в чем не упрекаю. Вы действовали по обстоятельствам, и большое спасибо, что не убили меня. Тем не менее я бы хотел начать все с чистого листа, и не согласились бы вы выпить со мной немного вина и помочь в одном маленьком деле? – поприветствовал я вошедшего, протягивая ему руку, на которую он вопросительно уставился. Значит, этот жест у них не в ходу, поэтому требуются пояснения. – В моей стране люди пожимают друг другу руки в знак мирного и дружественного отношения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное