Александр Савчук.

Единственный и неповторимый



скачать книгу бесплатно

© Савчук А. Г., 2017

© Художественное оформление, «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2017

* * *

Глава 1

Петрович, нехороший человек, редиска конкретная, не дал времени домой за нормальным туристическим рюкзаком съездить! Всучил какую-то гадость американскую, времен Вьетнама, а о том, что лямки тоненькие, не подумал. Вес-то немаленький, плечи режет, да еще один из мечей крестовиной в поясницу уперся. Не-э, я, конечно, парень здоровый, спасибо предкам, но не парнокопытное же, тащить этот чертов баул еще долго, передохну?ть пора.

Где отдохнуть можно? Окинув взором окрестности, выбрал вполне приличную и чистую лавочку возле крайнего подъезда многоэтажки, стянул с плеч баул и, достав из кармана сигареты, присел, с наслаждением вытянув ноги. Вдохнув горьковатый дымок, я стал продумывать дальнейший маршрут.

Спросите, откуда в современном городе взялся мужик с полным мечей и кинжалов рюкзаком? Заработок и перспективы интересного дела. Полгода назад я, молодой старший лейтенант, уволился по собственному желанию из рядов МВД и в связи с этим стал срочно искать работу, так как кушать хотелось неимоверно. Ну как по собственному? Моего желания вообще-то никто и не спрашивал. Это моего начальника желание было, в чьи махинации с незаконным строительством гаражей сунул свой нос молодой опер, и вот я на вольных хлебах. Профессии порядочной нет, счета в швейцарском банке на несколько лимонов тоже. Выбрал самый простой путь, стал охранником! Работа непыльная, сутки через трое, свободного времени полно, а вот зарплата оставляет желать лучшего. Вообще-то мне лично денег много не надо, в быту я довольно скромен. Как там Шерлок Холмс говорил? Кусок хлеба, чистый подворотничок. Правда, иногда все-таки хотелось урвать благ цивилизации, а для них деньги нужны. Благо квартира у меня была, после смерти мамы мы с сестрой разменяли родительские апартаменты, и мне досталась неплохая однушка в тихом районе. Мой доблестный батя героически дезертировал с семейного фронта, когда мне было шесть лет, с тех пор я его не видел. Финансовый и телесный голод заставил меня искать хоть какой-то дополнительный источник дохода, а так как при отсутствии образования и связей я обладал неплохой физической силой, мне пришлось работать руками, а не головой. За эти месяцы я трудился и грузчиком, и таксистом, и разнорабочим на стройке.

И вот примерно два месяца назад везу я очередного клиента и узнаю в нем моего соседа по старой квартире Сергея Петровича, которого весь дом звал просто по отчеству. Надо сказать, личность выдающаяся. Недавно разменял полтинник, отличный кузнец и великий матерщинник, бросил умирающий завод, на котором проработал почти тридцать лет. Продал дачу и машину, приобрел небольшое помещение в промышленном районе, где соорудил кузнечный цех. Нанял двух своих приятелей в качестве мастеров, стал обеспечивать потребности населения в кованых изделиях. Кузня, кстати, была оборудована очень неплохо.

Там имелся и пневмомолот, и горн с электронаддувом и вытяжкой, и различные приспособления. Мастер был от Бога, выковать мог что угодно: ограды, решетки, различные садовые и дачные хитрости – все это приносило небольшой, но стабильный доход. Одно время Петрович неплохо зарабатывал на обычных подковах. Раньше почти в каждом доме висела подкова на счастье, потом эта традиция канула в Лету. Согласитесь, где в современном мире взять подкову? Лошадей и в деревнях почти не осталось, так, любители разводят иногда. Вот Петрович и выковал несколько десятков, да и еще на местном телеканале рекламу дал. Народ к нему валом повалил, кто домой прикупить, кто на подарок. Потом, конечно, ажиотаж схлынул, и Петрович заскучал. Заработок это еще не все, ему хотелось необычных заказов.

Все изменилось несколько месяцев назад, когда в нашем городском спорткомплексе приезжий тренер стал обучать желающих владению средневековым холодным оружием. Ну там мечом помахать, булаву покрутить. Сейчас это модно. Целые клубы существуют. А в нашем городе такого не было. Вот этот сенсей-тренер-мастер и прибыл на нашу целину. Но, чтобы подстегнуть интерес, решил устроить наглядную агитацию. Связи у него оказались неплохие, и уже этим летом возле местной речки состоялся слет ролевых команд. Приехало несколько тысяч человек. Все гостиницы быстро оказались заполненными, да и частники неплохо заработали на сдаче жилья. Слет длился пять дней, посмотреть на него сбежался почти весь город. Доблестные рыцари с молодецким уханьем охаживали друг друга мощными ударами различных мечей, дамы млели, глядя на своих героев, зрители ликовали и подбрасывали в воздух чепчики. Разумеется, после такого молодежь ринулась в секцию с великим желанием научиться так же красиво поражать противника и заодно сердца прекрасных дам. Как в девяностые в секции ушу и карате, и плевать, что вели их в основном бывшие борцы и боксеры. При этом остро возник вопрос с приобретением оружия и снаряжения. Хозяин самой крупной сети магазинов «Охота, рыбалка, туризм» быстро подсуетился, оформил необходимые бумаги, благо недавно принятый закон это позволял, и стал торговать необходимыми товарами. А то как же? Тренер уверял, что успеха можно добиться только со своим, до мелочей изученным мечом. В принципе, он прав, но меня терзают смутные подозрения, что он просто был в доле с местным торговцем. Разумеется, меч можно и по Интернету выписать, но хочется его сначала в руках подержать, а в нашем городе есть только один человек, который может это дело продавать. Закупал он их в соседней области. Вот Петрович и решил подзаработать на этой волне, лицензии на продажу у него не было, но ковать и сдавать на реализацию он мечи мог. Главная проблема заключалась в необходимой стали. Если тренировочные мечи хоть из рессоры выковать можно, то с реальными, остро заточенными, отлично державшими эту самую заточку, все было не так просто. Ведь кроме тех, кто по-настоящему тренировался и более или менее представлял возможности меча, были такие, кто жаждал повесить на стену «реальную мечугу», чтобы и волос на воде резал, и паровозную рельсу рубил. Начитались фантастических книг, насмотрелись фильмов, а пообщаться со специалистами мозгов не хватает.

Проблему со сталью помог решить приятель Петровича, кладовщик одного из цехов завода. При очередном обходе своих кладовок и закутков случайно обнаружил несколько десятков неучтенных стальных брусков. В далекие советские времена наш завод кроме вполне мирной продукции работал по военным заказам, а экономить на оборонке было не принято. Вот и завозили материалы с запасом. Разумеется, со временем большинство запасов растащили, но были такие места, куда десятилетиями не ступала нога человека. Именно в таких кладовках и закутках можно до сих пор найти и тюки с красными знаменами, и ствол от пушки, и перископ от подводной лодки, неизвестно как и когда там очутившиеся. Вот на таком забытом складе и хранились искомые материалы. Маркировка на них была, опытные люди подсказали, что меч из этой стали будет нереально крут. Кладовщик, зная проблему Петровича, предложил встретиться для переговоров. Переговоры проходили дома у Петровича, были использованы аргументы по ноль пять и полировочные аргументы по полтора, и в результате высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению. Изъять наследие Страны Советов было легко, ведь чего-чего, а дыр в заборе завода всегда хватало.

Но Петрович оружейником все-таки не был, и о различиях мечей, о балансировке и способах заточки он слышал лишь краем уха. Вроде бы вся информация есть в Интернете, но консервативный Петрович не пользовался компьютером, называя его «хреносвин заморский». Именно в такой вечер, когда Петрович размышлял о преодолении новой проблемы, мы и встретились. Я предложил ему свои скромные услуги, заранее обговорив, что впоследствии он научит меня кузнечному делу. Я с детства с ума сходил от любого холодного оружия, блеск ножей меня завораживал, мечи-то я видел только в музее. Да и какой мужчина хоть раз в жизни не представлял себя на поле боя, в латах и со сверкающим клинком в руках.

А еще я «ножевой» маньяк. Честно признаюсь. Мимо хорошего ножа пройти спокойно не могу. Увидев у знакомого интересный нож, я мог год его выпрашивать, но все равно получал заветный клинок. Также с детства я не любил ножи, произведенные в серийном производстве, скучные они какие-то, бездушные, совсем другое дело самодельный нож! В черте нашего города есть две колонии, а где арестанты, там производство. Среди сидельцев было немало настоящих мастеров, иногда ими создавались настоящие шедевры. Да и на умирающем заводе толковых мастеров хватало. Несмотря на обилие колюще-режущих предметов у меня дома, остановиться я не мог. Не то чтобы я коллекцию собирал, ценных для профессиональных коллекционеров экземпляров у меня почти не было, просто люблю я ножи и поделать с этим ничего не могу. Сколько раз бывало, закажу нож, точные размеры дам, приносят готовое изделие, смотрю – вещь! Проходит месяц, я с новой игрушкой наигрался, и в очередной раз очередной нож отправлялся в деревянный ящик, в котором я хранил свою коллекцию. Не могу сказать, что это были плохие клинки. Среди них было немало отличных образцов, с великолепной формой лезвия, замечательным балансом, восхитительной заточкой и ухватистой рукоятью, но мне всегда было мало. Поэтому я решил научиться ковать сам, дабы попробовать самолично изготовлять все, что только пожелаю.

Так или иначе, я стал у Петровича информационным спонсором. Несколько дней я скачивал из Интернета все, что имело хоть отдаленное отношение к холодному оружию Средневековья. Пристально изучив все мною изложенное, после проб и ошибок Петрович начал изготавливать поистине великие клинки. Все-таки Мастер, он и есть Мастер. Параллельно он договорился с многочисленными знакомыми о создании ножен. Последним шагом были переговоры с владельцем магазина, которые поручили мне. Петрович также пообещал, что десятая часть прибыли будет выплачена мне в качестве премии, что в моем положении было весьма кстати. Неделю эта зараза водила нас за нос, не говоря ни да ни нет, но сегодня он позвонил и согласился на предварительную сделку, попросив предоставить несколько образцов. Сказал, что ждет образцы только до закрытия своего магазина, а времени оставалось совсем немного. Петрович выудил из подсобки дикое уродство, назвав его американским армейским рюкзаком времен Вьетнамской войны (интересно, как он у него оказался), закинул в него охапку наших изделий и торжественно вручил мне ценный груз. Напутствуя нежным матерным словом, отправил в дальний поход, пообещав, что, если все пройдет удачно, завтра же начнет обучать меня кузнечному ремеслу. До этого он меня к ковке не подпускал, только тяжести таскать заставлял. Некоторые рукояти торчали из этого баула, но Петрович недолго думая натянул на них мешок из-под сахара.

Сев в свою старенькую «шестерку» и проехав всего половину пути, я вспомнил, что забыл купить сигарет. Остановился возле ближайшего магазина, а вот по выходе из него завести машину не смог. Сам виноват, давно надо было к ребятам в гараж загнать, ведь знал, что на честном слове езжу. Время поджимало. Водрузив баул на плечи, напевая под нос «бродяга, судьбу проклиная, тащился с сумой на плечах», я зашагал к пункту назначения.

Воспоминания дело хорошее, но надо двигаться. Если не успею на встречу с заказчиком, будут проблемы. Он мужик с характером, закроет магазин, и все, «приходите завтра»! И куда я потом с рюкзаком «холодняка»?

Логичнее всего было пройти через бульвар, по освещенной и асфальтированной дорожке, но времени на это ушло бы прилично, а его-то как раз и не хватало. Второй вариант, наиболее предпочтительный, вызвать такси и доехать с ветерком, но, к моему глубочайшему сожалению, в кошельке у меня одиноко синела потрепанная пятидесятка, да в отдельном кармашке горстка мелочи. Оставался третий вариант: срезать через Поле Чудес, так народная молва окрестила большой пустырь, разделяющий два района нашего города. Имя он получил в девяностые, и не из-за известного «мичуринца» Буратино, который желал денежное дерево вырастить. Таких придурков в наших краях отродясь не было. Просто на этом пустыре регулярно встречались добры молодцы из третьего микрорайона с аналогичной сборной «четверки». Встречи эти, как правило, проходили душевно, с размахом, с использованием всевозможных аксессуаров, таких как обрывки цепей, обрезки водопроводных труб и прочих режущих, колющих и по башке стучащих предметов, без которых появляться на пустыре считалось дурным тоном. Времена, конечно, изменились, но свято место пусто не бывает. На поле стали собираться различные компании. От любителей побренчать возле костерка на гитаре, передавая по кругу дешевый портвейн, купленный в ближайшем магазинчике, до ценителей совсем другой жидкости, как правило приготовляемой в алюминиевых ложках. Этому очень способствовало месторасположение веселых посиделок, ведь на машине туда не проедешь, вместо дорог одни тропинки, а от пеших блюстителей правопорядка всегда убежать можно, благо пути отхода выучены назубок. По молодости я сам здесь не раз сидел, с портвейном, разумеется, наркоту в жизни не пробовал, да и не горю желанием. Во времена наших посиделок все было душевно и пристойно, прохожих никто не обижал, кошелек не требовали. Сейчас времена изменились, и добропорядочные жители по пустырю в сумерках не ходят.

Вариант не слишком привлекательный, но другого не было, надо идти через пустырь. Сейчас хоть и поздняя осень и уже начало темнеть, но тропинки пока видно, а отморозков разных я не очень-то боялся, отобьюсь, если придется. Бросив окурок в урну и закинув на многострадальные плечи мешок, пошагал по извилистой тропинке, не забывая при этом по сторонам поглядывать. Случаи-то разные бывают. Главное сейчас в овраг не свалиться, тропинка по самому краю, поросшему кустарником, стелется. Обогнув очередной куст, я заметил трех парней, стоящих ко мне спиной, а возле их ног бесформенной кучей лежал еще один. Ну все понятно, очередная разборка с собутыльником или «крысой» кого-то назначили. Надо пройти мимо, не мое это дело, я погоны уже не ношу, да и не Бэтмен я вовсе, против троих, неизвестно за кого. Не буду вмешиваться. Не буду, я сказал!

В тот момент когда я принял такое мудрое решение, средний из троицы смачно, по-футбольному пробил под ребра лежачего носком тяжелых ботинок под довольный гогот сотоварищей. От удара терпилу развернуло, и я заметил седые волосы и бороду, перепачканную кровью из разбитых губ. Вот уроды, старика, бомжа, наверное, калечат! В памяти встала картина из далекого детства, когда на моих глазах молодые парни в красивых спортивных костюмах насмерть забили такого же старичка-бомжа. Как сейчас помню его блекло-голубые глаза, непонимание, за что его бьют, и тихие слова, слетающие с разбитых губ: «Не надо, сынки! Не надо!..»

Петрович, заказчик, груз у меня за спиной – все это вылетело из моей головы, и я направился к окаянной троице, молясь, лишь бы они не оглянулись. Видимо, бог услышал мою молитву, и мне удалось приблизиться вплотную как раз в тот момент, когда «футболист» медленно, явно красуясь, отвел ногу, выбирая место нового удара. Я не стал дожидаться и, стремительно сократив дистанцию, подбил опорную ногу, да еще по падающему телу сомкнутыми в замок руками в основание черепа пробил. Хорошо так пробил, с гарантией, минут тридцать полной нирваны обеспечены. Не давая опомниться остальным, пнул по голени ближайшего, и тут же провел классическую боксерскую «двоечку». Р-раз – левая рука бьет в «солнышко», два – правая в челюсть. Тренер был бы доволен, я даже хруст сломанной челюсти успел услышать, не скоро еще сухарики грызть будешь!

Резко развернувшись к последнему, еле успел убрать голову от летящего кулака, получив только удар в плечо. Несколько шагов назад, разорвав дистанцию, спешно пытаюсь сбросить рюкзак с плеч. Противник, видя, что я открыт, с кровожадным рыком, победным взором и с богатырским замахом подскакивает ко мне и тут же улетает в сторону. А то как же, я ведь лямку только с левого плеча скинул, а правую на локтевом сгибе зафиксировал, поворот туловища, и вот летит мой рюкзачок многокилограммовый прямо навстречу злодею. Злодей, не выдержав такого столкновения, повторяет подвиг Икара. Сильный ты, конечно, но очень легкий. Полет его был недолог и окончился на дне оврага. Хоть бы шею себе не сломал, там, на дне, помнится, мусора всякого полно.

Итак, в активе: первый лежит без сознания, второй, мыча от боли, пытается встать, но он уже не боец, третьего не слышно… а нет, заорал, может, ногу сломал? В пассиве: запоздалый адреналиновый тремор и понимание, что сваливать отсюда надо крайне быстро, но старика здесь бросать нельзя. Захватив баул, я нетвердой походкой пошел к деду. Подойдя к нему, я понял, что ошибся, на бомжа тот явно не похож. Волосы хоть спутанные, но чистые, одежда – какой-то балахон, порванный в нескольких местах, а самое главное запах. От старика исходит легкий, но уловимый аромат парфюма, а не обычная бомжатская кислятина. Он попытался подняться, но со стоном упал на спину, видно, хорошо ему досталось. На губах была кровь, пузырящаяся при дыхании – вот твари, неужели сломанным ребром легкое повреждено? Срочно к врачу надо! Я стер рукой кровавые пузыри.

– Дед, давай вставай, помогу до дома добраться, а там и «скорую» вызовем.

Старик произнес несколько слов, явно не по-русски. Откуда же здесь иностранец-то взялся? Блин, что же делать? Здесь я его точно не оставлю, «скорую» сюда не вызвать, да и мне с правоохранительными органами видеться не хочется. Старик, произнеся еще несколько слов и видя, что я его не понимаю, дрожащей рукой вытащил из-под одежды висящую на серебряной цепочке странную многолучевую звезду небольшого размера с красным камнем в середине. Зажав ее в кулаке, другой рукой сильно сжал мою ладонь и, заглянув мне в глаза, снова произнес какую-то фразу странным, виноватым тоном. Мою руку, в которую старик вцепился с дикой силой, пронзил холод. Словно в жидкий азот засунул! Сам-то я не совал, но по слухам знаю. В газете читал. Холод по руке заструился все выше и выше, достиг плеча, потом перешел на грудь и, наконец, заполз в самое сердце. В тот же миг мое тело пронзило, словно электрическим разрядом, я ослеп, оглох, меня выгибало дугой, кажется, я пытался кричать, но голоса своего я не слышал. Я вообще ничего не ощущал, кроме руки старика, впившегося в мою ладонь, и чертова рюкзака в другой руке. Сколько это продолжалось, я не могу сказать, но в какой-то момент меня особенно сильно тряхануло, рука старика разжалась, и все прекратилось.

Зрение и слух постепенно возвращались ко мне. В ушах стоял гул, голова раскалывалась на отдельные фрагменты, из глаз текли слезы, но, проморгавшись, я стал различать предметы. Первое, что я увидел, было смертельно бледное лицо старика. Глаза его были закрыты, и я еле уловил его дыхание. С трудом поднявшись, огляделся вокруг и обомлел. Мы находились не на Поле Чудес, а в совсем мне незнакомом месте. Сейчас поздняя осень, ветки уже голые, а тут явно просматриваются листья на деревьях. В сумерках мне удалось разглядеть метрах в трехстах от нас какое-то строение, и оттуда к нам с факелами в руках бежали несколько человек. Первым добежал рослый мужчина лет сорока в старинном камзоле. На поясе у него висел короткий меч в простых кожаных ножнах. Воин взглянул на лежащего у моих колен старика, на мои руки, испачканные в крови, черты его лица исказило бешенство. Одним движением он выхватил меч, и последнее, что я запомнил, – сверкающий клинок, летящий в мою многострадальную голову.

Глава 2

Случается, ты точно чувствуешь, что проснулся, еще до того, как откроешь глаза. Ты начинаешь слышать звуки и ощущать запахи, понимаешь, что рука у тебя затекла, так как ты проспал всю ночь, положив ее под голову. Тебе тепло и уютно под любимым одеялом и очень не хочется открывать глаза. Ведь стоит это сделать, как все прервется, надо будет вставать, умываться, завтракать и топать на работу. Всеми силами ты пытаешься оттянуть этот момент, но в твое блаженство нагло врывается мерзкий звон будильника. Начался новый день. Почему-то самая любимая мелодия утром в качестве будильника кажется грубой и резкой.

Будильника я не услышал. Его просто не было. Вообще вокруг меня почти не было никаких звуков, лишь откуда-то издалека доносилось тихое поскрипывание. В воздухе витал легкий запах лекарств, кто хоть раз был в любом медучреждении, никогда его не забудет. Лежу на чем-то очень мягком, да и укрыт теплым одеялом. Так, значит, я в больнице? Интересно, в какой? И что было вчера? Драка, старик, непонятный приступ и, наконец, тот мужик, который мечом крепость моей головы проверял? И если это так, то почему я еще жив? Может, надо глаза открыть, что-нибудь да и прояснится. Глаза открывать было немного страшно, денек вчера выдался не из легких, но, переборов себя, я это сделал.

Очень интересно. Оказывается, лежу я на широкой кровати, на перине потрясающей мягкости, и укрыт пуховым одеялом. Довольно большая комната, легкий полумрак, рассеянный свет пробивается из-за плотных штор на окне. Недалеко от моей постели стоит низенький резной столик, на нем среди многочисленных пузырьков и склянок массивный канделябр с пятью огарками свечей, по всей видимости, именно оттуда исходит запах лекарств. Рядом со столиком уютное кресло. Стены обиты светло-зеленой тканью, в углу двухстворчатые двери, украшенные резьбой. Попытавшись встать, обнаружил крайне важную деталь. Я был абсолютно голый, все, что на мне было, это цепочка с крестиком да серебряная печатка на безымянном пальце левой руки. А трусов, не говоря об остальной одежде, не было.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37