Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

Андрей еще минут двадцать изображал из себя морскую звезду и воплощенную любовь к Матери Сырой земле, точнее к Отцу Каменному полу. Слезы продолжали литься из глаз, ему было жалко себя. Жалко до зубовного хруста. Ну что за напась!? Почему это все происходит именно с ним? Почему сюда не закинуло «толкиенутых» придурков из Иркиной компании? Они бы оценили все местные прелести и показали, как танцевать джигу!

– За что? – крикнул он во все горло, кусая губы от отчаяния и ударив кулаком по полу, подняв маленькое облачко пыли. Крик отразился от стен и вернулся к нему многочисленными, постепенно затухающими, откликами: «За что… за что… за что…» Никто не спешил давать ответа. Кто ответит за эти гребаные два дня в лесу и раны по всему телу? Что он сделал высшим силам, так подшутившим над ним? Сначала молнией приласкали, решили, что мало, и добавили иномирного антуража? Ему еще повезло, что его никто не сожрал или он не наступил на ядовитую змею, а «персик» вполне мог оказаться последним фруктом в жизни. Хотя, что такое везение? Везением бы было не идти через плац, еще лучше – совсем не поехать к отцу на работу…

Когда холод камней начал пробирать его, а адреналин махнул на прощание кисточкой, он осторожно, стараясь лишний раз не шевелить лопатками и спиной, сел. Вытер футболкой мокрые дорожки на щеках и, сощурив глаза, огляделся. Хватит мокроту разводить, слезами горю не поможешь…

…Они ему ответят. Ответят за все, он еще в бараний рог этот долбаный, мир скрутит и начистит «хлебало», кому надо. Кто «они» и кому он будет чистить «хлебало» Андрей еще не определился, но твердо решил выжить. Выжить всем назло и во что бы ему это ни стало. От него больше не дождутся слез! Ни-ко-гда!

– Куда меня занесло на этот раз? – задал он в пустоту философский вопрос.

В помещении установилась тишина, только дробный перестук мелких камушков, продолжавших сыпаться из дыры в стене, нарушал безмолвие. Зал, в который он угодил, был громаден. Андрей поднял голову вверх, купол светился мягким приглушенным светом, пылевая взвесь играла в воздухе как мириады маленьких звезд. «Метров семьдесят…» – на глазок, оценил он высоту купола. От стены до стены было под сотню. Получается, что «лысый» холм скрывал под собой древнюю постройку. Стены были изукрашены барельефами, но пыль и грязь, толстым слоем лежащие на всех поверхностях, не давали рассмотреть их более подробно. Среди заросшего грязью зала неестественной чистотой выделялась высокая арка, словно вырезанная из цельного куска хрусталя. По арке пробегали искры отраженного света, толща хрусталя подсвечивалась изнутри бледно-фиолетовым светом. Арка располагалась под дырой в стене, через которую влетел внутрь Андрей.

Перед аркой высилась гора костей, по размеру которых можно было предположить, что принадлежали они динозавру. По крайней мере позвонки хвоста, рядом с которым сидел Андрей, вытянулись рядком метров на восемь. И как сюда этот палеонтологический экспонат попал? Никаких дверей или проходов в пределах видимости не наблюдалось – прилетел? Не успела последняя мысль оформиться в мозгу Андрея и пройтись по извилинам, как глаза, опережая мозг, наткнулись на вытянутые кости, лежащие на полу справа и слева от порушенного им скелета.

Та-ак! Андрей встал, вдоль позвоночника пробежала волна глухой боли. Ничего, терпимо, ходить и прыгать можно. Расположение костей очень сильно напоминало костяк крыльев летучей мыши или птеродактиля. «Ничего себе!» Размах крылышек у местного летуна был метров двадцать. Не хилые «птички» тут коптят небо, однако! Почему-то представилась дурная картина, как эта летающая дура «капает» на пешеходов, навозу было бы не на один огород…

Андрей подошел ближе, да, так и есть – крылья. Он постоял, задумчиво пощелкивая пальцами и вперив взгляд в одну точку. Грифоны в этом мире водятся, априори приходится принять версию, что гора костей перед ним когда-то была драконом, но что-то с трудом верится, что этот дракон летал. Маловат размах для такой бандуры или… Или здесь есть магия, тогда все встает на свои места. И полет дракона, и освещение в здешнем зале, а то он уже начал мучиться вопросом: откуда свет? Насколько ему помнится, на холме не было никаких окон. Аккумуляторы? Какая же у них должна быть емкость, раз они не разрядились за то время, которое потребовалось для накопления такого слоя пыли? А времени явно прошло не мало. Автоматическая электростанция? Ха! И еще три раза – ХА!

«Не о том думаешь, Андрей Батькович! Думать надо, как теперь выйти отсюда, а не о том, как тут лампочки включаются!» – одернул сам себя горе-путешественник. – Надо посмотреть на черепушку этого чуда природы».

Андрей обошел дракона кругом. Чудовище лежало перед каким-то постаментом или алтарем, положив на него голову. Впрочем, назвать полутораметровую зубастую черепушку головой… на языке крутилось что-то другое.

– Ни фига себе, вот это размерчик! – присвистнул Андрей, щелкнув по зубам дракона ногтем.

«Походный набор стоматолога» или хирурга-вивисектора заставил бы тираннозавра покраснеть от стыда за свои «молочные» зубки. Помимо загнутых назад пятнадцатисантиметровых треугольных зубов на челюстях дракона выделялись две пары верхних и нижних клыков длиной под сорок сантиметров. Сам череп имел коническую форму и расширялся к глазным впадинам. Обе впадины были смещены вперед, так что вопрос о бинокулярности зрения «птички» отпадал сам собой. От затылка, закрывая основание черепа, отходил полуметровый костяной воротник, разделяющийся на два конуса, переходящих в метровые рога. Рога были направлены назад и располагались параллельно пятиметровой шее. «Птичка» не зернышки клевала, клевала она клевателей зернышек – жирлонов, к примеру.

Андрей повернулся к алтарю и чуть не упал, зацепившись ногой за цепочку, торчавшую из-под правой лапы дракона.

– Тэкс, посмотрим… – наклонившись, он потянул за цепь. Обиженно звякнув о камень, из-под лапы показался настоящий круглый «блин» с кроваво-красным камнем в середине. Ничего так медальончик, как раз для дракона, и размер подходящий, полметра в диаметре. Андрей подтянул кругляк к себе, ничуть не удивившись тяжести, взял его в руки. Килограммов десять, может больше, может меньше. Поплевав на железяку, он потер ее краешком футболки. Очищенное место подмигнуло темно-желтым цветом. Вот и объяснение тяжести «блина» – из золота пекли, а камешек рубин? Подняв кругляш кверху, Андрей смотрел на игру света в камне. Может, дракошу за это золотишко и «пришили» тут? Может дракоша… хотя нет – других костей не наблюдается, версия о драконе-убийце отпадает.

Неожиданно медальон полыхнул желтым светом и на нем засветились непонятные руны, роем рассерженных пчел загудела хрустальная арка. Бледно-фиолетовая подсветка на ней сменилась на яркий неоновый свет. Андрей испугался и попытался выбросить тяжелый кругляш. Не тут-то было, медальон словно прирос к его ладоням. Так мы не договаривались! Свечение арки становилось ярче, испуг перерос в настоящую панику. Дохватался, так-растак, чужого! Не зная, что предпринять, Андрей со всей дури саданул этой золотой хренью об алтарь. Блюдо, кругляш, амулет, медальон, круглая золотая хрень – будь она неладна, отцепилась от рук, оставив на своей поверхности кусочки кожи с ладоней и победно звякнув, упала на пол возле головы дракона.

Андрей, зашипев от боли, замахал кистями рук. Несколько капель крови попало на злополучный золотой кругляш, из рубина вырвался темно-красный луч и уперся в потолок. Удивиться новому стетопред-ставлению не получилось, в следующий миг по груди словно кувалдой саданули, ноги оторвало от земли, и он ощутил себя парящим в направлении противоположной стены. Не долетел, приполился в десяти метрах от точки отрыва, еще пяток метров, по инерции, проехался, полируя поверхность задом и хватая ртом воздух.

Пока он пытался подражать птицам, перестала светиться арка и исчез красный луч из рубина. Вопрос «что это было?», как-то сразу уступил место восклицательному изречению: «Валить нахрен!» Не верил в магию? Получите доказательство, ничего, что оно с занесением в грудную клетку?

А это что за хрень? Над Андреем засветился воздух, уши заложило от тонкого, на грани ультразвука, визга. Над головой сами собой стали вычерчиваться линии какой-то пентаграммы. Как, еще ничего не закончилось? По всей видимости, его решили добить магически. А что в такой ситуации главное? Правильно – применение сто первого приема пограничника в виде изматывания противника бегом. Но убежать, как удивиться минуту назад, не вышло. Андрей не успел оторвать пятую точку от отполированной поверхности и рвануть куда подальше, все равно куда, но как можно дальше от светящегося геометрического бреда, как «бред» засиял ярче солнца в безоблачную погоду. Яркий свет резанул по глазам не хуже, чем электросварка, ультразвуковой визг сменился басовитым гулом, от которого задрожали стены, на тело навалилась неимоверная тяжесть, пришпилив к полу, голову как в тиски зажало.

Спеленутый по рукам и ногам и для надежности приколоченный к земле невидимыми гвоздями, Андрей, с яростью и какой-то утробной злостью, широко раскрыв глаза, смотрел на опускающуюся, на него пентаграмму. Да как они смеют так поступать с ним? Он не игрушка и не хомячок для магических экспериментов! Ярость и злость на неведомых «экспериментаторов» чуть ли из ушей не плескалась.

– А-а-а! – он задергался всем телом, – Пусти-и-и! Не хочу-у! Порву, падлы! Убью, с-суки! – вместо крика из горла вырвался приглушенный хрип, отчаянная попытка вырваться из смирительного кокона не принесла результата.

Пентаграмма коснулась его тела и погасла – как будто ее и не было, тяжесть пропала, и Андрей из положения лежа одним движением вскочил на ноги. Внутри плескалась злость и готовность убить любого, кто окажется поблизости, испепеляющая ярость требовала выхода. Он схватил большую бедренную кость дракона и принялся крушить ею остатки скелета. Через несколько минут, выпустив пар, Андрей решил, что с дракона довольно, тем паче, что он так ухайдакался, будто две машины угля перекидал. От скелета осталась целой только черепушка. Вытерев со лба обильную испарину, Андрей огляделся.

Зал изменился. Исчезли многовековые грязь и пыль, все поверхности сверкали идеальной чистотой. Не иначе «мистер Мускул» в паре с «тетей Асей» наведались, пока его пентаграммой плющило. Впечатление от уборки портил разнесенный до основания скелет, камни под дырой и сам Андрей – грязный, со спутанными волосами, весь в разводах из засохшей крови и оборванный до основания. Привокзальные бомжи лучше смотрелись. Кроссовки – единственный предмет гардероба, которого не смогло коснуться разрушительное дыхание чужого мира. У него и дома обувь долго держалась, только растущий размер стопы заставлял родителей выделять деньги на обновку, а старую, но еще хорошую обувку относили в «Красный крест» или отдавали соседям. Вот и здесь: куртка, что держал в руке, осталась где-то в вентиляционной трубе, пока он ехал сюда, футболка в хлам, джинсы в мелкую дырку, а шузы только от пыли почистить и полный порядок.

Андрей переступил с ноги на ногу и выпустил из рук громадную костромыгу. Странно как-то, как у него получилось размолотить скелет? Почему зажатая в руках кость оказалась крепче остального костяка?

Андрей посмотрел на свои руки и попинал упавшую на пол костяру – обычная кость… Перед драконом было как-то… стыдно, с другой стороны, нечего было разными амулетами разбрасываться. То, что кто-то выступил в роли любопытной сороки, за что и получил по клюву, уже позабылось. Впрочем, почему по клюву? Может, на него какое проклятие навешали или чего похуже из магического арсенала? Разбираться будем позже, сейчас выход найти надо! Андрей прошелся вдоль стен, по ходу пьесы рассматривая барельефы и резьбу по камню.

Каменные картины заставляли задерживать дыхание, он подолгу стоял напротив некоторых композиций. Работа мастеров, создавших эти шедевры, была выше всяких похвал. Фантастика, многие на бумаге не могли передать мир так, как его передали в камне стен древнего строения! Драконы, люди, судя по заостренным длинным ушам – эльфы, и другие существа были изображены во всех подробностях, мельчайшие детали вырезались с филигранной точностью, казалось, что сейчас налетит ветер и растреплет волосы у людей или пройдет волной по пушку на крыльях драконов. Мелкие насечки и выступающие части камня создавали непередаваемую игру теней, оживляя каменные изваяния.

Сколько времени Андрей провел, погрузившись в созерцание жизни крылатого народа и других каменных персонажей, он и сам не мог сказать. Незапланированная экскурсия по «картинной галерее» выбила его из колеи и чуть не заставила забыть о цели поиска. Несколько чувствительных шлепков, нанесенных ладонями по щекам, заставили вернуться в суровую действительность и отвернуться от стен, но взгляд непроизвольно продолжал цепляться то за одно, то за другое резное изображение или барельеф…

Вскоре он вернулся к тому месту, откуда начал свой обход. С дверьми и другими помещениями было туго – либо не предусмотрено проектом, либо тщательно замаскировано, что вероятнее всего, может, даже с каким-нибудь магическим паролем или с допуском по типу ауры. Андрей почесал «маковку», как быть? Искать двери? Так он отсюда до второго пришествия может не выбраться, и его скелетик займет место рядом с раздробленными косточками дракона. Как мило. Композиция будет называться…

«Никак она не будет называться! Штирлиц выйдет через вход!» Выпавший из вентиляционного отверстия мелкий камушек своим стуком навел на мысль о способе покинуть столь негостеприимный дом.

Легко сказать, трудно сделать. Допустим, до дыры можно добраться, поднявшись на арку, а дальше? А дальше начиналась ж… пятая точка, во всех ее непритягательных проявлениях. Как лезть по наклонной трубе? Когтей-то у него нет! Думай, парень, думай!

– А ты чего скалишься? – разраженно пнул Андрей ни в чем неповинный череп, череп громко клацнул зубами, по клыкам пробежался фиолетовый отсвет от внутреннего освещения арки.

– Извини, чувак! – Андрей присел перед черепом дракона. Когтей нет, но есть им замена… – Поделишься зубками? Мне они, знаешь ли, нужнее!

Клыки никак не хотели выбиваться, второй булыжник разлетается в куски, а стоматологическая операция не доведена до конца. В активе один клык, для полного счастья надо еще три. С ними Андрей провозился дольше, чем разносил скелет, сидели клыки крепко – кариесом дракон не страдал, зубы и без «Орбита» сверкали белизной.

То что доктор прописал! Неизвестно сколько тут пылился бедный дракончик, но за зубы ему отдельное спасибо – острые, внутренняя кромка с мелкой пилкой и режет не хуже ножа, так ладони можно до костей исполосовать. Андрей подобрал с пола футболку и нарезал перочинным ножиком несколько полосок ткани. Теперь перемотать тканью основания у новоприобретенных альпинистских приспособлений и можно выдвигаться. Что-то он подзадержался…

* * *

Вбить клык. Подтянуться. Левой, правой – подтянуться. В лицо посыпалась мелкая крошка и песок. «Твою мать! Опять в глаз попало!» Андрей глубоко вбил клык левой рукой и, удобнее перехватившись, протер правой рукой глаза. Неизвестно, вылезет он или нет, но глины, землицы и песка наестся на всю оставшуюся жизнь. Хлоп, наткнувшись на что-то твердое, сломался клык в правой руке, Андрей выхватил из-за поясного ремня запасной, осталось три зубика, осторожней надо.

Подниматься по трубе вверх было «весело». Одна радость – стенки светились призрачным светом, словно в глубине и на поверхности глиняно-керамической трубы жили гнилушки или фосфоресцирующие микроорганизмы. Пусть светятся, почему грязь не убрали? Совсем обленились… Если в оставшемся внизу зале «тетя Ася» навела уборку, то на трубу печника не заказали, и теперь Андрей животом и коленями наводил порядок, подтирая грязь там, где не успел подтереть задом при спуске вниз. Чтобы уборка не казалась скучной, сверху на голову периодически сыпался песок и мелкие комья земли, а живот до крови царапали мелкие камушки. А кому сейчас легко? Несколько раз на пути защитными барьерами возникало дымное марево, и его приходилось буквально продавливать, хотя камешки и пыль через них проходили без проблем. Андрей не помнил, чтобы барьеры были при спуске вниз, защита от крыс и прочей живности? Неважно, все мешающие мысли побоку. Вбить клык, подтянуться. Другой рукой, подтянуться. Половина пути пройдена или проползена. В голову лезет всякая дурь. Андрей думал, будет ли у него мозоль на пупке или последний в хлам сотрется? Натирают же ковбои мозоли на ягодицах, а у него ситуация гораздо хуже чем при конной прогулке. Пятьдесят метров позади и полтинник впереди, вон и курточка висит. Зацепилась за корешок, родимая. Ты думала, тебя на совсем бросят? Не угадала! Папа вернулся. Ничего, что у папы руки мелкой дрожью дрожат, а сердце выбивает барабанную дробь, он доползет! Назад пути нет, повторное приземление на кости дракона однозначно закончится плачевно, если не смертельно. Папа постарался, дурень, вместо соломки вилы поставил. Стоило громить косточки? Не стоило! Не плюй в колодец, даже если он дракон, в дракона тем более не плюй. Вбить клык, подтянуться. Правой рукой, подтянуться. Вот и куртешка. Соскучилась? А папа скучал! Одна ты осталась, футболка превратилась в топик и не сможет согреть холодными ночами, слишком много на топике дырок, пробу негде ставить! Андрей зажал куртку в зубах. Тик-так, тик-так, тикают часы в нагрудном кармане, заодно и время узнаем! Осталось выбраться.

Корни, словно живые щупальца, норовили зацепиться за ремень и мешали лезть вверх, хватали за руки и норовили ткнуть в лицо. Бесполезно, роботу, в которого превратился Андрей, поставлена задача – вбить клык, подтянуться, вбить другой, подтянуться. Монотонная механическая работа, высасывающая остатки сил, но никакие корни не смогут помешать поставленной задаче!

Три четверти пути. Финишная прямая, дыхалка спурт точно не выдержит, но ничего! Будем соблюдать олимпийский принцип: «Главное не победа, а участие!» Жаль, на ноги клыки не приделать, руки уже крупной дрожью взялись… Отдышаться и вперед. Вбить – подтянуться, другой рукой – подтянуться.

Новая порция сырой земли в лицо, хорошо глаза вовремя прикрыл. Сколько можно, он уже и так грязный как Вини-Пух, тот правда сам в грязь прыгнул перед тем, как лететь за медом, но что это меняет?

– Ефлиб мыфки были пшелами, то они бы нипошем, – трудно не зашепелявить, когда держишь в зубах воротник куртки, – нихогда и не пожумали, штроить нору размером с дом!

«Интересно, а какие «мыфки» или «крыфки» копали эту «норку»? Может, на подряд нанимали красноглазого кролика? Что такое дыра? Это нора, а нора – это кролик. А кролик – это такая компания, в которой можно поживиться чем-нибудь. Все может быть, мамаша «чеширка» приносила из леса крольчатинку размером с доброго пса. Упаси Господи встретиться с таким в трубе, как и с предполагаемыми «мыфками».

Если тут такие мыши, то какие тогда слоны? Размером с пятиэтажный дом! А блохи у этих «домовитых» слонов размером с легковушку. Прыг-скок, прыг-скок, прыгающие легковушки на спине веселого домопотама».

Андрей уперся головой в большой валун. «Стоп. Какие мыши? Какие блохастые кролики? Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша? – проснулась в забитой разной дурью голове трезвая мысль. – «Остальные мысли, значит, пьяные? Кажется, я сошла с ума! Какая досада… Теперь положат в «дурку». Чем отличается врач в дурдоме от психа? Врач спит дома, а псих в больнице – вот и вся разница! А может, я сплю и этот кошмар мне просто снится?»

Удар кулаком о валун, закрывающий «нору», показал воспаленному воображению, что это не сон, а, к сожалению, прозаическая действительность. Добрался, добрался! Андрей закрепился поудобнее и стал искать щель между крышкой люка из валуна и краями трубы. Никаких зацепок. Как же сюда нанесло столько пыли, земли и листьев? Открывайся. Ну! Открывайся же! Андрей ударил по камню изо всех сил, разбив в кровь костяшки. Над головой щелкнуло, валун отъехал в сторону, открыв проход и темнеющее небо над головой. Уже вечер? В трубе задуло и завыло от потоков воздуха, в отверстие посыпались камушки, сдвинутые крышкой. Не заставляя себя долго ждать, Андрей выбрался из ловушки. Чуть не отколбасив ему ноги, с быстротой гильотины, громадный валун встал на место. Не больно-то и хотелось лезть обратно!

Благодать! Как хорошо наверху! Свежий воздух, ветерок, как вас не хватало там, внизу! Андрей лег на спину. Кайф, необыкновенное наслаждение лежать, ничего не делать и смотреть в небо. Руки одеревенели, гудят как трансформатор. Сколько он полз, метров сто? По ощущениям все триста. Эх, до реки бы дойти – помыться… Небо посветлело, над горизонтом показался голубой краешек восходящей планеты.

Андрей сел, что теперь делать? Спускаться к лесу и искать дерево повыше? Оставаться на холме ему совсем не улыбалось, местная фауна отличается прожорливостью.

Голубая планета тяжело поднимала свое округлое тело над горизонтом, не спеша добавлять света в темноту ночи. Бледно-желтая луна где-то шлялась по небесным чертогам. Идти к темному частоколу леса все равно придется, и лучше сделать это раньше, чем на охоту вылезут ночные твари. Ориентир можно держать на отсветы огня между деревьями. Андрей резко остановился. Вот он тупит! Огонь! Там люди! Усталость как рукой сняло, он рванул вниз со скоростью гоночного болида, на полном ходу перепрыгивая через валуны, кусты и поваленные деревья. Споткнись он на такой скорости – костей бы точно не собрали. Андрей мчался, петляя между деревьями и не замечая подлеска, умудряясь протискиваться между тонкими стволами густого орешника. Огонь уже близко, о, как приятно пахнет дым! Там люди!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении