Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Повернись ко мне боком.

– Зачем? – забеспокоился парень.

– Красоту наводить буду, поколдую маленько, а то пока бегать будешь, вся свадьба мимо тебя пройдет. Вон, идут уже с поклона. – Андрей указал рукой в сторону Орти, ярко блестевшей под светом Нелиты и Хелиты. Ночных сестер, ок-глаз богинь-близнецов, жизни и смерти. Казалось, от реки движется стая громадных светляков, распевающих гимны новобрачным. Горн благословил молодых. Детина недоверчиво глянул на Андрея, но бок с бантиком подставил. Андрей сотворил заклинание подобия и наложил магическое кружево на подставленный бант и рубаху. Пара мгновений, и бант засверкал ярко-красными сполохами. Лицо парня расплылось в глупой и восхищенной улыбке, так ему понравилось, – До завтрашнего вечера продержится.

– Здорово! Вот уважил, Мик Малыш добра не забывает!

Малыш? Какой же тогда здесь Большиш?

Мик затряс руку Андрея, чуть не переломав тому пальцы. Силища у Мика была неимоверная.

Песнопения становились громче, и вот улицу залило призрачное сияние движущейся колонны. Впереди, на белоснежном хассе восседали буквально сверкающие жених и невеста. Однако! Снежка для доброго дела не жалко, но совесть иметь надо. Гляди, как выгарцовывает, искры от когтей по мостовой. И подпустил же, Снежище, чужих к себе. На спину разрешил забраться. Гром, конечно, хороший гном, но за такие косяки, пока Андрей намеревался линять в глухом уголке, два дня будет хасса отборным мясом кормить. За свой счет и по барабану, что хозяин будет отсутствовать.

Свадебная колонна приблизилась к воротам корчмы. Андрей подошел к хассу, подав руку невесте. Илия царственно улыбнулась и дозволила заключить себя в легкие объятия. Снежок отвернул морду в сторону – чует кошка, чье сало съела.

– Прими, красавица, скромный дар. Роди мужу столько детушек, сколько в подвеске камушков! – Илия наклонила голову, полыхнув прической. Светящиеся волосы у гномов были отличным индикатором настроения, как хвост у собаки. Андрей передал подвеску и серьги жениху. Тот повесил сверкающую обновку на прелестную гномку. Отныне только Муж мог надевать на свою Жену драгоценные подарки.

Веселая свадебная процессия рекой вливалась в гостеприимно распахнутые Миком Малышом ворота. Гром Весельчак сам подошел к Андрею с предложением бесплатного ухода за четвероногим другом. После короткого, но яростного торга, на тех же условиях, то есть даром, за Андреем закреплялась на два дня комнатка во флигеле. Хозяину напомнили о свадьбе, празднике, а вдруг бы хасс поранился? Или поранил чужих? И наконец, о щедрости гномов. Ага, хохол, еврей и армянин зальются горючими слезами, появись на Земле хоть один гном. Гром, конечно, хасса кормить мясом будет, но наверняка уже прокрутил в голове массу вариантов коммерческого использования животинки, где стоимость мяса всего лишь процент от полученной выгоды. Да даже детей на такой белоснежной редкости покатать за четверть серебрушки с носа… Нехай с ним, вон какая у «предателя» морда довольная, жрал целый день от пуза, был бы голодным, хрен бы кто чужой на него влез.

Извинившись, что дела не позволяют остаться на разгорающемся веселье, Андрей направился по тракту в сторону протоки Орти.

Тщательно осмотрев берег на отсутствие незапланированных свидетелей в виде рыбаков и идущих по реке судов, он нырнул в реку.

Какое наслаждение принять истинный облик, да еще погрузиться при этом в прохладную воду! Мир расцвел красками и какофонией звуков, спектр зрения расширился, боковая линия на теле ловила все колебания и струи воды. Стыдно признаться себе, соскучился по хвосту… Кайф! Холодная вода успокоила зуд.

Вытянув длинную шею вперед и подрабатывая хвостом и крыльями, дракон быстро поплыл вверх по течению. Вскоре из виду скрылись огни Ортена, течение стало сильнее. Андрей даже перекусил по дороге, поймав пару здоровенных рыбин, сожрал сырыми. Чего тут брезговать. Приближались пороги и горные теснины. Людей здесь нет. Можно не бояться быть замеченным. Выпрыгнув на берег, он подсушил мягкий пушок крыльев и взлетел.

Небо! Раньше он летал во сне, теперь сны воплотились в явь. Первый полет, после пинка папаши Карегара с обрывистой скалы, навсегда привязал его к небу. Полет нельзя описать простыми человеческими чувствами. Андрей просто отдавался во власть нисходящим и восходящим потокам воздуха. Стоило пройти столько мучений, пыток, унижения и боли ради этого. В небе он не хотел уже возвращаться домой. На Земле нет магии, и он не сможет быть там самим собой. Каждый раз, возвращаясь в человеческое тело, Андрей корил себя за крамольные мысли, но ничего поделать не мог.

Вот и примеченное ранее таежное горное озерцо. Авиакомпания «Эйр-Иланта Драконз» поздравляет вас с окончанием перелета и желает успешной линьки. Насыщенный событиями день завершился.

А потом была линька и уничтожение всех следов своего пребывания на берегах озерца. Кровь, от яростного трения о скалы собрана в пробирки, заранее прихваченные с собой. Ценнее золота, пригодится однозначно. Чешуя собрана и закопана в глубокой яме, может, когда и пригодится. Чешуя тоже не хилых бабок стоит, в золотом эквиваленте, будем считать, что положил в банк на сохранение. Кострище засыпано свежим песком.

Обратная дорога заняла меньше времени, и к исходу второго дня он ночевал в комнатке бокового флигеля заведения Грома Весельчака.

Разговор с графом Сато у ворот школы, поутру третьего дня, не принес ничего хорошего. Микаэл плевался, брызгал слюной, называл и сам потом пугался своих слов, Андрея безответственным юнцом и раздолбаем, но в конце разговора все равно повторил свою просьбу. «Тимур хоть будет знать, как нельзя поступать. Надеюсь вы объясните ему, куда не стоит лезть?» – сказал граф напоследок. Плохому его Риго точно научит, а то Тимур слишком правильный, прямо глаза режет. И слабого пола сторонится. Непорядок.

Первый день учебы начался с формирования групп. Как ни хитрил и ни изворачивался Андрей, но девчонки и Тимур были распределены в другие классы, а в их группу «приятным» довеском включили снежных эльфов. Не было печали. Сразу появились вопросы к эволюции и естественному отбору, не предусмотревших глаз на затылке, как ни крути, тактильные ощущения опасности, улавливаемые пятой точкой, давали такую же вероятность как прогноз погоды на первом канале. Определенной системы в формировании групп Андрей не уловил и, по какому принципу была сформирована их интернациональная бражка, не понял, только провидением богов.

С самого первого дня ледышки демонстративно не замечали его, обращая на него не больше внимания, чем на пустое место. Для них он уже был мертв. Не имеет значения, что мертвец ходит, дышит и портит воздух вместе со всеми, он приговорен, и приговор обжалованию не подлежит. Приведение приговора в исполнение лишь вопрос времени, пусть помучается, ожидая вызова. Подчеркнутое невнимание снежных эльфов уловили и остальные одногруппники. Моментально между Андреем и ними возникла пропасть: чем может закончиться конфликт с длинноухими знали все. Попасть под жернов мести не хотел никто. В сложившемся незавидном положении бальзамом на душу оставалась дружеская верность Риго и молчаливая поддержка Тимура.

С Ирмой не сложилось. Да, у них было несколько встреч под светом ночных сестер и пара сцен постельного характера. Андрей не был мальчиком, она не была целомудренной девочкой. Юная нимфа прекрасно знала, где у парней располагается «мозг», и умела своим знанием пользоваться. Ирму совсем не испугали уродливые шрамы на спине и боках любовника, только прибавили ему дополнительного шарма, но где-то в глубине глаз девчонки пряталась тщательно скрываемая жалость. Андрей не строил радужных планов, все же надеясь на нечто большее, но быстрое расставание с подругой явилось неожиданностью и для него. Хищница, проснувшаяся в красивой сельской баронессе, нашла себе добычу по вкусу. У Ирмы на горизонте появился «золотой» мальчик – граф Алан Баренборо, наследник герцога Рума (Большая Тантрийская Шишка – все слова с большой буквы). Запрет на титулование никто не отменял, но все и так знали «ху из ху». Граф положил глаз на распускающуюся, словно роза, Ирму, и ведьмочка из синицы и журавля выбрала толстую синицу. «Расстанемся друзьями». Ничего, кроме замшелой фразы предложить Ирме Андрей не мог. Подруга начала тяготиться их знакомством, кавалер не мог дать ни земли, ни титула, про рай в шалаше не верили оба. Ирма с радостью ухватилась за эту соломинку, наградив напоследок безумной ночью. На комнату был повешен «Полог тишины», и комендант ничего не заподозрил. Баренборо глазом не успел моргнуть, как попал в оборот. Действуя с напором танкового клина и методичностью асфальтоукладчика, и не скажешь что леди из глухого провинциального угла, Ирма моментально скрутила его в бараний рог. За короткий срок она отшила всех соперниц и прочно заняла место у левой руки графа. Прочим воздыхательницам осталось только пыль глотать. Одним словом – ведьма. Как недавно, с придыханием, шепнула ему Марика, дело у графа идет к свадьбе. Блицкриг завершился полной капитуляцией противника. Тяжелая артиллерия в виде папаши графа, срочно прибывшего в Ортен, ничего поделать не смогла и расписалась в бессилии. Девочка оказалась непраздна, что подтверждалось консилиумом магов Жизни, дружно указавших пальцами на будущего папашу. Графу требовалось спасать «лицо» и положение. Флирт скрыть не удалось, слишком большое количество свидетелей, по краткой оценке – вся школа. Допустить рождения бастарда впереди законного наследника графа тоже нельзя. Ирма хорошо подстраховалась. Все было бы проще, окажись девочка простолюдинкой, а не титулованной дворянкой, исчезла себе и все тут. И не беременной. Законы королевства сурово карали прелюбодеев, а семейка являлась лицом королевства, сам Единый велел стоять на страже закона и порядка.

– В башке пусто, из зада не достанешь! – в сердцах бросил распаленный герцог Рума, наградив сына злым взглядом. Наследник, он же граф, виновато опустил глаза долу. – Ничего, у девочки мозгов хватит на двоих. Что-ж, осталось только пожелать счастья молодым.

Как не хотел Андрей признаваться самому себе, но быстрое расставание с подругой было ему только на руку. Время, которое он тратил раньше на Ирму, было отдано поиску наставника по фехтованию. Позже, после того, как его взял в свою школу фехтования Берг-полуорк, – ежевечерним тренировкам. Не забываем про работу в архиве, отнимавшую выходные…

И чего-то не хватало ему в отношениях с… человеческой девушкой. С человеческой?! От осознания того факта, что он начал окончательно отделять себя от людей, Андрей пришел в ужас. Возможно, Ирма женской интуицией уловила эту пропасть и поспешила найти ему замену, но факт оставался фактом. Андрей все отчетливей и чаще ловил себя на ощущениях, свойственных дракону в человечьем теле, а не просто человеку. Чтобы окончательно не потерять себя-человека, он ударился в другую крайность.

Карегар как-то обмолвился, что многие старинные архивы, еще до-имперской эпохи, не попавшие в загребущие ручки «лесовиков», хранились в Кионе, а после основания Школы в Ортене были перевезены сюда и спущены на нижние уровни книгохранилища. Откуда он почерпнул эти сведения, папаша предпочел умолчать. В архивах могли остаться документы по постановке врат в другие миры, хотя бы намеки, где дальше продолжать поиски. Еще перед поступлением в Школу Андрей одним из первых пунктов своего обучения поставил возможность работы с архивными данными.

В группе постоянно шли и поддерживались преподавателями соревнования между учениками по освоению различных академических дисциплин и практическому освоению заклинаний общей направленности. Одним прекрасным солнечным утром магистр гралл Мигрой объявил, что отныне в соревнованиях должны участвовать все, а не только желающие. Перед носом молодых неофитов магии была вывешена морковка в виде оплачиваемой государством летней практики в Ортенской Королевской резиденции. Манящие огни Лайлата готовы осветить дорогу победителям из каждой группы, коих на первом курсе ровным счетом двадцать. Итоги будут подводиться каждую седмицу, и самый отстающий получает кнут в виде недельной принудительной работы по разбору архивных документов в хозяйстве магистра гралл Грея. Пришлось приложить толику актерских усилий по допуску к архивным данным. Риго, который думал, что знает реальные возможности и способности друга, получил четкие инструкции. Другу вменялось не мешать и не делать больших глаз от будущего представления. На вопрос «какого ляда?», был выдан короткий ответ «надо»! Долговязый пожал плечами и зарезервировал за собой место в первом ряду зрителей. Рау, единственные из посторонних, кто могли провести оценку уровня сил между столкновением на площади и демонстрируемыми сейчас магистру гралл Мигрою способностями, за своим демонстративным игнорированием его персоны проморгали представление. Роль глупого северного увальня была сыграна Андреем как по нотам. Через неделю «глупец» был представлен главному архивариусу, магистру гралл Грею.

Магистр грай Грей, худой плюгавенький мужичок с длинным крючковатым носом и сальными волосами, больше всего своим видом напоминавший нахохлившуюся ободранную ворону, осмотрев представленных в его руки кандидатов на отработку, удовлетворенно потер ладони и гаденько ухмыльнулся.

– Ну-с, касатики, думаете вам тут курорт? – проскрипел магистр, продолжая гадко хихикать. Магистр, не пугайте, был бы тут курорт, вас бы так не скрючило, а то вид как у злодея из детских сказок. Длинный нос, лихорадочно поблескивающие глаза и редкозубая улыбка. Мечта стоматолога, а не смайлик. – Побудете у меня недельку, сразу ваша успеваемость повысится. Что-то нынче мало желающих сидеть в холодных подземельях. Прям беда. Хе-хе.

Андрей задержался намного дольше, чем на неделю. В расставленной по стеллажам нулевого уровня литературе отсутствовала всякая система, даже странно, архив тут или так, склад макулатуры. Нет ни каталогов, ни описи книг и пергаментов. Древние свитки были просто свалены к кучу. Его покоробило такое отношение к первоисточникам, а что делается в закрытых хранах? В хранах с доступом только по специальным пропускам ректора Этрана и школьного совета? Принявшись за сортировку пыльных пергаментов в отведенном ему отдельном маленьком хране, он неожиданно увлекся работой. Вся литература была распределена по направлениям, авторам и наименованиям. Используя земной опыт, он составил каталог и опись, завел на каждую отдельную книгу учетно-контрольную карту, свитки пронумеровал и снабдил комментариями. Работа в библиотеке отнимала все свободное время. Приходя с тренировки в фехтовальном зале Берга-полуорка и еле волоча от усталости ноги, он опять направлялся в темное подземелье и работал там до позднего вечера. Риго и Тимур только диву давались такому упорству. На все предложения развлечься друзья получали вежливый отказ. Риго все-таки научил Тимура «плохому». Говорят, их пару раз видели у дверей борделя Мамаши Джиллы. После похода в заведение под красными фонарями в глазах Тимура женщины перестали выглядеть божественными существами, видимо, он разглядел кое-что еще. Упрям, как дракон – слышал он от друзей. Ребята не представляли, насколько близки были к истине. Жаль только, пока ничего, что могло решить его проблему отправки на Землю, не нашлось. Надежда умирает последней.

Осмотрев двухмесячную работу студиозуса, «архивного долгожителя», магистр гралл Грей пришел в полный восторг, только что джигу не танцевал. Милостиво похлопав Андрея по плечу и велев убираться из хранилища до завтрашнего дня, магистр засел за отчет в Школьный совет. Отчетом заинтересовался ректор Этран и выразил желание осмотреть внедренные магистром в архивном и библиотечном деле нововведения. Не откладывая дела в долгий ящик, на следующий день ректор явился с инспекцией.

Вскочив со ступеней и отряхнув с пятой точки пыль, Андрей поклонился ректору. Ректор Этран ничем не показал, что узнал наглеца с балюстрады, только дежурный кивок на прогнутую спину.

– Мой помощник, помогал мне осуществить задуманное, – представил магистр гралл Грей Андрея ректору. Конечно, не скажешь же ты, крючконосая сволочь, что только вчера увидел результат. За два месяца лишь четыре кратких посещения, а апломбу-то, апломбу. Ректор лениво скользнул взглядом по фигуре Андрея и направился в дверь библиотеки, услужливо распахнутую перед ним лебезящим магистром Греем.

– Останься, – велел Андрею магистр гралл Грей и указал рукой на лавку у дорожки. Нечего ступени просиживать. Андрей фыркнул и пошел устраиваться на новом месте. Идите, магистр, прогибайтесь, может, заработаете себе пару пфенигов на хлеб с маслом от начальственных щедрот.

Через тридцать минут дверь библиотеки распахнулась, явив миру невозмутимого ректора Этрана и сверкающего словно новенький золотой магистра Грея. Видимо начальственные щедроты оказались гораздо щедрее двух пфенигов. Щербатый смайлик на морде магистра никак не хотел подвергаться команде «delete». Ректор обернулся к магистру:

– Не позволите забрать вашего подчиненного? – вежливо осведомился он у гралл Грея.

– Конечно-конечно, сегодня он мне больше не понадобится. Сам справлюсь. – Смайлик померк, став похожим на печеное яблоко.

Просьбе ректора трудно отказать. Ректор вежливо намекнул Грею, что его услуг больше не требуется, и магистр моментально скрылся за толстой дубовой дверью. Зачем раздражать начальство, не то отберут заработанное.

– Прогуляемся? – ректор остановился напротив Андрея. Тот даже бровью не повел.

– Можно и прогуляться, весь зад отек. Сидение на каменных лавках радует только геморрой. – Андрей подхватил с лавки свою ученическую сумку и двинулся по вымощенной желтым кирпичом дорожке рядом с ректором. Смысла быть слащаво вежливым он не видел, ректор знал его с другой стороны, и не в его правилах было резко менять линию поведения.

Ректор улыбнулся уголками губ и продолжил мерным шагом мерить дорожку. Спокойные задумчивые глаза, заложенные за спину руки.

– Что, не похожи каменные лавки на магистерское кресло, Керро-витарр без титула? – склерозом начальство на страдает. Легкий кивок в сторону оставшейся за спиной библиотеки. – Твоя работа?

– Я только помогал.

– Не стоит выгораживать магистра Грея. За десять лет на должности архивариуса никакого шевеления, а тут его прорвало. Не находите, молодой человек, что это за уши притянуто? – Остановившись, ректор всем корпусом повернулся к Андрею. В глазах Этрана загорелся ехидный огонек. – Всей фантазии магистра хватало на то, чтобы заставить студиозусов переложить свитки и пергаменты из одной кучи в другую, а тут безвестный студиозус планомерно, в течение двух месяцев, начинает изображать тупицу и пропадать на отработках в пыльных подвалах, попутно сведя архив в хранилище номер три в стройную каталогизированную систему. Никто никогда до подобных методов еще не додумывался! Не надоело изображать дурака?

Вот где прокол. Не прокол даже – ПРОКОЛИЩЕ! Вот тебе и простенькая земная библиотечка, забодай ее комар. Ехидный огонек в глазах ректора сменился стальным блеском. Что сказать в ответ? Ректор, прежде чем посетить библиотеку и архив, наверняка потребовал от господина Валетта собрать коммюнике и составить краткую справку по данному вопросу. «Наказующие» суетнулись и заметили странную связь между одним первокурсником и его отработками в библиотеке. Новые решения, примененные в библиотеке, никак не вязались с выставляемым на показ скудоумием. Тут Андрей перехитрил сам себя. Справка с пометками на полях легла на стол ректора, заинтересовав последнего. Будь Андрей сильнее в оперативной работе, он бы никогда не стал действовать подобным образом, а посещение подвалов организовал рваным темпом и не стал бы составлять каталоги. Теперь, конечно, поздно махать кулаками. Знать, бы где соломки подстелить!

– Моя, – не стал отпираться он. – Вам не понравилось? Магистр гралл Грей в восторге.

– Речь не о магистре, речь о тебе, – прервал его ректор, отвернувшись в сторону и шагнув на боковую дорожку. Ничего не оставалось, как последовать за ним. – У Школьного совета к тебе есть предложение. Интересует, какое?

Андрей промолчал.

Дорожка вывела прогуливающуюся и степенно беседующую парочку к фонтанам, окруженным десятками студиозусов. Они обогнули фонтаны и так же степенно удалились в парк. Десятки пар глаз удивленно проводили их удаляющиеся спины, не каждый день ректор, вот так, запросто, гуляет по парку… да еще в компании с учеником.

– Ну, так что? – повторно поинтересовался Этран. – Или мне все клещами вытягивать?

– Клещами не надо. Я так, помолчал для поддержания беседы.

– Интересный способ вести беседу, надо взять на вооружение.

Андрей остановился у статуи обнаженной девушки, напоминавшей ему знаменитую «Венеру Каллилипиги». Ректор невольно остановился рядом.

– Мой отец говорил, что есть люди, с которыми приятно вести беседу, и есть люди, с которыми есть о чем приятно помолчать. Наша беседа из второго разряда. Так, в чем суть предложения школьного совета, или все же вашего лично? Школьный совет на этой неделе не собирался, и апеллировать к его решению будет не совсем точно, не находите, что это за уши притянуто? – Андрей вернул остроту адресату. Ректор хмыкнул.

– Рад, что не ошибся в тебе. Меня не интересует, что ты искал в архивах нулевого уровня, да-да, не интересует, не стоит прятать глаза. Недаром ты два месяца водил за нос магистра гралл Мигроя. Не буду ходить вокруг да около, мне нужен архивариус в закрытые хранилища. Других кандидатов, по ряду причин, я поблизости не вижу. Если ты согласишься, будет оформлен официальный договор о найме на работу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении