Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

Даже у Западных ворот города можно было слышать шум торга, расположенного сразу за портовыми складами и сооружениями.

В Ортен съезжались купцы и торгаши не только всего континента Алатар и океанских островов, здесь можно было увидеть редких гостей с Рольда и Радда, расположенных далеко на восток и запад, за просторами океанов. Торг шумел круглый год, даря славу городу, купцам барыш.

Четыре моста – Малый, Белый, Торговый и Центральный соединяли нижний и средний города.

Мидлл – средний город – опоясывали белокаменные стены, делая совсем неприступным тридцатисаженный скальный уступ. Улицы среднего города были еще шире. Множество парков с прекрасными фонтанами, прохладными прудами и беседками давали место для отдыха, уединения влюбленных парочек и праздно фланирующей публики, там же можно было перекусить в многочисленных харчевнях, называемых новомодными словами «кафе» и «ресторация». Театр, гладиаторская арена и ипподром в каждое праздное окончание седмицы призывно открывали свои двери, приглашая насладиться искусством сцены или видом льющейся на подкрашенный красным цветом песок крови. Фехтовальные школы частенько устраивали соревнования и выставляли своих бойцов, маги тоже не брезговали сойтись в магических поединках, особенно ученики третьего-четвертого курсов Школы. Многочисленные сады в своей благодатной тени скрывали дома и поместья богатых купцов, мелкопоместного дворянства и богатых горожан. Из такой же зелени садов возносились вверх золотые купола храмов Единого и виднелись стены монастыря Блаженного уединения.

Лайлат – верхний город, соединялся с Мидллом тремя широкими серпантинами и двумя мостами – Золотым и Высоким. Лайлат, место обитания знати и высокородных, место, где расположена летняя резиденция и поместье короля Тантры и ректора Школы. Место, где есть все, но попасть в верхний город дано не каждому.

Андрей собирался уже спросить проходящих мимо горожан, как пройти к Школе, как в глаза ему бросился указатель с ядовито-зеленой надписью: «Ортенская общая школа высшей магии». Ниже указателя рукой было подписано: «Для тупых – прямо по главному проспекту в сторону малого речного порта. Не упритесь рогом в школьные ворота. Не за что! Рогатики!»

Нижняя надпись вдруг моргнула и превратилась в человечка, с недоуменным выражением лица долбящим рогами закрытые ворота. Все ясно – граффити местного разлива, привязанная иллюзия. Народное творчество студиозусов. Иллюзорный человечек вдруг повернул голову на Андрея и сложил руками неприличный жест. Ого! Привязка на эмоциональный фон! Круть! Талант малевал!

Сзади рассмеялись. Андрей развернулся. Две молодые симпатичные девчонки, блондинка и брюнетка, и долговязый нескладный парнишка, всем троим лет по четырнадцать-пятнадцать, как и он минуту назад, уставились на указатель. Иллюзорный человечек обхватил ногами указатель, повиснув головой вниз, попытался дотянуться тонкими ручками и вытягивающимися, как телескоп, пунцовыми губами до блондинки. Прохожие и зеваки покатывались со смеху.

Парнишка и подруга жертвы внимания человечка всеми силами пытались сдержать на своих ехидных физиономиях серьезные выражения. Девушка, ставшая центром внимания толпы и магического ухажера, покрылась румянцем, соперничая цветом лица с пунцовыми губами человечка.

Хорошего помаленьку. Андрей двинулся в сторону, указанную стрелкой.

– Извините!

– Извините, уважаемый, ээ-э… – донеслось до Андрея со спины.

– Керр, уважаемый Керр! – не поворачивая головы, ответил он.

Быстрым шагом его догоняла давешняя троица. Одна из красавиц забежала вперед, та, что цветом волос могла соперничать с чернотой вороньего крыла, и спросила:

– Вы идете в Школу?

– Да.

– А можно мы пойдем с вами?

– А что? Боитесь заблудиться? Тут прямо по улице до ворот с рогатым художником.

– Просто мы подумали, что вы… и мы, что вместе будет веселее!

И почему он их не отшил? A-а, надоело все. Хватит! Хватит прятаться за панцирем отчуждения и, может, попробовать завести друзей. Хотя слово «завести» не нравилось Андрею, завести можно собаку или блох. Друзья вряд ли относятся к выше обозначенной живности.

– Можно.

– Что можно? – удивилась девушка.

– Можно идти со мной до Школы магов, – Андрей скосил глаза и с интересом осмотрел троицу. Все ясно. Судя по тому, что топают ножками – детки обедневших мелкопоместных дворянчиков. Первый раз выпущены родителями из родовых поместий и отправлены в самостоятельное плавание по волнам жизни. Детки, не будь дураками, направили свои стопы в Ортенскую школу магии в надежде пройти вступительные испытания. Родители за спиной деток, по-видимому, не единожды осенили себя святым кругом, желая им надеть мантию ученика, получить школьную стипендию, не маленькую даже по городским меркам, и слезть, наконец(!), с шеи родителей. После Школы за судьбу отпрысков можно не волноваться, маги в королевстве нарасхват, не тут, так там пристроятся. – А не боитесь?

– Чего?

– Идти со мной?

– Почему мы должны вас бояться? – удивился долговязый, барышни примолкли. – Нет, не так. Сами дойдем, причем здесь страх?

– Очень просто, я не человек, – Андрей растянул улыбку до ушей и повернулся к компании.

– ?! – у девчонок округлились глаза, парнишка сглотнул. Привычная реакция, все, кто живет за пределами родной долины, разнообразием чувств и реакции не отличаются. Как все надоело! Скорей бы научиться тонким плетениям и наложить личину!

– Ну как? Все еще хотите прогуляться со мной? – Андрей перестал улыбаться.

– Здорово! Но ты же не орк? – вау, мы уже на ты, когда только успели! Быстро отошла от шока жертва поползновений иллюзии на указателе. – А что у тебя с глазами? Расскажешь?

Андрей помялся. Хотел необычной реакции? Получи и распишись! А дела с ребятками еще хуже, чем он думал. Они не только бедные, но еще и с какого-то медвежьего угла прибыли, что там о нелюди слыхом не слыхивали, живут себе патриархальным укладом, как за тысячи лет до падения империи и по-тихому курят бамбук или что у них там курят. О, как глазки по сторонам стреляют. Полные штаны восторга. Такие взрослые, сами в город приехали! Наивняк полный. Как таких только в город выпустили? Их же тут куры заклюют! Детский сад, в натуре. Интуиция похлопала его по плечу и, неприятно так, чесанула по пятой точке – быть тебе, родимый, воспитателем в этом детском саду на выезде. Совесть, которая подбитым лебедем умирала у ворот в город, встрепенулась и стала биться в глаза – ты же их не бросишь? Не хлопай крыльями, не брошу младеней. Бл… Тарг задери, мне самому-то шестнадцать. Усатый нянь. Хорошо хоть не усатый!

– Стоп-стоп, не все сразу! – Андрей поднял руку. – Воспитанные люди сначала представляются друг другу, только потом можно переходить на «ты» – это к вам, барышня, относится, я не иллюзия на указателе и ручки к вам не потяну без ритуала представления высоким сторонам. Итак…

– Позвольте представиться, Риго Пронт фон Транд! – долговязый склонил голову. От резкого движения головой длинный чуб парня закрыл половину лица.

– Марика Люсьена фон Требиц! – сказала блондинка и, опустив глаза долу и уперев взгляд в походные сапоги Андрея, присела в книксене. Что она на них хотела увидеть? Кроме недельной пыли там ничего нет.

– Ирма Лей фон Бокк! – вторая девица в книксене присела, но глазки долу не опустила, продолжая пожирать его взглядом и стрелять в Андрея из-под темной челки своими оливковыми глазами. Реснички так и порхают, губки прикусила. Но-но девушка, не надо так, я ведь не железный. Я каменный, такие глазострелы – пройденный этап. Выходит, родители деток бароны, а детки, по местной табели о рангах, тоже бароны, только вот наследные или нет – не уточнили.

В наступившей тишине Андрей понял, что единственный не представился. Он сдернул шляпу с головы и в куртуазном полупоклоне, как приснопамятный мушкетер, подмел не существующим пером дорожную пыль. Правила этикета требовали полного представления, но…

– Прошу звать меня без церемоний, просто – Керр.

Молодые люди переглянулись между собой и синхронно, девушки присели в книксене, а Риго изобразил полупоклон.

– Рады познакомиться.

Риго придержал рукой баронесс:

– Уважаемый Керр, почему вы не говорите своего титула… – начал он.

– Риго! Посмотри на меня! Кто я, кто?.. И что у меня за титул! Я – нелюдь. И отношение к нелюди, да будь я хоть пресветлым князем, здесь одно – от терпимого, до полного неприятия. По крайней мере, пока на лацкан значок ученика не повесят. А еще и зубастая нелюдь, у?!

– А если не повесят значок? – заинтересовалась Ирма.

– Могут повесить меня, но, надеюсь, да такого не дойдет. Укажут от ворот поворот и отправят за городские стены.

– Но ведь это не правильно, разве ты в чем-нибудь виноват?

– Святая простота. Вы с какого медвежьего угла выползли? Вы хоть историю Тантры с какого-нибудь угла изучали?

– Нет, – услыхал он дружный ответ.

– Четыреста лет назад зеленые орки осадили Ортен, в Тантре шла гражданская война и «зеленухи» решили урвать свой кусок. Орда ворвалась в Тантру через окраину северных пустошей, предварительно опрокинув войска Лирия Мерийского и вогнав Мерийское королевство в каменный век. Опустошив Тантру на пятьсот лиг в глубь от границы до срединных провинций, орки подошли к стенам Ортена.

– Керр, а Школа магов? Ей же больше полутысячи лет! Разве маги не поддержали оборону? – разволновался Риго, он с интересом слушал исторический ликбез и переживал так, что будто все происходило с ним лично.

– Не перебивай, с мысли собьешь! В орде было, по одним хроникам, двести шаманов, по другим – больше трехсот, большая сила даже по нынешним временам. С ходу город взять они не смогли, горожане и маги отбили приступ. Город был взят в осаду, фарвартер по Орти был перекрыт, орки затопили по всем проходам баржи с бутовым камнем. Жителям смерть от жажды не грозила, Гремучка не дала засохнуть, но вот голод был реален. Шаманы сделали невозможной координатную привязку для постановки телепортов и врат, и город оказался отрезан от поставки продовольствия, даже через порталы. Так вот, – компания слушала его монолог, раскрыв рты и ловя каждое слово. Да, историей дети не избалованы. Хлебнув винца из поясной фляжки и прополоскав пересохшее горло, Андрей продолжил: – оставшись без продовольствия, ортенийцы столкнулись с голодом. За три месяца в городе были съедены все крысы и вороны. Обезумев от ужаса, матери клали младенцев в зыбки и пускали по течению Орти, в надежде, что добрые люди в низовьях реки подберут и приютят…

Андрей замолчал. На память пришел другой город, окруженный врагами. Город, где миллион жителей своими жизнями отстоял свободу, в голоде, холоде и под постоянными бомбежками и обстрелами. Бабе Поле в тысяча девятьсот сорок третьем, было десять, когда их вывезли из Ленинграда по «Дороге Жизни»…

– Керр, не молчи, интересно же дальше узнать.

– Дальше? А дальше ничего интересного. Половину зыбок перехватывали орки с понтонов. Потом нашли целую кучу детских костей.

– Они их?! – начал в ужасе Риго.

– Да, Риго! – перебил его Андрей. – «Зеленухи» их ели, даже устраивали между собой турниры за нежных человеческих детей. – У него не поднялся язык сказать «за нежную плоть». – Маги так же страдали от голода и сильного магического истощения. Несколько десятков учеников умерли от голода и полной отдачи магических сил, ведь они подпитывали собой боевиков на стенах города. Десять тысяч ортенийцев умерло не от ран. Голод убил их не хуже ятагана или глефы орка. Будете в Мидлле, можете сходить в «Голодный угол», там музей осады и иллюзограмма. Впечатлений наберетесь по самое не хочу. Город держался год.

– А потом? – опять за всю компанию озвучил Риго.

– А потом пришли эльфы и ударили по лагерю орков с запада, а с севера подступило войско короля Олли Первого Неистового. Олли Первый в пух и прах раскокал коалицию Лордов Поморья и Белых Ба-ронств, перевешав больше пяти тысяч заговорщиков. Всю верхушку мятежников четвертовали. И теперь, не опасаясь удара в спину от мятежников, спешил к Ортену. Союзное войско нанесло оркам сокрушительное поражение. Отступающих «зеленух» гнали больше суток, пока у хассов и лошадей хватало сил продолжать погоню. Из стотысячной орды уцелела едва ли десятая часть.

Андрей опять замолчал то, что творилось здесь четыреста лет назад, не поддавалось никакому описанию. Орки опрокинули наступательные порядки людей и ворвались в ряды эльфов. Великолепные стрелки и мечники, они оказались неспособными к бою со слитным строем. Сбитые в каре орки, прикрываясь ростовыми щитами и ощетинившись пятиметровыми пиками, втоптали большую часть войска эльфов в грязь, и казалось, их уже не остановить. Все висело буквально на волоске. В самый ответственный и трагичный момент ворота города открылись и на поле боя, под прикрытием щитоносцев, вышли маги Ортена. Таранным ударом «Огненной стены», сотворенной магами, был уничтожен центр порядков орков. Один этот удар унес жизни еще двадцати городских магов, отдавших их, чтобы напитать заклинание силой. «Стеной» оказались убиты все вожди и командующие ордой ханы. Оставшись без управления, войско побежало, чем решило свою участь.

– Керр, это ужасно, – по щекам Марики текли слезы.

– А вы думали, почему тут такое нехорошее отношение к нелюди? Особенно к зубастой. Это не ваши родимые края, где у всех равные права.

– Выходит, твои далекие предки осаждали Ортен? – ляпнула Ирма. Поняв бестактность вопроса, она прикрыла ладошкой рот. – Ой! Прости!

– Нет, Ирма, мои предки как раз, наоборот, держали оборону на стенах города. Они были людьми. Во мне нет орочьей крови. Другой навалом, а с оркской затык, – спокойно ответил Андрей, в мыслях ставя знаки равенства между Питером и Ортеном и перенося одну действительность в другую. Между тем, он не обольщался ролью эльфов в осаде города. Мутная история, если рассмотреть войну в целом. Прочитав в свое время «Хроники осадного сидения», он составил личное мнение по прошедшим боевым действиям. Сложив факты, выходило так, что осада оказалась возможной из-за интриг лесных эльфов. Руками орков длинноухие ослабили людей и магическую школу, а потом, под звуки гимнов и фанфар, явились в роли спасителей. Впрочем, не больно тогда помогли Олли I эльфийские лучники и меченосцы. Прекрасно разобравшись с мотивами длинноухого воинства и лесных владык, Олли I поставил эльфов во второю линию, где они сыграли, со своей стратегией, роль пушечного мяса. Правда, потом их заслуги превозносили до небес и пиарщики длинноухих сторицей отработали свой хлеб с маслом, обелив и опушистив лесных выродков, а потерявший половину армии Олли I вынужден был пойти эльфам на уступки. Отмываясь от грязи, владыки леса взяли на себя обязательство устроить оборонительный рубеж на северных окраинах Светлого Леса. Ублюдки! Орки пехотинцы шли по пустошам, а всадники на варгах и лошадях прошли через окраины чащ, не встретив НИ ОДНОЙ стрелы или засеки.

– Керр, как так вышло, что после снятия осады в Школу продолжили принимать нелюдей, в том числе и орков? – Ирма сложила дважды два и захотела узнать правильный ответ. – Насколько я помню из «Кратких записок историка», которые зачитывал мой наставник, в тот период начались массовые погромы и гонения орков. В Тантре власти за убитого орка давали до двадцати серебряных дзангов!

– Хм, интересный вопрос. Вы что-нибудь знаете о маге по имени Бахыг Трехпалый? – обратился Андрей ко всей компании. Молодые люди только покачали головами. – Бахыг Трехпалый был серым орком. Серые настолько отличаются от «зеленух», что не считают их равными себе и относятся к ним с презрением. Как эльфы к людям. К моменту подхода орды к стенам Ортена в городе и пригороде жило больше трех тысяч серых орков. За стенами города укрылось, чуть более двух тысяч серых. Орки обороняли город на стенах. Десяток шаманов и девятнадцать учеников Школы из серых отбивали магические атаки шаманов «зеленух». Но, как ни защищали серые город и свои семьи, после годового сидения в осаде люди начали переносить свою ненависть на всех «зубастых». Серым бросали в глаза, что это их соплеменники уничтожают Ортен. Чтобы реабилитировать доброе имя соплеменников, Бахыг предложил ударить в тыл отвернувшимся от стен «зеленухам», причем сам выразил желание выступить «зажигателем» заклинания. В помощь ему добровольно вызвались все ученики-орки и шаманы.

– «Зажигателем»? «Огненная стена» является воплощением стихийной магии огня, или я чего-то не понимаю? – опять выдала умненькая Ирма.

– Стихия огня? Ирмуша, сила удара «Стены» был такой, что центр войска орков перестал существовать, а вместе с ним и вожди, офицеры, маги. Эта «Стеночка» была не просто проявлением стихии огня, – Андрей сбился, подбирая точные слова.

– Не просто стихией? А чем тогда? – не унималась Имра.

– Бахыг провел ритуал «слияния со стихией», он слился с огнем, дав ему на короткое время волю и разум, а девятнадцать учеников своими жизнями и эманациями смерти напитали его силой. После победы над ордой король Олли, в угоду эльфам, запретил всяческие упоминания об участии серых орков в сражении под Ортеном. Ни в одной официальной хронике вы не найдете упоминания о Бахыге Трехпалом и его вкладе в победу союзного войска. Эльфы постарались уничтожить всякую память об этом событии и самом ритуале. Такие вот пироги. Да только Школьный совет ничего не забыл и вопреки воли монарха оставил прежние правила. Любой одаренный мог пройти испытания. Любой! В дополнение к старым правилам, Свободной гильдии магов вменялось защищать и оберегать от посягательств учеников-нелюдей.

Из-за своего решения ректор Олмар лишился дворянства и титулов, королевских наград и милостей, но правила не изменились. С другой стороны, Школа получила три тысячи полновесных золотых звондов на проведение ремонта и найма новых преподавателей. Интересно, да? Лично я считаю, что это была многоходовая политическая комбинация, где в конечном итоге эльфам нарисовали кукиш.

– Браво! Вы поразили меня, молодой человек, – в неспешный монолог ворвался чей-то бодрый голос.

За рассказом их маленькая компания разбилась на пары, Риго приобнял за талию блондиночку Марику, а ручка Ирмы по-хозяйски обвила левую руку Андрея. Шагая по широкому тротуару и увлеченно слушая излагаемую историю, никто не заметил человека в синей мантии преподавателя, вот уже несколько минут идущего следом и внимательно прислушивавшегося к разговору. Андрей чуть не подскочил на месте, так неожиданно, словно выстрел, прозвучали слова сзади. Правая рука самопроизвольно дернулась к мечу, схватив пустоту. Клинок остался в сундуке съемного номера. Тяжело-то как, когда нет охранной «паутинки» и окружающее пространство остается безнадзорным, слух, как и обоняние, он понизил, не хватало еще получить головную боль от городского шума.

Профессор догнал их группку и пошел рядом, давая молодым людям возможность осмотреть его с ног до головы. Под синей мантией преподавателя Школы скрывался мужчина лет сорока от роду. Среднего роста. С правильным овалом лица, тонким аристократическим носом и умными карими глазами. Пшеничного цвета волосы схвачены на затылке шелковым шнурком. Пристроившись рядом с молодыми людьми, он с любопытством оглядел их, остановив свой взгляд на добровольном лекторе.

– Поразительно, никогда не думал, что в наше время кто-то интересуется причинно-следственными связями осадного сидения и приемом новых учеников в Школу независимо от их расовой принадлежности. Только вы, молодой человек, не упомянули протест лесных эльфов, выраженный ректору Олмару. Бумагу они подкрепили делом и вот уже больше четырехсот лет в нашу Школу дети владык леса не поступают. Да, не поступают, не считать же студиозусами изредка направляемых практикантов.

– А как же Рау? Снежные эльфы с удовольствием учатся в Ортенской школе, – не удержала язык Ирма, под влиянием момента плотней прижавшись к Андрею. Не сказать, что тому это не нравилось.

– Рау, юная леди, находятся в состоянии перманентного конфликта со своими лесными собратьями. Сколько тысяч лет тлеет их вражда, порой разгораясь до войн, никто доподлинно не знает.

– Пять, – тихо прошептал Андрей, который знал причину войн и конфликтов Рау и владык леса. Карегар рассказал. Андрей помнил, какой ненавистью к владыкам леса светились глаза его приемного отца. Снежные эльфы и Рассветный клан преподносились им как преданные и надежные союзники и друзья, в целом белые и пушистые, правда, обильно политые грязью злопамятными лесными собратьями. Ненависть к владыкам леса передалась и ему самому. Память крови, как говорил Карегар.

– Пять? – расслышал-таки преподаватель. – Становится все интересней и интересней. Желаю вам, молодые люди, удачно пройти испытание. Я буду рад видеть вас на кафедре истории магии Иланты. Особенно вас, – он кивнул Андрею, – надеюсь, вы расскажете нам, откуда взяли такие сведения, и поведаете, что явилось причиной войны между народами эльфов. Ах, да, голова садовая, совсем забыл представиться. Профессор Тимур тэг гралл Виман к вашим услугам. Приятно было побеседовать. Прошу извинить, мне пора.

Профессор кивнул им и бочком проскользнул в неприметный проулок между домами.

«Ага, держи карман шире, буду я тебе историю магии Иланты рассказывать. Работай с первоисточниками. Занимайся археологией, профессор».

Впрочем, сейчас Андрей ни за что не ручался. Может, и расскажет. Понравился ему профессор Тимур. Нормальный мужик. Только еще поступить надо, вот в чем загвоздка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении