Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Молодец, Бон! – похвалил Андрей пса и кинул ему кусок ветчины. Угощение до пола не долетело, исчезнув в пасти Бона.

«Завсегда пожалуйста!» – читалось в глазах собаки, хвост несколько раз подмел пол.

– Ну, ни хрена себе! Что это было? Ирка, как звали этого крокодила до того, как ему обрубили хвост? – донеслось из зала. – Так и заикой недолго остаться! Тролль, ты как?

– Намано, чуть полфунта в штаны не подпустил, хорошо дома с утра сходил, а то не удержался бы от греха! – ответил незнакомый Андрею Тролль. Новый взрыв хохота заставил задрожать стены.

«Развлечемся?» – Андрей заговорщицки глянул на собаку и указал пальцем в сторону зала.

– Бон, кусь-кусь!

«А то!» Бон поднялся с коврика и направился наводить порядок. Андрей на цыпочках пошел следом, поглядеть на представление. Зеркало, висящее на стене в прихожей, давало отличную возможность подсматривать за творящимся в зале действом. Оставив на столе не допитый стакан сока, Ольга увязалась следом за братом. Она тоже любила цирковые представления.

Зал был оккупирован гостями. Двоих из них Андрей знал. Алена – Иркина подружка. Рядом с Иркой, на стуле с высокой спинкой, примостился Марк – белобрысый парниша, претендующий на роль бойфренда сестры. Наивный малый, ничего тебе не светит, Ирка кавалеров чаще, чем перчатки, меняет и тебе, за компанию, «гарбуза выкатит». Рядом с Аленкой, на диване, сидела незнакомая Андрею длинноногая девица. Эффектная брюнетка с короткой стрижкой и глубоким декольте на приталенной жакетке. В кресле у окна развалился могутный парень с пудовыми кулачищами и бритой налысо головой. «Тролль!» – догадался Андрей, другой кандидатуры на такую «кликуху» рядом не наблюдалось. Во втором кресле, спиной к Андрею и положив на колени семиструнку, расположился длинноволосый молодой человек, обозвавший Бона крокодилом. Пока Андрей осматривал компанию, Марк придвинулся к Ирине и попытался ее приобнять. Ирина повела плечиком, чуть отодвинулась от ухажера и стрельнула глазками в сторону «волосатика». Извини, Марк, твой гарбуз уже заряжен, на огневом рубеже есть новая мишень. С появлением Бона смех в зале стих как по мановению волшебной палочки. Оглядев всю компанию, пес презрительно фыркнул, потом, предварительно обнажив свои немаленькие клыки, облаял присутствующих. Исключая Ирку, своя как-никак. Больше всего досталось Троллю – на него еще и порычали. Подарив ошеломленному народу еще один презрительный фырк и лизнув ладошку Ирки, пес скрылся в прихожей.

– Тролль, ты понял, что тебе хотели сказать? – подал голос «волосатик».

– Затрудняюсь предположить…

– Этот демон, по Божьему недоразумению названный собакой, только что дал понять, чтобы ты не гадил в чужой квартире!

Андрей оставил свой наблюдательный пост и, привлекая внимание «толкиенутых», вошел в зал. Ирка незаметно показала ему кулак, сообразила, кто науськал Бона.

– Мне нужны добровольцы, – заявил он честному собранию. – Двое раздвигают и устанавливают стол, – кивок в сторону круглого стола, установленного в углу зала. – Пара прелестных «эльфиек» сервирует его снедью, которую принесут из кухни еще пара помощников.

Бона не бойтесь. Собака накормлена. Только не шумите, а то он нервничает!

– Обалдеть! Вкуснотища! – облизав кончиком языка красные припухлые губы и накалывая вилкой последний кусок с тарелки, выразила общее мнение брюнетка Вера. Перед тем как начать сервировку стола, Ирина все же проявила такт и познакомила брата с присутствующими гостями.

– Ир, где ты откопала такого братца? – прожевав, спросил Жора, он же Тролль.

– Мама с папой родили, а что? Троллей до сих пор в капусте находят? – съязвил Андрей. За столом прыснули.

– Какой будет кому-то хороший муж. Все умеет, жене не надо будет у плиты стоять! – томно глянув на шеф-повара и подмигнув Ирине, произнесла Вера. Вот клюшки, уже что-то задумали!

– А зачем мне такая жена, которая не будет ничего делать? – деланно удивился Андрей.

– Но как же! Затем, чтобы носить ее на руках и приносить кофе в постель! – Вера встала со своего места, подошла к нему и наклонившись вытерла платочком капельку соуса с его подбородка. Андрея окружил тонкий аромат дорогих духов. Перед его лицом оказалось декольте с такими аппетитными и упругими на вид молочно-белыми грудками. Тонкие пальчики девушки шаловливо пробежались по плечу молодого человека. Джинсы в области ширинки сразу стали малыми на несколько размеров, а глаза уже было бесполезно вытаскивать из засосавшей их трясины декольте. – О! Жеребчик-то уже созрел! – Вера заметила несоответствие размеров одежды. – Ирка, а ты говорила, что он еще мальчик-колокольчик! Ничего себе колокольчик, того гляди ширинка разойдется! Вон как глаз запал-то! А плечики какие широкие, Троллик, тебя скоро этот мальчик перегонит по всем статьям! – Вера растрепала его волосы и поцеловала в макушку.

Андрей покраснел как переспелый помидор, он не знал, куда себя деть от стыда! Отомстили, заразы, за выходку с Боном. Выставили на посмешище. За столом смеялись. Ну, погоди!

– Вера, а на сколько дней у вас игра? – задал Андрей невинный вопрос.

– На три. Ира не говорила?

– У меня к тебе предложение. Может, ну ее, игру эту? Пусть другие развлекаются. Дашь мне пару частных уроков семейной жизни, а я тебя и на руках и кофе в постель. К плите близко не подпущу. Как тебе?

Зал утонул в новом потоке смеха.

– Тролль, смотри, да у тебя конкурент появился. Отобьет Верку! – захлебываясь от смеха, влез «волосатик» Егор.

– Да-а, – протянула Вера, – Керимова, твой малой с тобой одного поля ягоды, языки как бритвы.

– С кем поведешься! – вставил Андрей.

На журнальном столике затренькал городской телефон. Ирина махнула рукой присутствующим, в комнате стало относительно тихо, после чего она подняла трубку.

– Алло… да папа… хорошо… посмотрю… Андрей завезет… передам. Пока.

– Что там? – спросил Андрей сестру.

– У папы приехало начальство и потребовало показать работу новой установки, а документы с настроечными таблицами остались дома. Завезешь? А мы Ольгу подбросим до бабушки.

Завезет, куда ему с подводной лодки деться.

– Чем батя занимается? – спросил Егор. Ответила Ирина.

– Магнитные поля высоких напряжений, резонансные явления. Как-то так. Муть одна. Точечные изменения метрики пространства, пытается создать телепорт. Папа говорил, что есть подвижки. Представляешь, чик и ты покинул Русь-матушку, через секунду уже в Америке! Кто первый это дело застолбит, тот потом бабки бульдозером грести будет!

– Неужто государство раскошелилось? – удивился Егор.

– Дождешься от государства, какой-то олигарх финансирует. В этих исследованиях неплохие бабки подвязаны, когда папу этот олигарх подтянул, то ему зарплату раз в десять подняли!

Ирина сбегала в комнату, переделанную в отцовский кабинет, и вынесла оттуда черную папку с документами. Не Андрею же туда при работающем компьютере входить.

Нормально уйти не получилось. Бон словно ошалел и вел себя страньше некуда: хватал Андрея зубами за штаны и вставал перед дверью, не пуская того в подъезд. Когда Андрей, все-таки обманув собаку, выскользнул за дверь, Бон уселся на зад и завыл в голос. Гости сильно удивились поведению пса, как беду чует!

Отцовская контора располагалась на противоположном конце города, занимая территорию бывшей воинской части. Добираться пришлось с пересадкой, прямых рейсов не было. Во втором автобусе Андрей немного развлекся.

На заднее сиденье старенького «корейца» села разбитная компания из четырех, разодетых под негров-рэперов, парней. Типовые штаны, в которые влезет половина страны, банданы, бейсболки и пропахшие потом футболки на выпуск. На шеях цепи такие, что можно Бона удержать. Андрей отвернулся к окну, ему никогда не нравились поцы, косящие под американских черных певцов, и афроамериканская субкультура. Один из парней вытащил из сумки ноутбук, вскоре из динамиков компьютера донеслись охи и сладострастные стоны. Компашка начала на весь автобус гогоча комментировать происходящее на экране действо. Пара пассажиров сделала поцам замечания и была послана на этот самый экран с добавлением типов поз, которыми их там будут иметь длиннохерные немцы. «Козлы!» – подумал Андрей и, делая вид, что уступает место пожилой женщине, пересел ближе к компании. Веселье началось. Стоны стали замирать на самом интересном месте, потом совсем оборвались. Экран ноутбука покрылся мерцающей рябью. Парни всполошились, как же! Кино недосмотрели! Посыпались советы, как реанимировать зависшую винду. Ноутбук кочевал из рук в руки, но пациент не подавал признаков жизни. Андрей упорно смотрел в окно, а что он? Он ничего! Консилиум сисадминов решил, что на семь бед есть один «ресет», и произвел перезагрузку. Винда загрузилась нормально, и народ приготовился досмотреть «кино», как ему был нарисован очередной «фак». Новый завис, и черный экран потухшего компа обидел кинокритиков не по-«децки», попытки реанимировать безвременно почившего пациента не увенчались успехом. Прямая линия сердечного ритма и не думала отзываться сигналами пульса.

– П…ц котенку! – сказал хозяин «котенка» и в сердцах бросил ноутбук на сиденье. – Маде ин чина. Китайская х…я!

– Да брось ты эту хрень бабкам на металлолом, – посоветовал ему один из корешей. – В следку китайчу не бери.

За две остановки до Андреевой компашка покинула автобус, ноутбук остался лежать на сиденье.

«Хороший ноутбук, зря китайцев ругают. Ирке подарю. «Винду» сама переустановит», – подумал Андрей и сграбастал брошенное имущество.

Обдав бывшего пассажира густым дизельным выхлопом, автобус отъехал от остановки. Через десять минут спокойного хода ножками Андрей уперся в старое бетонное ограждение воинской части. И где там знакомая дырочка в заборе? Миновав «ограду от добрых людей», нарушитель охранного периметра направился в сторону здания бывшего штаба части.

«Понастроили тут! Весь плац захламили», – ворчал Андрей, обходя странные решетчатые конструкции и трехметровые непонятные литые блоки, через каждый пяток метров перепрыгивая через толстые жгуты высоковольтных кабелей.

Резкая головная боль остановила его на середине плаца, решетчатые конструкции окутались огнями «святого эльма» и зазвучали гулом низколетящего реактивного самолета, по блокам зазмеились электрические разряды. В глазах все померкло. Дикая боль сверлом впилась в виски. Андрей схватился за голову. Надо убираться отсюда! Куда бежать? «Да все равно куда!» – завопил внутренний голос. Андрей сделал шаг вперед, земля ушла у него из-под ног… В лицо ударили ветки хвойного дерева…

* * *

– Илья Евгеньевич. Может, пока прогреем установку? Сколько еще ждать? – спросил инспектор от инвестора.

– Виктор Палыч, я просил машину, но вы решили, что время терпит, и устроили осмотр комплекса. – Илья Евгеньевич Керимов, отец Андрея, неприязненно посмотрел на проверяющего. Какого хрена его прислали? В сути вопроса ни рылом ни ухом, а все туда же. Корчит из себя невесть что: «Вам выделяют немаленькие деньги, правление заинтересовано в скорейшем получении результата от вашей работы. Деньги должны работать на привлечение дополнительных денег, а не оседать в бесполезных железках!» Урод. А никто не обещал быстрого результата! Предварительная смета проекта рассчитана на пять лет. Прошло три года, чего рогом землю рыть? От того, что правление к ним будет присылать разных пентюхов с проверками, работа не ускорится. Они и так достигли такого, что в других странах тянуло, минимум, на две Нобелевские премии. Инвестиции в науку должны быть рассчитаны на длительный период окупаемости, а не на сиюминутную стрижку купонов.

– Признаю, что был не прав, но и вы поймите, у меня времени не вагон, а строго до окончания регистрации пассажиров в аэропорту! Я конечно, понимаю, что за несколько часов нахождения на объекте ничего не пойму и погоды в вашей работе не сделаю, но я должен предоставить руководству результат. Пусть мизерный, но от этого результата зависит финансирование вашего объекта в следующем году! Противники политики вливания денег в науку готовятся поставить на совете директоров вопрос о снижении инвестиций в этой области, так что и в ваших интересах заткнуть им глотки. И не надо на меня так смотреть, я не виноват в возникших неприятностях!

Илья Евгеньевич только выдохнул через сжатые зубы. Вполне в духе некоторых боссов бросить исследования на полпути, сталкивались уже с подобным. Вся группа тогда разбежалась по разным углам, люди бросали науку и уходили работать дворниками. Дворники с двумя высшими образованиями и учеными степенями! Только в этой стране возможно такое! Несколько перспективных ребят уехало в Америку, явно не тротуары мести. Каких трудов ему стоило собрать новую команду! И теперь опять бросить все? Ни за что! Да пусть подавится, установку можно запустить на холостой ход, пущай инспектор порадуется.

– Леша, запускайте установку. – скомандовал он молодому ассистенту.

– Есть запускать.

В здании моргнул свет. Мелко задрожали стены, началась раскрутка валов дизельных электростанций. Операторы заняли места перед компьютерными планшетами и мониторами контроля. Пошло тестирование устройств.

– Экранирование внешнего электромагнитного контура и периферийного поля включено.

– Внешний контур. Есть тридцать процентов мощности! Накопители вышли в стартовый режим. Есть пятьдесят процентов. Внутренний контур пятьдесят процентов мощности, есть выход в холостой режим.

– Метаматериальные и диэлектрические поляризаторы развернуты. Электромагнитные блоки активированы.

– Пошло квантование…

Ломая четко отлаженную процедуру рапортов, с поста внешнего видеонаблюдения прозвучал панический возглас и посыпались маты:

– Бл…ь, куда смотрит наружная охрана! Посторонний на объекте! Поубиваю, козлов! Пиз…ц, объект в активном поле!

– Картинку на главный экран! – холодея от мрачного предчувствия, крикнул Илья Евгеньевич. Боже! Посреди плаца, уронив бумаги на землю и схватившись руками за голову, стоял Андрей! Наклонившись вперед, сын сделал шаг и тут…

– Вашу мать! – пораженно прохрипел Алексей от своего планшета. – В передаточной камере ноль, на внешнем поле образовался фокус! Гасите на…й! – Ладонь главного оператора ударила по красной кнопке аварийного сброса нагрузки и деактивации установки.

…Поздно, перед Андреем возникло овальное «окно», через которое просматривался хвойный лес, уходящий к виднеющимся вдали горам. Еще один маленький шажок.

– Не-е-ет! – Керимов бросился к экрану, как будто это могло помочь как-то остановить мальчишку. – Дю-ша-а!

Скрыв Андрея, «окно» закрылось, по плацу, из самой его середины, пошла круговая ударная волна, разметавшая накопители.

В помещении операторской повисла гнетущая тишина, прерываемая тихими всхлипами стоящего на коленях у главного экрана руководителя проекта…


Неизвестно где…

– Мама! – только это и успело вырваться у Андрея, перед тем как он снес грудью первую тонкую ветку на верхушке хвойного дерева. А следом на него свалились все ощущения, которые ловит паданка[1]1
  Паданка — человек, сборщик кедровых шишек, сорвавшийся с кедра (жарг.).


[Закрыть]
, сорвавшийся с кедра. Ломая телом тонкие ветки и с маху ударяясь о толстые, он долетел примерно до середины ствола, где попал в расходящуюся вилку толстой ветви. Принявшая на себя вес подростка, ветвь амортизировала удар и прогнулась, сломившись у ствола. Познакомившись еще с несколькими ветвями, Андрей рухнул на землю. Одна из нескольких прилетевших сверху шишек, ударом по голове, отправила его в беспамятство…

В голове поселилась пустота. Не голова, а тихий заброшенный угол с заросшими паутиной стенами и пылью под ногами. Ни одной мысли, только затылок тупой болью пытается доскрестись до хозяина обиталища и сообщить о понесенном повреждении. По телу пробежалась волна из тысяч мурашек, возвращая чувствительность в онемевшие члены. Словно маленькие лапки насекомых пробежались по груди. В руках, ногах и обнаженной груди возникло покалывание и резкая дергающая боль как от укусов оводов или паутов. В носу засвербело, словно кто-то перышком прошелся по ноздрям.

Андрей чихнул, раздражение исчезло, зато мурашки хаотичной волной прошлись по всему телу, ощущения маленьких лапок насекомых, бегающих по рукам, ногам и лицу, усилились. Ай! В правый сосок словно раскаленную иглу вонзили, вопя от боли, он пнул уснувший мозг и просигнализировал о случившемся непотребстве. Раскаленные иглы прошлись горячей волной по всему телу. Ай, ай! Проснувшийся от многочисленных сигналов мозг потребовал от запершегося в заброшенный пыльный угол хозяина разобраться с происходящим, нечего, мол, паутину на стенах забвения рассматривать!

Сознание вернулось резко, будто в голове щелкнули выключателем. Андрей открыл глаза и попытался сесть, встать сил не было. Но ни хрена себе! Было от чего удивиться. От открывшейся картины нижняя челюсть чуть не отвалилась на грудь, но тут же захлопнулась, чтобы туда не попали муравьи. Тысячи муравьев сновали по нему и вокруг него. Насекомые напоминали таких родных рыжих лесных мурашей, но были в два раза крупнее и, по всей видимости, злобнее. Стоило подумать об этом, как несколько мелких тварей впилось в запястье, руку ожгло как от крапивы. На коже в месте укусов выступило несколько капель крови. Совсем озверели, насекомусы! Погодите ребятки, так вы что, на обед собрались и уже определились с меню? «Интересно, сколько я так валяюсь, что мной решили закусить?» – подумал Андрей. Судя по активности, проявляемой муравьями, таки да, на обед и главным блюдом служит его аппетитная тушка, то, что хозяин тушки будет возражать, их совершенно не волновало. Их много, а он один – запинают как слона! Несанкционированные движения «обеда» разозлили «рыжиков», и они с утроенной энергией принялись за разделку филейных и прочих частей. Что творят, твари – больно! Андрей принялся стряхивать с себя голодающих. Не нравится, гады? «Гадам» не нравилось, а кому понравится, что его лишают заслуженной пайки харчей? Обозленные муравьи принялись поливать его кислотой, к «рыжикам» подтянулись кореша побольше – с крупными головами и мощными жвалами.

Надо линять отсюда! Кислота, попадая на многочисленные ссадины, царапины и мелкие раны вызывала неприятный зуд и жжение. Большеголовые мураши, угрожающе пощелкивая мощными жвалами, пробивались через толпы своих мелких собратьев к нему любимому, их фасеточные глазки сверкали в предвкушении великой битвы за «урожай». Ой! Твою мать! Некоторые «обедающие» решили отведать экзотического блюда и пробрались к «святому». Хлопнув себя пару раз в районе ширинки Андрей вскочил на ноги и чуть не рухнул обратно – голова взорвалась резкой болью, перед глазами все поплыло, а к горлу подкатил тошнотворный комок. В следующую секунду желудок «вывернуло» наружу – согнувшись в три погибели, Андрей избавлялся от полупереваренной пищи.

Сообразив, что «обед» может в любой момент убежать, муравьи выдвинули во фронт большеголовых соплеменников и двинулись в наступление, атаковав ноги и упертые в землю руки намеченной добычи. «Добыча» как-то сразу забыла о тошноте и головной боли и с благим матом принялась сбивать с рук и ног мелких агрессоров. Большеголовые кусались не в пример больнее, вонзая жвалы в кожу на два-три миллиметра, на меньшее они не разменивались.

Шатаясь как забулдыга, идя зигзагом от дерева к дереву и хватаясь руками за каждый встречный ствол чтобы не упасть, Андрей покинул «пиршественный зал» разочарованных таким делом муравьев. Форсированный им ручеек лишил насекомых надежды на преследование.

«Ну пап, ну удружил! Телепортатор хренов! – выругался Андрей. – Забросил к черту на кулички. Интересно, я первый «телепортонавт» или были другие подопытные и куда их выбрасывало?»

Версий в голове «телепортонавта» было множество, но все они сходились на том, что полететь в космос приятнее, чем слететь с кедра. Гагарин от радости «Поехали» кричал, а он только раз «…ять» вякнуть успел, как земля приняла его в свои крепкие объятия. Хорошо не над жерлом вулкана выкинуло, жареный естествоиспытатель не есть гуд, так же как съеденный акулами или обглоданный крабами утопленник посреди океана. Радоваться надо! Еще бы в глазах «мушки» не летали и голова не болела, а так полный ништяк!

Андрей остановился перед исполинским хвойным деревом, если спилить такое, то на его пне можно было без напряга установить пару роялей! «Секвойя!» – решил он, читал про подобные деревца, а где такие растут? Ирка про Америку трещала, получается, она попала пальцем в небо! Только вот местность больно дикая, за первым древесным исполином высился целый лес щекотящих облака своими вершинами деревьев. Может, это национальный парк? Иеллостоун к примеру. Других юсовских заповедников или национальных парков Андрей не знал и решил, что вариант с Иеллостоуном имеет право на жизнь.

Значит, Соединенные Штаты, очень интересно, что у нас со словарным запасом из школьного курса английского языка? С запасом у нас не очень плохо: отец, отчаявшись привить сыну любовь к физике, гонял его и в хвост и в гриву по английскому языку. Зная в совершенстве немецкий и английский, папа был страшнее Марковны, школьной училки по инязу, зато на ее уроках Керимов-младший сидел и считал мух на окнах – твердая пятерка в дневнике была ему наградой за переносимые дома мучения.

Зараз-за! Андрей хлопнул себя по шее, задавив очередного муравья из целой кодлы голодных насекомых, отправившихся в путешествие на его одежде, или ее остатках – так будет лучше звучать. Странно, вроде в Северной Америке нет муравьев-людоедов, они водятся в жарком климате, или он ошибается? Стоп, Андрей опасливо оглянулся по сторонам. Как он мог забыть о других хищниках! Люшка любила смотреть передачи про животных, дома была целая коллекция дисков на заданную тему, в том числе и про Иелостоунский национальный парк. Гризли, волки, койоты и пумы – целый перечень «миленьких» созданий, встреча с которыми не обещала ничего приятного, а еще есть гремучие змеи и разные пауки. Б-р-р! Теперь и под ноги придется смотреть, чтобы не наступить на какого-нибудь ползающего гада!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении