Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

Молочная пелена расступилась, и навстречу путешественнице вышел невысокий парень в плаще с надетым на голову капюшоном и взведенным арбалетом в руках.

– Дюк, отойди, – произнес парень, чувство острого железа, упершегося в спину, исчезло. Под грузным телом приглушенно зашуршала речная галька.

Чарда боялась пошевелиться, ее взгляд остановился на светящемся наконечнике арбалетного болта. Слышала она о таких, взрывающихся игрушках, оставляющих после себя мелкие куски плоти, только видеть раньше не приходилось. На торге таким товаром не торговали. Теперь увидела.

– Куда путь держишь, красавица?

– В долину Карегара.

– От оно как, – протянул парень и повел арбалетом. – Ручками не дергай!

Чарда застыла.

– И что тебе там понадобилось?

– У меня письмо для эльфийки. – Девушка изо всех сил старалась не расплакаться и не рвануть отсюда, ей до слез было обидно – пройти одной через кишащий хищными тварями лес и в конце пути нарваться на разбойников. Может узнав, что она только посыльный, они отстанут от нее?

– Давай его мне, я отнесу. – Арбалет отошел в сторону, стрелок протянул руку. Плащ дернулся, и капюшон спал с головы, открывая светящуюся гномскую шевелюру.

– Возьми. – Чарда вытащила из лифа маленький тубус. – Не думаю, что тебе смогут потом пришить руки, если только не оторвет голову. – Напропалую врала она. – Тубус может открыть только эльфийка, так сказала бабушка.

– И кто твоя бабушка? – донеслось сзади.

– Цавис из Горнбульда.

– Серьезно… – Гном на минуту задумался. – Глир! – крикнул он полуобернувшись, но по-прежнему не отпуская ее с прицела.

– Да? – как через копну сена, отозвался невидимый Глир.

– Мухой в деревню, сообщишь, что для Хозяйки письмо! – В ответ раздались торопливые шаги. – Можешь расслабиться, красавица, ручки тоже опусти.

Чарда поняла, что грабить и убивать ее не будут, и успокоилась, всего-навсего, деревенские охраняют тропу. Девушка оглянулась вокруг и, заметив большой плоский валун, села на него, обхватив руками колени.

Минут через двадцать над головой раздались громкие хлопки крыльев и возле посыльной опустился золотистый дракон. Чарда, не без основания, считала себя храброй, но от вида зубастой пасти в полуметре от своего лица у нее перехватило дыхание и пробрала мелкая дрожь. Она сжалась в комок и боялась смотреть на древнее чудовище. Забияка, захрипев и бешено вращая глазами, вырвал повод и галопом кинулся вверх по тропе. Мул далеко не ускакал. Через пару секунд под его ногами ослепительно сверкнуло, и животное разорвало пополам, кровавыми брызгами окатило гнома с арбалетом.

– Куда? – схватил за плечо, кинувшуюся к Забияке Чарду дракон, – Жить надоело? Хочешь пробежаться по разрыв-камням?

– Забияка… – Разрыдавшись и совершенно не отдавая себе отчета, она обхватила удивительно теплую шею дракона.

– Гмар, – сказал дракон, – проводи гостью до деревни и возвращайся, я пока приберу на тропе.

Гном намек понял.

По тому, как сверкали глаза и раздувались ноздри Керра, почуявшего свежую кровь, было ясно – девушке не стоит смотреть на «уборку». Он, со всей деликатностью, отцепил рыжеволосую помощницу городской провидицы от шеи дракона, взял ее за руку и, осторожно обходя ловушки, повел по узкой тропе.

Передав Чарду – по пути они познакомились – на попечение деревенских баб, Гмар поспешил обратно – его дежурная смена еще не закончилась. О девчонке можно было не беспокоиться. Бабы ее отмоют, накормят-напоят, в общем, живой из рук не выпустят. Глир оседлал хасса и поехал за Хозяйкой к пещере Карегара.

* * *

Темная тень на мгновение накрыла Чарду, прикорнувшую в плетеном кресле, установленном в яблоневом саду. Громкие хлопки крыльев заставили ее поднять непослушные веки – от сытной каши со специями и кусками разваренного мяса тянуло в сон. «Золотистый прилетел», – подумала девушка, но рядом с садом приземлился другой, черный как смоль и размером с дом, дракон. «Сколько их здесь?» За всю жизнь она не слышала столько сказаний про Владык неба, сколько увидела их сегодня. С шеи черной громадины легко соскользнула стройная женская фигурка. Эльфийка!

– Здравствуй, дитя мое. – Рау царственно присела на край второго кресла, принесенного домочадцами, пока она шла через сад. Установив его, они тут же исчезли, будто их и не было. Следом за эльфийкой между деревьев осторожно пробрался черный дракон. «Настоящая Хозяйка!» – отметила про себя Чарда, вставая с кресла и сгибаясь в глубоком реверансе. Она видела сотни высокородных дворянок, но до Хозяйки им всем было как ослу до породистого скакуна. – Сиди, не надо вставать. Как зовут твою бабушку? Это ведь она послала тебя?

– Да, госпожа. – Девушка поклонилась опять, она не могла заставить себя сесть. – Бабушку зовут Енира, но она не любит это имя.

– Енира… – Рау сцепила пальцы рук в замок и повернулась к дракону. – Ты помнишь? – В ответ тот смежил веки. – Значит, старая Енира еще жива. Дай мне письмо.

Чарда вытащила из лифа тубус и протянула его эльфийке. Достав из него тонкий лист бумаги, Рау углубилась в чтение. В небе мелькнула крылатая тень, на краю сада приземлился, сверкая на солнце чешуей и сотнями радуг, золотистый дракончик. Сложив крылья, отчего яркая картинка тут же померкла, он пошел по следу черной громадины, но на половине пути захрипел, резко поднялся на задние лапы, раскрыл крылья и рухнул спиной на землю, словно эпилептик забившись в падучей и сбивая хвостом молодые деревца. Эльфийка вскочила с кресла и кинулась к нему, письмо упало на землю. Черный дракон развернулся назад, сломав мощным хвостом еще несколько яблонь.

– Полана! – перестав биться и выплевывая из пасти черные сгустки крови, крикнул молодой дракон. Не обращая внимания на бегущую к нему женщину и сносящего яблони черного, он перевернулся на живот и, оттолкнувшись от земли всеми четырьмя лапами, взмыл в небо. – Я лечу!

– Когда девчонка была у вас? – подскочила к Чарде Рау, миндалевидные глаза эльфийки метали молнии.

– Три дня назад, бабушка вышвырнула ее из шатра и сразу отправила меня к вам.

– Тарг! – выругалась Хозяйка долины, схватила бумагу и одним слитным движением взобралась на шею черного дракона. – Карегар, лети за ним! Я накинула на Керра метку.

– Что с ним? – пробасил Карегар.

– Что? Они были вместе с Поланой, понимаешь! Мерзавка, захотела получить силу и стала ларгой! Енира пишет, что ее сегодня убьют, похоже уже убили! Керр все почувствовал на себе… Проклятая связь, он знает, где она.

– ЧТО?! – взревел дракон. Мощный порыв ветра от взмаха громадных крыльев бросил на землю Чарду, перевернул кресла и поднял старые листья с травой. Сад опустел, переломав треть деревьев, драконы улетели.

* * *

Вигрэль со злости пнул труп охранника каравана. Чертовы торговцы, не захотели сдаваться и дрались словно везли камни для весов Хель. Ничего, богиня и без камней их души взвесит. Рау потер правую щеку с выведенной татуировкой – изгою клановая метка не положена – и поддел носком сапога бездыханное тело молодого мальчишки, застрелившего из арбалета Мигу Три Пальца. Всего торгаши убили у него четверых и ранили двоих, на ногах осталось девять человек. Слишком большой размен за взятие каравана из семи подвод и убийство десяти торговцев с охраною…

Пока главарь ходил проверять посты наблюдающих с обеих сторон караванной дороги, пятеро разбойников потрошили подводы и кибитки.

– Ты глянь, какая краля! – Минг, здоровенный одноглазый мужик со шрамом от рубящего удара меча наискосок через левый глаз и до мочки левого уха, за ноги выволок из последней кибитки тело красивой девчонки в кожаном костюме вампира-рейнджера, из ее левой груди торчал кончик арбалетного болта с красным оперением. Вигрэль узнал свою работу.

Лицо убитой было спокойным и умиротворенным, холодное дыхание Хель не коснулось ее, и смерть не стерла прежнюю красоту. Эльф достал из-за голенища сапога кривой засапожник и, присев на корточки, вспорол на груди мертвой красавицы шнуровку. Он не успел сделать разрез, чтобы достать болт, как его накрыла крестообразная тень.

– Берегись! – во все горло заорал Минг. В следующий миг крик оборвался. Неизвестно откуда взявшийся дракон, ломая кости и позвоночник, ударом передней лапы вбил человека в землю. Пасть, усеянная острыми треугольными зубами – последнее, что увидел Вигрэль в своей жизни.

* * *

– Не стоит, – за кончик крыла придержала Ягирра Карегара. – Он сейчас ничего не будет слушать.

Эльфийка и дракон, не вмешиваясь, наблюдали за Керром, молча складывающим человеческие тела на скинутые в кучу для погребального костра телеги. Последним дракончик возложил, завернутое в шелковые ткани тело Поланы. Он долго держал его в лапах и качал словно ребенка. Освободившись от ноши, Керр отошел от телег на несколько шагов и, раскрыв пасть, плюнул огнем, запалив костер.

Мертвые, изуродованные разбойники так и остались лежать там, где их застигла смерть, сторожевых Керр спалил вместе с деревьями. Яга и Карегар прилетели, когда все было кончено, старый дракон просто не мог поспеть за стремительным названым сыном. На таскающего телеги дракончика было страшно смотреть: золотая чешуя поблекла и посерела, лапы, вся грудь и крылья заляпаны чужой кровью – впав в ярость, он убил всех. Керр громко зашипел и обнажил клыки на Карегара, сделавшего попытку помочь перетаскивать телеги, он отобрал у приемного отца подводу и отогнал его от места побоища. Приемные родители, поняв, что им не рады, расположились в сторонке.

– Плохо, очень плохо, – прошептала Яга, разглядев на земле перекушенное пополам тело снежного эльфа. – Я слышала про банду, возглавляемую изгоем, но не думала, что Виг Красавчик нападет именно на этот караван. Боюсь, как бы Керр не перестал доверять Снежному народу.

– Я боюсь другого, – повернул к ней голову Карегар. – Он может не захотеть больше быть драконом.

– Этого не случится, – успокоила его эльфийка. – Посмотри на него, он ведет себя как дракон и не делает попытки сменить ипостась, Керр не хочет быть человеком. Это беспокоит меня больше всего.

– Почему?

Яга долго подбирала слова, но потом решила говорить напрямую, без всяких экивоков:

– Нам необходимо как можно быстрее отправить его к людям, Керру нужно учиться магии, время поджимает.

– Ты что, с мэллорна рухнула? – сверкнул глазами дракон.

Эльфийка спрыгнула с шеи Карегара и, пройдясь по колее, оставленной колесами многочисленных телег, присела на толстый дубовый корень, торчащий из земли на обочине. Яга достала из складок одежды письмо и, пробежав глазами по ровным строчкам, взглянула на дракона:

– Будет война, муж мой названый, – у Карегара отвалилась нижняя целюсть, – ты не маразматик, прости меня. Глупо отрицать очевидное. Большая война охватит весь север, но это не главное.

– А что главное? – спросил Карегар, у которого от последних слов Яги и такого откровения выдуло из головы все мысли. Денек откровений какой-то! Чтобы Ягирра заявила подобное, должно произойти нечто неординарное.

– Енира пишет, что камнем, запустившим камнепад, будет Керр. Не знаю, как он с этим будет связан, но мир опять наполнится драконами… – Вот так дела… старая Ларга-белая еще ни разу не ошибалась.

– Как ты планируешь его уговорить учиться?

– Отправим его в Ортен. Через полтора месяца в Ортенской школе магии будет новый набор учеников. Ты скажешь ему, что в школьных архивах есть древние книги и манускрипты по строительству врат в другие миры, он наверняка заинтересуется этим, а попасть в архивы можно будет надев школьный значок.

К беседующей паре, оторвавшись от чадного пламени костра, подошел Керр. Карегар и Ягирра замолчали:

– Я хочу побыть один, не летите за мной, – проронил он и взлетел, направляясь на восток.

* * *

Андрей летел уже довольно долго. Позади остались островерхие снежные шапки вершин и теснины гор. Секвойные и кедровые боры сменились лиственными лесами предгорий. На душе было муторно, смерть Поланы вырвала из нее основательный клок, и нечем было заполнить эту пустоту. Когда у него вдруг в груди взорвалась маленькая звезда и на минуту остановилось левое сердце, он понял все. Со всей ясностью ему открылось, что его любви больше нет, Полана покинула мир живых. Чужая боль, словно это не в ее сердце впилась оперенная смерть, кинула его на землю. Вместе с болью пришло понимание понесенной утраты. Будто собственными глазами, Андрей увидел караванную дорогу и наседающих на охрану разбойников, заваливших несколько деревьев и перекрывших торговцам все пути к отступлению. Позже он нашел всех татей и заставил их верещать от ужаса, но кто заставит его забыть?

Андрею помнилось, будто кто-то окликнул его по имени, он оглянулся вокруг и посмотрел вниз. А местность-то знакомая! Именно здесь его выкинуло в мир Иланты. Вот скальная стена и козырек, на котором он ночевал, дальше виднелся лысый холм. Зов повторился. Убедившись, что непонятный оклик не глюк, Андрей, стараясь определить источник зова, широкими кругами стал кружить вокруг холма. Новый оклик пришел снизу. Холм! Словно в каком-то фантастическом фильме, на вершине холма открылось громадное отверстие, а он гадал, как внутрь попал дракон? Плюнув на все страхи и сомнения, он сложил крылья и спикировал в приглашающе открытый вход древнего строения.

За полтора года внутри ничего не изменилось. Переломанные кости и драконий череп с выбитыми клыками лежали на прежних местах, у алтаря поблескивал золотом и сверкал рубином амулет, играли тенями искусные барельефы, резные картины продолжали жить своей жизнью. Сменив ипостась, Андрей присел на корточки перед изуродованной черепушкой. Казалось, беззубый череп ехидно усмехался над ним и, подмигивая пустыми глазницами, спрашивал: каково оно быть драконом?

– Прости. – Андрей осторожно прикоснулся руками к надбровным дугам и провел ладонью по метровому рогу. Тихий звон амулета прозвучал как принесший прощение голос. – Так это ты меня звал? – он склонился над кругляком. Древнее строение наполнил мелодичный звон. – Э-э, товарищ, так не пойдет! Сначала кувалдами дерешься, а потом звенишь. Чем на этот раз ты меня хочешь приласкать?

Любопытство победило. Перевоплотившись в дракона, Андрей кончиком когтя коснулся золотой цепочки. Твою ж налево! Сколько можно! Цепь приклеилась намертво, пытаясь оторвать коварную безделушку, он задергал лапой. Ведь обжигался уже не один раз и опять неймется? Мало приключений на хвост и задницу? От очередного взмаха раскачивающийся на цепи медальон ударился о грудь и моментально, расплавившись словно ртуть, втянулся Андрею под чешую. В центре груди возникло ощущение улегшейся сверху и урчащей от удовольствия кошки.

– Что? Нашел нового хозяина? – Андрей постучал себя по грудным чешуйкам, медальон отозвался теплом и довольством, перед глазами возник образ Бона, лижущего его подбородок. Внутри ничего не мешало, ласковое тепло домашней кошки разливалось по всему организму. – Хрен с тобой, – резко успокоившись, отозвался новый хозяин золотого кругляка. – Только не мешай, слышишь? – ответом была новая порция согревающего тепла. – Вот и договорились.

Андрей аккуратно сгреб переломанные кости и в несколько ходок перетаскал их на поверхность, оставить их опять просто так лежать он не мог. Повинуясь его мысленному желанию вход во внутрь холма закрылся. Исчезли все следы, говорящие о том, что пару секунд назад в него мог свободно влететь дракон. Перед изумленным взглядом обладателя круглого девайса была только поросшая низкой травкой землица. Не хило, сим-сим откройся, сим-сим закройся, и духа Пэри не надо.

Попыхтев десяток минут, Андрей выкопал глубокую яму и сложил в нее кости бывшего «жителя» холма. Тщательно утрамбовав землицу, он приготовился взлететь, но ветер, принесший запах смерти, заставил его осторожно, прижимаясь всем телом к земле и вытянув голову навстречу ветру, подползти к стене леса.

Толстые деревья расступились и открыли ему памятную по драке с лысым типом поляну. В центре поляны были вкопаны колья с привязанными к ним останками людей в разодранных одеждах егерей, один широкоплечий мужчина был обезглавлен. Шуганув с поляны недовольных таким оборотом дела мроунов, Андрей вышел из-под ветвей. Страшная казнь, ничем другим это не могло быть. Видимо несколько дней назад людей привязали к кольям и оставили на поживу хищникам, не преминувшим воспользоваться предоставленной возможностью. Лишь один егерь до сих пор оставался живым и относительно целым – желтоволосая гномка. Голодные хищники не видят в гномах добычу. Светящиеся блеклым светом волосы и аура не могли обмануть дракона. Разрезав когтем веревки, Андрей подхватил обмякшее тело.

Когда-то он хотел убить ее, но со временем жажда мести выгорела как сухая солома, оставив после себя черные воспоминания и понимание, что егерша продавала его не одна, а в компании со своими напарниками и командиром. Быть может, совсем и не она продала его. Осторожно подхватив правой лапой девушку, он отнес ее к ближайшему ручью и окатил холодной водой. Для егерши у него было приготовлено два варианта событий. Она может остаться на поляне и, когда улетит Андрей, топать на все четыре стороны, только он сильно сомневался, что обессиленная, голая и без оружия девка сможет добраться до человеческого или гномьего жилья. По второму варианту она дает ему клятву на крови, и он относит ее в долину. Холостяк Глир порадуется невесте…

Очнувшаяся гномка, к своей чести, не стала верещать и биться в истерике при виде зубастой драконьей морды. За что Андрей поставил ей большой плюс. Выслушав весь предлагаемый ей расклад, она выбрала второй вариант.

– Меня зовут Дорит, – сказала она Андрею после принесения магической клятвы. – Я твоя должница до самого гроба.

– Зови меня Керр. На шее поедешь или в лапах?

– В лапах, не удержусь я на шее.

– За что вас? – Андрей махнул лапой в сторону поляны.

– Охотники отомстили… – помолчав, ответила девушка.

За последними событиями немного притупилась душевная боль, но, подлетая к долине, Андрей почувствовал, как на него опять накатывает отчаяние. Дома все напоминало о Полане. Черт, черт и Тарг ему под хвост, он не хочет здесь оставаться. Залетев в деревню и передав спасенную на попечение гномам, он направился к пещере. Батя и Яга были дома, его дожидались…

– Я хочу наконец заняться поиском информации по вратам, – с порога заявил Андрей. – За вы или против, но я улечу.

Яга и Карегар переглянулись между собой.

– Хорошо, – спокойно сказала эльфийка. – Карегар, ты что-нибудь можешь подсказать?

Батя оторвал от камня свою громадную голову и отрицательно покачал ею.

– Постойте, – прекратил он размахивания. – Если где и искать, то только в Ортене. В тамошнюю магическую школу четыреста лет назад были свезены все древние архивы, до которых не дотянулись загребущие ручки лесных эльфов. Мне рассказывал об этом один старый Рау. Только, сын, тебе придется одеть значок ученика, без него никак.

– Я готов, – не раздумывая, ответил Андрей.

Подготовка к отъезду заняла всю следующую неделю. Как оказалось, требовалось сделать уйму дел и взять с собой море различных мелочей, без которых баловавшемуся с магией человеку ну просто никак. Бабы сели за пошив нескольких костюмов. Пара походных из прочной практичной ткани, похожей на джинсовую, и парочка из самой дорогой – на выход. По требованию Ягирры Андрей переселился в деревню и занял «гостевой» домик. На людях он должен был ходить только в человеческой ипостаси, но, введенное указом Хозяйки, правило постоянно нарушалось. Чарду эльфийка забрала к себе, справедливо полагая, что прожившая несколько лет с «бабушкой» девчонка не предаст и не сделает исподтишка пакость. Магическим даром, даже самым слабеньким она не обладала, но Яга обещала сделать из нее самую лучшую травницу в округе.

Стоило посмотреть на глаза Дорит, когда Андрей прилетел на ее с Глиром помолвку и на глазах половины деревни сменил ипостась. Надобность таскать с собой одежду у него отпала. Яга долго колдовала над короткими штанишками, и теперь они не рвались при смене облика, а просто исчезали, появляясь на бедрах при превращении в человека. Громадные глаза гномки сделались еще больше, нижняя челюсть задрожала мелкой дрожью.

– Ты? – прошептала Дорит и, упав на колени, протянула Андрею рукоятью вперед выдернутый из ножен на поясе, кинжал. – Отдаю свою жизнь в твои руки.

Андрей забрал кинжал и передал его ничего не понимающему Глиру, собравшиеся гости удивленно лупали глазами.

– Твоя жизнь теперь в руках Глира, запомни это.

– Да, господин.

– Береги ее, – обратился он к гному.

Больше всех переживал Батя, он сделался замкнутым и нелюдимым, без надобности не выходил из пещеры, прилетал к Андрею по утрам и забирал его на «воздушную» прогулку. Возвратившись с дорожного побоища, Яга попросила отвезти ее деревню и, вызвав к себе Лисму, первую деревенскую красавицу, о чем-то долго беседовала с нею. На четвертый день, прилетев пораньше, Карегар увидел девушку, выходящую из гостевого домика и придерживающую развязанные тесемки лифа.

– Твоя работа? С каких пор ты стала сводницей? – накинулся он после прогулки на Ягирру.

– Моя, – не стала отпираться названая жена.

– Зачем тебе это надо?

– Затем, чтобы он быстрее забыл Полану. Клин клином вышибают! Знаешь, девка в постели заставляет забывать быстрее. С Лисмы не убудет.

Яга и Карегар долго решали, чем и как ехать Керру до Ортена. Сам будущий студиозус решил их сомнения одной фразой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении