Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

– К вам приехал брат, господин, – встретила Нирэля на пороге дома старая домоправительница. «Брат? У меня нет братьев. Тарг меня раздери, Радэль! Радэль здесь? Он нашел следы Нимы?»

– Он в гостевой комнате, Элиз?

– В каминном зале, господин. Я велела кухарке подогреть вина и сделать вашему брату фруктовый салат. Позволю напомнить, что ужин через час, прошу вас с братом не опаздывать. – Элиз строго посмотрела на Нирэля и не в тему добавила: – Что-то будет, сухая гроза в конце седмицы к несчастьям.

Нирэль, перепрыгивая через две ступеньки, вбежал на второй этаж, остановился перед дубовой дверью в каминный зал, сердце билось часто-часто, во рту пересохло. Глубоко вдохнув и успокоив расшалившиеся нервы, толкнул дверь и переступил порог, легким движением руки активируя «полог молчания».

Радэль вскочил с глубокого удобного кресла и сделал два шага навстречу, недопитый кубок вина стоял на каминной полке.

– Рад!

– Нир! – «братья» порывисто обнялись.

– Случилось что-то важное, ты нашел следы Нимы? – сразу перешел к волнующему его вопросу Нирэль. Рад молчал, взгляд его блуждал по стене. Только тут Нирэль разглядел мешки под глазами и серый, землистый цвет кожи гостя. В страшном предчувствии глухо бухнуло сердце и защемило в груди. – Что случилось?

– Я нашел Ниму, – в тоне, которым говорил Рад, было столько горечи, что Нирэль не испытал никакой радости от сообщения, что его сестра найдена.

– Она… умерла?

– Да…

Задрожали и ослабли ноги, хладнокровный помощник палача опустился на пол. Вот она, высшая справедливость! Злой рок нашел лазейку в непробиваемых латах, в которые была закована, казалось, очерствевшая душа и полный самоконтроль эльфа. Острый трехгранный клинок ударил в щель забрала.

Эльфы всегда трепетно относятся к своим родственникам, долгая жизнь и редко рождающиеся дети заставляют держаться близких. У него никогда никого не было ближе сестры. Они были близнецами, настолько редкое явление у долгоживущих, что их рождение является целым событием. Их рождение нигде не отмечали. Кто будет отмечать рождение «измененных»? Младенцев измененных в утробе матери, внешне похожих на людей? Они не знали родительской ласки и воспитывались в закрытом центре в глубине Леса. Воспитывались, чтобы стать тайным оружием, шпионами и проводниками интересов вечно зеленой сени. Они не знали другой жизни и свято верили в то, что им говорили. Любили одинаковые вещи, книги, никогда не ссорились и без слов понимали друг друга. В центре все были чужими, и только сестренка была светлым листиком на фоне темных теней.

Тридцать лет пролетели как один миг, их научили быть людьми, но оставаться преданными Лесу эльфами и отправили в чужой мир. Рад и Нима, играя молодоженов, были направлены в Патскую империю, он осел в Мерии. Давно это было, десять лет прошло. Через год Рад и его сестра обвенчались по-настоящему. Потом его отправили в Римму, а год назад Нима пропала. Она поехала в Ронмир, город на севере империи.

По дороге пассажирский дилижанс, в котором путешествовала Нима, захватили разбойники. Рад организовал поиски… Весь год Нирэль жил в ожидании добрых вестей, лелея надежду, что Нима жива, что ее держат в плену и ждут когда родственники заплатят выкуп, или, он отгонял эту мысль, продали в гарем… Это была его личная, каждодневная пытка. Пытка, заставлявшая озлобляться и еще больше ненавидеть людей. Мир рухнул. Словно молния за окном, в голове вспыхнули слова волчонка: «Кто смеется днем, тот горько плачет вечером». Будь ты трижды проклят!

– Как она умерла? – переборов себя, спросил Нирэль.

– От моей руки, я убил твою сестру и мою жену. – На Рада было страшно смотреть.

– ЧТО?! – Нирэль выхватил нож.

– Послушай меня! ПОСЛУШАЙ МЕНЯ!!! – Гость ударом ноги выбил оружие и, схватив Нирэля за отвороты камзола, плюхнулся на пол рядом с ним.

– Говори… – голосом поднятого некромантом мертвеца, разрешил хозяин.

Рад эль начал рассказ, и чем дольше он говорил, тем мрачнее и темнее лицом становился подручный королевского палача. Он не желал верить в то, что ему только что было поведано, но разумом сознавал – от первого и до последнего слова все сказанное является чистейшей правдой.

– Но Владыка мне обещал, что приложит все усилия для поисков! – сорвавшимся голосом крикнул он.

– Владыка – политик, он через час забыл о твоем существовании.

– Неужели их никто не досматривал? У нее же аура чистокровной эльфийки! – продолжал искать ответы Нирэль.

– Ты себя-то слышишь? Кто будет досматривать живых кукол после того, как их напоили конской дозой колодяжника и пропустили через «грань разума»? Послушные куколки с примитивными инстинктами, не способные ничего удержать в памяти и годные только рожать? Ты не представляешь, через что мне прошлось пройти, чтобы пробраться в центр подготовки «волков» и выбраться оттуда живым. Там охрана всю землю носом перерыла в поисках убийцы «матки»… Угадай, кто является куратором проекта? Догадался? Проект находится под патронажем твоего горячо любимого Владыки!

В зале повисла тишина, нарушаемая прерывистым дыханием двух убитых горем эльфов и треском поленьев в камине.

Нирэль поднял с пола выбитый нож и полоснул себя по левой ладони – решение принято, у него появилась новая цель в жизни.

– Я отомщу Владыке и Лесу за то, что они с нами сделали.

Сверху на его руку легла кровавая ладонь Радэля.

– Я буду мстить вместе с тобой, что ты планируешь делать?

– Пока не знаю. Ты должен вернуться в Лес и все разузнать про Владыку Ратэля. Втереться в доверие и проникнуть в его окружение: у него есть дочь, можно ударить по ней. Пусть он почувствует то, что я чувствую сейчас!

В дверь постучали, «полог» пропускал внешние звуки.

– Господин, ужин накрыт. – Элиз, как всегда, пунктуальна.

Не успели смолкнуть слова старой домоправительницы, как послышался громкий топот и тут же в дверь забарабанили кулаками:

– Господин! Господин! Дворец! – голос принадлежал привратнику. Нирэль распахнул дверь.

– Что дворец?

– Пожар! Горит центральный комплекс!

– Быстро седлай Вулкана!

«Братья» выбежали на балкон, откуда открывался чудесный вид на королевскую резиденцию. На фоне серых туч и сверкающих молний над дворцом поднимались клубы белого и черного дыма.


Растон. Андрей…

Андрея впихнули в клетку, звонко щелкнула дужка замка. Весело зубоскаля, стражники спустились в караулку, на площадке он остался один. Как бывает приятно лежать на холодном камне…

Всю дорогу он кулем провисел на плечах тащивших его стражников. Сковывать его не стали, зачем? В таком состоянии узник был не опаснее котенка. На середине винтовой лестницы стражники выдохлись и бросили ношу на пол, вторую половину подъема волоча ее волоком. Некоторые слетают кубарем, ему же «посчастливилось» подняться, посчитав задом и располосованной спиной каменные ступени.

В клетке было хорошо, прохладно, дул свежий ветерок, унося в сторону бомжовое амбре, которым пропах Андрей. Десять дней без мытья в волчьей шкуре… Заедаемый блохами и, как он подозревал, уже не только ими, Андрей мечтал о бане и березовом венике, а не о дождике, который заставлял приклеенную шкуру вонять псиной. Хотелось съесть кусок прожаренного мяса, с хрустящей тонкой корочкой и сочной мякотью в центре. Да просто кусок хлеба, черного, пахнущего домом. Где он, дом?

Два экспоната в зверинце не кормили: дракона во избежание, а ему тыкали рукой на огрызки вокруг – выбирай на вкус. Не нравятся эти, подожди до завтра, накидают других. Воды, правда, не жалели, разместив загон у искусственного ручья, но это заслуга строителей, а не смотрителя.

Андрей осторожно повернулся на спину, прижавшись лопатками к полу. Холод камня немного унял нестерпимое жжение. Сверкнула молния, следом встряхнул землю оглушающий гром. Вот где прорва энергии, одной бы куцей молнюшки хватило за глаза… Андрей прикрыл глаза и сосредоточился. Не понял! Источники маны были рядом, энергию ничего не перекрывало, лишь на далеких задворках проскальзывало что-то мешающее, как писк комара возле уха. Забыв о боли в спине, он перевернулся на живот и, подтянув колени, подполз к решетке. Серый, до самых печенок знакомый металл, а магию не блокирует. Не наложили заговор? Ослепляющая вспышка и прибивающий к земле удар грома бросили его на пол, молния ударила в высокий металлический шпиль на противоположном от клетки краю площадки, по решетке пробежались мелкие разряды. Вот оно что! Люблю грозу в начале мая! Вот почему нотриум не перекрывает магию, атмосферное электричество разрушило или сняло заговоры.

Андрей готов был расцеловать черную тучу, им завладела кипучая жажда действий. Пока Фортуна скалит свои перламутровые зубки, надо ковать железо. Молясь про себя, чтобы капризная девица не повернулась к нему изученными до последней родинки ягодицами, Андрей стал вгонять себя в транс. Вспоминая свои действия в телеге, он окунулся в знакомый «водопад», но теперь не стал себя ограничивать. Энергия растекалась по всему телу, где-то внутри стали заполняться резервные магические емкости.

Не выходя из транса, Андрей подошел к решетке и внимательно осмотрел все крепления и места заделки прутьев, слабым местом показался черный амбарный замок. Так, просунуть между прутьями правую руку, сконцентрироваться и создать потенциал… С указательного пальца сорвалась коротенькая молния. Не останавливаться, еще, еще. Дужка раскалилась докрасна, к решетке не прикоснуться. «А-а-а-а!» – прислонившись к двери и обжигаясь до волдырей, Андрей продолжал лупить разрядами по замку. Еще, еще! От самодельной «сварки» слезились глаза, не останавливаться. Коротко звякнув, дужка распалась. Есть! Свободен! Какое пьянящее чувство!

Андрей подскочил к ограждению площадки и посмотрел вниз. Черт! Внизу выхаживали парные караулы стражников. В башне тоже есть пост. Рано радовался! Что придумать? От внезапного бешенства между пальцами затрепетал горячий огонек. Точно! Надо что-нибудь подпалить. Перед глазами стояла громада дворца. А что, хороший будет подарок попугаю в короне! И королю приятно и страже работа. Как у них тушат? Магией или брандмейстеров вызывают? Андрей забегал по площадке взад-вперед. Стражников он не боялся, до конца грозы не появятся, уж больно резво они убегали с площадки, а стихия не спешила униматься. Со стороны холма с портальной крепостью теснящимися толпами двигались черные небесные гиганты, несущие в своих чревах еще не один десяток молний. Андрей создал маленький огонек и, спрятавшись за зубцами ограждения, послал его к ближайшему дворцовому флигелю. Огонек подлетел к зданию и истаял, натолкнувшись на невидимую защиту. Плохо, очень плохо. Что теперь делать? Не через трубы же лезть? Именно! Через трубы!

«Ты гений!» – похвалил себя Андрей, сам себя не похвалишь – никто тебя не похвалит. Новая огненная горошина подлетела к каминной трубе и беспрепятственно нырнула вниз. Через несколько минут, не замечаемые во вспышках молний, к громаде дворца летели десятки закапсулированных «горошин». «Эх, Ало, почему ты мне дал так мало, но и за это спасибо!» «Горошины», управляемые волей Андрея, влетали в трубы и разлетались по помещениям, затихая на время. Поджигать решено было сразу в нескольких местах.

Хорош, пора отпускать на волю «саламандр». Пять минут ничего не происходило, потом снизу раздались крики. Что? Горит? Горело хорошо, в ближайшем флигеле огонь охватил уже треть помещений. Из окон валил густой черный дым, в окнах метались люди. Чего греха таить, «горошин» во флигелек было напихано штук двадцать, чтобы полыхнуло как следует. Андрей рванул к лестнице, наполненное энергией тело требовало движений, но он чувствовал, что это не надолго, следом придет «откат», и израненная спина напомнит о себе с удвоенной силой. За все приходится платить.

Оп-па, летящий сверху Андрей на второй площадке столкнулся с поднимающимся навстречу пожилым магом с густой белой бородой и странным металлическим жезлом в виде когтистой пятерни в левой руке. Андрей схватил со стены факел и навернул по голове тормознувшего, не ожидавшего никого увидеть мага. Ах ты, гад, увернулся. Еще раз, тот сделал попытку прикрыться рукой и поплатился подпаленной бородой и прожженной на груди мантией, получи по хребтине, на тебе молнию вдогонку. Маг выпал в нокаут, жезл покатился по лестнице, подберем, пригодится навернуть кого-нибудь. Увесистая штучка. Ходу! Стражников на постах не оказалось, у них появилось занятие важнее, чем просиживать штаны в Башне Магов, дворец полыхал уже в нескольких местах вокруг носились и орали как резаные десятки людей. Паника во всех ее лучших проявлениях. Остается порадоваться, что на ночь «гражданские» и маги уходят в город, никто не заметил манипуляций с огненными «горошинами» – «саламандрами», и королю не приходится рассчитывать на магическое пожаротушение, несколько дворцовых мерлинов с кучей возгораний не успеют справиться.

Скрываясь за декоративными кустами, периодически ныряя в густые заросли и пережидая, когда мимо пробегут спешащие к дворцу люди, Андрей бежал в сторону зверинца. Быстрей-быстрей, он чувствовал, что время, отведенное ему, заканчивается. Вот конюшня и кузня. Уже рядом. Стоять! Тормоз! Нужна кувалда или молот, чем ты собрался выбивать шкворни с цепей дракона на якорных тумбах? Хреном, как груши околачивать?

Из-за угла конюшни выметнулся всадник, с руки Андрея сорвалась молния и ударила наездника в грудь, следом за молнией в лицо прилетел, располосовав физиономию, когтистый жезл. Всадник со стоном рухнул с седла на землю, Андрей подскочил к упавшему. Нир!!! На, получи!!! Пнуть еще раз по тестикулам ненавистного палача не дал жеребец, замолотивший в воздухе копытами и отгонявший нападавшего от хозяина. Живи, падла. Вот и кузница, темно как у негра где? Где тут может быть молот? Да вот он, на стеллаже.

На морде у дракона было написано такое удивление при виде голого Андрея с молотом на плече, что он невольно оглянулся и осмотрел себя. Не вырос ли у него хвост и рога?

– Я же говорил, что прорвемся! – весело крикнул он чешуйчатому узнику и несколькими ударами выбил шкворень на первой цепи. – Ты пока разводи пары, улепетывать придется на всех крыльях! Вот и второй шкворень выбит, одна лапа свободна.

– Не дергайся, я сейчас вторую лапу освобожу! – обернулся Андрей к дракону. Со стороны дворца к зверинцу бежали люди. На излете в землю впилась стрела. Еще пара ударов. Готово, лапа свободна! – Рви цепи, надо сматываться! Его попугаистое величество не простит мне своей подпаленной хатки!

Время вышло, откат ударил с неотвратимостью асфальтоукладчика, накатила дикая боль. Вокруг засвистели стрелы с зеленым оперением, за решетчатым забором зверинца появились егеря из «дикого» парка. Сильный удар в спину чуть повыше поясницы кинул Андрея на землю, он хотел вскочить, но ноги не слушались. Тело ниже поясницы никак не ощущалось. Андрей потянулся рукой за спину, коснувшись древка впившейся в него стрелы. Здравствуй, северный зверек. Что значит отсутствие ощущения пятой точки, он знал прекрасно.

С громким треском разлетелась на куски клетка. В егерей и стражников, калеча и убивая последних, полетели куски мощных цепей. Вырванная с корнем якорная тумба с противным хрустом вбила в землю толстого стражника. Длинный язык пламени смел оставшихся в живых людей, не попавших под обстрел из цепей.

– Залезай! – мощным басом крикнул дракон и выставил переднюю правую лапу. – А’Рэй, что с тобой?

Над Андреем, заливая спину и ноги черной кровью с ободранной цепью морды, появилась голова дракона.

– Улетай. Отбегался я.

– У тебя стрела в спине!

– Да? Как это я сам не догадался? – Андрей «поплыл».

Дракон осторожно потянул за стрелу, древко легко соскочило с черешкового наконечника, оставшегося в ране.

– Держись, – проорал он Андрею в самое ухо и аккуратно поднял его с земли. Громадные крылья распахнулись и, оттолкнувшись от земли задними лапами, дракон взлетел, нежно прижимая хрупкое человеческое тело к широкой груди. – Держись, А’Рэй.

– Меня зовут Андрей, не называй меня Волком.


Мраморный кряж. Ничейные земли.

Долина ста ручьев…

Над домом раздалось хлопанье громадных крыльев. Легонько вздрогнула земля.

– Ягирра! Ягир-р-ра! Ты дома? Ягирра! – раздался басовитый рев Карегара.

Ягирра поставила на полочку штоф с настойкой костроножки, вытерла руки о рушник и вышла в сени. Наконец-то, радостно застучало сердце, эльфийка вытерла навернувшиеся слезы… Сейчас она ему задаст, старый черный пердун, сейчас он на всю жизнь запомнит, как пропадать на три недели. Она уже все глаза проглядела.

– Явился, не запылился! «Ягирра!» Лети туда, где пропадал все это время. – проворчала травница, открыв дверь. – Ночь на дворе, не мог до утра подождать?. – В нос эльфийки шибануло запахом псины и целым букетом других «ароматов», ее чуть не стошнило. – Ты на какой помойке валялся? Лети отмойся!

Ягирра захлопнула дверь, тут же разлетевшуюся в щепки от когтей дракона. Ах ты…

– Совсем охренел! – Разъяренная женщина выскочила из дома, в правой руке травницы, освещая поляну перед домом, пылал яркий файербол. – Ты сам напро…сился…

Яркий файербол осветил дракона. Травница оцепенела. Карегар представлял собой жалкое зрелище, ободранная чешуя на лапах и шее, вся морда в запекшейся крови, к груди, правой лапой, дракон прижимал какого-то человека.

– Помоги, Яга…

* * *

Окружая его плотным коконом, вокруг клубился какой-то белесый туман. Разрушая безмолвие, словно далекое эхо, до Андрея доносились два голоса. Один он знал – гулкий бас дракона, а второй голос принадлежал женщине.

– Карегар, ты понимаешь, он умрет, мы ничем не сможем ему помочь! – приятным грудным голосом произнесла женщина.

«Дракона зовут Карегар, ему подходит. Черный Дракон. Кто умрет? Я умру? – подумал Андрей. – Я хочу жить! Я хочу домой, а не умереть. Но спина, из-за этого я умру? Наверное, так будет лучше, я не хочу жить калекой…»

– Он еще жив и совсем не собирается на суд Хель.

На лоб Андрея легла прохладная ладошка, белая пелена отступила, он открыл глаза, встретившись взглядом с пожилой женщиной.

Королева! Только такой может быть сказочная королева. В женщине чувствовалась аристократическая порода: овальное лицо, совсем не растерявшее былой красоты, тонкий аристократический нос, брови-дуги и большие ярко-синие миндалевидные глаза. Серебряные волосы заплетены в тугую косу, в левом удлиненном остром ушке сверкает топаз. Эльфийка, королева эльфов! Из-за спины женщины на Андрея с тревогой смотрел Карегар.

– Понравилась? – спросила прочитавшая все его эмоции эльфийка и улыбнулась. Улыбка у нее была добрая и открытая.

– Да, вы очень красивы, – не стал хитрить Андрей и сразу спросил: – У меня действительно нет никаких шансов?

Эльфийка отвернулась, она вытащила из лифа простого льняного платья белый платок и, помяв его в руках, ответила:

– У тебя перебит позвоночник, срезень вошел точно между позвонками, сейчас я блокировала все твои болевые ощущения, правда не надолго, но это не самое страшное. Твои рубцы – это след от отсроченного заклинания, тот, кто пытал тебя, добавил в раны яд биримских мушек и черный гриб. У тебя сейчас нет иммунитета ни к каким болезням. Ты знаешь, что такое иммунитет? – Андрей кивнул, хотя слово звучало по-другому, но переводил он его именно так. – Твой организм не сможет сопротивляться болезням, и даже самая легкая простуда станет для тебя смертельной. Срезень мы извлекли, а жив ты до сих пор потому что на твою рану попала драконья кровь и нейтрализовала егерский яд. Карегар, но почему ты не вытащил наконечник сразу?

– Чем? – забасил дракон. – Вот этим? – Он показал когти. – Я бы его вытащил вместе с душой, там бы никакая кровь не помогла.

Эльфийка опять наклонилась к Андрею.

– Тот, кто пытал тебя, был эльф?

– Нет, человек.

– Странно. Такую пытку применяют лесные эльфы, и я готова биться об заклад, что это все же был эльф. Слишком сложная для человека матрица плетений заклинания. Подонок. Ты, я смотрю, совсем не боишься слова «смерть», меня это очень настораживает. Молодые люди в твоем возрасте к смерти настроены по-другому. Сколько тебе лет?

– Четырнадцать с половиной. Я не боюсь смерти, просто что-то со мной произошло и я изменился, я не могу просто так объяснить. Я старался не думать на эту тему, и так столько свалилось за три недели. Еще три недели назад я не представлял себе, что смогу убить человека, а теперь на мне столько трупов, что трудно сразу подсчитать, но не испытываю никаких угрызений совести. Для меня это странно, было странно. Я не боюсь смерти, но очень хочу выжить, у меня есть много дел и… – Андрей замолчал, не зная, говорить или нет. Карегар и эльфийка молчали, давая ему право выбора. – И я очень хочу вернуться в свой мир. Я пришелец из другого мира. И еще хочу отомстить этой падле, Ниру. Одно меня радует, я ему отбил напоследок мужские достоинства и угостил молнией в грудак.

Карегар хохотнул, представив себе такую картину, а эльфийка задумалась. Казалось, слова об иномирном происхождении их нисколько не затронули. Дракон прошелся по поляне, опять, как кошка, покрутился вокруг своего хвоста и навис над Ягой.

– Я не могу вот так, Яга, но ведь должен быть какой-то шанс! Я не могу быть дважды обязанным жизнью! Пойми!

– Молнией? – после долгого молчания спросила Яга, дракон был ею проигнорирован. – Покажи мне.

Андрей расслабился, уже привычно погружаясь в транс, вытянул в сторону руку, и короткая молния разнесла на мелкие щепки и труху невысокий пень в пяти шагах от них.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении