Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Сделай это, Нир! – приказала принцесса, повернувшись к любовнику. Нирэль поклонился, принимая задание.

Со стороны королевского дворца послышался стук копыт, на поляну выскочил взмыленный жеребец.

– Господа! – прокричал со спины храпящей лошади вестовой. – В Растон, в подарок его величеству, привезли живого дракона!

Часть четвертая
Рождение дракона

Растон. Нирэль…


Поток посетителей закончился, на площадь перед клеткой с закованным в цепи драконом вышли дворники. Мусорили люди изрядно, многие приходили с гнилыми фруктами и овощами, некоторые несли за пазухами камни, заключали пари на меткость и бросали. Крылатая тварь в клетке рычала и дергалась, но толстые цепи на морде, не давали раскрыть пасть и плюнуть огнем. Его величество, по совету главы Казначейского Дома, открыл свободный доступ в свой зверинец – заплатил десять серебрушек и смотри на дракона сколько влезет, еще пять серебрушек – можешь кинуть в чудище гнилым фруктом или овощем. Если не принес с собой – не беда, королевские лоточники продадут гнилой метательный снаряд. Можно заказать столик и выпить вина (якобы из королевских погребов) или перекусить каким-нибудь экзотическим блюдом, приготовленным королевскими поварами, при зверинце открыли открытую харчевню. За первый день казна выручила три с половиной тысячи полновесных золотых звондов, второй день принес семь тысяч. Кто был в зверинце в первый день, рассказали друзьям и знакомым. Народ повалил толпами, многие приходили не по одному разу, за две седмицы казна пополнилась на сто тысяч. В зверинец приезжали с других городов. Не дракон, а золотая жила.

Нирэль, стараясь выглядеть спокойным, смотрел на дракона. Нельзя дать выход ненависти! Как всякий житель Леса, он исступленно ненавидел крылатых тварей, уничтоживших Великий Лес и Мэллорновые Кущи, но здесь его могут не понять. Для людей летающая зверушка не больше чем развлекательный аттракцион, и показать свою жажду мести значит выдать себя… Закрыть глаза и медленно выдохнуть, вот так, спокойно. Две седмицы прошло, пора привыкнуть, что рядом есть древний и уже не опасный враг. Прошлой ночью он тонко намекнул Тализе, что не прочь заняться драконом, когда народу надоест забавная зверушка. Принцесса обещала поговорить с его величеством, чтобы черную тварь передали в его нежные руки…Такой страсти и безумства в постели от своего любовника она не ожидала, он сам от себя не ожидал такого порыва…

Рядом с клеткой дракона был открытый загон, в котором содержали вторую живую достопримечательность – человека-волка. Срывая нервное раздражение на дракона, Нирэль подошел к ограждению, подобрал с мостовой оброненное кем-то яблоко и запустил его в полуволка. Запущенный точно снаряд, фрукт, с громким хрустом, разлетелся об голову мохнатого монстра. Закованное в нотриумные цепи чудовище промычало что-то нечленораздельное, глухо звякнули оковы. Фу-у, отпустило немного. Вокруг недочеловека тоже валялась приличная куча огрызков, камней и гнилых овощей.

Кинуть в него стоило всего половину серебрушки, чем пользовались многие мальчишки. Зоркий глаз эльфа заметил, что у полуволка вот-вот отвалится правое ухо. Нирэль подозвал смотрителя:

– Подклейте ублюдку ухо и замените шерсть на спине и хвост, того и гляди отклеятся тоже. Как часто подновляют заклятье немоты?

– Каждые два часа, господин. – склонился перед ним плюгавенький мужичок. Лебезящий и заискивающий перед начальством и высокородными дворянами, смотритель превращался в сущего тирана с подчиненными.

– Сколько выручили сегодня? – нейтральным тоном спросил Нирэль. Смотритель побледнел. – Не бойтесь, вашу личную выручку я отбирать не собираюсь. Давайте договоримся так: я закрываю глаза на ваши мелкие махинации, а вы мне отплачиваете услугами. Идет?

Бледный цвет лица смотрителя сменился на розовый, он согласно кивнул, лучше так, чем остаться без денег и головы. Королевские дознаватели любовью к ближнему не страдают, заберут все, а потом на плаху отправят. Плюгавый оказался ушлой личностью. Смекнув, что торговля некондиционными товарами может приносить неплохой доход, он быстро договорился с парой рыночных торговцев, привозивших в город дары садов и огородов, теперь треть гнилья у лоточников имела левое происхождение. Средний доход от незаконного оборота составлял сто пятьдесят звондов в день. Приличные деньги даже для богатого столичного жителя. «Сдал» смотрителя один из лоточников, которому показалось, что его обделили с процентом от продаж. Бумага случайно попала в руки Нирэля, находившегося в тот день в управлении Дома внутренней стражи, лежала она на полу возле стола, а секретарша начальника управления выбежала по делам. Прочтенное донесение было отправлено в карман и выкинуто, по дороге, в канализацию. Плюгавого было решено взять в оборот, имелись на него виды. Лоточник заболел, того гляди помрет, так ему стало плохо…

– Так сколько? Ты не ответил на мой вопрос! – Вот еще выкать трусливой крысе.

– С-сто с-семьдесят, господин. – Смотритель покрылся мурашками и задрожал мелкой дрожью. Кто такой Нирэль, он знал, связываться с помощником главного палача было опасно, ходили во дворце неясные слухи относительно него и наследницы престола…

– Ого! Думаю, некоторые услуги будут не такими уж мелкими. – Нирэль ослепительно улыбнулся дельцу, побледневшему как полотно, и перепрыгнул через ограждение.

Заслышав шаги, человековолк обернулся. Лицо и тело пленника было в кровоподтеках и синяках, увернуться от камней, нося кандалы, тяжеловато. Эльфа, словно кипятком, облило ненавистью, полыхавшей в глазах закованного в цепи существа.

– Как дела, волчонок? Молчишь, конечно. – А’Рэй Белый Волк теперь королевская знаменитость и что ему простой смертный.

– Убью, – прохрипел мальчишка, седое волчье ухо отвалилось. Нирэль злобно посмотрел на смотрителя, пожалевшего клея, магическая «липучка» на мальчишке не держалась. И с немотой придется придумывать что-то новенькое, нотриумные кандалы хорошая вещь, но всю магию блокировать они не могут, придется сажать звереныша в клетку, слишком быстро тот научился бороться с заклинанием. Ну и «поработать» с ним сегодня надо. Ее высочеству, посетившей вчера зверинец, мальчишка не показался страдающим и несчастным. «Сделай что-нибудь», – попросила она возлюбленного.

– Две седмицы прошло, ничего не изменилось, те же слова. Снять с ублюдка длинные цепи и через час доставить в палаческий приказ. – повернулся он к подобострастному смотрителю.


Растон. Нирэль. Две седмицы назад…

Нирэль пребывал в отличном расположении духа. Встреча с главой Дома внешних сношений закончилась просто замечательно. Длительная беседа у разожженного камина с кубком великолепного вина и отличной легкой закуской в личном кабинете графа Рамизо, куда они перешли из приемного зала, была плодотворной для эльфа. Чтобы не упасть в грязь лицом, пришлось тщательно подготовиться: четко сформулировать все предложения по нововведениям, озвученным на балу, составить подробную записку с личными выводами о герцоге Лерье, добавить, в бумаге, кучу комментариев о политической школе Мерии и взглядов на ту или иную проблему, позволившую ему сделать такие выводы, указать источники информации. Сделано все было четко – комар носа не подточит. Перед выездом он долго стоял перед зеркалом и проверял маскировку ауры, тщательно пряча следы своего происхождения. Время было потрачено не зря, магическую проверку, пока он дошел до кабинета графа, пришлось пройти три раза и не факт, что в кабинете его не держали под контролем. Встреча закончилась присвоением ему статуса свободного консультанта. Старый лис и пройдоха, отлично чувствовавший, как хорошо смазанный флюгер, все направления, куда дует политический ветер, почуял легкий дворцовый сквознячок, проскользнувший между принцессой и его гостем, и принял превентивные меры, чтобы сделать приятное наследнице престола и гостю, закрепив за собой позиции отеческого одобрения начинаний молодого человека. Тем более, что графу ничего не будет стоить так же легко перейти от одобрения к порицанию, сменись климат в королевском дворце. Никто из знающих людей в королевстве не сомневался, что править Тализа будет жестко. Не сочеталась ее деятельная, любознательная и упрямая натура с характером прелюбодейного папочки. Кто его знает, как повернется у нее с подручным палача? Лучше держать нос по ветру и чаще нюхать воздух…

Насвистывая веселую песенку, Нирэль спустился на нижний уровень каземата, за спиной глухо топал Хыргу-орк.

– В какой камере Ало Трой? – спросил эльф у вытянувшегося в струнку этажного надзирателя. «Спал, собака» – подумал он, разглядывая красные следы от ладони на правой щеке худого, с длинным носом, надзирателя. Заспанно поморгав маленькими, глубоко посаженными глазками, тот глянул на список, висящий на стене, и бодро выпалил:

– В восьмой, ваша милость!

– Открывай. – приказал Нирэль.

Длинноносый снял с пояса связку ключей и засеменил к восьмой камере. Ишь, бежит, зад придерживает, понял, что застукали спящим на посту.

– Здравствуй, Ало! – радостно, как любимому родственнику, сказал эльф, заходя в камеру. Громко хрустя костяшками пальцев, вслед за ним, в камеру, через узкую дверь, протиснулся громада орк.

В глазах пленника при виде посетителей, заплескался животный страх. Как приятно сознавать, что тебя уважают. Ало Трой сжался в комок и забился в дальний угол, грязные худые ноги скребли гнилую солому.

– Трой, дружище, ты мне нужен! – так же весело продолжил Нирэль, страх в глазах арестанта сменился ужасом.

– Нет, не надо, я все сказал! Я все сказал! – по впалым щетинистым щекам потекли слезы, пленника начала колотить дрожь. Да-а, поломал его Нирэль капитально.

– Хырг, как тебе не стыдно, так запугал бедного мага. Нехороший орк, – дурачился Нирэль, орк весело захохотал. – Ты же у нас разумник, Ало? – быстрые кивки в ответ. – Как хорошо, для тебя есть маленькое задание, возьмешься?

– Какое?

– Так, мелочишка. Надо научить одного варвара алату, ни словечка не понимает, поганец. На исполнение тебе будет дан один день.

– Я же умру, мозг отключится! У меня нет резерва, совсем! Надо сформировать все матрицы и вложить их непосредственно при прямом визуальном и тактильном контакте, да я просто от физического истощения сдохну, не успев ничего сделать! – ступив на родную стезю, начал быстро говорить пленник.

– Выбор у тебя, друг мой, небольшой, либо ты сдохнешь так, либо с тобой развлечется малыш Хыргу, он у нас орк изобретательный, и умирать ты будешь долго-долго.

Глаза орка загорелись как у маньяка, любящего наслаждаться мучениями жертвы, Троя опять начала колотить дрожь.

– Я, я согласен…

– Вот и ладно, видишь, можно договориться полюбовно, а не обзываться собаками. Сказал бы все сразу мастеру Удо, и нам не пришлось бы знакомиться, впрочем, о чем это я. Ты правильно сделал, что продолжал молчать, знакомство с таким отличным парнем, как ты, просто находка для меня! Относительно физических кондиций ты, конечно, прав. Каземат не курорт и кормежка здесь соответствующая, но ради тебя я что-нибудь придумаю, – и оставив ласково-шутливый тон, Нирэль жестко продолжил: – Даю тебе, тварь, два дня, чтобы отожраться и сформировать перекладные фило-матрицы, на третий придется отрабатывать кормежку. Если варвар не заговорит на алате и ты не сдохнешь, то тобой займется орк. Все понял?

– Да, спасибо…

Нирэль вышел из камеры, надзиратель споро закрыл дверь на все замки и засовы.

– Теперь с тобой, – повернулся эльф к любителю поспать. – С сегодняшнего дня кормить арестанта Троя как стражника, со всем полагающимся рационом мяса и круп. Вздумаете меня обмануть, я припомню и сон на посту, и другие грешки, а Хыргу, с удовольствием, поможет вколотить в дурные головы понятия о дисциплине.

– Будет выполнено, – во все горло проорал длинноносый. Еще бы он не выполнил…

* * *

– Как орки звали этого волчонка? – брезгливо морща нос, спросил его величество Хадд.

– А’Рэй, ваше величество, – гулким басом произнес главный маг, – С оркского переводится как Белый Волк.

Король подошел к растянутому на колышках оркскому выкормышу, вверх взвился рой мух и оводов, ползающих по облитому свиной кровью телу. Мутный взгляд пленника просветлел, прошелся по полной фигуре короля и, остановившись на короне с громадным изумрудом в центре, полыхнул злобой и ненавистью.

– Мухи, я думал он должен страдать и испытывать боль, как просила герцогиня Рейрская. Что могут сделать мухи? – Его величество адресовал свой вопрос Нирэлю, склонившему в почтительном поклоне.

– Он страдает, ваше величество, тысячи мух и оводов, жалящих по всему телу, приносят адскую боль, – вместо эльфа ответил маг.

– Тогда ладно, но я бы всыпал плетей или растянул на дыбе. Проверенные методы, знаете, самые надежные. Вы нашли мага-учителя? – король опять повернулся к подручному палача.

– Да, ваше величество, через два дня волчонок будет понимать человеческий язык. – Новый глубокий поклон. – Два дня магу необходимо, чтобы сформировать специальные обучающие заклинания, – быстро добавил Нирэль, видя, как у монарха скривились губы и задергалась невидимая жилка под левым глазом.

– Вы молодец, Нир! Это очень быстро, ваше величество, – пришел на выручку королевский маг.

– Хорошо, я запомню ваши слова, через два дня волчонок должен понимать человеческую речь.

Нирэль тихо выдохнул, гроза миновала. Король кивнул, что-то говорящему ему на ухо магу и направился прочь со двора палаческого приказа, следом потянулась свита, некоторые смачно плевали на распятого мальчишку. Во вратах его величество вдруг остановился и добавил: – Закончите с мухами, всыпьте зверенышу десяток или два плетей, не внушают мне мухи доверия…

Растон. Ало Трой. Седмица и четыре дня назад…

Ало забился в угол. Он презирал себя, но ничего не мог поделать с этим страхом. Эльф сломал его, превратил в трусливую шавку, даже покончить с собой он не смог… Хотелось жить…

Сегодня он умрет, но слава Близнецам, умрет почти безболезненно: Не имея магического резерва, ему придется выложить себя. Сначала откажут ноги, потом он перестанет чувствовать руки, а потом остановится сердце – не сразу, часа через два, может больше, может меньше. Эти два часа и будут его последней пыткой, боли не будет, какая может быть боль при почти атрофировавшихся нервных окончаниях? Жалко одно, родные ничего не будут знать про него, или нет, пусть не знают, так он просто пропадет из их жизни и не будет лишних страданий… Увидеть бы дочку…

…После ухода эльфа в камеру ворвались два стражника, они заменили солому на набитый той же соломой матрас, кинули рваное одеяло и принесли целый котелок овощей с мясом. Не дожидаясь ухода слуг закона, Ало накинулся на еду, обжигая пальцы и язык, он запихивал горячие куски в рот и не жуя глотал. За минуту котелок опустел. Рыжий стражник из давешней двоицы, ухмыляясь, забрал пустой котелок и, громко хлопнув дверью, вышел. Ало сыто отрыгнул и прислонился спиной к холодной стене. Эльф исполнил свое обещание насчет еды, так же он может исполнить угрозу о долгой мучительной смерти. Страшный орк, на которого совсем не действовало внушение, с наслаждением переломает ему кости. Лучше умереть спокойно. Ало забарабанил в дверь и, не слушая матов и ругани этажного надзирателя, вытребовал пару листов бумаги и огрызок карандаша. Вспоминая все, чему его учили и чему он учил других, он стал вычерчивать построение лингво-матриц. Оторвав его от работы, заскрипело окошко раздачи, уже вечер? Так быстро? Перед узником стоял пайковый котелок стражников с исходящей паром кашей с маслом и большая кружка с морсом. Доев, Ало стукнул в дверь и попросил установить в камере факел, работы много и надо успеть за неполных два дня. Длинноносый надзиратель, похожий на болотную цаплю, грязно выругался, но просьбу исполнил. Эльфа боялся не только Ало.

Два дня пролетели незаметно. Бывший преподаватель решил, что его последняя работа должна стать лучшей в жизни, на листах бумаги появились связки матриц с орфографическими сопряжениями, в конце последнего листа черными кубиками и стрелками с последовательностью внесения данных с поэтапным заполнением мозговых базисов, была размечена матрица с Малой эддой. Хватит ли только на нее сил? Варвар будет не только говорить, он будет читать и писать на алате! Ало разложил бумагу перед собой и скрупулезно запоминал последовательность действий и активации мозговых точек варвара на переходных этапах связки матриц заклинаний и прямой передачи информации. Трой надеялся, что у его биполяра окажется хоть капля соображения и немного развит мозг, иначе ему придется трудно и все усилия будут потрачены впустую.

Противно скрипнула дверь, в камеру вошел эльф. Холодные глаза вошедшего смотрели пронизывающе. Ало почувствовал, что пришелец берет его чувства и действия под плотный контроль, вдоль позвоночника легла липкая дорожка пота.

– Готов? – спросил палач, сегодня он не дурачился и не заигрывал. – Да.

– Хорошо, какое будет последнее желание? – словно у приговоренного спросил эльф. Почему словно, он и есть приговоренный, только казнь тоже разная бывает.

– Вина, кубок, красного, – вмиг осипшим голосом выразил свое желание Ало, четко осознавший, что возврата в камеру не будет. В любом случае. Эльф кивнул надзирателю, и того точно ветром сдуло. Через минуту послышались торопливые шаги и в камеру ввалился стражник с ополовиненным бурдюком вина.

– Пей и пошли. – Ало сделал несколько больших глотков, чуть передохнул и присосался повторно. – Хватит! – ушастый палач выхватил емкость с вином. – Оденьте на него кандалы и вывидете во двор.

Солнечный свет выбил целый ручей слез, больно резанув по глазам. После сумрака казематной камеры мир был заполнен ярким светом и чудесным свежим воздухом. Ало вдохнул полной грудью, как хорошо. В соседнем здании открылась дверь, и тройка стражников, с молодецким хеканьем дернув за цепи, выволокла второго узника, упиравшегося ногами. Ало, подслеповато щурясь, пытался разглядеть, с кем ему придется работать. Чуть выше среднего роста, широкоплечий, но худой детина. Стражники навалились всей кучей и заломали детине руки. Взявшийся как из-под земли, кузнец надел на варвара колодки. Парня оттащили на высокий деревянный помост и притянули широкими ремнями к толстому бревну.

– Зачем колодки? – вслух удивился Ало.

– Для надежности. – ответил эльф и подтолкнул мага в спину. – Топай, тебя уже дожидаются.

* * *

Варвар оказался мальчишкой, с изумительными предпосылками к магии, неумелый, но маг. Тем лучше. Ало положил ладони на виски молодого человека и прислонился лбом ко лбу, глядя в темно-голубые глаза с расширенными зрачками, он вгонял себя в транс, с губ сорвалось первое активированное заклинание…

Войти в чужой разум с первого раза не получилось, мальчишка интуитивно ставил защиту, поражая «разумника» ее мощью, правда исполнена она была топорно. Применив несколько отвлекающих плетений, Ало сломал щит, перед ним открылся внутренний мир и воспоминания вар…ва…ра. Близнецы всемогущие, Единый заступник! Картины чужого мира захлестнули мага, он пытался рассмотреть непонятные повозки, едущие без лошадей, громадные, выше двадцати этажей, дома и железных птиц. Самолеты, пришло непонятное слово. Варвар оказался иномирянином, ни о чем подобном Ало ни разу не слышал! Чужой мир померк, и картинки воспоминаний стали охлопываться одна за другой, мальчишка закрывал свои воспоминания и ставил мысленные щиты. Невероятно, мысленные щиты внутри мыслей! Слова, скороговорки, вращающиеся разноцветные мячики и колючие шары, летающие в разных направлениях не давали сосредоточиться. Соорудив «вязкий» туман, маг грубо вломился в чужой разум, светящийся разноцветными красками, полосами и волнистыми линиями. Миллионы взаимосвязей различных понятий, вещей, образов и действий, а он боялся, что ему достанется тупое животное. Не успела последняя мысль оформиться, как среди красок чужого разума вспыхнула «подсадная», инородная конструкция. Перед Ало возник образ хищного тигра: обнаженные клыки, вставшая дыбом шерсть на загривке, острые когти. Инородная поведенческая матрица вросла в мозговые связи и активно пульсировала в центре участка, ответственного за агрессивность. Чтобы хищник не мешал установке его блоков, Ало потянулся к звену, на котором держалась конструкция матрицы, и уничтожил связи. Зверь рассеялся как туман, и слава Близнецам, еще седмица и он бы врос в поведенческие центры, а там его невозможно было бы уничтожить. И так досталось парнишке, на всю оставшуюся жизнь он запомнит звериную ярость и силу. Зверь уничтожен, но память о нем останется навсегда. Если подумать здраво – странный зверь, такие матрицы были в ловушках древних магов, но почему она у иномирянина? Какие сюрпризы его еще ожидают?

Пока у парня не прошло ошеломление от уничтожения зверя, Ало активировал ключи своих заготовок и начал размещение матриц… Удар по сознанию был такой силы, что он чуть не потерял контроль не только над чужим разумом, но и над своим. Перед взором мага образовалась воронка и начала быстро раскручиваться по направлению движения часовой стрелки. Через мгновение воронка превратилась в смерч, засасывающий образы, матрицы языка и инфопакеты с письменностью с огромной скоростью. Невероятно, мозг биполяра[9]9
  Биполяр — вторая сторона, принимающая информацию при прямом магическом контакте. При прямом контакте создается или инициируется информационное поле, которое прокачивается через «полюс» с помощью информационных матриц. Контакт двух людей является биполярным, отсюда и название.


[Закрыть]
пожирал информацию быстрей, чем степной пожар сухую траву. За небольшой отрезок времени все матрицы алата были «скормлены» воронке, Ало активировал Малую Эдду, проглоченную едва ли не быстрее, чем заняло время активации. В воронку потянуло личные навыки и способы обращения с маной, пока только простые, типа элементарной работы со стихиями, но не было сомнения, что так же быстро может быть сожрана остальная личность мага. Собрав волю в кулак, Ало разорвал контакт и выпал из транса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении