Александр Сакса.

Древняя Карелия в конце I – начале II тысячелетия н. э. Происхождение, история и культура населения летописной Карельской земли



скачать книгу бесплатно

1970-е г. ознаменованы началом плодотворного сотрудничества с археологами Финляндии в рамках рабочей группы по археологии Советско-Финляндской комиссии по научно-техническому сотрудничеству. Значительное число докладов на первом советско-финляндском симпозиуме по археологии в Ленинграде (1976 г.) было посвящено карельской тематике или частично ее затрагивало. В следующем 1977 г., вопросы происхождения карел рассматривались на симпозиуме историков и археологов в г. Иоенсуу (Финляндия). Начиная с 1989 г. у финских археологов появилась возможность непосредственного участия в раскопках на Карельском перешейке и в Северо-Западном Приладожье. Это участие вскоре переросло в сотрудничество в форме совместных экспедиций и публикаций научных работ. Стало возможным привлечь накопленные за многие годы финскими учеными материалы и опыт их исследования, научный потенциал и ресурсы университетов, Центра геологических исследований, фондов содействия научным исследованиям и музейных учреждений Финляндии. Это в условиях чрезвычайно скудного финансирования отечественной науки позволило археологам Петербурга и Карелии продолжить полевые работы и, в целом, даже поднять их на качественно новый уровень, представить их широкому кругу международной научной общественности. Новым направлением, значительно обогатившим и расширившим наши знания о древнем прошлом рассматриваемой территории, стали междисциплинарные исследования с привлечением геологов, палеоэкологов, озероведов (Саарнисто, Сакса, Таавитсайнен 1993: 27-29; Саарнисто, Сакса, Таавитсайнен 1994: 5-8; Saksa, Kankainen, Saarnisto, Taavitsainen 1990: 65-68; Uino, Saksa 1993: 213-217; Arslanov, Davydova, Khomutova, Krasnov, Malakhovskiy, Saarnisto, Saksa, Subetto 1993: 27-29; Taavitsainen, Ikonen, Saksa 1994: 29-39; Kankainen, Saksa, Uino 1995: 41-47; Zetterberg, Saksa, Uino 1995: 215-220; Saksa, Gmnlund, Simola, Taavitsainen, Kivinen, Tolonen 1996: 371-376; Gmnlund, Simola, Alenius, Lahtinen, Miettinen, Kivinen, Saksa, Davydova, Taavitsainen, Tolonen 1997:391-395; Davydova, Arslanov, Khomutova, Krasnov, Malakhovsky, Saarnisto, Saksa, Subetto 1996: 199– 204; Gmnlund, Simola, Saksa, Kotchkurkina 2001; Lavento, Halinen, Timofeev, Gerasimov, Saksa 2001; Alenius, Gr?nlund, Simola, Saksa 2004: 23-31).

При финансовой поддержке Фонда содействия изучению карельской культуры (г. Иоенсуу, Финляндия) начиная с 1998 г. осуществляются охранные раскопки в средневековой части г. Выборга, при проведении которых обнаружены следы первоначального заселения (XIII в.) и впервые исследованы горизонты средневековой деревянной застройки города, собран богатый вещевой материал из хорошо сохранившихся слоев XV—XVIII вв. (Сакса 2002а: 150-164; 20026: 76-79; Сакса, Бельский, Курбатов, Полякова 2003: 129-140; Saksa, Suhonen 2001: 26-29; Saksa, Belsky, Kurbatov, Polykova, Suhonen 2002: 37-64; Belsky, Saksa, Suhonen 2003: 14-30; Saksa, Saarnisto, Taavitsainen 2003: 15-20; Saarnisto, Saksa 2004: 37-42).

Результаты археологических исследований на Карельском перешейке и в Северо-Западном Приладожье в отечественной науке впервые собрала и обобщила в своей докторской диссертации «Археологические памятники корелы.

V-XV вв.» С.И. Кочкуркина. Ее работа состоит из каталога археологических памятников (1981) и их научного рассмотрения (1982). Хронологические рамки исследования – V-XV вв., территориальные – Северо-Западное Приладожье и смежные области Финляндии. Охват приведенных сведений достаточно полный. Однако несомненные достоинства работы снижаются рядом допущенных автором неточностей и ошибок, затрудняющих использование материала. Часть ошибок происходит от незнания системы организации деревенского пространства, выделения и наименования отдельных земельных участков в финское время, что вызывает путаницу в локализации некоторых археологических объектов и затрудняет пользование каталогом. Отнесение всех памятников, начиная с V в., к кореле, по нашему мнению, не оправдано. Корела, несомненно, является этническим образованием, ограниченным не только зоной расселения, но и во времени. Разделение многообразных памятников на две группы (памятники V-XI и XII-XV вв.) является искусственным и не соответствует принятым в науке историческим этапам. Поэтому относящиеся к различным эпохам памятники оказываются в рамках одной хронологической группы. Вторая из рассматриваемых книг представляет собой аналитическое рассмотрение археологического материала. Приведены существующие в науке взгляды на происхождение карел, рассмотрены материальная культура I – начала II тыс. н. э., материалы раскопок поселений и могильников XII-XIV вв., хозяйство карел, связи с Новгородом. Особый интерес вызывают результаты собственных раскопок С.И. Кочкуркиной, анализ полученных ею материалов, классификация предметов украшения и керамики. Ценность этого издания состоит еще и в том, что оно сделало доступным для широкого круга исследователей ранее неизвестные и разбросанные по различным, главным образом финским публикациям данные.

В 1984 г. автором этих строк защищена кандидатская диссертация «Карельская земля в XII-XIV вв. (по археологическим данным)» (Сакса 1984). В ней подведен итог более чем столетним исследованиям корелы, дан анализ предшествующих достоверно карельским древностям материалов второй половины I – начала II тыс. н. э., детально проанализирован погребальный обряд и инвентарь карельских грунтовых могил XII-XIV вв., разработаны более детальные, по сравнению с предшествующими, типология и хронология карельских вещей. Именно хронология карельских памятников является одним из ключевых и, тем не менее, слабо изученных вопросов исследуемой проблемы. Выделение комплекса одновременно бытовавших предметов позволило выявить памятники одного хронологического горизонта и таким образом определить их дробную хронологию, выявить местные особенности и динамику развития карельской культуры, рассмотреть в более узких хронологических диапазонах свидетельства внешних связей карел. В работе впервые рассмотрены исследованные автором сельские поселения и культовые памятники корелы.

Итоги научных исследований последнего десятилетия послужили научной базой для двух защищенных в Финляндии докторских диссертаций. В своей работе «Ancient Karelia. Archaeological studies. Muinais-Karjala. Arkeologisia tutkimuksia» (1997) П. Уйно, подробно рассматривая историю археологического изучения памятников древней Карелии, приводит классификацию памятников: могильники, включая конструкцию могил и погребальный обряд; следы поселений и производственной деятельности; городища, их топография, функции, датировка, исторический фон; жертвенные камни по этой же схеме. Значительная по объему глава посвящена вопросам истории населения железного века Карелии, начиная с эпохи раннего металла. В части этой главы, посвященной характеристике карельского населения эпохи Средневековья, наряду с археологическими источниками и их трактовками разными исследователями, приведены и проанализированы данные летописей и писцовых книг, языкознания, топонимики, фольклористики, антропологии и генетики. В следующей главе о промыслах и хозяйстве населения древней Карелии использованы исследования древних природных условий и их влияние на систему расселения и хозяйство карел, сведения писцовых книг. Значительное место в диссертации уделено характеристике карельской материальной культуры, рассмотрению экономических и культурных связей населения древней Карелии с другими территориями, как соседними (Русь, Прибалтика), так и такими отдаленными, как Скандинавия и Западная Европа. Рассматриваемая диссертация, без преувеличения, аккумулировала весь объем знаний из различных научных дисциплин по заявленной в названии проблематике на момент ее написания. Значительной частью диссертации, занимающей половину объема работы, является свод археологического материала памятников за период в три тысячи лет (1500 г. до и. э. – 1500 г. и. э.). Памятники и отдельные находки представлены в нем группами по приходам с названиями и точными координатами мест находок, ссылками на источники и описанием обстоятельств находки, характеристикой памятника и его датировкой. Это, в сущности, каталог археологических находок с территории древней Карелии, относящихся к эпохе раннего металла, железному веку и Средневековью.

Автором настоящей работы в 1998 г. была защищена в Финляндии докторская диссертация «Rautakautinen Karjala. Muinais-Karjalan asutuksen synty ja varhaiskehitys» (Карелия железного века. Происхождение и ранняя история населения древней Карелии) (на финском языке) (Saksa 1998). Основу исследования составляют выдержавшие проверку временем базовые положения кандидатской диссертации 1984 г. В диссертации 1998 г. с максимальной полнотой представлены итоги авторских многолетних, в том числе и полевых исследований по представленной тематике на Карельском перешейке и в Северо-Западном Приладожье. Исследования последних лет, в том числе и междисциплинарные, в таком объеме публикуются впервые. Работа начинается с детального рассмотрения погребального обряда и инвентаря карельских грунтовых могил, хронологии погребений и внутренней хронологической структуры могильников. Полученная относительная хронология могильников и части вещей карельских типов позволила привязать к ней отдельные находки подобных изделий и содержащие карельские вещи культурные слои поселений как на собственно карельской территории, так и за ее пределами, и таким образом «оживить» и «разобрать» на отдельные хронологические пласты весь, казалось бы, однородный карельский материал XII– XIV вв. (эпохи крестовых походов в Финляндию по финской периодизации). В следующей главе рассмотрены археологические памятники (могильники, сельские поселения и городища, клады и культовые камни, случайные находки) отдельных районов их наибольшего скопления – древние поселенческие центры. Обзоры завершены характеристикой динамики культурно-исторического развития на каждой отдельно взятой территории на протяжении железного века и Средневековья, составленной с привлечением результатов последних раскопок и палеоэкологических исследований. В последующих двух главах развитие культуры летописной корелы, степень и формы ее влияния на соседние территории рассмотрены уже в масштабах всей древней Карелии. В заключительной главе представлена история населения территории Карельского перешейка и Северо-Западного Приладожья, начиная с этапа первоначального заселения. Подробно освещено ремесло, торговля и хозяйство в период расцвета средневековой карельской культуры.

Перечисленные выше работы, при использовании их авторами единой исследовательской базы, различаются в подходах к археологическому материалу, постановках приоритетных, наиболее важных и малоисследованных, с точки зрения каждого автора, научных проблем и задач. Следует также в этой связи подчеркнуть, что решение одних, представляющихся актуальными на данном этапе проблем неизбежно вызывало новые вопросы, также требующих своего решения. Так, для С.И. Кочкуркиной первоочередной задачей стало собрать воедино весь круг археологических источников по древней кореле, известных в основном по финским работам, определить зону их распространения, провести необходимый научный анализ вещевых находок, привлечь данные смежных дисциплин и затем на этой базе обратиться к собственно исследовательской части работы (Кочкуркина 1981, 1982). Ко времени защиты нами кандидатской диссертации эта работа была уже проделана и опубликованы результаты раскопок 1970-х гг. Рассмотрение же С.И. Кочкуркиной наиболее актуальных проблем истории и хозяйства карел давало пищу для дискуссии по более широкому кругу вопросов происхождения карел, развития их материальной и духовной культуры, хозяйства и ремесла, торговли, внешних связей. Решение новых задач потребовало разработки детальной типологии и хронологии карельских древностей, сопоставления их с материалом археологических памятников соседних территорий, выявления хронологических и локальных групп памятников, установления динамики развития карельской культуры, что и было проделано на следующем этапе (Сакса 1984). В диссертации 1984 г. детально рассмотрены погребальный инвентарь карельских грунтовых могил, материалы раскопок выявленных к этому времени сельских поселений и культовых памятников корелы. В завершающей части представлены заключения, касающиеся происхождения и ранней истории карел, построенные на основе приведенных в работе материалов.

Диссертация П. Уйно подводит итог 150-летнему исследованию древней Карелии. Автор диссертации исходила из потребности финской археологической науки в введении в научный оборот новых материалов из раскопок российских исследователей на Карельском перешейке и смежной территории Северо-Запада России, включая Старую Ладогу и Новгород. В археологических исследованиях последнего десятилетия стало также возможным применение при решении проблем происхождения и ранней истории карел новейших исследований в области языкознания, фольклора, топонимики, антропологии и генетики. Работа Уйно выполнена в русле представлений финских археологов о проблеме происхождения и ранней истории карел.

В каждой из приведенных выше работ есть дискуссионные положения по различным трактовкам археологического материала и данных смежных дисциплин. В первую очередь это касается ранних памятников середины – второй половины I тыс. и. э., напрямую связанных с решением проблемы происхождения карел, а также характера связей с соседними территориями, прежде всего с Западной Финляндией, степени их влияния на процессы становления и развития культуры древних карел. Все эти различные подходы к теме и интерпретации научного материала рассматриваются нами в данной работе применительно к каждому открывающему такую возможность случаю.

Глава 2
Карельский перешеек – формирование природного и историко-географического ландшафта

Геологическое развитие

Геологическое развитие рассматриваемого региона послужило определяющим фактором в создании предпосылок для распространения и позднейшего пребывания человека в Приладожье и на Карельском перешейке. Доисторический человек был свидетелем всех этапов в истории Балтийского моря и Ладожского озера в послеледниковый период, постоянно приспосабливаясь к порою драматическим изменениям природного ландшафта.

Современный рельеф Приладожья в значительной степени определяется его геологическим строением. В северо-западной береговой части Ладожского озера, по долине р. Вуоксы и к северу от нее на Карельском перешейке под четвертичными отложениями находятся породы кристаллического фундамента времени ранне-среднепротерозойского интервала, возраст которых насчитывает более двух миллиардов лет. В южной половине Карельского перешейка фундамент составляют более поздние осадочные породы, перекрытые толстым слоем ледниковых отложений. Выходящие на поверхность в виде скальных возвышенностей и гранитных «лбов» кристаллические породы в Северном Приладожье и в северной части Карельского перешейка формируют вытянутые в направлении северо-запад-юго-восток гряды-сельги, образуя на побережье озера шхерный тип берега. Формы рельефа западного побережья Ладожского озера и центральных районов Карельского перешейка более выровненные; возвышенности находятся, как правило, в тех районах, где на поверхность выходят кристаллические породы.

Заметное влияние на формирование рельефа рассматриваемой территории и создание его основных современных форм оказали ледники, продвигавшиеся в четвертичное время через Карельский перешеек и Приладожье несколько раз. Ледниковое выпахивание оставило наиболее выраженные следы в северной части Ладожского озера в зоне сложенных кристаллическими породами расчлененных форм, оказывавших наибольшее сопротивление. Помимо выпахивания, происходило также накопление ледниковых отложений. Поскольку направление ледниковых лопастей определялось рельефом, отмеченные процессы увеличивали его контрастность. Особенно яркие следы оставило последнее валдайское оледенение, во время которого Скандинавский ледниковый щит достиг около 25000 лет назад Валдайской возвышенности. Его отступление началось около 17000-18000 л. н. Около 13000 л. н. край ледника достиг северной части Приладожья. У его границы талые воды образовали пресноводный бассейн, известный под названием Балтийского Ледникового озера (11590-13000 л. н.). Его берег фиксируется на Карельском перешейке на высотах до 90-97 м от уровня моря. Примерно 11590 лет назад в связи с потеплением климата началось быстрое отступление ледника. После его отступления с территории Средней Швеции исчез порог, отделяющий пресноводное Ледниковое озеро от океана, вследствие чего уровень воды в нем упал почти на 30 м и стал равен существовавшему тогда уровню Мирового океана. Соленые воды проникли в Балтийскую котловину, образовав так называемое Иольдиево море (10700-11590 л. и.) (рис. 2). Берега этого моря в Северном Приладожье наблюдаются на максимальной высоте 50-60 м над современным уровнем моря. Они не имеют выраженных террас или береговых валов, поскольку подъем земной коры происходил быстро и береговая линия постоянно изменялась (Ладожское озеро 1978: 9-73; История Ладожского… 1990: 8-21; Saarnisto 2003: 22-50, 54-57).


Рис. 2. Этапы послеледниковой истории Балтики. Изобазы отражают высотные отметки на разные этапы относительно современного уровня моря (по М. Saarnisto (2003))


После отступления ледника и снижения уровня воды Балтийского Ледникового озера значительная часть Карельского перешейка стала сушей, представленной открывшейся в зоне кристаллических пород скальной поверхностью и оставленными ледником моренами и грядами, а также песчанистыми и глинистыми отложениями. Активно происходившая речная эрозия и процессы заболачивания продолжали формирование рельефа.

Отступление ледника привело к началу достаточно быстрого на раннем этапе подъема земной коры, придавленной и прогнутой в период оледенения гигантской массой льда. Соединявший Иольдиево море с океаном Средне-Шведский пролив вследствие этого мелел и сужался, пока около 10500-10700 лет назад бассейны Балтийского моря и Ладожского озера не утратили связь с океаном, став пресноводным Анциловым озером (9500-10700 л.н.) (рис. 2). Максимальная высота берега в северной части современного Ладожского озера достигала 30 м, на Карельском перешейке 10 (Зеленогорск) – 30 м (Выборг). Уровень воды в Анциловом озере, неуклонно поднимаясь, превысил существовавший в районе Датских проливов порог, после чего около 10100 л.н. начался его быстрый спад. Поднятие порога стока Ладожского озера в районе Хейнйоки (Вещево) и поступление вод Онежского озера через возникшую более 10000 лет назад Свирь означало начало самостоятельного развития Ладожского озера. Берега времени трансгрессии Анцилового озера хорошо прослеживаются на Карельском перешейке в виде высоких, почти отвесных уступов по берегу Финского залива. Продолжающееся таяние ледников настолько подняло уровень воды в Мировом океане, что соленая вода из него вновь около 9500 л. н. проникла в котловину Балтийского моря. В его истории начался этап так называемого Литоринового моря (рис. 2). На Карельском перешейке об этом предшествующем современному Балтийскому морю этапе развития Балтики (9500 – около 2500 л. н.) напоминают высокие береговые террасы на некотором удалении от берега Финского залива. С течением времени около 6000 лет назад поднятие земной коры остановило подъем уровня воды в Балтийском море, после чего он стал падать, приближаясь к современному. Максимум уровня воды на этапе Литоринового моря был в районе Санкт-Петербурга на 5-6 м выше современного, на Карельском перешейке в районе Зеленогорска на 10 м и в районе Выборга на 18-20 м. Выборгский залив был значительно шире и врезался вглубь Карельского перешейка. В районе Хейнйокского порога (скала Ветокаллио) стока воды Ладожского озера в Выборгский залив уровень воды Литоринового моря превышал поверхность скалы Ветокаллио на один-два метра, однако напор воды шел со стороны пресноводной Ладоги, уровень воды в которой (20,5 м над уровнем моря) был на несколько метров выше уровня Литоринового моря. Таким образом, еще в эпоху каменного века Ладожское озеро имело прямое сообщение с Балтийским морем через Хейнйокский (Гейниекский) пролив (рис. 3) (Нуурра 1942: 139-176; Dolukhanov 1979: 115-125; История Ладожского… 1990: 72-75; Saarnisto 2003: 51-62; Сакса 2006: 35-44).

Подъем земной поверхности и связанные с ним изменения береговой черты Ладожского озера и Финского залива стали основными образующими ландшафт факторами в послеледниковый период. В настоящее время подъем суши в районе Выборгского залива составляет около 2 мм в год или 20 см за столетие. В районе Санкт-Петербурга подъем относительно уровня Мирового океана уже не отмечается. В силу этого обстоятельства еще одним фактором ландшафтных изменений на Карельском перешейке и в Северо-Западном Приладожье является вызванный неравномерным подъемом земной поверхности ее наклон в юго-восточном направлении. О массе «сцепленной» ледником воды говорит тот факт, что ко времени максимума последнего оледенения 20000-18000 лет назад уровень Мирового океана был на 120-140 м ниже современного.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11