Александр Редьков.

Здравствуй, алкоголик! или Путь в бездну и назад



скачать книгу бесплатно

© Редько А.А., 2012

© Издательский дом «Сказочная дорога», оформление, 2012

* * *

Метод Г. А. Шичко не гарантирует абсолютной трезвости. Но он создаёт все условия для неё.

А. Р.

…Без исключения всё, что происходит в жизни с человеком, происходит по его воле, по его решению и поступкам. Не бывает следствия без причины. Поэтому ответственность за всё происходящее человек должен брать на себя, разобрав причины неудач, сделав выводы и приняв решение впредь не повторять этих ошибок. Или, напротив, от души порадоваться за себя, своим успехам и победам, закрепить делами или записать путь, который привёл его к успеху, и пользоваться этим опытом постоянно.


Данная книга не является учебником по медицине, биологии, физике и другим наукам. Более того, она вообще не является учебником и к медицине, биологии, физике, и прочая, и прочая никакого отношения не имеет. К чему она имеет отношение? К твоей жизни, Человек!

Я использовал в своей книге обращение «Человек». Этим гордым именем я называю тебя, читатель, будь ты мужчина или женщина.

Александр Редько

От автора

Итак, здравствуй, алкоголик! Почему я говорю тебе «здравствуй», а не, допустим, «привет», «хэллоу» или, совсем уж новомодное, «хай»! (Кстати, ничего не напоминает приветствие?) Почему именно тебе я говорю: «Здравствуй, алкоголик!»? Да по той простой причине, что я действительно от всей души желаю тебе здоровья. Ещё и потому, что ты уже держишь в руках мою книгу, а значит это только одно: мы встретились, и я приветствую тебя от всего сердца.

Сейчас в твоей голове зашумела предельно ясная и чёткая мысль (ну-ка, сознайся, что предельно ясные и чёткие мысли в последнее время посещают тебя не часто!): «Ещё один на мою бедную голову, сейчас начнёт гундеть: Не пей, не пей водку проклятую – козлёночком станешь…”» Так или примерно так ты сейчас подумал. И… ошибся. Я не собираюсь учить тебя жить, так же как не собираюсь помогать тебе материально. И ни разу ты не прочтёшь на этих страницах слов «не пей…» Да хоть залейся! Это будет только твоё решение, и отвечать за него по всем без исключения «инстанциям» придётся только тебе. Я-то уже знаю, что это так. Сам алкоголик второй стадии, но с маленькой такой оговорочкой – читай внимательно: в прошлом.

Итак, ещё раз говорю тебе: «Здравствуй, алкоголик!» Насколько ты помнишь из курса средней школы и занятий по русскому языку, слово «здравствуй» – исконно русское, и произошло оно от слова «здравовати», то есть быть здоровым. Думаешь, о каком твоём здоровье может идти речь, если всё внутри болит, в голове одна мысль, где достать денег, чтобы купить пойла, глаза слезятся, сердце выскакивает, аппетита нет, еда внутрь не лезет.

А уж про лечение и говорить нечего, денег на врачей нет, на лекарства (в правильном смысле этого слова) нет, а вот на «лекарство» или «микстуру», как ты там это пойло называешь, деньги будут. Будет день – будет пища. Любимый слоган алкоголика.

Так вот, если ты действительно продолжаешь думать так, обвиняя в собственном алкоголизме кого угодно и что угодно: жену, родителей, семью, несложившуюся жизнь, коммунистов, демократов, либералов, солнечные затмения или магнитные бури (что ты там ещё в своей голове нагородил?), то эта книга не для тебя. Для тебя я повторюсь ещё раз. Пей, хоть залейся. И побыстрее избавь от своего земного присутствия родных и близких. Они устали.

А вот если тебе не хочется сдохнуть под забором, если в голове твоей сидит крепкой занозой мысль, что ещё не всё потеряно, что это не ты сейчас бредёшь, заплетаясь, с опущенной головой, пряча в землю взгляд, а другой, хоть и знакомый, но такой запутавшийся Человек… если есть в тебе ощущение, что оставил ты себя, трезвого, умного, здорового и милосердного, где-то далеко-далеко, давным-давно, – там, в юности… если хочешь соединиться с ним и начать просто жить, то мы – вместе. Ибо несколько лет назад я сделал это для себя, а пока ты продолжал с упёртостью барана разрушать свой мозг и тело, я работал, и как результат – ты держишь в руках книгу, которую я написал специально для тебя. Удивлён? Обижен за барана? Не обижайся, алкоголик, я так хочу, чтобы ты совсем скоро с гордостью, так же как и я, говорил: я – Человек. Личность. Трезвый Человек!

Книгу свою я задумал изначально не как увесистый научно-интеллектуальный булыжник макулатуры с шибко умными мыслями автора и специальными терминами, которые не то что выговорить, но даже прочитать бывает трудно. Я задумал свою книгу как диалог между двумя алкоголиками. Один из которых уже прошёл свой путь до дна личной бездны, а другой ещё движется туда. Один из которых не пьёт это пойло уже добрый десяток лет, а другой хлебает, на свою беду, и ещё не понимает до конца, какая она, эта беда, какая она, эта бездна? Самое интересное, Человек, что и ты, читая эту книгу, ведёшь со мной диалог. Одновременно с тобой со мной разговаривают тысячи и тысячи других людей. Пьющих это пойло. Лакающих его. Удивительно, но они всё же говорят со мной. Истина здесь заключается в следующем. Если пьющие люди, кто в большей степени, кто в меньшей, считающие себя алкоголиками или, наоборот, думающие, что беда их не коснётся, всё же посредством этой книги со мной разговаривают, значит, это им зачем-то нужно. Так же, как и тебе, Человек! Значит, в определённый момент жизни, вместо того чтобы взять в руки стакан с этой отравой, они взяли мою книгу. Причины, чтобы открыть её и начать со мной говорить, у всех разные. Простое любопытство, поиск выхода из алкогольного тупика. Или, например, убить время в период выхода из запоя либо почитать на ночь, как сказку, чтобы легче и быстрее заснуть. А у других ситуация такова, что многолетнее пьянство создало вокруг них вакуум, пустоту, и им просто не с кем поговорить. И у тебя, Человек, причина разговаривать со мной – своя. Все мы разные, как отпечатки пальцев, но у нас есть общее. Мы – люди, мужчины и женщины, и мы пили или продолжаем пить это дерьмо.

Так вот, чтобы нам двоим было не скучно разговаривать, в наши беседы время от времени будут вклиниваться другие люди. Те, кто так же, как и ты, Человек, пили эту отраву, с каждым стаканом, с каждым днём опускаясь в свою бездну всё ниже и ниже. Они, эти люди, не выдуманные, а реальные. Те, чья пьяная жизнь закончилась после курса дезалкоголизации по методу Г. А. Шичко. Их много. Очень много. И в судьбе каждого из них я сыграл пусть и небольшую, но значительную роль. Мой опыт в критический момент их жизни помог отрезветь этим людям и прекратить добровольное самоуничтожение себя как человека и как личности алкогольным дерьмом. Они трезвы, и среди них нет ни одного, кто не отметил бы, как волшебным образом в лучшую сторону изменилась их жизнь. Принять решение стать трезвым навсегда, начать действовать, не сдаваться ни при каких условиях и с Божьей помощью победить – вот последовательность шагов на пути к самому дорогому человеку на Земле. К самому себе, Человек!

И эти люди, что прошли курс дезалкоголизации в моём центре, готовы, как и я, поговорить с тобой. Рассказать свою личную историю. Выстраданную и прожитую. Для чего? А чтобы ты понял, что не одинок в своей беде. Чтобы вовремя успел схватиться за протянутые к тебе руки и выбраться наружу. При одном, конечно, условии, что тебе это нужно. Нужно!!! На заре своей деятельности я бросался на помощь всем, без разбора. До тех пор, пока мне не рассказали вот эту историю.

Через дремучие леса, буреломы, непроходимые болота шёл человек. У него была цель. В заброшенном селе его ждали люди, и им очень была нужна его помощь. Невзирая на усталость и трудности пути, наш человек упрямо шёл к своей цели. Когда до места оставался всего один день пути, в самом топком и вонючем болоте он увидел мужика, который по плечи сидел в этой жиже. У нашего путника было большое и доброе сердце, и он тут же бросился ему на помощь. Целый день он потратил на то, чтобы вытащить мужика из этого смрадного болота. Он несколько раз бегал на ручей за чистой водой, чтобы вымыть его и перестирать одежду. Он развёл костер, огонь которого согрел несчастного страдальца и высушил его теперь уже чистое бельё. Всю ночь наш путник не сомкнул глаз, сторожа сон спасённого им человека, а когда забрезжил рассвет, сказал ему: «Я иду к людям, которым очень нужна моя помощь. Как только я помогу им, то пойду назад. Я возьму тебя с собой. Мы будем вместе. Я покажу тебе прекрасные города и страны, и вдвоём мы сделаем этот мир ещё красивее. Мы будем помогать людям. Дождись меня, и я заберу тебя с собой в лучшую жизнь, чем здесь, в этом болоте».

Наш путник успел вовремя помочь людям, которые его очень ждали. До сих пор в этом селе вспоминают его добрым словом. И, как и обещал, пошёл назад, намереваясь забрать с собой человека из болота. Но когда подошёл к месту, где оставил его, чистого и обогретого, увидел потрясающую картину. Этот мужик сидел в том же самом болоте, но уже не по плечи, а по уши.

«Зачем ты туда снова залез?! – закричал наш путник. – Я целые сутки потратил, чтобы вытащить тебя, вымыть, перестирать твою одежду, обогреть тебя! Зачем ты снова залез в это дерьмо?» Ответ был простым и кратким: «Я тут живу».

Я не протягиваю руку помощи тем, кто «тут живёт». Я очень долго думал, как назвать истории бывших алкоголиков, которые будут присоединяться к нашему с тобой разговору, Человек. «Исповедь»? Но я не священник. «Рассказ»? Не то. «Изливающие души»? Идиотизм какой-то! И решил назвать просто: «История». Стиль авторов сохранён.

С уважением к тебе, Александр Редько

Глава 1
Немного обо мне



Знаешь, а ведь всего-то десять лет назад я был таким же, как и ты. Десять лет назад… Много это или мало, решать только самому Человеку. А слово Человек с большой, заметь, буквы написано, видишь? Я отношу его именно к тебе. Удивлен? Или в последнее время тебе всё больше и больше становятся милее слова «мразь», «скотина», «свинья», «алкаш подзаборный», «пьянь»? Не грусти. Весь арсенал подобных ярлыков, да ещё и более негативных, я принимал на свою голову, как я уже писал, несколько лет назад. А как ещё можно назвать ползающее и уже четырёхлапое существо, которое кроме стакана с пойлом перед собой уже больше ничего не видит? Так же как и ты сейчас, всего десять лет назад я обвинял в собственном алкоголизме всё и всех. Никого и ничего не забывая, выискивая малейший повод для пьянки. А поводов этих у меня было хоть пруд пруди. Согласись со мной, что у каждого человека своя жизнь. У одних она изобилует приключениями – у других тихое болото, одни богаты – другие бедны, одни здоровы – другие хворают. И так далее, и тому подобное. Но вот у нас, алкоголиков, это есть не что иное, как повод нажраться отравы до такой степени, когда в горле уже капуста всплывает. И нет разницы зачем. С горя или радости, от богатства или бедности, от здоровья или болезни – мы «кушаем» это поганое пойло и продолжаем осуждать всех и находить оправдания собственному алкоголизму. Почему? А всё по той простой причине, что когда-то давно, когда мы с тобой первый раз познакомились с рюмкой и потом продолжали пить эту отраву, мы с тобой, алкоголик, считали, что управляем ситуацией. Хочу – пью, хочу – не пью. Но, согласись со мной, алкоголик, что с годами это пойло взяло верх над нами. И именно оно правит бал в твоей гудящей с похмелья голове, именно оно управляет тобой и твоей жизнью.

Было так и у меня. Хотя до поступления в военное училище я серьезно напился только один раз, требуя выпустить меня на балкон, на свежий воздух, который в Цельсиях был минус тридцать два. И, скрестив руки на груди, как Юлий Цезарь, стоял, упиваясь морозом в одних трусах, пока названый брат не втащил меня насильно в теплую комнату. Но мне тогда было только шестнадцать лет, хотя этот случай я запомнил на всю оставшуюся жизнь. Потом была учёба в училище и редкие посиделки во время отпусков с рюмкой спиртного, с красивыми девушками – на море, в горах, на даче у друзей, дома, если родители уезжали… Тогда я, кстати, как и ты, считал, что это так здорово поднимает настроение (и не только), что пил алкоголь, якобы зная свою «норму». А норма эта росла…

Потом был выпускной бал и звание «лейтенант». Потом был красивый отпуск на Украине, в Полтаве. (Украинцы! Здравствуйте! Я люблю вас, несмотря на все границы. Здравствуйте!) А потом был Афганистан. Три года войны. Согласись, Человек, война ломает психику.

Вот именно там я впервые лично и очень прочно познакомился с алкоголем. Пили все. Почему я должен быть хуже? А у тебя, алкоголик, не было разве когда-то такой же мысли? Уверен, была. Так же как и желание показать себя «настоящим мужчиной», то есть «скушать родной» ну уж никак не меньше прожжённых, в моём случае, закаленных войной офицеров.

Друзья! С кем я воевал, кого встретил и не встретил! Я люблю вас, я скучаю по вам, я часто вспоминаю вас. Здоровья вам, дорогие мои «афганцы»!

Мирная жизнь после вывода войск из Афганистана радости особой не доставила. Нарушенная психика и чувство собственной ненужности в обычной, вялотекущей офицерской жизни принесла свои плоды. «Афганцы» объединялись и делали с оптимизмом много хороших и полезных дел. Делал это и я, но все без исключения сборы и сходки разбавлялись, и очень сильно, алкоголем. Да и вечера на службе не проходило, чтобы… «не заслать гонца». Знакомо это тебе, алкоголик? И не важно, кто ты. Слесарь, водила, офицер или гробовщик – схема-то одна. И идём мы по этой схеме на гильотину. Все до единого, с незначительной разницей на пьяном пути своей жизни. Эх, сало да горилка на Украине…

Но Украине пришлось сказать «прощай» после Беловежских соглашений 1991 года, когда моё чувство долга взяло верх. Присягал я один раз, и мне казалось тогда, что отделившаяся и провозгласившая независимость Украина, с жёлто-синим флагом, предала все остальные «братские республики». Да и Ельцин звал русских офицеров в Россию, обещая «золотые горы». Я вернулся. Правда, без семьи, так как к тому времени запои мои стали чаще и сильнее. «Золотые горы», обещанные президентом, я получил вначале в виде шести месяцев нахождения в распоряжении командующего МВО, а затем в виде восьми месяцев нахождения за штатом в Таманской мотострелковой дивизии, в артиллерийском полку, где мне вообще перестали платить деньги. Общага, вокруг лес, но недалеко палатки коммерсантов и спирт «Рояль». Помнишь, алкоголик? А помнишь, сколько людей сдохло от него? Помнишь! А если ты, читающий эти строки, молод, – спроси у бывалых. Они тебе расскажут. Уж не соврут. Свои своих не обманывают, а вспомнить есть что.

А дальше, после очередного громкого запоя, уже просто не выдержали мои родители. Да и сам я понимал, что со мной творится что-то несусветное, непонятное. И хотя я упорно не признавал себя алкоголиком, всё же понимал: делать что-то надо. Так не может продолжаться всю жизнь, и родители мои, дай Бог им здоровья, нашли в Москве контору, где кодируют по методу Довженко. Получаю психологический код. Начинаю служить в своём городе, так как нашлось место. Не пью, а слюнки текут. Другие офицеры «хлещут». Семь месяцев трезвости – и «слетаю с катушек». Поехал, раскодировался и по-чёрному ушёл в очередной запой. Потом этих кодирований у меня будет ещё четыре, сроки между пьянством и трезвой жизнью сокращались, потому что коды не действовали на меня так, как обещали все без исключения врачи, насилуя мою и без того расшатанную психику.

В 1998 году я был уволен из ВС РФ по сокращению штатов, а было мне тогда 32 года, и во время действия последнего кодирования я запил горькую. Дослуживал-то на Северном Кавказе, и ни разу, нигде за всё время службы не имел своего жилья. Обидно? И я так считал. И пил. Под кодом уже. Тебя кодировали, алкоголик? Значит, знаешь, что под кодом пить нельзя. Умрёшь или парализует. Мою левую ногу парализовало через шесть месяцев после «развязки». Не наступай на эти же грабли.

В 2000 году я вообще не передвигался. И была операция. И был приговор: два раза в год по сорок дней каждый раз – госпиталь. И пожизненно были выписаны лекарства. А я пил своё «лекарство», но вот когда начали чернеть пальцы на ноге и я совсем почти перестал двигаться, тогда я окончательно прозрел. И то лишь благодаря тому, что в моих руках оказался номер газеты «Здоровый образ жизни», где была статья об Академии социальных технологий и инициатив имени Шичко Геннадия Андреевича. И я поехал туда. На избавление. Не лечение, заметь, Человек. Метод этот не имеет с медициной ничего общего, а именно: подразумевает избавление от алкогольной программы, которая сидит у тебя (у меня уже нет) в мозгу и не даёт тебе, болезному, жить. А хорошо жить так хочется, верно? И вообще жить хочется!

На сегодняшний день я представляю академию в своём городе и являюсь генеральным директором Центра «Оптималист». А ещё у меня есть теперь своя квартира, и я продолжаю обучаться разным методикам оздоровления души и тела. Я восстановил свою ногу и хорошо хожу. Чего у меня нет? У меня нет алкоголизма. Главного виновника всех моих бед и несчастий, которые я создавал себе сам по его великой милости.

Да, я прошёл этот страшный путь.

Пользуясь случаем, прошу прощения искренне, от души, у всех тех, кого я вольно или невольно обидел, оскорбил, заставил мучиться и переживать, находясь под действием этого пойла. Простите меня, люди! Прости и ты, читающий эти строки Человек, если что-то тебя задело или обидело. Ведь весь фокус в том, что если человека что-то задело за живое, – это и есть правда о нём. А на правду нельзя обижаться, дорогой мой Человек!

Глава 2
Посмотрим на твой автопортрет
(Фото на память)



Подойди к зеркалу, Человек, вглядись, присмотрись… Человек, я пишу об автопортрете не случайно, ибо это ты сам создал подобное из себя, когда-то здорового и красивого. Ты сам вылепил эти мешки под глазами, сплёл эти морщины, выкрасил кожу лица в буро-синюшный, а глаза в красный цвет. Ты сам свою роскошную шевелюру испоганил, и теперь жиденькие волосёнки ошарашенно торчат в разные стороны. Это ты, опухший и одуревший, смотришь поутру в зеркало и с испугом отшатываешься от самого себя. Ты сделал это сам. Никто тебе в глотку не заливал. Сам. Сам и выбираться будешь, если тебе это, конечно, надо. Если ты ещё читаешь эти строки.

Знаешь, есть такой анекдот. Помер алкоголик. Собрались к нему на похороны друзья-алкаши, «приняли на грудь» и пошли ко гробу. Прощаться. Полилась алкогольная слеза, а один другому говорит: «Смотри, Васька-то какой красивый в гробу лежит. Причёсанный, побритый, не опухший, мешков под глазами не видать, да и лицо не красное, как всегда». А его приятель ему отвечает: «Что же ты хочешь, третий день уже не пьёт».

Ты хоронил своих друзей, знакомых, которые умерли от алкоголя, Человек? Я – да. И это страшно. Страшно ещё и потому, что на поминках, несмотря на предупреждение свыше и уже закопанное в землю-матушку тело, люди пьют это пойло. Не надо думать, что беда коснётся кого-то другого, а не тебя. И до тебя дойдёт очередь, если не прекратить это сумасшествие, если не прекратить это добровольное самоубийство. Очередь дойдёт и до тебя! Но всему своё время. Всему свой срок. Знаешь, Человек, многие люди говорят мне: «Я не алкоголик! Вон алкоголик – под забором валяется! А я ещё не валяюсь». Я отвечаю просто. Дайте срок! Тот человекоподобный, что обоссанный спит в кустах, ещё несколько лет назад говорил то же самое! «Я не алкоголик! Алкоголик вон – под забором!» Где сейчас тот, что там валялся? В мире ином. Но свято место пусто не бывает. Его место займёт следующий.

Потом очередь дойдёт и до тебя, Человек! Не дойдёт? Ты думаешь? Переубеждать не стану. Не затем я сейчас, в половине шестого утра, пишу эти строки. Но однажды, проснувшись под забором (читай – в бомжатнике, другом городе, на лестнице, в лесу и т. д.), перечитай написанное мной. Пойми, что это случалось и с тобой тоже. И думай! Голова на плечах для этого и дана. А то был у меня на курсе один. На вопрос о назначении этого объекта, выросшего из плеч, он ответил: «Я в неё пью и ем». Без комментариев…

А что до автопортрета… Знаешь, Человек, все в руках Господа нашего. Но на Земле у него нет рук, кроме твоих, Человек! Своими руками ты в себя это пойло заливал, своим мозгом думал, вот и назад из бездны самому лезть придётся. А я помогу.

У Ильфа и Петрова в «Золотом телёнке» плакат висел: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Они были так правы! Тонет человек, что сделать надо? Да круг спасательный бросить! И он сам потом выберется! Вот эта книга и есть тот круг и курсы избавления от алкоголизма. Барахтаться надо! Ручками и ножками бить и кувыркаться! Лягушка, что в кувшин с молоком попала, всю ночь барахталась! Как кухонный процессор! Сначала сметана получилась, потом масло, а это уже твёрдая почва. Выпрыгнула и жила до конца дней своих радостно и счастливо. А подружка не стала барахтаться. Сразу ко дну пошла. Так и у тебя, Человек. Выбор есть всегда. Но сначала надо принять решение. Жить или сдохнуть. Дело за тобой!

А что до фотографии на память… Если ты дошёл до этих строк, значит, читаешь, значит, надо тебе это. Сфотографируйся сейчас. Избавишься от пьянства – ещё одно фото сделай. И повесь на видном месте. Два разных человека глядеть на тебя будут. А это уже путь к трезвости. Самое-самое начало. Но запомни: путь в тысячи миль становится уже короче, если сделан первый шаг. Ты читаешь – значит, один шаг уже позади. А он самый трудный. Поздравляю!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21