Александр Ралот.

Фолиант желаний



скачать книгу бесплатно

Моей супруге Ольге Анатольевне,

моему сыну Сергею, моей дочери Дарье с благодарностью за помощь в создании этой книги


Фотограф Сергей Александрович Петренко


© Александр Ралот, 2018

© Сергей Александрович Петренко, фотографии, 2018


ISBN 978-5-4490-1705-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Без прошлого не бывает будущего»

Один говорил: мол, мы машинисты, —

Другой говорил: пассажиры.

А. Макаревич «Разговор в поезде»

Афоризм «История учит только тому, что ничему не учит» приписывают то Хаксли, то Гегелю, то Ключевскому, – так что можно предположить: это одна из тех идей, что «носятся в воздухе» по причине своей очевидности. Однако «очевидно» отнюдь не всегда означает «правильно», иначе всё в мире было бы слишком просто. Сам Александр Сергеевич Пушкин в путевых записках «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года», выразив сожаление о том, что некому написать биографию Грибоедова, отметил: «…замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны…»

Горечь классика можно понять, но, к счастью, такие категоричные выводы никогда не оказываются стопроцентно верными. Любознательность, стремление сохранить полученные знания изначально заложены в человеческой природе. И поэтому в любом поколении на протяжении веков обязательно есть собиратели и хранители сведений о значимых событиях, лицах, фактах, – обо всём, из чего в конечном счёте и складывается мировая история.

К таким хранителям относится и автор предлагаемой вашему вниманию книги – краснодарский писатель и краевед Александр Ралот, чаще всего работающий в жанре, если можно так выразиться, исторического портрета. Реально жившие люди предстают в его произведениях яркими персонажами захватывающих повествований, сюжетные повороты которых подчас вызывают желание воскликнуть: «Не может быть!» Однако же – может. Жизнь вообще частенько преподносит сюрпризы в духе «нарочно не придумаешь», – главное уметь об этом рассказать.

Основным стимулом своего творчества Александр называет стремление повысить интерес к истории – прежде всего у молодёжи, превратить её из «скучного» школьного предмета в источник увлекательных открытий: «Чем больше людей мы сможем приобщить к нашему общему прошлому, тем лучше. Без прошлого не бывает будущего». Отсюда ещё одна литературная форма – думаю, не будет преувеличением сказать: авторское изобретение писателя – жанр «исторической загадки», согласно которому интрига, заданная в начале рассказа, раскрывается лишь в самом финале – либо же не раскрывается вовсе, финал остаётся открытым для самостоятельного читательского поиска. И, поверьте, «затравка» так занимательна, что вам обязательно захочется узнать об изложенных событиях побольше!

Творчество Александра вообще пронизано духом приключений.

Конечно, учитывая то, что в основе лежат реальные события, приключения эти порой опасны и далеко не всегда удачно оканчиваются, – но это лишний раз подтверждает: историю человечества творят не только сила и мудрость (или, оговоримся, в некоторых случаях отсутствие таковых), но также и азарт, готовность рисковать, самоотверженность… В споре из песни Андрея Макаревича, вынесенной в эпиграф этого предисловия, правы оба: в жизни предостаточно и тех, и других. Александр Ралот пишет о «машинистах» – о тех, кто творит собственную судьбу, а через неё – меняет и судьбу мира.

При всём разнообразии исследуемых автором тем нельзя не заметить, что особым его интересом пользуются оставившие существенный след в истории дамы – как правило, сильные характеры, зачастую с авантюрной жилкой, в которых поистине мужские воля, смелость и выдержка удивительным образом сочетаются с пылким женским сердцем, готовым на всё ради любви. В сущности, в данной книге именно этот мотив – основной: её героини – «фурии революции» (причём и с «белой», и с «красной» стороны, и даже с «зелёной» – так именовали себя в ту пору анархисты) и роковые сердечные подруги великих писателей, участницы Сопротивления времён Второй мировой войны и женщины – легенды советской разведки… а ещё – простые люди, наши с вами соотечественники – из тех, кто самим своим существованием заставляет усомниться в правомерности расхожего мнения: «Хороший человек – не профессия». Может быть, и не профессия – делать жизнь вокруг себя светлее и добрей, но призвание – точно.

И ещё об одной особенности этой книги, без упоминания о которой картина будет неполна. Вся она, точно мягким тёплым светом, пропитана присутствием «на втором плане» семьи и в первую очередь супруги Александра Ралота – музы, вдохновительницы. Недаром говорят, что под каждым достижением мужчины кроме его имени должно стоять второе – женское. С одной стороны, это художественный приём, помогающий вовлечь читателя в круг близких, доверенных слушателей. С другой – за строками о супруге, полными нежности и доброго юмора («Дамы, вам как материал излагать? С самого начала, или же сразу про любовь?»), ясно просвечивает действительный образ спутницы жизни, восхищение Женщиной как со-творцом – и в реальности, и в искусстве.

В завершение стоит упомянуть, что историям, целиком созданным фантазией автора, также нашлось место на этих страницах, – объединяет их колоритная фигура уже полюбившейся читателям руководительницы сыскного бюро Маргариты Крулевской. «Фолиант желаний» – повесть, давшая название всему сборнику, – в числе прочего позволяет сделать и такой вывод: пусть многое в жизни кажется нам порой таинственными знаками, требующими разгадки, мистическими совпадениями, – но всё, что происходит с нами, на самом деле – плод наших собственных рук, воли и разума. Вот в этом ключе и будем жить. И читать хорошие книги!


Заместитель Председателя правления Московской областной организации Союза писателей России Сергей Антипов


Все имена и события в данной книге полностью выдуманы автором, а по сему любые совпадения с реальными людьми следует рассматривать как чистую случайность.

Фолиант желаний

Глава 1. Кассандра Грекич

Кассандра Спиридоновна медленно шла по осеннему парку, пиная ногами жёлтые листья.

– «Ну это же надо», – в который раз про себя возмущалась женщина. – «Наградил же папаша меня с сестрой именами. Прочёл в местах не столь отдалённых Гомера, Опулея, Овидия и прочих греков и засал в метрике, пока мама в роддоме пребывала. Да она, если честно, и не возражала. Потому как, боялась перечить мужу. Любила его до безумия. Буквально в рот заглядывала. Пока тот не сгинул окончательно. Кассандра– предсказательница, вещунья. А я даже своё собственное фиаско предвидеть не смогла. После школы поступила в «Иньяз», выбрала основной язык-лаосский. Помнится, в тот момент декан опешил. Но новоиспечённая студентка стояла на своём.

Этот язык официальный в Лаосе. На нём изъясняется население целой страны, три с половиной миллиона, между прочим. А ещё его прекрасно понимают во всех северо-восточных провинция соседнего Таиланда.

Ректор её поддержал.

– Раз девочка хочет, значит будем учить. Пойдём ей на встречу. Примем на работу почасовика. Да и нашему ВУЗу лишняя птичка в графе «Изучаемые языки» никоем образом не помешает.

Спустя пять лет, ей тоже несказанно повезло. Юную выпускницу распределили на работу в организацию с мудрёным названием «Элеваторзарубежстрой» переводчицей. Сбылась многолетняя мечта. Вдоль и поперёк изъездила свой любимый Лаос, а заодно и всю Юго-Восточную Азию. За этими поездками совсем не заметила, как настали «лихие девяностые». Россия перестала возводить элеваторы и мельницы в дружественных государствах. По блату устроилась преподавателем в частую школу. В целом неплохо зарабатывала. Спасибо и низкий поклон директрисе и бывшей старосте их группы Лизавете. С её помощью успела обменять нерастраченные чеки «Внешпосылторга» на вполне осязаемые зелёные бумажки с изображением профиля тамошнего президента. И уже отдать их в оплату за маленькую, однокомнатную, но зато свою собственную квартиру, у «чёрта на куличках».

Кассандра и не заметила, как вышла из городского парка и уже подходила к районной библиотеке имени Сперанского.

Вчера Лизавета ни с того, ни с сего напросилась к ней в гости.

Приехала под вечер. Вывалила на стол кучу деликатесов и бутылку коньяка десятилетней выдержки.

– Кася, у меня к тебе серьёзный разговор.– Директриса раскраснелась после второго бокала и хотела достать сигарету, но передумала.-Понимаешь, подруга, родители тех трёх, оставшихся у тебя учеников, больше не хотят платить. Срочно переводят отпрысков в группу китайского. Наливай.

Хозяйка и гостья выпили не чокаясь. После чего Лиза продолжила.

– Так-то, вот. Но ты, Касюха, не дрейфь. Где наша не пропала. Поработаешь пока в библиотеке, временно. А я рекламу по всему интернету раскидаю. Мол, твой лаосский– это такая фишка. Это модно, престижно, ну и так далее. И как только поймаю в свои сети хотя бы человек десять– тебя сразу с этой пыльной работы вызволю.

– Какая библиотека? Ты о чём подруга? – Кассандра отобрала у Лизаветы бутылку и поставила на стол.– Объясни толком!

– А че-гг-го тут объ-яс-нять? – язык подруги не совсем точно выполнял команды, поступающие из мозга.

– Хоть ты мне и под-гу-га луч-шая, между про-чим, но давать тебе эти самые « ти-ти ми-ти» мне не из чего. Псссс. Вре-мен-но. Вот тебе запи-со-чка к моей знакомой. Её зовут… Её зовут… Как же её зовут? Ариной её зовут. Как пушкинскую няню. Арина Алекса-ндро-вна. И работает эта няня, то есть, моя подружайка, не кем попало, а биссектрисой! Тьфу ты, чёрт! Директрисой она трудится, библиотеки имени Спе-ранс-кого. Вот. Выпьем. За твоё тру-до-устрой-ство. Временное. Обещщщ-щаю.

Глава 2. Арина Александровна

– Значит от Елизаветы Сергеевны? Превосходно. – Дородная женщина в старомодных очках пристально смотрела на Кассандру. – И имя у вас подходящее для нашего учреждения, литературное. Ну, что же, я вас беру. Надеюсь, вы сами понимаете – библиотека организация бюджетная. То есть, я хотела сказать, – оклады у нас маленькие. Совсем мизерные, но и работа скажу я вам не пыльная. То есть, на вашем участке она как раз пыльная. Когда желаете к ней приступить?

– Я готова прямо сейчас, – еле слышно произнесла Кася.

– Превосходно. Честно признаться, я другого от вас и не ожидала. Ступайте за мной. Идём в книгохранилище.

Оказавшись в подвальном помещении без окон, Арина Александровна продолжила.

– Отныне это ваше рабочее место. Здесь лежат невостребованные книги с позапрошлого года. Согласно инструкции, они подлежат списанию. Но прежде чем отправить их на макулатуру, то есть на наш рубероидный завод, их надо снять с учёта и проверить на наличие посторонних предметов.

– Каких предметов? – переспросила Касандра.

– Я же ясно сказала. Посторонних. Чего тут непонятного? Когда-то их брали на дом, или в читальный зал. Могли забыть меж страниц документы, деньги. Да что угодно могли забыть. Порядок у нас такой– каждую книгу проверить, записать.– Договорить она не успела. В кармане директрисы зазвонил телефон.


– Совещание. Ой, простите пожалуйста, запамятовала совсем. Новенькую инструктирую. Сейчас выезжаю, уже бегу.– Она повернулась к Кассандре. – До конца дня меня не будет. Кроме вас других сотрудников в библиотеке нет. Санитарный день у нас. Жду вас завтра утром с докладом. Отчитаетесь, сколько книг перелопатили. Вот ключ. Уходя, заприте дверь. И не забудьте включить сигнализацию. У вас же высшее образование? Разберётесь.

Шестой час новая сотрудница перелистывала пожелтевшие книги в твёрдых и мягких переплётах. С непривычки сильно ныла спина. От пыли першило в горле. Припасённые бутерброды были давно съедены. Термос с крепким кофе опустел. «Тезисы очередного съезда партии», «Якутские сказки»,

«Рульбарс», «Избранные речи коммунистических лидеров нашей страны и государств соцлагеря». Конца и края им не видно. Ей вдруг показалось, что стопка книг у стены не уменьшается, а растёт.

Наверное размножается делением, как амёбы. И чем больше книг она обрабатывает, тем больше остаётся.

– «Сколько же деревьев было изведено на то, чтобы напечатать никому ненужное это. А мебель, что тогда, что сейчас из опилок делают, да ещё вреднющим фенолом пропитывают».

Встала. Заставила себя сделать несколько приседаний. Наклонилась. Достала кончиками пальцев носки туфель. Посмотрела на свои находки.

Четыре расчёски, двенадцать трамвайных и троллейбусных билетов, два синеньких прямоугольничка в кино с оторванным контролем. Жёлтый советский рубль. Несколько медных монеток. Выходит, кое -какие книги всё же, читали. Закладки делали.

– «Наверное даже конспектировали».

Прикусила губу и взяла очередной том. А. В. Корюшкин « Исполнение желаний» издательство « Рабучгиз» 19.. год.

– «Интересно каким он был, этот Корюшкин? Наверное, состоял в Союзе писателей. Ездил по деревням и сёлам с творческими вечерами. Выступал в Домах культуры. Наверное, гордился собой. А как же, – писатель. Книгу издали, и наверное, не одну».

Женщина подняла книгу за корешок и потрясла над столом. Медленно кружась, на него опустился пожелтевший листок бумаги.

– «Не ленись! Потрудись! Прочти 1-е слово на пятой странице, 13-е слово на 19-й странице, 25– е во втором абзаце на 84-й странице и всю строчку в четвёртом абзаце на странице 101. И с тобой точно что– то хорошее произойдёт!» Завершала текст смешная чернильная рожица.

– Надо же, – Кассандра вертела в руках записку. – А я грешным делом думала, что сей опус никто никогда не читал. – Она открыла обложку и посмотрела формуляр. Целых три подписи.

– «То-ли читатели, то-ли библиотекарские работники во время плановых ревизий сию книгу листали. – Наверное, какой-то юный Ромео, как это по современному, прикалывался над своей несовершеннолетней Джульеттой. Написал, да и вложил в книжку. В то время сотовых телефонов не было, СМСки друг другу не посылали, не чатились. Вот и развлекались как могли». – Размышляя над запиской, женщина машинально выполняла задание изложенное на листке бумаги. Дошла до сто первой страницы. Прочла. « И желание твоё исполнится. Но не так как ты думаешь, ибо, они мыслят совсем иными критериями! И нашему разуму их логику понять не дано!»

Кассандра закрыла книгу. С обложки на неё смотрел некогда яркий, а сейчас пожелтевший от времени букет цветов.

Подумала: «А я вот, и не припомню, когда мне цветы дарили, – на день рождения и на восьмое марта сама себе покупаю. Некоторые в моём возрасте уже по второму или по третьему разу замужем побывали, а у меня с этим как-то не заладилось. Хорошо сестрице Илифии. Она этим вопросом совсем не заморачивается. Точно знает, что только пальцем поманит и любой из её гонщиков побежит за ней, словно преданный пёс». В институте конечно, и за Кассандрой однокурсники пытались ухаживать. Но мама твердила:– Ни-ни. Сначала диплом.– А в загранкомандировку всех мужчин отправляли непременно с жёнами, дабы за кордоном исключить саму возможность скандалов на амурной почве. Выпускающий ответственный товарищ из ЦК строго за этим следил. Не за лаосца же замуж выходить? И опять же, в каждой группе совзагранработников присутствовал соглядатай. Чтобы значит, никаких нежелательных контактов. Конечно, контакты у неё были. Нет не с местными, со своими. Однако, только контакты. И ни один из них до ЗАГСа, увы не довёл».

Где-то, далеко забарабанили во входную дверь.

Кассандра нехотя вернулась из своего прошлого и пошла на звук ударов.

– Заказ принимать будете? – На пороге стоял мужичонка в жёлто-зелёной спецовке.

– Дамочка принимай заказ. Да побыстрее!

– Но я не…. Наверное ошибка вышла.

– А я, по– вашему знаю? Сами заказывают, а потом дурочку из себя корчат. Не уходите отсюда минут пять, я за напарником сбегаю. Одному мне всю эту прорву не допереть.

– Да объясните толком, в чём дело? Я вообще то первый день работаю. И в библиотеке сегодня санитарный день.

Но курьер её не слушал, он уже спешил к фургончику с надписью «Радость с доставкой на дом».

– « Наверное, Арина Александровна заказала и забыла меня предупредить. Скорее всего, книги новые привезли. Выходит, что «Радость с доставкой на дом» и книги развозит. Но ведь, сейчас они мало кому доставляют истинную радость». -Додумать свою мысль она не успела.

Курьеры, надрываясь тащили коробки, из которых выглядывали головки роз, хризантем, гладиолусов и ещё чего-то совсем уж экзотического.

– Я за директора библиотеки подписывать никакие документы не стану. Извините, но не уполномочена. И вообще, понятия не имею, кто и зачем всё это заказал.

Мужичок поставил ящик на асфальт, вынул из кармана мятую накладную.

– Кассандра Спиридоновна Грекич вы будете?

– Я, – еле слышно произнесла женщина.

Так чего же вы мне голову морочите? Куда заносить? Сами– то этакую тяжесть ни в жисть не подымите!

Глава 3. Илифия Грекич

Илифия Грекич или по попросту Иля больше всего в жизни обожала спидвей. Запах сгоревшего спирта и жжёной резины заставлял бурлить её кровь и был самым сладостным. Однако, в свои двадцать с большущим хвостиком, серьёзных успехов в спорте девушка не достигла. Называла себя профессиональным любителем. Работала спустя рукава, в чудом сохранившемся конструкторском бюро. Не великую зарплату без всякой жалости тратила на покупку различных запчастей к мотоциклу и на оплату услуг тренера Терентьича.

– Кубатура мотора не более 125. Гонки проходят без разделения пола – твердил он. -А остальное за тобой. Ты, Илька, девчонка старательная, но не более того. А в мотогонках ещё и талант требуется. Поворот так пройти, чтобы понимаешь, попу, то есть, зад своему сопернику показать. Он у тебя конечно, знатный, но ради него мужики притормаживать не станут. Опять же, мотоцикл вещь травмоопасная, даже очень. А по сему, деваха, тренируйся, тренируйся и тренируйся. А лучше, захомутай кого-нибудь из наших, своди его в баню. Попарь как следует, отмой от моторного масла и пыли, а уже потом детишек с ним стругай. Или ступай себе с богом, в фигурное катание. Там твой зад уж точно со всех сторон виден будет.

И она тренировалась. И утром и вечером, и даже ночью. До работы, после, а частенько даже вместо неё. Разряд имела – первый взрослый. На соревнования ездила: районные, городские, и пару раз на краевые. И всё. Ни в какую сборную не приглашали. Смотрели на неё, как на девочку команды. То есть, вещь, необходимую для снятия стресса парней после соревнования и не более того. Но Илифии на все эти домыслы и сплетни было наплевать. Никаких особых вольностей с парнями она себе не позволяла. Да и Терентьич умел поддерживать дисциплину в команде. Вот и сегодня, в очередной раз принимая от девушки стопку помятых купюр, не считая сунул их в карман, достал из стола канистру с моторным маслом отдал девушке, прищурил одни глаз и произнёс:

– Илька, пойми ты наконец. У нас команда не резиновая. Крутишься тут, как сама знаешь что, сама знаешь где. А я на твоё место не могу парнишку взять. Перспективного, между прочим. Решай, или ты наконец, научишься проходить гаревую дорожку без сучка, без задоринки, или вешаешь шлем на гвоздь. Иди, тренируйся. А в воскресенье устрою тебе «финальный заезд в крупных международных соревнованиях». Тогда и решим или-или. Так то вот, Илька. Ступай, мне тут важный человек позвонить должон. Разговор предстоит секретный!


***

Готовясь с своему заеду, Илифия пылала праведным гневом. Вот Терентьич– зараза, деньги мои дерёт, без зазрения совести, и сам же выгнать из команды собирается. По– всему видать, – тот перспективный мальчишка при помощи папы с мамой будет платить ему больше. Эх, был бы жив папашка, он бы поговорил с тренером, по– свойски, по-мужски. В кармане её кожанки знакомой мелодией запел сотовый.

– Да! Сеструленция, привет. Проблема? Цветы некуда девать? Могу ли я приехать на клубном мотоцикле с коляской? Ты что там, сдурела, или пыли нанюхалась? Слушай, через пару минут мой заезд начнётся. Поэтому давай в двух словах. Книга волшебная? Исполняет желания? Касюха, а ты точно сегодня не обмывала свой первый рабочий день? О цветах думала и их тебе курьеры привезли? Много? Ну ты и у меня и дура, хоть и старшая. О женихе надо было думать, как следует! О принце на белом коне, то есть, на лимузине. Глядишь, и подкатил бы к вечеру с букетом. Ладно, мне пора. После тренировки заеду. Позырю на твой фолиант. А заодно и себе закажу кое-что. Мотоцикл новый, специальный, для гонок на льду!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное