Александр Просвирнов.

Таежные шарады



скачать книгу бесплатно

Послание с небес

Я с наслаждением вонзил зубы в кусок сочного, только что с костра, мяса. Однако вкус оказался мерзким, рот заполнился едкой тухлой жижей. Не успел я ничего понять, как послышался страшный грохот.

Открыв глаза, я увидел сияние второго солнца – оно летело по небу в огромных клубах дыма. Главное солнце продолжало неторопливый ход по небосводу, и я вдруг сам поверил в Великого Небесного Духа – только он мог сотворить второе солнце, бросить его на землю и погубить несчастных Людей Скалы.

Их крики и вопли я не сразу расслышал за грохотом с неба. Все-таки хорошо, что зловещий дар Великого застал меня во сне и не успел толком напугать.

– Молчите, несчастные! – пытался перекричать я небесный грохот. – Великий предупреждает. Живите в мире, объявил он мне во сне, чтите заветы…

Легко сказать – чтите, если заветы понимают по-разному. Хотя не все ли теперь равно… Люди продолжали кричать, а второе солнце полностью исчезло в гигантском облаке дыма. Из него в окрестные леса падали огненные стрелы. Одна вонзилась в землю где-то неподалеку – за скалой. Кажется, туда еще утром ушел Сын Зубра упражняться в метании копья и камней перед завтрашним состязанием. Или уже вернулся?

Вдруг стало тихо, и Люди Скалы тоже замолчали, хотя и тряслись от ужаса.

– Великий Дух доволен вашей покорностью, – важно сообщил я. – Он разломил второе солнце на огненные стрелы. Что вы стоите, несчастные? Идите, смотрите – где-то горят леса. Там вы обязательно найдете уже зажаренную дичь.

Когда охотники разбежались, ко мне подошла Лапа Волчицы, встала на колени и подала чашу с мелко нарезанным жареным мясом. Это только во сне я могу, как и прежде, пожирать дичь огромными кусками. А в жизни зубов осталось меньше половины… Насытившись, я грозно глянул на провинившуюся Лапу Волчицы, которая до сих пор стояла на коленях. Она прочитала в моем взгляде, что должна сделать. Сбросила одежды из оленьей шкуры, подала мне тонкий гибкий прут и встала на четвереньки. Я один раз ударил ее прутом по спине – не сильно, ибо злость уже прошла. Замахнулся вновь – и тут послышались крики охотников:

– Горе, горе Людям Скалы! Небесная стрела убила достойного Сына Зубра!

Великий, за что ты ниспослал мне еще одно испытание? Половину луны назад духи призвали к себе еще не старого Быстрого Сокола. Он не позволял никому сомневаться в древних заветах, и это правильно. Завтра его брат Сын Зубра мог бы стать новым вождем, но теперь против Хитрого Филина выступит всего лишь мой неопытный Зуб Оленя… Мне, конечно, это не так важно. В конце концов, ни один благоразумный вождь не обойдется без жреца. Тем более Зуб Оленя еще и мой, хотя в его возрасте об этом не принято вспоминать. А Хитрый Филин только называется хитрым, а в действительности это просто несокрушимая скала мяса и костей. Ей не нужны ни ум, ни хитрость, а помощники Филина, особенно поганый Серый Лис, враз растолкуют ему, что древнюю Песню нужно петь иначе…

Задумавшись, я так и замер с прутом в руке, а Лапа Волчицы украдкой оборачивалась и бросала на своего повелителя быстрые взгляды.

Но я уже не думал о коварной младшей жене. Отшвырнул ветвь и быстро зашагал за охотниками. Увидел краем глаза, как из леса вышла запыхавшаяся Черная Кобылица. Она на ходу завязывала еще не высохшие одежды из шкур горного барана и беспокойно озиралась по сторонам. Побежала было ко мне, но я отогнал ее взмахом руки. Тогда Черная Кобылица подхватила ветвь и принялась избивать Лапу Волчицы. Что ж, силы ей не занимать. Пусть и старшая жена немного поучит уму-разуму младшую.

На площадке для упражнений охотников мы увидели печального Зуба Оленя. Его рыжие волосы были мокрыми, словно мой охотник недавно много бежал. Он стоял у тела Сына Зубра. А тот неподвижно лежал на траве и готовился встретиться с Великим Духом.

Очень удобное место, знакомое каждому в племени с детства. С двух сторон – скалы. На одной изображен олень, от головы которого почти ничего не осталось – каменная поверхность раскрошилась от множества попавших в нее булыжников. Из расщелины противоположной скалы бил родник, наполнивший небольшое озерцо. Там брал начало быстрый сильный ручей и низвергался потом водопадом с обрыва между скалами. С другой стороны площадки – лес. На опушке – старый дуб. На нем висела лисица, утыканная стрелами, словно еж иглами. Несколько копий, запущенных могучей рукой, глубоко утонули каменными наконечниками в стволе дуба. У озерца все заросло почти непроходимым кустарником, а на берегу у дымящейся воронки застыл могучий охотник с разбитым затылком. Рядом в бурой луже крови лежал опаленный камень – видимо, в него Великий превратил свою огненную стрелу.

Я потрогал тело – еще теплое, почти живое. Великий призвал к себе Сына Зубра совсем недавно – это точно. Борода, брови и густой кучерявый черный чуб опалены, затылок разбит и окровавлен… Но я сразу почувствовал: тут что-то неправильно. Однажды я видел горного барана, на которого камень рухнул с огромной высоты при сходе лавины с горы. Голова зверя была разбита вдребезги. И почему камень, падая с неба, попал не в темя, а в затылок Сына Зубра?

Расспросив охотников, я узнал, что убитого первым обнаружил Зуб Оленя. Он остался охранять тело, а двух спутников послал за мной. Еще раз осмотрев усопшего, я присел на корточки у дымящейся воронки. В ней до сих пор тлела трава, а на краях виднелись борозды, Они продолжались почти непрерывными прямыми линиями в опаленной траве, которые вели к озерцу… Так могло быть в единственном случае.

– Проверьте заросли! – скомандовал я охотникам, чтобы проверить свою догадку.

Вскоре они вернулись и сообщили, что обнаружили в кустах чьи-то следы: ветки там надломаны только что, листва на них еще не завяла. На колючке акации остался клок одеяния из медвежьей шкуры. Получается, в кустах бродил один из уважаемых охотников, когда-то убивших грозного бурого зверя. Зуб Оленя тоже однажды добыл медведя, но сегодня на помощнике несчастного Сына Зубра одеяние из шкуры косули. Великий Дух, как некстати ниспослал ты череду испытаний на Людей Скалы!

И долго кричали и завывали они, когда тело Сына Зубра принесли к племени. И тяжко пришлось даже мне без поддержки погибшего охотника. Его опечаленные друзья молчали, а разъяренные сторонники Хитрого Филина не желали слушать жреца. Они кричали, что я слишком стар и забыл, как правильно исполнять древнюю Песню; не могу даже Лапу Волчицы удержать в повиновении. Наглому Серому Лису, выкрикнувшему эти дерзкие слова, крупно повезло – он успел скрыться за могучей спиной Хитрого Филина. Эта скала из плоти молчала – Великий Дух обделил ее умом, но с избытком дал силы. И ей умело пользуется Серый Лис.

– Если бы мы правильно исполняли древнюю Песню, – в который раз повторял этот ничтожный охотник из-за спины могучего покровителя, – не голодали бы прошедшей зимой. Великий Дух показал, что недоволен нами. А старик Белый Орел уже не слышит Великого Духа. И теперь тот за непослушание убил Сына Зубра. И потому мы не должны допустить, чтобы Сын Зубра встретился с великим Духом в оболочке из гниющего мяса. Нет, он должен предстать на небе в благородном облике прочных костей, как это делается у Людей Из-За Гор. Они не позволяют мясу благородных охотников пропадать в земле и давать корм ничтожным червям. Нет, их охотники даже после смерти передают силу соплеменникам через свое мясо…

– Молчи, ничтожный! – зарычал я на Серого Лиса. – Благородное мясо охотника не может потом превращаться в то, чем набита твоя голова. Для того и создал Великий Дух грязных зверей, чтобы давать людям мясо! А теперь слушайте, Люди Скалы! Огненная стрела и камень с неба не убивали Сына Зубра! Спросите вот этих трех охотников, они видели то же, что я. Огненная стрела попала не в голову Сына Зубра, а в землю, сделала там воронку и превратилась в камень. Трава загорелась и опалила волосы на лице Сына Зубра, когда бесстрашный охотник нагнулся посмотреть на небесный камень. Из-за грохота Сын Зубра не услышал, как кто-то выбрался из кустов и ударил нашего героя по затылку. Потом убийца палкой выкатил раскаленный камень, остудил его в воде и положил в лужу крови. И бежал обратно через кусты… Или не бежал? – Я пристально посмотрел на Зуба Оленя, но тот как будто не понял намека и даже не шелохнулся. Тогда я продолжил: – Достойный Сын Зубра убит кем-то из Людей Скалы. Пока убийца не будет установлен и наказан, состязание между Хитрым Филином и Зубом Оленя не начнется. Место вождя буду и дальше хранить я. Да поможет нам Великий Дух! Я все сказал!

Однако перебранка еще некоторое время продолжалась, произошло даже несколько драк. Мне пришлось пустить в ход дубинку и остудить пыл самых рьяных сторонников нового исполнения древней Песни. Кое-как все угомонились, и жены с детьми начали готовить Сына Зубра к погребению и встрече с Великим Духом.

А когда стемнело, я подозвал Лапу Волчицы и велел найти изгнанного:

– Думаю, ты знаешь, где искать Тонкого Носа. Если он еще жив, пусть придет. Если поможет – прощу его и верну в племя.

Утром Сына Зубра уложили в глубокую яму. Положили туда луки, копья, стрелы, каменные ножи и несколько шкур. Мне принесли только что пойманную черную ворону. Свернул ей шею и бросил в могилу – ее черный дух укажет Сыну Зубра путь на небо к Великому Духу. Я и мои две жены исполнили Песнь Мертвых, и вскоре Сын Зубра упокоился под песком и камнями. Когда мы возвращались с места упокоения к стойбищу, где нас ждал добытый вчера на пожаре олень, из кустов меня тихо окликнули:

– О, могучий Белый Орел! Ты хотел меня видеть.

– Покажись! – распорядился я, и Тонкий Нос вышел к Людям Скалы.

Все громко ахнули при виде отверженного, посмевшего возжелать младшую жену жреца, но я прекратил ропот, громко объявив:

– Тонкий Нос поможет разгадать подсказку Великого Духа и найти убийцу. Тогда он может быть прощен. Я все сказал!

Пока племя пожирало жареного оленя и громко прославляло достоинства Сына Зубра – Великий Дух должен это слышать – я с Тонким Носом ходил по хижинам. Молодой охотник понюхал клок медвежьей шкуры и теперь искал одеяние, от которого злополучный клок оторвался. Черная Кобылица увязалась за нами, бурча на ходу:

– И ты веришь ему, могучий Белый Орел? Тонкий Нос уже обманул тебя и соблазнил недостойную Лапу Волчицы. Он же не волк, обманет снова…

Однако, когда Тонкий Нос нашел одеяние, развешанное в хижине, на шкуре обнаружилась маленькая дырочка. С ней в точности совпал найденный в кустах клок. Даже Черная Кобылица замолчала и помрачнела, и я очень хорошо понимал ее. Виновный охотник не только мой, но и ее, хоть и не принято об этом вспоминать. Горько, что мы плохо воспитали этого человека…

Тем не менее Зуб Оленя не сознавался. Да, он страшно смутился, глаза его забегали и часто останавливались на скорбно застывшей в молчании Черной Кобылице.

– Мудрый Белый Орел, – говорил молодой охотник. – Ты видел – на мне было другое одеяние. А это… – он еще сильнее смутился и продолжил: – У меня кто-то брал, клянусь Духом Огня! Взял из хижины, потом принес. Я не видел, кто это был.

В его словах был резон, однако тут Тонкий Нос вытащил из-под ложа окровавленную и подпаленную дубинку со следами голубой краски на тонком кончике. Отверженный попробовал засохшие пятна языком и объявил, что кровь человеческая. А откуда появились свежие подпаленные места на дубине, я сразу понял: именно ей, а не палкой убийца выкатывал небесный камень из воронки… О, недостойный Зуб Оленя, как ты мог поднять руку на своего покровителя!

– Чужая дубинка, – продолжал упорствовать Зуб Оленя. – Моя дубовая, а эта из сосны.

Да, я помнил это. Кто же поменял дубинку в хижине Зуба Оленя? Мы вновь начали обход жилищ, и вскоре Зуб Оленя узнал свое оружие. Оно нашлось у Серого Лиса… Но ничтожный охотник не желал признавать вину.

– О, мудрейший Белый Орел! – стонал он. – Неужели я посмел бы поднять руку на достойного Сына Зубра? Да и силы у меня не те… Да, виноват! Я увидел в своей хижине окровавленную дубинку и испугался. Зачем мне ее принесли? И решил: пусть лучше думают на Зуба Оленя. Всем будет понятно, что он захотел состязаться с Хитрым Филином за право быть вождем и убил своего друга. Да, я подлец, но не убийца!

– Вы мне надоели – оба! – зарычал я, хотя кривил душой: даже убийца Зуб Оленя остается моим, хотя показывать это не принято. – Пойдете на клятву перед Великим Духом!!!

Было видно, что оба испугались. Все племя уже собралось вокруг нас, но в Священную Пещеру я не мог взять всех при всем желании – места не хватит. Со мной пошли обе жены и два охотника, обнаружившие с Зубом Оленя погибшего Сына Зубра. Поддержать Серого Лиса потянулись, конечно же, Хитрый Филин и трое его друзей, столь же туповатых и недалеких. Не приведи Великий Дух такого вождя! Однако, судя по всему, именно он скоро возглавит Людей Скалы.

И тогда мне лучше будет умереть. И так задержался я на белом свете – из моих ровесников никого уже не осталось, только Черная Кобылица того же поколения – снегов на пять меня моложе. У входа в пещеру под изображением белого орла я после каждого схода снегов добавлял палочку – так учил прежний жрец. Когда Великий Дух призвал его к себе, напротив изображения Могучего Лося накопилось столько палочек, сколько пальцев на трех парах рук. А у картинки белого орла – как на пяти парах… Мои спутники пытались сосчитать эти палочки, но для обозначения такого числа нет слова.

Охотники зажгли факелы, и мы двинулись по туннелю в глубь скалы. И вот он – вход в Священную Пещеру, закрытый камнями. Охотники разобрали завалы, и я велел всем остановиться. Прошел один в туннель и стал искать длинный конский волос – я всегда привязываю его в конце входа. Волоса не было, и я имел все основания рявкнуть на своих спутников:

– Кто из вас посмел зайти в пещеру без жреца, недостойные?

Никто не ответил, а при тусклом свете факелов я не рассмотрел выражений лиц.

– Ничего, скоро я узнаю имя нечестивца! – прорычал я и разрешил всем войти в святилище.

В незапамятные времена какой-то искусный мастер выбил там из камня голову Великого Духа – ужасного, бородатого, рогатого. Наверное, руку мастера направлял сам Великий Дух. Рядом на стене – картинка древней Песни, и что-то с ней было не так – голубое пятно, что ли, появилось. Но об этом я подумаю позже. А пока подозреваемые пусть принесут клятву. Хотя, кажется, я уже почти точно знаю, что они скажут, и как все было на самом деле – слишком уж смущенным выглядел Зуб Оленя, когда речь зашла о медвежьей шкуре. Наверное, действительно пора менять обычаи, тем более в Песне ничего не сказано, как долго нужно признавать своих… Судя по Черной Кобылице – до самой смерти, тем более скоро и меня, и ее Великий Дух призовет к себе или через мороз, или долгий голод, или когти зверей…

– Не убивал достойного Сына Зубра! – поклялись оба.

И оба выглядели искренними, хотя Серый Лис прятал глаза. Интересно, так ли я понял правду? И если так, нужна ли она? Как же трудно принять правильное решение, тем более когда дело касается своих…

– Проверим еще раз, – мрачно сказал я. – Смотрите мне прямо в глаза во время исполнения древней Песни.

Это было не так просто – приходилось еще коситься на стену с картинками с изображением духов, людей, зверей, растений. Хотя вроде бы все помнил, но вдруг спутаешь порядок – зачем давать лишний повод для сплетен, что жрец стар и ничего не помнит. Зато обе жены мои старались, особенно Лапа Волчицы. Благодаря ее приятному звонкому голосу все слова сразу вспоминались, и легко и красиво лилась древняя Песня. Но вдруг случилась заминка – на словах «хранишь человека сверху». В этом месте на стене над изображением человека был нарисован колпак – я это отлично помнил. Но теперь вместо голубого колпака откуда-то взялся зуб.

– Видишь, старик, – прохрипел Хитрый Филин. – Тут надо петь «съешь человека».

– Молчи, несчастный! – огрызнулся я. – Как смеешь ты толковать что-то в Священной Пещере?

– Это он, он исправил! – завопила Черная Кобылица, указывая на Серого Лиса.

Я уже давно понял это – не случайно острый конец его дубинки был испачкан голубой краской. Я приложил дубинку к стене – точно, тот самый цвет. И краска пахнет свежим, она не та, не древняя. И мне стало ясно, как нужно поступить.

– Как посмел ты исправить древнюю Песню! – заорал я на ничтожного охотника. – Великий дух подсказал: это ты проник в Священную пещеру! Ты величайший преступник, и ты, Хитрый Филин! Не мог Серый Лис сделать это без твоего разрешения. И не хватило бы у него сил разобрать вход! А раз он преступник, значит, дал ложную клятву. Значит, он и убил достойного Сына Зубра!

Оправданий поклонников запрещенного Великим Духом людоедства уже никто не слушал, даже трое их друзей. Серого Лиса и Хитрого Филина связали. По очереди все племя спустилось в пещеру – каждому показали исправленную Песню и голубую краску на дубинке.

И очень скоро обоих злодеев привели на площадку, где погиб славный Сын Зубра. Здесь до сих пор лежал опаленный камень с неба, и я объявил, что это новая реликвия для Священной пещеры. С размаху ударил небесным камнем сначала Серого Лиса – и ничтожный охотник упал мертвым с разбитой головой. Хитрого Филина удар только оглушил, но это не имело значения. Тело Лиса и беспамятного Филина раскачали и сбросили с обрыва – и их быстро не стало видно в брызгах водопада, низвергавшегося с высоты.

Черная Кобылица с благодарностью посмотрела на меня. Глупая женщина, даже она догадалась, что я все понял. Надо будет уточнить, зачем она взяла одеяние у Зуба Оленя и чуть тем самым не погубила парня. Кажется, ее собственная одежда была еще мокрой, когда Черная Кобылица, выходя из леса, завязывала веревки. Постирала свои шкуры в одеянии Зуба Оленя – до нашей хижины лень было идти переодеться. И решила воспользоваться моментом, пока с неба падают камни. Хотя ей я никогда не говорил, что не верю в Великого Духа – она догадалась и не боялась второго солнца. Конечно же, она нарочно взяла дубину Серого Лиса – на всякий случай. Понимала, что я могу не поверить в смерть Сына Зубра от небесного камня. Но неужели она рассчитывала, что Зуб Оленя победит в состязании Хитрого Филина? Коварная глупая женщина, неужели она рассчитывала убить и ту скалу из мяса и костей?

В конце концов, очень жалко Сына Зубра – славный был охотник. Но, получается, его смерть не была напрасной. Мы избавились от опасных врагов и раскола в племени – теперь оно забудет про тягу к людоедству, распаленную Серым Лисом. А вождем станет наш сын. Он знал, кто взял его одежду, но не выдал мать – хотя в его возрасте своих уже не принято признавать… Пора, пора изменить этот обычай. Небесный камень мне в помощь, надо только правильно растолковать по его расплавам послание Великого Духа…

Сложное решение

Артур с опаской смотрел на жандармского корнета Смыслова – не начнет ли тот сгоряча лупцевать четверку ссыльных? Молодой офицер не производил впечатление уравновешенного человека, хотя руки пока не распускал. Рядовые жандармы, подметил Артур, в дороге тайком посмеивались над педантичным вечно хмурым корнетом и с удовольствием смаковали темную историю с дуэлью из-за какой-то крестьянки – так гвардеец оказался в жандармерии. Теперь они безмолвно злорадствовали, подмигивая другу.

– Доктора бы… – задумчиво произнес Смыслов, глядя на безжизненное тело, застывшее на лавке у окна избы.

– Вашбродь, на сто верст вокруг дохтуров нету, – лениво откликнулся здоровяк ефрейтор Шилин, расправляя густые усы пшеничного цвета. – Пока найдем, покойный сопреет. Преставился раб божий Максим Дубовский – значит, на то господня воля. Таперича батюшка нужон, вашбродь.

– Отставить пререкания! – рявкнул корнет. – Шилин, Мыльников, марш в деревню! Из-под земли достать медика! Петренко, Одинцов – никого не подпускать к избе!

– Секундочку, Михаил Нилыч! – степенно обратился к Смыслову Лев Шульц, доставая бумажник и снисходительно поглядывая на щуплого жандармского офицера с высоты своего почти саженного роста. – Соблаговолите выдать господину Шилину сии купюры-с – для организации похорон товарища Дубовского.

Корнет поколебался, но деньги принял и передал усатому ефрейтору. Артур ухмыльнулся шпильке меньшевика: скудных казенных кормовых и прогонных средств, выделенных на этапирование ссыльных, вечно не хватало. А тут еще непредвиденные расходы…

Артур вздохнул и повернулся к покойному. На шее и на носу трупа темнели небольшие пятна, а корнет внимательно их разглядывал. Потом осмотрел ладони усопшего, тоже слегка испачканные золой.

– Как будто душил себя… – задумчиво произнес жандарм. – Как та унтер-офицерская вдова, что себя высекла. Неужели никто ничего не слышал?

– Спали как убитые-с, – вежливо пояснил Шульц. – Устали, выпили немного-с.

– Наслышан о вашей усталости, – зло сказал корнет. – Горланили тут: «Ко славе страстию дыша, в стране суровой и угрюмой…», «Шилка и Нерчинск не страшны теперь, горная стража меня не поймала…» Бежать не так просто, как в песне!

– Михаил Нилыч, у товарища Дубовского не наблюдается признаков удушения – посинения лица и странгуляционных борозд на шее, – робко вступил в разговор Артур.

– Не учите ученого, баронет! – с презрением бросил жандарм. – Воздуха вашему Дубовскому не хватало, он ворот пытался расстегнуть в беспамятстве. А вы, господа социалисты, дрыхли без задних ног!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3