Александр Прокудин.

Взломать шамана



скачать книгу бесплатно

– Нет, не женат, – ответила на него помощница следователя и продолжила.– Мы думаем, что смерть Филиппа связана с его расследованиями.

Насколько было известно Гуляре, Филипп работал по заказу одного крупного бизнесмена, у которого два года назад трагически погибла дочь.

– Убили в парке, – сообщила детали Гуляра. – Нина Кузнецова. Стала первой жертвой Заплаточника. Так у нас в прокуратуре этого маньяка прозвали.

Найти убийцу у полиции долгое время не получалось и отец, потеряв терпение, обратился к услугам Филиппа.

– А тут еще и убийства эти посыпались одно за одним, – делилась Гуляра. –Девять случаев. Без всякой системы. То несколько подряд, то почти год тишина. Все женщины. Заплаточник их похищает, душит, а потом, через сутки-двое, выкладывает тело в каком-нибудь парке. Именно выкладывает – в позе эмбриона, представляешь? И, самое жуткое, срезает с них небольшие участки кожи, с ладонь примерно. Как будто заплатки собирает.

– Ужас какой! – искренне сказал Иван, передернув плечами.

– Еще бы! – кивнула Гуляра. – Я тебя попрошу, кстати. Мы некоторые детали, типа срезанной кожи, в прессу не сообщаем, чтобы панику не сеять. Так что ты…

– Никому! – у Ивана получилось сделать честное лицо.

Гуляра продолжила.

– А последней убили Ольгу Брагину, в парке Матросова. И вот именно на ней он, сволочь, и попался. Ну, ты его у Шестакова видел.

Иван вспомнил киргиза и осторожно выразил сомнение.

– Ну да. Но не особо он на маньяка похож, нет?

– Похож не похож, а поймали на месте преступления, с поличным, – пожала плечами Гуляра. – Его и раньше, кстати, чуть не схватили. На восьмой жертве.

Гуляра рассказала о предпоследней погибшей. У девушки было два телефона. Один маньяк нашел и вырубил, но того, что может быть второй, не сообразил. Геолокация выдала адрес, и группа оперативников выехала его брать. Однако попытка захвата оказалась неудачной: погибла и жертва, и целых пятеро сотрудников полиции. Одна из них молоденькая девушка-практикантка.

– Такая же, как я. На курс старше училась, Алина, – Гуляра помрачнела. – Евгений Алексеевич тоже там был, лично схватился с маньяком, но тот его серьезно ранил и ушел.

– А! Так Шестаков его в лицо видел и просто опознал? – уточнил Иван. -Киргиза?

– Вообще нет, – ответила Гуляра. – Евгений Алексеевич так все описывал, я дело читала. На лице убийцы была маска – похожая на шаманскую. Как у ацтеков или индейцев майя. И еще длинный нож какой-то, особой формы. Им он всех и положил.

– Ничего себе!

– Шестаков очень переживает, – Гуляра теребила в руках бумажную салфетку. – Винит во всем себя. Говорит, это дело для него личное. Из-за Алины, конечно.

Иван понимающе кивнул.

– А что за киргиз? – задал он еще вопрос. – Он же дворник из парка, я по одежде правильно понял?

– Да. Как раз из того, в котором Брагину нашли. Последнюю жертву.

Гуляра замялась, сжав измученную салфетку в кулачке.

– Честно говоря, я и сама сомневаюсь, что это он.

Но улики слишком серьезные. У него нашли пиджак с галстуком со следами крови Брагиной.

– Да, – согласился Иван. – Это серьезно. А он сам это как-то объясняет?

– С его слов, утром у реки, где он листья убирал, мужчина в белой рубашке снял с себя пиджак и галстук и бросил в воду. Дворник его окрикнул, но мужчина тут же закрыл лицо руками и сбежал. Киргиз, типа, лица не разглядел. Запомнил только перстень на руке, какой-то золотой. А пиджак с галстуком, говорит, выловил, потому что хотел сам носить.

Гуляра пожала плечами.

– Неубедительно, по-моему. Да и алиби у него нет. Ни на этот день, ни на день, когда опергруппу убили.

– Хм! – все-таки выразил сомнение Иван, – впечатление человека, способного перебить лучших оперативников города, он не производит. Если только это не киргизский Брюс Ли, тайный.

– Ну да, – Гуляра приняла очевидный довод. – Вообще есть еще варианты, что это дело связано и с убийством Филиппа. Расследуя убийство Нины Кузнецовой, Филипп интересовался всеми жертвами Заплаточника. И по Брагиной он тоже работал. И даже звонил Евгению Алексеевичу прямо в день смерти, что нашел что-то на него. Но Шестаков не заинтересовался, киргиза тогда уже взяли. Отложил на потом – и вот.

Гуляра развела руками, демонстрируя сочувствие к участи детектива.

– Филиппа могли и за что-то другое убить, – высказала еще одну версию помощница Шестакова, – он же и другие дела одновременно вел. Но, все-таки, непосредственно перед смертью он собирал сведения об Ольге Брагиной – у ее рабочих коллег. Может, он как раз там что-то нашел? Если предположить, что киргиз невиновен, такая вероятность есть. И, если честно, я туда и спешила, к Брагиной на работу. Там же никого толком не опрашивали, когда дворника нашли. А тут машина закрылась, думала, не успею. Спасибо тебе еще раз, я прямо сейчас поеду.

Гуляра поднялась. И опять осветила все вокруг себя улыбкой.

– Как-то еще тебя смогу отблагодарить? Бог троицу любит.

– Слушай, а можно с тобой? – Иван сказал это быстрее, чем подумал, куда это может его завести.

– В смысле? Куда? Дома бабушка! – слегка опешила Гуляра.

– Нет, нет! – Иван замотал головой. – Я про работу этой… Брагиной!

– Зачем?

– Ну, интересно же! – Иван сложил ладони в умоляющем жесте. – С детства мечтал Фантомаса и Черную кошку ловить. А тут настоящее расследование. Никогда не видел, как работают настоящие следователи.

– Ну… – Гуляра не понимала, как ей следует поступить.

Видя ее сомнения, Иван тактически правильно атаковал:

– Обещаю хорошо себя вести! Представляться практикантом. Младшим.

Гуляра рассмеялась, а Иван закрепил успех.

– К тому же, если вдруг киргиз не маньяк, и ты отыщешь настоящего, тебе же нужна защита? А я КМС по пинг-понгу, если что.

– О, ну тогда какие разговоры! – сдалась смеющаяся Гуляра. – Но только молчать и во всем меня слушаться.

– Клянусь! Допивай кофе и идем?

– Как это можно пить, не смеши! – Гуляра вскинула брови. – Давно бы эту тошниловку прикрыли, да она шурину министра МВД принадлежит.

Глава 12. Женская фирма

Чтобы руководить женским коллективом, нужно обладать определенными качествами. Тягу к суициду, например, лучше иметь сразу, чтобы не мучиться противоречиями в процессе.

Сорокалетний директор бухгалтерской фирмы «Баланс» Игорь Вадимович Лапин ловил себя на подобных мыслях часто. Женские коллективы были проклятием его жизни. Брат трех старших сестер, с детства он жил под одной крышей с ними, мамой, теткой, и обеими бабушками. Отец Игоря, моряк, дома почти не бывал, мудро не вылезая из рейсов. На фоне постоянно галдящего женского курятника, Игорю он запомнился печальным, немым человеком.

Руководство «Балансом», состоящим из одиннадцати сотрудниц, давалось Игорю Вадимовичу нелегко. С младенчества он привык к обратному – к женской власти над собой. Колготы на мальчишке не такой уж и позор, но не в случае, когда ты их донашиваешь за первоклассницей. Младшим в семье командовал каждый. Сестры ежедневно практиковались в красоте, требующей жертв, и играли в Игоря, как в куклу, наряжая во все, что было под рукой. Костюмов космонавтов, разведчиков и индейцев под рукой не было никогда. Зато нарядов принцесс, фей и моделей журналов «Бурда моден», полные закрома.

Вне дома сложилось не лучше. В детсадовской группе девчонок было в три раза больше, чем мальчишек. И в школьном классе тоже. В балетном же кружке (матери после работы было проще забирать всех детей из одного места) Игорь вообще был единственным, кто носил трико, а не пачку.

Отец, на памяти Игоря Вадимовича, против женского всевластия восстал лишь однажды. Когда вернувшись с рейса, увидел восьмилетнего сына в макияже рекомендованном советским женщинам к 8-му марта журналом «Работница». Родитель потемнел лицом и молча эвакуировал наследника в дающую хоть какую-то надежду хоккейную секцию. Женщины, конечно, ни за что бы этого не позволили, но предусмотрительно были нейтрализованы привезенными из рейса сокровищами. Майкой с огромными, во весь торс, блестящими губами, видеодвойкой «Саньо», кока-колой, жвачками с переводными картинками и другими видами знаменитого аленького цветочка дефицитной предперестроечной эпохи.

А потом решили, ничего страшного. Пусть растет мужчиной, раз такой невезучий.

Невезучий Игорь Лапин в итоге вырос спортсменом, понимающим женщин, как никто другой. Это по идее могло бы сулить ему успех в любовных делах, но, увы, неуверенность в отношениях с противоположным полом, заложенная с молодых ногтей в характер, оказалась сильнее. Хотя Игоря и тянуло (особенно после алкоголя) к женскому полу, чаще всего лапинские ухаживания заканчивалось несерьезными пьяненькими лобызаниями. По известному любой выпускнице «Великому Слюнявому Пути»: ладонь-локоть-ключица, яремная вена, ухо-глаз, щека-губа. В совокупности с активным хватанием за талию и поисками хотя бы одной груди. Ускользающей, как правило, вместе со всем остальным домой в такси, от греха подальше,

После подобных «финишных кривых» выпивший Игорь, как это ни странно, чувствовал себя спокойней. Любое сближение с женщинами, казалось ему, неминуемо ведет к страшной расплате в виде женитьбы. И тут же ему являлся призрак отца (который уже лет десять как променял и сушу, и море на небо). Выразительным молчанием однозначно намекающий: все зло в мире от баб и Лариса Гузеева его первый эмиссар на Земле. Роза Сяббитова – второй. Ну, а далее: твоя мама с бабушками, сынок.

Женщины «Баланса» своего начальника раскусили давно. Безопасный, со всем соглашающийся эротоман, которому можно бесконечно давать авансы и ничего не платить в итоге. Они вили из него веревки любой длинны и назначения. На одной из них несчастный начальник планировал когда-нибудь повеситься. В том числе и по рабочим мотивам. Выбранным им стиль руководства и успешные рабочие показатели совмещались из рук вон плохо. Давить на женщин он не умел, и возводил в ранг кумиров тех, у кого это получалось.

Предстоящий разговор с женщиной-полицейским по поводу его бывшей подчиненной Ольги Брагиной, Игорь Лапин рассматривал, как еще одно испытание его безграничного мужского терпения.

Глава 13. Рассказ подруги

Выйдя из машины чуть не на ходу, Иван попытался шустро оббежать автомобиль, чтобы успеть подать руку Гуляре. Галантно этого сделать не удалось. Поскользнувшись при забеге, Черешнин чуть не растянулся на бетонной плите. Руку, в качестве опоры, ему протянула сама Гуляра.

– Ваня, осторожнее, – как ребенку сказала она.

– Слушаюсь! Я ж обещал, – ответил Иван.

– И серьезнее тоже, пожалуйста. Мы убийство расследуем, – напомнила Гуляра.

Иван поклялся по серьезности превзойти следователя Шестакова и открыл перед Гулярой дверь в офис. На этот раз без опасных для здоровья происшествий.

Гендерный заложник Игорь Вадимович, запершись в кабинете, в который раз пересматривал популярные в сети спортивные ролики. В них его безусловный кумир, тренер женской волейбольной сборной СССР Николай Васильевич Карполь орал на своих подопечных так, что их колыхало, словно пальмы в урагане.

«Где блоооок, Светаааа!!! Что ты творишь в защиииите, Катяяяя!!!»

Двухметровые дурищи, с опущенными головами, виновато болтали конечностями длинной со всего Карполя, и ковыряли спортплощадку кедами миллионпятисоттысячного номера. Власти такого силы над женщинами такого размера мог позавидовать кто угодно.

Именно в этот момент в двери кабинета начальника «Баланса» и постучались практикантка прокуратуры Гуляра Маматова и практикант практикантки прокуратуры программист Иван Черешнин.

– А я же так понял, поймали, кто убил? – начальник выразил визиту свое отложенное удивление.

– Да, но мы детали выясняем, – сказала Гуляра. – Особенно про Филиппа. Нам нужно знать, что именно вы ему рассказали.

– Детективу? Да, в общем, то же что и полиции. Могу повторить.

– Будьте любезны. Хотя бы в двух словах, – попросила Гуляра.

Игорь Лапин воспроизвел то, что уже рассказывал прокурорским следователям и частному детективу. Ничего нового, к сожалению, не добавив – все и так было зафиксировано в протоколах. Всем коллективом гуляли корпоратив, отмечая десятилетие «Баланса». К вечеру стали потихоньку расползаться по домам.

– Ольга через парк пошла, так удобнее к проспекту. Там такси, наверное, хотела взять, – сказал начальник Брагиной и страдальчески поморщился. – Конечно, я себя виню, что не проводил. Но, вы же видите – сколько их у меня.

Игорь показал за стеклянную дверь кабинета, где на своих рабочих местах маячили его подопечные.

– За каждой не присмотришь. А на следующий день эта новость страшная…

– Да, – протянула Гуляра. – Ничего нового, к сожалению.

Вдруг заговорил до этого молчавший Иван:

– А детектив… Он только с вами говорил?

– Большинство к Ольгиному уходу уже уехали, поэтому да. Разве только еще со Светкой. В смысле, со Светланой Кольцовой. Они с Ольгой дружили. Но она вам тоже самое расскажет.

Игорь Лапин открыл дверь кабинета и позвал:

– Свет! Зайди. Тут снова про Ольгу…

Светлана Кольцова, работавшая в «Балансе» вместе с Ольгой Брагиной и дружившая с ней и вне работы, тоже сомневалась, что сможет добавить что-то новое к ранее рассказанному.

– Мы с Олей давно дружим, с университета. С работы, на работу, на обед – всегда вместе.

– А почему с корпоратива порознь? – спросил Иван.

– Собирались не порознь. На моей машине договаривались, но она еще днем сломалась. Эвакуатор сюда вызывали, я потом прямо из сервиса на вечер летела.

– Понятно, – сказала Гуляра, чувствуя, что разговор снова заходит в тупик. И больше для порядка спросила: – Может Ольге кто-нибудь угрожал?

И начальник, и подчиненная улыбнулись.

– Да нет, вы что, – ответил Игорь. – Она чистый ангел была, наша Ольга. Добрая, красивая.

– Если бывший муж только, – сказала Света. – Олег. Но это так – обычные супружеские размолвки. Он не стал бы такого делать.

– А что бывший муж? – встрепенулась Гуляра. – Вы говорили про него полиции?

– Конечно. И детективу вашему тоже. Вы Игоря Вадимовича спросите. Он его хорошо знает, они вместе в хоккей играют, – посоветовала подруга Брагиной.

Игорь тут же слова Кольцовой подтвердил.

– Вот такой мужик Олег! – начальник показал большой палец. – Вспыльчивый малость, правда. Его когда-то из команды чуть поперли из-за этого…

– Вспыльчивый? – повторила за Лапиным Гуляра. – То есть, по-вашему, он…

– Да вы что! Нет, конечно! – Игорь Вадимович аж замахал руками. – Света вам все точно сказала. Обычные супружеские ссоры, ничего такого.

– Не волнуйтесь, мы просто спрашиваем, – успокоила начальника Гуляра.

– Почему, кстати? Не понимаю, – Игорь Вадимович еще раз озвучил сомнения, которые терзали его еще до беседы. – Вы же поймали там кого-то. Или нет?

– Такая работа, просто формальность, – ответила Гуляра дежурной фразой. – А как нам найти Олега Брагина?

– Я не в курсе, – пожала плечами Светлана. – Я только с Олей общалась.

– И я не знаю, – сказал Игорь Лапин. – Мы тренировку провели, да и разбежались по домам, как правило. Детектива вашего я в клуб послал. Там должен его телефон быть. Дадут.

Через несколько минут, простившись с «Балансом», Гуляра и Иван звонили в региональный хоккейный клуб «Сыч». Светлана Кольцова, еще раз всплакнув по подруге, вернулась к бухгалтерским обязанностям. А Игорь Вадимович Лапин, достав из ящика стола бутылочку коньяка, решил позволить себе пятьдесят граммов в середине рабочего дня. После визита полиции нервная система потребовала к себе дополнительного внимания.

Завинтив пробку на горлышке «Дагестанского» пятизвездочного, Игорь Вадимович вернулся в прерванному любимому занятию. На очереди был ролик с участием второго, в его личной иерархии, авторитета. Тренер по гандболу женской сборной России Евгений Трефилов проводил тайм-ауты с подопечными не менее убедительно, чем Николай Карполь.

Глава 14. «Русское здоровье»

В ХК «Сыч» без проблем дали все нужные координаты. По телефону бывший муж Ольги Брагиной, Олег Брагин сухо ответил, что времени на «глупые встречи» у него нет. Если желают, пусть сами приезжают к нему в офис. «Возможно, найду пять минут». В отличие от Ивана Черешнина, Олег Брагин работал на солидной должности в солидной компании.

Известное на всю страну своими товарами «Русское здоровье», производилось в Китае и руководилось из Лондона. Конкретно Олег занимался продвижением продукции за рубежом. Работа была не из сахарных. Прежде всего, из-за ассортимента «Русского здоровья». Европейцы и американцы терялись от таких предложений, как «Скраб уральский с малахитовой крошкой», и впадали в ступор от противосопельного спрея, названного «Кисельными берегами».

Переводы названий и основных компонентов всегда утверждались тяжело. Одно только «на бруньках» породило переписку с Лондоном на несколько месяцев. Это нашему человеку не надо объяснять, почему питающие шампуни для волос называются «Забава Путятишна» (ставший в англоязычной адаптации «Рапунцелью»), «Клен кудрявый» («Афро-стайл») и «Варвара краса длинная коса» («Рапунцель-2»).

Сегодня Олег, до этого уже сменивший несколько переводных агентств, принял решение уволить к чертовой матери еще одно. Только что из Лондона с разгромной рецензией вернули очередной рекламный макет. Название препарата, призванного маскировать послепраздничный перегар, «Антиполицай Дядя Степа», в агентстве перевели как «Insurgent Uncle Stephan». Превратив, таким образом, оплот власти, доброго советского милиционера, в какого-то ирландского профсоюзного лидера, в Ольстере по ночам, в пьяном виде собирающего бомбы для ИРА.

С переводом прилагающегося к «мятежнику Степану» слогана «Жизнь без штрафов!» вышло еще хуже. Он звучал как «Life without pennies!». А самое плохое, Олег, учивший, да и то хреново, в школе язык Гете и Гитлера, а не Блейка и Черчилля, эту работу принял и отправил начальству на утверждение.

В присланном из столицы мирового сарказма ответе британская чопорность отсутствовала за неуместностью. В основном он состоял из неправильных отечественных глаголов и знаменитого русского артикля из трех букв (первая из которых в алфавите вторая). В части, посвященной переводу слогана, отдельно указывалось, кем надо быть, чтобы не знать, что «пеня» (которую очевидно имели в виду при переводе слова «штраф»), слово не английское, а польское. И нечего на агентство пенять, при таких пробелах в собственном образовании.

В общем, в конце ответа по «Life without pennies!», лондонское начальство обещало нанести не связанный с ностальгией визит на Родину и претворить неудачный слоган в жизнь – личную Олегову.

Привыкший всегда биться до последнего, что в спорте, что в личной жизни и работе, Брагин и не думал сдаваться. От любых неприятностей он всегда становился только злее. «Кто борется, тот все еще победитель!» – такими было его кредо и жизненный девиз. Олег многое пережил и знал, что способен вытерпеть и большее. Сколько бы они все не старались. Жена, предавшая его. Родной хоккейный клуб, из которого его едва не выгнали за банальную драку. Тупоголовые переводчики дебильных агентств, в конце концов.

Глава 15. Допрос Брагина

Гуляра и Иван застали Брагина в кабинете говорящим по телефону. Обстановка «Русского здоровья» мгновенно вызвала у Ивана дежавю –определенно неприятного характера. Такие офисы он, спасибо, матушке, видел не раз. И таких начальников, как Олег Брагин, тоже. Антипатия к менеджеру «солидной компании» накатила на Ивана с порога. Олег, мельком бросив взгляд на вошедших, продолжил телефонный разговор. Иван с Гулярой, в ожидании его окончания, стояли перед рабочим столом Брагина, словно вызванные «на ковер».

– «Царь-пушка» это что у нас? – громко спрашивал в трубку Брагин. – Серьезно? А я думал для потенции… Ну, от запора, так от запора. Отправляем пробную партию в Нидерланды. Нужен релиз…

Гуляра взяла со стола рекламный буклет и начала его рассматривать. Иван, чтобы отвлечься от нарастающего раздражения, окинул взглядом кабинет. Рядом с интерактивной доской-экраном для презентаций висел огромный плакат «Русское здоровье – от Родины с любовью!». Бумаги стопками, папки, папки. Дорогой компьютер с космическим по размерам дисплеем. Потолочный проектор. Галерея фотографий на стенах. На всех хозяин кабинета с разнообразными «кем-то» явно выше Олега по званию. Одет Брагин на всех фото был почти одинаково: пиджак, офисная рубашка, галстук. И с одним и тем же жестом, который Иван всегда ненавидел, считая предельно жлобским. Вертикально выставленный вверх кулак, развернутый тыльной стороной к объективу. Типа: «Йес! Мы это сделали!».

«Все понятно. Спортсмен», – презрительно подумал Черешнин. Презирал он, конечно, не само увлечением спортом, а совершенно чуждое ему восприятия жизни, в котором объектами соревнования являлось все. Женщина, машина, карьера. «Все спорт и все приз, – размышлял Иван об Олеге. – И обязательно – только первые места! Остальные для неудачников. Зато как они бесятся, когда кубок уходит кому-то еще…».

– А «Неваляшка»? – продолжал тем временем разговор Брагин. – Ага! «Неваляшка» как раз для потенции… Ну да, ну да, я так и думал. С составом там повнимательнее, пожалуйста. Диктую: дёготь, пенька, жмых, лопух, Иван-чай…

– И клей ПВА, – вполголоса договорил за Брагина Иван.

Гуляра закусила губу, чтоб не прыснуть, но прыснула. Укоризненно, но весело, посмотрела на Ивана. Обратил на него внимание и Олег Брагин. Крутанувшись на стуле в его сторону, он поймал Черешнина взглядом, и, не отпуская его глазами, закончил свой разговор.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6